Павел Салин: «Путин не пойдет на пятый срок. Не факт, что и нынешний досидит до конца»

0
153

Почему конституционная реформа пошла не по плану, зачем был нужен спектакль в Госдуме и из-за чего власть в таком страшном цейтноте?

Поправки в Конституцию по-прежнему оставляют возможность для двух сценариев, считает директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. Первый — это формирование «супер-суперпрезидентской» системы власти вместо «суперпрезидентской». Второй — регентство Госсовета над президентом. В интервью «БИЗНЕС Online» Салин рассказал, каков идеальный план для власти, почему вопрос о досрочных выборах в Думу еще не снят и ждут ли страну массовые протесты.

«У власти за последние два месяца дважды менялся план действий. Цели оставались неизменными — законсервировать курс Владимира Путина и сохранить бенефициаров нынешнего политического режима». Фото: © Алексей Дружинин, РИА «Новости»

«СПЕКТАКЛЬ С ПОПРАВКАМИ И ПРИЕЗДОМ ПУТИНА В ГОСДУМУ — ЭТО ИНФОРМАЦИОННАЯ СПЕЦОПЕРАЦИЯ»

— Павел Борисович, как вы оцениваете разыгравшееся 10 марта в Госдуме представление с предложениями Карелина и Терешковой и внезапным приездом и выступлением Путина? Что все это значит? Президент действительно собрался идти на пятый срок?

— Во всем этом спектакле с приездом Путина в Госдуму самый главный вопрос по существу: действительно ли президент собрался идти на пятый срок? Сейчас, по состоянию на вечер 10 марта, абсолютно ничего не изменилось по сравнению с ситуацией на утро 10 марта или на утро 10 февраля.

А спектакль с поправками и приездом Путина в Госдуму — это информационная спецоперация. Она преследовала две основные задачи. Первая. Ситуация вокруг поправки Терешковой имела цель избавить Владимира Путина от появления имиджа «хромой утки». Этот процесс надо было как минимум заморозить, а как максимум обратить его вспять. Слишком много в последнее время разговоров, что президент 100 процентов покинет свой пост в 2024 году, а может быть, даже досрочно, в 2021-м. Это мешает власти и во внутренней политике реализовывать свои планы, а их, судя по всему, надо выполнить форсированно, потому что времени остается не так много. Во внешней политике тоже проблемы. Понаблюдайте за реакцией Лукашенко или Зеленского. Они вроде бы уступают давлению Москвы. Но делают это так, что создается впечатление, как будто хотят выиграть время и подождать, когда Владимир Путин отойдет от активной политики, и затем свои уступки забрать обратно.

Задача номер два — инициатива Карелина: пресечь слухи о досрочных парламентских выборах. Но это отнюдь не означает, что данных выборов не будет. Просто о них целесообразно объявлять после проведения плебисцита о поправках в Конституцию, когда будет ясно, насколько власть способна сейчас мобилизовать электоральную машину. И с точки зрения агитационно-пропагандистской, и с точки зрения административной. В этом и заключается весь смысл суеты вокруг внесения двух поправок.

А то, что Владимир Путин собрался идти на пятый срок, сильно скорее нет, чем да. Не пойдет Владимир Путин на пятый срок и далеко не факт, что нынешний свой президентский срок он досидит до конца.

— Однако возможность досрочных выборов в Госдуму остается, и этот вопрос не снят с повестки дня?  

— Вопрос о досрочных парламентских выборах не снят с повестки дня. Более того, ухудшение социально-экономической ситуации, история с ценами на нефть, падением курса рубля и все прочее делают их более актуальными. Чем позднее состоятся выборы в Госдуму, тем труднее власти будет обеспечить необходимый результат. В парламентских выборах в сентябре 2021 года для власти гораздо больше рисков, чем в выборах в сентябре или декабря 2020-го. К тому же для досрочного голосования есть юридическая основа. Это постановление Конституционного суда от 2015 года, по которому уже состоялись досрочные выборы в Госдуму в 2016-м, и ничто не мешает применить эту норму еще раз. 

