Отстрел муфтията всея Руси

1
72

Эксперты бьют в колокола – в последнее время наблюдается устойчивая тенденция к явному ухудшению обстановки в исламском сообществе России, что чревато самыми негативными последствиями. По мнению аналитиков, ситуация резко дестабилизировалась со второй половины 2011 года, и если государство не предпримет мер, то может последовать взрыв.

Иными словами, ваххабиты, радикальные исламисты. Представители бандподполья получили указание готовиться к вооруженному выступлению против российских властей на местах. Экспертное сообщество связывает такое ухудшение обстановки с фактическим приходом к власти в ряде стран Ближнего Востока исламистов – даже сам этот факт серьезно повысил активность и возможности внутрироссийских радикалов и вдохновило их на решительные действия. Кроме финансовых траншей, экстремисты получили дополнительные гарантии политической, правовой и организационной поддержки, а также гарантии политического убежища при необходимости.

Даже не столь глубокий «разбор полётов» показал, что экстремистские круги, неформально объединенные в салафитские сообщества – ячейки «Хизб-ут-Тахрир», «Джамаат Таблиг», «Сулейманджи» и другие, несмотря на внутрирелигиозные противоречия, скоординировано проводят антироссийскую деятельность, часто поддерживают акции друг друга. Для обывателя радикальные исламисты ассоциируются с людьми в платках и масках, скрывающих своих лица, с оружием в руках нападающие на правоохранителей и силовиков, например, на Северном Кавказе, режущих головы и т.д. Но это лишь одно – ярко выраженное направление экстремистов, орудующих в России, можно сказать, лишь кровавая верхушка айсберга.

На самом деле, этот червь уже глубоко проник в российские города-миллионики, создавая ячейки бандподполья на случай вооруженных выступлений, пустил корни в провинции, ориентируясь на создание баз и секретных убежищ. Что же касается тактики непосредственных действий ваххабитских структур, то она разнообразна. Судите сами, экстремисты убивают, деморализуют и запугивают религиозных деятелей и лиц, организующих исламское образование в России. Эти же силы завоевывают и закрепляют официальные позиции под вывесками Духовных управлений мусульман (ДУМ) и других организаций, постепенно ослабляя и распыляя здоровые силы исламского сообщества. Ваххабиты захватывают ключевые позиции в системе отечественного исламского образования, дискредитируют ее, пропагандируют и требуют готовить религиозных деятелей только за пределами России. Салафиты создают сеть экстремистских СМИ, прежде всего в Интернете на российских и на зарубежных платформах. Еще они массово подкупают чиновников различного уровня для принятия управленческих решений в своих интересах. Приоритет – лица, что отвечают за взаимодействие с мусульманскими организациями и обладают разрешительными и распределительными функциями (регистрация, строительство, судопроизводство)Нет проблем у экстремистов и с живой силой, учитывая наплыв трудовых мигрантов из Средней Азии с опытом межэтнических конфликтов в своих странах.

Ближайшей целью исламистов является установление полного контроля над мусульманским сообществом России, выведение его лидеров из-под влияния российского государства, создание на базе тысяч мусульманских организаций ячеек реальной исламской оппозиции государству и Русской Православной Церкви.

При этом духовные управления мусульман, федеральные и региональные органы государственной власти и силовые структуры России оказались не готовыми к новым формам агрессии. Как правило, реальное положение дел замалчивается, налицо имитация борьбы с экстремизмом, локальные «победные» доклады, и перекладывание ответственности друг на друга за провалы и недоработки.

И без того слабые духовные управления мусульман оказались один на один с организованными экстремистскими силами. Уполномоченные представители органов государственной власти и силовых ведомств практически повсеместно дистанцировались от проблем духовных управлений мусульман под предлогом законодательного отделения церкви от государства.

В этих условиях экстремистам удалось добиться заметных успехов, серьезно угрожающих безопасности государства. Теракты и психологическое воздействие угрозами практически деморализовали здоровые силы российского ислама. В настоящее время ни одно из крупнейших Духовных управлений мусульман России (ДУМ) не только не способно самостоятельно противостоять распространению идеологии экстремизма в своей среде, но уже даже не полностью контролирует соблюдение традиционной обрядности в своих мечетях.

