«Отец еще лет 15 назад говорил: если что, никаких мулл, он не «переобулся» на лету»

0
274

В Казани простились с 92-летним историком Булатом Султанбековым, который еще в 1980-е стал символом обновления гуманитарной науки Татарстана

«Будь здоров, я так говорю, потому что дух его живет!» — сказал сегодня на панихиде по своему другу академик Индус Тагиров. Все происходило в ритуальном зале горбольницы №7 Казани, здесь накануне умер из-за последствий перенесенной коронавирусной инфекции Булат Султанбеков. Он работал с Игнатьевым и Табеевым, дружил с Шаймиевым, писал статьи в «БИЗНЕС Online» и до последнего дня сохранял удивительную работоспособность и интерес к жизни. Простились с ученым и наши корреспонденты.

Прощание с историком Булатом Султанбековым проходило сегодня в ритуальном зале казанской городской больницы № 7. Именно здесь  ученый скончался, причина — последствия перенесенной новой коронавирусной инфекцииПрощание с историком Булатом Султанбековым проходило сегодня в ритуальном зале казанской городской больницы №7. Именно здесь ученый скончался, причина — последствия перенесенной новой коронавирусной инфекции

«ОН ОЧЕНЬ НАДЕЯЛСЯ, ЧТО В РАЮ ИМЕЕТСЯ БИБЛИОТЕКА, МЫ ТОЖЕ ВЕРИМ, ЧТО ОНА ЕСТЬ»

Прощание с историком Булатом Султанбековым проходило сегодня в ритуальном зале казанской городской больницы №7. Именно здесь ученый скончался, причина — последствия перенесенной новой коронавирусной инфекции. Как сказал зять покойного, известный музыкант, автор и исполнитель Дмитрий Бикчентаев, еще в начале недели больной шел на поправку и даже готовился к выписке. Но неожиданно накануне в районе четырех часов дня сердце 92-летнего Булата Файзрахмановича остановилось.

Проводить в последний путь аксакала исторической науки пришли коллеги, родные и близкие. Состоялась и гражданская панихида, именно гражданская, оказалось, что отец завещал своему сыну Арслану Султанбекову обойтись на похоронах без религиозных традиций. «Отец еще лет 15 назад говорил: если что, никаких мулл, он не „переобулся“ на лету. Как был коммунистом, так и остался. Он говорил: „Я вступал в ВКП(б) — Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков)“. Коммунистом он и остался».

Символично, что похороны профессора прошли в символичную дату — 21 января, в день памяти вождя мирового пролетариата Владимира Ленина. Впрочем, как считает приемная дочь Булата Файзрахмановича, которую он воспитывал с пятилетнего возраста, профессор-историк Светлана Малышева,партийная работа являлась для него вторичной: «Для него была важна история, люди, книги, преподавание. Вот это являлось главным — желание постоянно рассказывать, делиться, знания давать. Он говорил: „Что меня в жизни интересует? Две вещи — это люди и книги“. Он очень надеялся, что в раю имеется библиотека, мы тоже верим, что она есть».

Не меняя своих убеждений, уже в эпоху новой России Султанбеков стал ученым-историком, причем писать начал после 60 лет. «Это один из выдающихся профессиональных историков XX века в Татарстане. У него не было больших должностей, но, с точки зрения профессионализма, это историк с большой буквы. Главный его вклад — он открыл очень много неизвестных страниц нашей истории», — сказал «БИЗНЕС Online» директор Института татарской энциклопедии и регионоведения Искандер Гилязов. Между прочим, Султанбеков стал и соавтором первого учебника по истории Татарстана для 4-х классов.

Искандер Гилязов: «Это один из выдающихся профессиональных историков XX века в Татарстане. У него не было больших должностей, но, с точки зрения профессионализма, это историк с большой буквы. Главный его вклад — он открыл очень много неизвестных страниц нашей истории»

К его мнению прислушивался и первый президент РТ Минтимер Шаймиев, говорит дочь покойного Асия Бикчентаева. «Шаймиев очень внимательно относился к его экспертной оценке национальной политики, прислушивался, даже были такие задания политические — он летал в Чечню на конференцию. Они вместе в Венгрию летали, там была большая делегация», — рассказала она нашему корреспонденту. Вчера Шаймиев отмечал свое 84-летие, поговаривают, что родные специально не хотели расстраивать именинника сообщением о смерти давнего соратника.

Султанбеков не раз делился своими историческими знаниями, главами из новых книг на страницах «БИЗНЕС Online», рассказывая о Льве ТроцкомМирсаиде Султан-Галиеве и других ярких деятелях. И сам как-то вспоминал, что после одной из подобных публикаций позвонил Минтимер Шарипович и похвалил коллегу за интересный материал.

