Ольга Артеменко: «Во всех республиках утверждается, что падает уровень владения родным языком»

0
40
Фото: oprf.ru

Общественная палата России провела в Казани форум «Сообщество». Одна из его сессий – «Языки народов России: сохранение и развитие» стала настоящим полем битвы взглядов и мнений. Здесь было всё – и тезисы о дружбе народов, и споры о языковой среде, и экскурс в историю, и разговоры о этнолингвистическом конфликте. Подробнее в репортаже автора «Миллиард.Татар» Руслана Сайфутдинова.

«Будем предельно откровенны, честны, конструктивны»

Но обо всем по порядку. Вела сессию президент межрегиональной общественной организации журналистов, освещающих межэтническую тематику «Гильдия межэтнической журналистики» Маргарита Лянге. Она же в своем вступительном слове напомнила присутствующим о знаменитом выступлении Владимира Путина в Йошкар-Оле, когда президент страны высказался за добровольное изучение родных языков. Лянге посетовала, что не все правильно поняли президента, а многие даже исказили его слова, придав им явный антиязыковой окрас. «Не так поняли, надо правильно понимать», – отметила она, при этом признав, что в области изучения родных языков все еще много проблем.

Маргарита Арвитовна призвала о них говорить «не по углам, не по кухням, а честно, глядя друг в другу в глаза». «Будем предельно откровенны, честны, конструктивны», – призвала участников Лянге. Очевидно, эта цель и стояла перед собравшимися.



И первым испытанием для участников конференции стало произнесение имен. Внимание на это обратила заместитель министра образования Татарстана Минзалия Загриевна Закирова. Ее имя и имя модератора встречи отнюдь не являются привычными для простого обывателя. «Упражнение для языка… Если все правильно произнести, то дальше уже движемся, все получается», – резюмировали в президиуме. Как показал дальнейший ход встречи, проблем с правильным произношением имен не было.

«Чтобы масштабировать полилингвальные комплексы на другие регионы, надо на регионы масштабировать и экономику Татарстана»

Выступившая первой замминистра Закирова не без гордости рассказала о «новом этапе развития» школьной образовательной системы республики — полилингвальных комплексах. Минзалия Загриевна сообщила, что первого сентября в Альметьевске и Нижнекамске откроют свои двери еще два таких комплекса, и они станут дополнением к уже работающим четырем. Очевидно, что с заполнением классов в них проблем не будет – в Казанском полилингвинальном комплексе 14 первых классов.

«Система образования Республики Татарстан функционирует с учетом многонационального состава ее населения и должна обеспечивать развитие поликультурной идентичности, удовлетворения этнокультурных образовательных потребностей народов, проживающих в нашей республике», – отметила в своем докладе Закирова, акцентировав внимание на том, что в школах Татарстана организовано обучение и воспитание на семи языках.



«Чтобы масштабировать полилингвальные комплексы на другие регионы, надо на другие регионы масштабировать и экономику Татарстана», – намекая на дороговизну проекта отметила Маргарита Лянге. «Это штучный проект», – ответила замминистра.

Другим поводом для гордости Закировой стало то, что примерные рабочие программы по татарскому языку и литературе единственные помимо программ по русскому языку размещены в конструкторе рабочих программ на сайте «Единое содержание общего образования» и могут быть использованы учителями татарского из всех регионов страны. И Татарстан готов оказать консультативную помощь другим регионам, чтобы на сайте были представлены и другие языки.

«Мы не идеализируем ситуацию…»

Ложкой дегтя к довольно оптимистичному выступлению чиновника стал вопрос нижнекамца из зала. Он посетовал на отсутствие «татарской среды» в школах и детских садах: дети выходят с урока и начинают разговаривать на русском. «Как только вечер Мусы Джалиля закончился, все сотрудники перешли на русский язык. Дети у кого должны брать пример? Татарскую среду надо создавать искусственно», – уверен нижнекамец. «А как создавать башкирскую среду в Татарстане?» – вступила с ним в дискуссию Маргарита Лянге. «Да, но мы живем в Татарстане», – парировал нижнекамец.