За последние три года экстремистами убиты 32 ключевых мусульманских деятеля, еще 8 получили тяжелые ранения. Практически все значимые сторонники традиционного ислама получили угрозы физической расправы (в статистике не учтены жертвы коммерческих и криминальных конфликтов).

Среди убитых как крупнейшие лидеры и идеологи традиционного российского ислама – С. Ацаев (Черкейский), С. Исрапилов, А. Пшихачев, И. Бостанов, В. Якупов, М. Садиков, так и наиболее активные традиционные имамы районного масштаба.

Значительное число покушений, в том числе на председателя Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) И. Бердиева, председателя исполкома Российской ассоциации исламского согласия (РАИС) М. Хузина, муфтия Чечни С. Мирзаева, муфтия Ингушетии И. Хамхоева и других, удалось предотвратить.

Потери среди традиционных мусульманских лидеров России уже можно назвать критическими. Большинству убитых муфтиев, богословов, ректоров медресе и университетов не нашлось достойной замены. Их уцелевшие соратники сильно опасаются за свои жизни и все реже вступают в полемику с ваххабитами (салафитами), окончательно отдавая им инициативу в информационной войне.

На этом фоне наблюдается фактически неконтролируемый рост числа муфтиятов (в настоящее время их более 80-ти). Создание новых духовных управлений, не подчиняющихся крупнейшим мусульманским организациям, позволяет экстремистам выходить на официальный уровень, легализовывать финансовые средства и хранить их на счетах в российских банках. Получив официальный статус, они, как правило, требуют от власти предоставления им мест под мечети, оказания всемерной поддержки, провоцируют конфликты для дальнейшего дробления традиционных мусульманских организаций.

Параллельно экстремисты проникают в руководство уже существующих крупнейших объединений мусульман. Так, например, за последние годы резко радикализировался Совет муфтиев России (СМР) во главе с Гайнутдином. На различные должности в большинстве его муфтиятов и организаций пришли молодые люди, получившие образование в основном в Саудовской Аравии. Сам Гайнутдин и его окружение все чаще выступают с критикой государства и заявляют о притеснении мусульман в России.

Во время встреч с деятелями и послами США, Великобритании, Турции и арабских стран Гайнутдином особенно активно продвигается тезис притеснения мусульман. Отдельные лидеры – Аширов, Бибарсов, Мухетдинов – не скрывают своих симпатий к ваххабитам – врагам Русского мира и российской государственности, выступают общественными защитниками «шайтанов» в судах.

Судя по официальным выступлениям руководителей Союза муфтиев России за последние годы, эта организация – надежный партнер государства, а на практике налицо откровенная антироссийская направленность. Именно на базе и при поддержке СМР ведется активная антигосударственная обработка верующих, особенно молодежи и мигрантов. Созданы многочисленные интернет-ресурсы: Ислам РФ, Ислам СНГ, Ислам НН, Ислам Тудей, Мусульмане России, Голос Ислама, Ансар и многие другие, где размещаются материалы, разжигающие ненависть мусульман к представителям других религий. Именно на базе СМР Ниязовым, руководителем общественного крыла СМР, создается исламская социальная сеть «Салам Ворлд», которая, как говорит сам А.Ниязов, «должна мобилизовать мусульман России в день икс».

В последнее время в ряды СМР все больше вливаются маргинальные экстремистские элементы, изгнанные из своих общин, а также радикалы, бежавшие от преследования в бывших советских республиках Средней Азии.

А отдельные воспитанники Совета муфтиев С. Бурятский, А. Мантаев, Я. Расулов стали лидерами ваххабисткого бандподполья. Примечательно также, что среди убитых в последние годы религиозных деятелей нет сотрудников этой организации.

В то время как в деятельности СМР четко прослеживаются саудовские интересы, Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМ) и его руководитель Талгат Таджуддин много лет находится в сфере влияния Турции.

Эмиссары турецкой исламской секты “Сулейманджи”, тесно связанной с иностранными спецслужбами, прочно обосновались в московской резиденции Таджуддина, откуда практически руководят действиями верховного муфтия.