Александр Карелин

«Карелин выступил именно для того, чтобы Путин высказался против досрочных выборов в Госдуму». Фото: duma.gov.ru

«НИКТО НЕ ЗНАЕТ, БУДУТ ДОСРОЧНЫЕ ВЫБОРЫ ИЛИ НЕТ. ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ ОСТАЕТСЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ»

— А почему Карелин все-таки выступил сейчас с предложением о досрочных выборах? Понятно, что это была не его инициатива и даже не идея думских единороссов.

— Карелин выступил именно для того, чтобы Путин высказался против досрочных выборов в Госдуму. Чтобы прекратились разговоры о досрочных парламентских выборах. Карелин публично говорит: «Давайте сделаем». Путин отвечает: «Нет, лучше не надо». И все говорят: «Ах, раз Путин сказал, значит, не будет». А то, что через полтора месяца данная точка зрения может быть пересмотрена, неважно. Ведь это будет уже через полтора месяца.

— Одобрение половины поправки Терешковой направлено только на то, чтобы Путин не был «хромой уткой»?

— Терешкова говорила в контексте того, чтобы пролонгировать полномочия Владимиру Путину. Путин сказал, по сути, только одно. Что, в принципе, не против обнуления президентских сроков. Пусть только скажет свое «да» Конституционный суд, который, конечно же, согласится. Однако Путин ни в коем случае не сказал, что он пойдет на пятый срок. Но слова Путина трактуются в СМИ именно как то, что он пойдет на пятый срок. Как раз такая цель и была у этой инициативы. Чтобы президент сказал одно, а СМИ трактовали слишком расширенно. Так, как нужно власти.Информационная спецоперация. А Путин у нас по таким операциям большой специалист.

— Получается, что поправка Терешковой окончательно превращает предстоящий референдум по поправкам в Конституцию в голосование по доверию Путину? 

— Именно поправка Терешковой не превращает плебисцит в референдум о доверии Путину, потому что он так позиционировался еще раньше. Власть к этому постепенно подводила с конца января. Самое последнее высказывание по данному поводу было сделано во время ночной встречи Владимира Путина с главами думских фракций, когда президент прямо сказал, что ответственность за нарушения плебисцита должна быть такой же, как нарушения во время президентских выборов. Фактически он приравнял голосование во время плебисцита, которое делается по специальной процедуре, легитимность которой вызывает сомнение, к голосованию на президентских выборах 2018 года, легитимность которых сомнений не вызывает.

Валентина Терешкова

«Именно поправка Терешковой не превращает плебисцит в референдум о доверии Путину, потому что он так позиционировался еще раньше». Фото: duma.gov.ru

«ИДЕАЛЬНАЯ СХЕМА ДЛЯ ВЛАСТИ ПОЗВОЛИТ ОБЕСПЕЧИТЬ ТРАНЗИТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И СОХРАНИТЬ БЕНЕФИЦИАРОВ ЭТОЙ СИСТЕМЫ»

— После того как Путин согласился на поправку Терешковой, как могут развиваться события? И что будет с передачей части полномочий президента Госдуме и другим органам власти? По этому поводу есть разные комментарии. Кто-то считает, что полномочия президента будут урезаны, кто-то, наоборот, что они станут еще больше.

— Чтобы понять суть, нужно анализировать не то, кто что говорит и комментирует, пусть это даже президент, а кто что делает. В данном случае Путин внес законопроект. Еще в январе. Там и с юридической точки зрения, и с политической две значимые инициативы. Первое — это создание такого органа, как Госсовет, который фактически дублирует институт президента и его полномочия. То, что потом Владимир Путин сказал, что не нужно создавать дублирующие органы и все такое прочее, — это слова. Они ничего, по сути, не меняют. Иначе возникает вопрос: если не нужно создавать такие органы, то зачем подобная инициатива вносилась? А вторая поправка, точнее, комплекс поправок, направлена на усиление института президента. В соответствии с этими поправками главе государства фактически подчиняется судебная ветвь и много чего другого.

Но эти поправки оставляют возможности для двух разных вариантов развития событий. Один для формирования в России супер-суперпрезидентской системы власти вместо просто суперпрезидентской. А второй вариант — это возможность регентства Госсовета над президентом. Нынешняя ситуация пока ничего не меняет. Она остается подвешенной, а власть сохраняет себе максимальную свободу рук. Но в дальнейшем развитие событий может пойти по различным сценариям.