Примиряющими стали слова замминистра. «Мы не идеализируем ситуацию. Мы создаем условия, чтобы каждый живущий в нашей республике в совершенстве знал свой родной язык и на этой базе в совершенстве знал русский язык», – отметила она.

«Борьба за национальную идентичность — это прямое направление в никуда»

«Хәерле көн», – совершенно без акцента на татарском поздоровался с присутствующими председатель общественной палаты Луганской Народной Республики Алексей Карякин. После реверанса в сторону Казани «это пример сосуществования разных культур и вероисповеданий», он с уверенностью отметил, что «борьба за национальную идентичность — это прямое направление в никуда. Примеры этому и Прибалтика, и Украина. Мы видим то, к чему приводит такая узкая идентификация», чем ввел в ступор многих присутствовавших в зале.



Основную суть выступления Карякина передали процитированные им слова основателя воздушно-десантных войск Маргелова: «Неважно, какого цвета наша кожа, какой разрез наших глаз. Для наших врагов мы все русские».

«Русский народ – это многонациональный народ. Все мы живём одной идеей… Украина попыталась запретить русский язык, Украина потеряла себя как таковую. При этом, казалось бы, Донбасс должен возненавидеть украинский язык, потому что под украинскими флагами нас уничтожают, потому что мы себя позиционируем себя и отстаиваем свое право на русский язык основной. Но при этом всем восемь лет, уже девятый прошел, как Луганск под огнем укронацистов, а у нас на центральной улице стоит украинский драматический театр и каждый год ставит новые спектакли, которые проводятся на украинском языке и при этом при всем зал забит, люди идут, и люди хотят это видеть. Имеем ли мы право это забирать? Конечно же нет. Это некая такая региональная идентификация и это наш культурный код. У нас есть уникальная возможность наблюдать, как могут разные культуры, разные национальности, языки жить в, не побоюсь этого слова, в дружбе и гармонии”, – отметил он и вновь выдал реверанс. «Мы возьмем у вас мастер-класс», – отметил он, очевидно, обращаясь к представителям Татарстана и имея в виду мирное сосуществование в республике разных народов и религий.

«Нет мотивации, нет языковой среды. Есть попытка создать мотив. Эту попытку осуществила Республика Башкортостан»

Попросившая дополнительную минуту для выступления руководитель Русского национально-культурного объединения Республики Татарстан Ирина Александровская обзорно рассказала о деятельности общественной организации и о той поддержке, которую она получает со стороны республиканских властей. У присутствующих создалось впечатление, что нет конца и края мероприятиям, проводимым объединением. Очевидно, проблемы сохранения и развития родного языка для Александровской не столько актуальны, поэтому и поднимать вопросы она не стала.



В отличие от директора Центра национальных проблем образования Федерального института развития образования Ольги Артеменко. В самом начале своего выступления она попыталась ответить на витавший в воздухе вопрос «а есть ли в современной системе образования возможность для развития родных языков?».

«В 2020-2021 году в Республике Татарстан 65 процентов, учащихся выбрали родной язык татарский и 33 процента учащихся выбрали родной русский. Та информация, которая проходила очень часто, о том, что ребята не будут выбирать татарский язык в статусе родного, не подтверждается. В чем же проблема? Во всех республиках утверждается, что падает уровень владения родным языком. Теряем литературный, приобретаем бытовой. Процесс идёт по типу суржика русского на Украине. Изучение родного языка идёт по модели английского языка в Советском Союзе. Нет мотивации, нет языковой среды. Есть попытка создать мотив. Эту попытку осуществила Республика Башкортостан, Курултай Башкортостана. Они в Думу внесли проект закона о том, чтобы родной язык внести в ЕГЭ. Представьте себе, как можно в таком разнообразии можно сдавать единый государственный экзамен. Много ляпов, которые непроходные. Идея хорошая, но ее надо было совершенно по-другому законодательно отработать», – отметила Артеменко. Очевидно, что на листках бумаги, лежавших перед ней на столе, были и подсказки для региональных властей, как «протащить» языки в ЕГЭ, но озвучивать она их предусмотрительно не стала.