Являясь проводником антироссийских интересов, руководство ЦДУМ ведет себя настолько нагло, что повсеместно шантажирует власти. Главными элементами шантажа являются угрозы дестабилизировать ситуацию и вывести ее в публичную сферу или разыграть так называемую карту «притеснения мусульман».

В последнее время наблюдается все более тесное сращивание официальных муфтиятов, захваченных экстремистами с преступными, часто этническими, группировками. Организованные преступные группы (ОПГ) находят очень удобным хранить свои средства на официальных счетах духовных управлений, которые крайне редко подвергаются каким-либо финансовым проверкам. При этом ОПГ платят муфтиям за сохранение средств около 10%. Этнические ОПГ оказывают силовую поддержку экстремистским элементам в захвате муфтиятов, выступая их защитой в любых конфликтах, особенно в конфликтах с традиционными мусульманами.

В 2009-2011 годах были выявлены случаи продажи (в основном в структурах СМР, ЦДУМ и КЦМСК) религиозных должностей на федеральном и региональном уровнях (заместителя муфтия, помощника муфтия и т.д.) преступным авторитетам и бизнесменам. Это позволяло последним беспрепятственно входить и решать свои вопросы с позиции ислама практически в любые властные структуры.

Кроме федерального уровня, борьба за официальные позиции ведется экстремистами на уровнях субъектов РФ, районных, городских и сельских мечетей. Радикалы регистрируют новые общины и захватывают действующие традиционные организации, их мечети и другую недвижимость.

Новые общины часто создаются искусственно, ведь на их регистрацию необходимо предоставить паспорта 10-ти граждан России. В свою очередь, три общины образуют уже религиозную организацию и создают муфтият. Эти структуры позволяют мусульманским активистам выйти на официальный уровень в общении с губернаторами, главами районов и крупных городов. Поэтому становится очевидным, что законодательство РФ в части регистрации религиозных организаций нуждается в серьезной корректировке.

Еще более драматично обстоят дела с захватом мечетей. Тысячи молодых имамов, подготовленных в последние 15 лет в странах Ближнего Востока и Средней Азии, физически, либо за деньги выдавливают часто пожилых традиционных имамов из их мечетей. Там немедленно создается новый актив, для чего часто привлекаются коррумпированные чиновники.

Так, например, нашумевший кризис в ДУМ Татарстана напрямую связан с захватом радикалами нескольких сотен общин Казани. Но это, так сказать, то, что заметили все. Экстремистам же в деле захвата мечетей нужна тишина. По-тихому они активно захватили или захватывают позиции практически во всех регионах Поволжья, Урала и центральной России.

Исламистами проводится активная проповедническая работа, учреждаются и действуют без регистрации многочисленные исламские учебные заведения. В 2012 году они небезуспешно вступили в борьбу за контроль над рядом официальных исламских учебных заведений и Советом по исламскому образованию, объединяющего ректоров исламских вузов России.

Цель – паралич отечественной системы мусульманского религиозного образования, создание условий для переноса обучения российских имамов за рубеж. Основными лоббистами этой идеи являются представители СМР и ЦДУМ.

Показателен тот факт, что непосредственно после поездки верховного муфтия Таджуддина в Турцию, по его личной инициативе, 29-30 августа 2012 года впервые за 13 лет в Уфе состоялся съезд выпускников Российского исламского университета. Мероприятие было оплачено сектой «Сулейманджи» с конкретной целью усилить пантюркистский вектор в системе исламского образования России.

Стоит отметить, что все духовные лица ЦДУМ в обязательном порядке проходят стажировки в Турции за счет принимающей стороны, а преподавание в РИУ ЦДУМ ведется по турецким программам.

В этих органы государственной власти и силовики в целом не смогли адекватно новым условиям выстроить взаимодействие с лояльными государству мусульманскими лидерами. Координация действий между госструктурами формальна, а создаваемые межведомственные рабочие группы превратились в клубы по обмену мнениями. Отсутствие системного подхода к работе и соответствующих специалистов даже на уровне специализированного департамента Администрации Президента РФ, которое является ключевым в обеспечении государственных интересов в работе с лидерами российского ислама, привело к принятию некомпетентных решений, что создало условия для расширения базы экстремистов. Аналогичная кадровая картина и низкая эффективность характерна для большинства соответствующих департаментов полномочных представительств Президента РФ в федеральных округах, а также в большинстве субъектов Федерации. Профильные специалисты практически отсутствуют даже в специализированных подразделениях ФСБ России и МВД России.