Султанбеков не раз делился своими историческими знаниями, главами из новых книг на страницах «БИЗНЕС Online», рассказывая о Льве Троцком, Мирсаиде Султан-Галиевеи других ярких деятелейСултанбеков не раз делился своими историческими знаниями, главами из новых книг на страницах «БИЗНЕС Online», рассказывая о Льве Троцком, Мирсаиде Султан-Галиеве и других ярких деятелях

ТОЛСТОВСКОЕ «ЕСЛИ БУДУ ЖИВ»

Человек, которого наши читатели знают больше как историка, имел очень любопытную судьбу. Родившийся 28 ноября 1928 года в столице ТАССР Казани Султанбеков прошел, как сказали были в советское время, славный трудовой путь и до последних минут оставался в строю.

Свою деятельность 18-летний Булат начал учителем в школе села Шемордан. После службы в рядах Советской армии Султанбеков 7 лет работал инструктором отдела школ и высших учебных заведений Татарского обкома КПСС. Там он познакомился с будущими руководителями ТАССР.

«Всякие встречались — и хорошие, и не очень, и интересные, а порой просто масштабные. Например, заведующим моим отделом некоторое время был известный Фикрят Ахмеджанович Табеев (1928–2015) первый секретарь Татарского обкома КПСС с 1960 по 1979 год — прим. ред.).История о том, как его из доцентов университета рекомендовали сразу на должность обкомовского завотделом, да еще с очевидной перспективой, разворачивалась буквально на моих глазах», — рассказывал наш герой в большом интервью «БИЗНЕС Online» по случаю своего 90-летия. Поработал он и с другими первыми лицами ТАССР Зиннатом МуратовымСеменом Игнатьевым.

Далее были должности проректора казанского пединститута, завкафедрой в институте культуры, а потом в консерватории… До последнего дня Султанбеков много читал, писал книги, популяризируя историческую науку, используя при этом принцип Льва Толстого: «Кстати, о Толстом: примерно в моем возрасте он начал в конце последней строки иногда ставить странную, малопонятную и не совсем благозвучную аббревиатуру — ЕБЖ. Вот и меня сейчас в конце рабочего дня, когда подустану, иногда подмывает поставить толстовское „Если буду жив“».

Индуса Тагирова: «Всего тебе, дорогой мой друг хорошего! Дай Бог, чтобы мы встретились на том свете в раю. Дай Бог, чтобы там встреча состоялась, с тем, чтобы мы вспомнили о том, что было»Индус Тагиров: «Всего тебе, дорогой мой друг, хорошего! Дай бог, чтобы мы встретились на том свете в раю, с тем, чтобы вспомнили о том, что было»

«ДАЙ БОГ, ЧТОБЫ МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ НА ТОМ СВЕТЕ В РАЮ»

Церемонию прощания с покойным вел Бикчентаев, большинство выступавших — профессиональные историки: тоже признак признания Султанбекова своим в научном мире.

Спич академика Индуса Тагирова был, пожалуй, наиболее эмоциональным: «Всего тебе, дорогой мой друг, хорошего! Дай бог, чтобы мы встретились на том свете в раю, с тем, чтобы вспомнили о том, что было. Спи, дорогой мой друг, спи. Пусть земля тебе будет пухом, и место твое в раю. Будь здоров, я так говорю, потому что дух его живет и дух этот жив и будет всегда вместе с нами! Может быть, он и сейчас слышит нас, может быть».

Гилязов говорил о том, что до своих последних дней Булат Файзрахманович оставался полным идей, всем интересовался, просил ему первому присылать все книжные новинки Института татарской энциклопедии. Историк и этнолог Дамир Исхаков назвал покойного одним из своих наставников: «Он называл наше поколение историков непуганым. Знал, что из себя представляло предыдущее поколение и даже рассказывал о своей работе в архивах, когда восстанавливал события 1930-х. Мне лично даже дал совет, чтобы мы не заходили и не смотрели эти документы, сказал, что там страшные вещи есть, говорил: „Потеряешь уважение к людям, если будешь читать эти документы“».

Начальник отдела института им. Марджани Ильдус Загидуллин сказал, что Султанбеков запомнился ученым, «пришедшим в 1980-х годах как символ обновления гуманитарной науки Татарстана, потому что каждая его статья, каждое выступление были как выстрел, направленный на восстановление исторической справедливости». Доктор исторических наук, экс-замминистра культуры РТ Рафаэль Валеев рассказал, как Султанбеков помогал чиновнику своими советами и не переставал поражать: «Для меня всегда было удивительно, что он сумел сохранить эту человечность, хотя работал в партийных органах и помнил те времена».

По окончании панихиды полный тезка и внук покойного Булат Султанбеков поблагодарил всех пришедших попрощаться с его дедом. Похоронили ученого на татарском кладбище Ново-Татарской слободы Казани.

Альфред Мухаметрахимов

Фото: Андрей Титов

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here