— И какие это сценарии?

— Как бы логично все это выглядело для власти? Сейчас власть добивается необходимых для себя результатов во время плебисцита. То есть тестирует электоральную машину, которая не тестировалась на общенациональном уровне уже более двух лет. Потом она объявляет о досрочных парламентских выборах, потому что, чем позже парламентские выборы, тем для власти хуже, о чем я уже сказал. На выборах в Госдуму достигается необходимый результат. Условно говоря, конституционное большинство «Единой России». Затем объявляются досрочные президентские выборы. Ну а дальше, кто на эти выборы пойдет, будет зависеть от тех пресловутых личных обстоятельств Владимира Путина, о которых сейчас очень много говорят. Появится у него желание и возможность, пойдет он. А если не будет желания и возможности, пойдет преемник. Условно, господин Медведев, который станет слабым президентом с сильными полномочиями и под надзором Госсовета, который будет контролироваться силовиками. Это идеальная схема для власти, которая позволит обеспечить транзит политической системы и сохранить бенефициаров нынешней политсистемы. При этом поменяются лица и будет создана иллюзия новизны у населения, удовлетворив его запрос на обновление, который доминирует уже почти три года. Это, повторю, идеальный план для власти. Но на пути реализации каждого этапа очень много препятствий.

Владимир Путин

«Ну а дальше, кто на эти выборы пойдет, будет зависеть от тех пресловутых личных обстоятельств Владимира Путина, о которых сейчас очень много говорят». Фото: duma.gov.ru

«КОНТУРЫ ТРАНСФЕРА ОСТАЮТСЯ В ТУМАНЕ»

— Этот идеальный план может быть сорван?

— Да. Срыв сценария возможен. Слишком много субъективных и объективных факторов. И реализовать этот план власть, вероятнее всего, не сможет, потому что на каком-то из этапов (причем, скорее всего, в начале, а не в конце) произойдет сбой и ситуация выйдет из-под контроля.

— По каким именно причинам?

— Это уже вопрос «черных лебедей».

— Получается, что контуры трансфера до сих пор в подвешенном состоянии с учетом того, что, с одной стороны — идеальный план, а с другой — «черные лебеди»?

— Контуры трансфера остаются в тумане. Еще не ясно, каких результатов сможет добиться власть на внешнеполитическом треке. Украина, Беларусь, санкции Европы, которые Россия рассчитывает снять; НАТО, которому Россия рассчитывает нанести не военный, но несокрушимый удар. Удастся ли все это реализовать в ближайшие полтора года? Пока неизвестно. А после событий летом прошлого года в Москве существуют серьезные опасения, что и внутри страны ситуация может выйти из-под контроля. Даже власть понимает, что слишком много вопросов и на внешнем контуре, и на внутреннем их становится все больше.

— Упоминая про личные обстоятельства, вы имеете в виду то, что говорил политолог Соловей, который неоднократно и весьма прозрачно намекал на здоровье Путина?

— Вы знаете, говорить что-то определенное по этому поводу можно только в трех случаях. Либо если ты официальное лицо — пресс-секретарь президента. Либо, если неофициально, ты лечащий врач или адъютант-ординарец, который имеет доступ к телу. Все остальные разговоры — это предположения, которые основываются на прямых или чаще всего косвенных фактах. Но косвенные факты, которые появляются в последние два месяца, все больше свидетельствуют в пользу того, что эти слухи об особых личных обстоятельствах представляют собой если не огонь, то очень сильный дым от него. Потому что слишком сильно власть торопится и пытается форсировать события. Такое ощущение, что у нее дикий цейтнот времени.

— Действительно, вопрос: зачем понадобилось устраивать всю эту турбулентность — менять Конституцию, оживлять дискуссию о транзите власти и прочее — именно сейчас, за четыре года до официального окончания президентского срока Путина?

— Возникает очень серьезное ощущение, которое подтверждается объективными факторами, что власти нужно реализовать все свои основные действия во внешней и внутренней политике, протащить решения до середины 2021 года. Но если Владимир Путин остается президентом минимум до 2024-го, даже без обнуления сроков, зачем так сильно спешить? Почему нельзя растянуть это еще? Если власть полностью и четко контролирует ситуацию внутри страны и если у нее почти все козыри на руках и во внешней политике, то достаточно двух-трех лет, чтобы додавить и Лукашенко, и Зеленского, и, возможно, Европу. Тогда зачем так торопиться, нарываться на риски и пытаться все это упаковать в срок до середины 2021 года?