Все это окончательно дезориентирует и деморализует патриотически настроенных мусульманских лидеров.

Особый вред наносят некомпетентные решения, принятые на федеральном уровне, которые демонстрируют фактическое отсутствие государственной линии по защите традиционного российского ислама. Это привело к кризису доверия к власти и отходу от активной работы в мусульманских организациях значительного числа лояльных государству деятелей. Чиновники умудрились спровоцировать раскол даже в прогосударственной «Российской ассоциации исламского согласия» (руководители — М. Рахимов и М. Хузин), кризис – в Координационном центре мусульман Северного Кавказа с выходом из него муфтията Чечни, конфликты в Центральном духовном управлении мусульман России.

Региональные органы государственной власти также не всегда владеют ситуацией в мусульманской среде, а если и владеют, то не заинтересованы в доведении истинного положения дел до федерального центра. При работе с исламскими организациями региональные чиновники, как правило, руководствуются личными представлениями и предпочтениями при полном отсутствии понимания происходящих глобальных процессов. А если чиновники – мусульмане, то решающими становятся их клановые и семейные интересы. В критических ситуациях они перекладывают ответственность на силовые структуры и, ссылаясь на законодательное отделение религии от государства, оставляют традиционных мусульман один на один с возникающими проблемами.

В качестве примера можно привести Пензенскую область, где, неожиданно даже для федерального центра, в борьбе нескольких муфтиятов между собой местные власти во главе с губернатором поддержали именно экстремистский муфтият, тесно связанный с местными ОПГ. Ни рекомендации Администрации Президента, ни ФСБ РФ не повлияли на ситуацию!

Отдельно – о Татарстане. Часть вины за рост экстремистских настроений, откровенную ваххабизацию мусульманского пространства республики лежит на местных органах власти. Вначале они поддержали решительные действия нового муфтия Илдуса Файзова по борьбе с радикалами. Но когда радикалы сумели перевести противостояние на улицы и в СМИ, власти республики, боясь огласки своих недоработок и упущений, особенно накануне Универсиады, отступили и оставили Файзова без какой-либо поддержки. В результате авторитет власти и муфтия в мусульманских кругах оказался подорванным. Власть показала экстремистам свою слабость, боязнь широкой огласки фактов массового религиозного противостояния, желание любыми способами сгладить ситуацию. И радикалы перешли в тотальное наступление. В Альметьевске, в Набережных Челнах и даже в Казани они получили поддержку от некоторых высокопоставленных чиновников и государственных СМИ.

В Татарстане, и других субъектах РФ власти разрешают и даже помогают экстремистам в проведении публичных мероприятий. Так, в ряде регионов страны минувшим летом прошли собрания и митинги запрещенной в России организации «Хизб-ут-Тахрир», на которых открыто распространялись подрывные материалы. А в гостинице «Салют» в Москве ее активистам удалось провести конференцию. Такой публичной активности радикалов ранее не наблюдалось.

На празднике Курбан-байрам в Татарстане 25 октября 2012 года представители «Хизб-ут-Тахрир» устроили автопробег с флагами своей партии и запрещенной «Аль-Каиды». Такие же флаги продавались в мечетях Москвы. На все вышеприведенные факты МВД России практически не реагирует.

Успешное проведение мусульманскими экстремистами своих публичных акций значительно воодушевляет их на новые «подвиги», делает радикалов более наглыми и агрессивными. Они находят новые способы заявить о своих правах и своей силе. Именно в этом ракурсе необходимо рассматривать и ситуацию вокруг ношения хиджабов ученицами одной из школ Ставропольского края. Задача радикальных элементов в этом случае – застолбить за собой лидерство в вопросах защиты прав мусульман. Им крайне важно, чтобы их признали полноправной стороной любого потенциального переговорного процесса. Их положение атакующей стороны, да еще на теме ущемления гражданских и религиозных прав, в любом диалоге с властью будет выглядеть предпочтительней и, как ни странно, привлекательней в так называемом либеральном сегменте нашего общества.