«Не нужно раздражать родителей!»



Естественно, не могла сотрудник Федерального института развития образования не высказаться и о «выборности» родных языков. «Свободный выбор. По заявлению родителей, какой предмет мы выбираем. Родной татарский / родной русский / государственный язык Российской Федерации. Вот из этой троицы выбирает родитель на основании интереса ребенка. И в расписании эти предметы именно так должны стоять. Это важно. Обязательно в том случае, если он выбирается. Обязателен не для всех, а для тех, кто его выбрал», – отметила она. Затем прямо призвала: «Не нужно раздражать родителей!».

При этом свое раздражение Ольга Артеменко высказала и направлено оно было на Татарстан: «Глава республики Татарстан сказал, что республика имеет большой опыт в реализации диалога культур в различных сферах. Пора диалог культур внедрять в сферу образования. Поэтому наше предложение. Предлагаем школу в селе Актаныш сделать экспериментальной площадкой, на базе которой будем отрабатывать такую модель».

«Мне очень понятно» почему Актаныш, добавила она затем, очевидно намекая на татарский колорит района. Аргументы замминистра Закировой, что село выбрано из-за многих нюансов, но прежде всего из-за высокого качества образования, ее, очевидно, не переубедили.

Как башкирская «партия войны» чуть не перенесла разборки в Казань



Любопытными оказались цифры, озвученные сотрудниками Казанского федерального университета. По их исследованиям, языками под угрозой исчезновения в Поволжье являются удмуртский, марийские, мордовские языки. При этом Тюркские языки Поволжья – татарский, башкирский и чувашский – в списке употребляемости на территории России занимают верхние позиции. Их носители измеряются свыше миллиона. При этом носителей языков финно-угорской группы не набирается даже по полмиллиона. «Картина пестрая» – таков диагноз, из которого учёные сделали лаконичный вывод: языковая политика не может быть унифицированной. А это утверждение, между прочим, отчасти противоречит всему сказанному выше – а как же быть с уравниловкой, когда вся страна учится одинаково?

Озвучили учёные ещё один интересное наблюдение. В Татарстане чаще всего против большого количества часов татарского в школах выступали приезжие. «В основном это был не люди, живущие в Татарстане, а люди, которые приехали, люди, которые повели своих детей сразу в пятый класс школы», – заявил политолог Андрей Большаков. Во многом из их возмущения и родилось знаменитое выступление Путина в Йошкар-Оле.

О том, что языковой вопрос может довести до большой ссоры, стало понятно из выступления директора Центра социокультурного моделирования Азата Бердина.



Это был типичный пример того, как споры вокруг диалекта и национальности переходят в  область политики. Хотя Бердин и отметил, что этнолингвистический конфликт между республиками прошел, а языки из-за него в школах только пострадали, он не смог упустить возможность покидать камушки в татарский огород. Бердин фактически обвинил Татарстан в неумелой закостенелой языковой политике, которая в Башкортостане, по его мнению, гораздо гибче и перспективнее. Но камнем преткновения, конечно же, стал диалект. Вопрос из зала «Почему вы вместо поддержки собственно башкирского языка поддерживаете некий якобы северо-западный диалект» показал, что эта дискуссия ни к чему хорошему не приведет, и остальным участникам сессии не оставалось ничего, как рекомендовать учёному сообществу двух республик встретиться за круглым столом и найти пути решения проблем.

А проблем, связанных с развитием и сохранением родного языка, оказалось много у всех народов Поволжья. И в большинстве они все одинаковы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here