Отдельные структуры силовых ведомств, получающие средства в рамках различных специальных программ по борьбе с экстремизмом, эффективность которых сами же и оценивают, не всегда заинтересованы информировать руководство страны о значительном ухудшении ситуации в мусульманской среде. Особенно это касается региональных структур, которые находятся в тесной связке с местным руководством. В результате – скрывается негативная информация, а очевидные недоработки и провалы преподносятся как успехи.

Ярким примером стала проведенная конференция «Исламская доктрина против радикализма», которая прошла в мае прошлого года в Москве. Форум, на который российской стороной было затрачено более 21 млн. рублей, превратился в бенефис приглашенных из-за рубежа идеологов нетрадиционных для России течений ислама – учеников и подчиненных известного богослова Кардави, объявившего в нынешнем году Россию «главным врагом исламского мира». Они сумели навязать участникам подготовленный в Саудовской Аравии итоговый документ, который был принят на арабском языке и содержал откровенные признаки ваххабитской идеологии и оправдания терроризма.

Документ, русский вариант которого появился лишь через 3 дня после конференции, приобрел широкое распространение в антироссийских исламских СМИ, особенно в Интернете, а лица, готовившие конференцию в государственных структурах, получили поощрения своего руководства.

Анализ показывает, что в результате активности экстремистов, непрофессионализма и бездействия уполномоченных органов, дезориентации и деморализации традиционных мусульманских лидеров степень разрушения прогосударственного сегмента российского ислама близка к критической.

В связи с изложенным представляется необходимым всеми возможными способами незамедлительно обеспечить консолидацию здоровых сил российского ислама, оказать им всемерную организационную, моральную, и, при необходимости, материальную поддержку, сформировать и обеспечить применение всеми государственными органами единой политической линии в работе с мусульманскими организациями.

В этих целях представляется необходимым создать единый постоянно действующий межведомственный координационный орган (комиссию, центр) на уровне заместителей (или помощников) руководителей соответствующих министерств и ведомств, полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах с постоянно действующим аппаратом (10-12 человек). Его руководителю (возможно, на уровне или в ранге советника Президента РФ с прямой подотчетностью главе государства) предоставить временные широкие полномочия для организации эффективного взаимодействия всех уполномоченных государственных органов и традиционных мусульманских религиозных организаций в борьбе с агрессией радикальных элементов (желательно, чтобы, с учетом специфики, он был православным, имел авторитет в мусульманских кругах и опыт работы с ними).

Такой координационный орган, укрепленный профильными специалистами, сможет в кратчайшие сроки разработать план работы с мусульманскими организациями России.

В своем докладе я не пытался сгустить краски. Ситуация, сложившаяся в российском исламе, действительно тяжелая и требует большого внимания и немедленных действий. Точка невозврата, то есть глубокого антигосударственного разложения российского ислама, еще не пройдена. Но она стремительно приближается.

Сложилась ситуация, при которой нам всем необходимо, откинув в сторону любые ведомственные и личные амбиции, вступить под единым управлением и руководством, по скоординированным планам в борьбу с жестоким и коварным врагом – исламским экстремизмом. Этот враг, как раковая опухоль, до определенного времени не заметен, не проявляет себя, но оттого не становится менее опасным. И бороться с ним можно только комплексно, охватывая все сферы, куда он проник или может проникнуть.

Исхан Халилов

Прямая ссылка на материал: http://www.segodnia.ru/content/119179

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. насчёт властей-пип…………………………Интересно,если нельзя критиковать власть сианистов,от которой все проблемы у местных мусульман,то о чём писать.Даже в принципе надо же сообразить,братья по вере,хоть и немного поактивнее будут .как велел ,кстати,Всевышний,бороться с неверными сколько сможете мусульмане,так вот,истинные мусульмане менее важны для автора статьи,чем какая-то ,власть невернных да из суры Фатиха известно кто они такие

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here