«Кто из игроков оказал определяющее влияние на это решение Путина, на данную тему можно рассуждать. Здесь действительно, таким игроком, скорее всего, оказался глава «Роснефти» (на фото справа — Игорь Сечин). Фото: Kremlin.ru

«СДЕЛКА ПО ОПЕК ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЫГОДНА ТОЛЬКО «РОСНЕФТИ»

— В пятницу Россия хлопнула дверью, выйдя из соглашения с ОПЕК, что привело к немедленному падению цен на нефть и курсу рубля. Зачем это было сделано, ведь нынешний уровень нефтяных цен создает проблемы российскому бюджету и они теперь никуда не денутся, с ними надо будет как-то разбираться? Или власти не ожидали, что падение станет таким стремительным и серьезным?

— Пока, если брать ситуацию по состоянию на начало недели, не так уж все серьезно. Просто слишком быстро произошло изменение статуса-кво, и кажется, что небо обрушилось на землю. Но ни с точки зрения курса доллара, ни с точки зрения цены на нефть ничего катастрофического для российской экономики не произошло. Вопрос в том, насколько долго сохранится такая ситуация и как дальше власть будет это положение смягчать. Скорее всего, станут вкладывать деньги в экономику для того, чтобы никаких серьезных колебаний не происходило до даты плебисцита, то есть в ближайшие полтора месяца. А вот насколько долго эта ситуация будет сохраняться на мировых рынках, большой вопрос. Как и то, действительно ли Россия выйдет из сделки по ОПЕК+, потому что до 1 апреля она вообще-то еще действует. И можно отыграть свою позицию назад. Также вопрос, было ли все это рассчитано. Создается впечатление, что не просчитали, хотя нынешняя ситуация в принципе благоприятна для того, чтобы вытеснить часть конкурентов России с мировых рынков нефти. В первую очередь речь идет об американской сланцевой нефти. И представители «Роснефти» об этом практически прямым текстом говорили. Так что нынешняя ситуация, связанная с решением России (пока обнародованным, но еще юридически не оформленным) выйти из сделки по ОПЕК+, скорее всего, планировалась заранее. А вот тот негатив, который с ней связан и наблюдается сегодня, и, самое главное, тот негатив, в который это дальше может перерасти (снижение цен на нефть, падение курса рубля и прочее), это, скорее всего, не прогнозировалось.

— Говорят, что разрыв с ОПЕК — решение, которое продавил Игорь Сечин. Это может быть правдой? Действительно ли Сечин — настолько влиятельная фигура, что может определять энергетическую политику страны?

— Эта формулировка в корне неверна по одной простой причине. Все решения подобного масштаба принимает исключительно Владимир Путин. Ни Игорь Сечин, ни Тимченко, ни системные либералы, никто другой. Только Путин. А вот кто из игроков оказал определяющее влияние на это решение Путина, на данную тему можно рассуждать. Здесь действительно, таким игроком, скорее всего, оказался глава «Роснефти», потому что объективно по экономическим последствиям из российских нефтяников подобное выгодно только «Роснефти». Остальным нет. Но, подчеркиваю, когда это решение принималось и обосновывалась, во главу угла ставились геоэкономические интересы, а не чисто шкурные потребности «Роснефти». 

— То есть на первом плане по-прежнему не правительство, а главы госкорпораций: Сечин все так же рулит нефтянкой, Чемезов — тяжелой промышленностью с машиностроением и т. д.

— Такая модель в России сформировалась еще в середине 2010-х годов. То, что у нас главы практически всех госкомпаний и госкорпораций по своему неформальному статусу более тяжеловесны, чем курирующие их вице-премьеры, стало понятно летом 2012-го. Тогда формально курирующий нефтянку в ранге вице-премьера господин Дворкович назначил у себя совещание крупных нефтяников. А господин Сечин, который был секретарем комиссии по ТЭК при президенте, но к тому моменту уже возглавил «Роснефть», узнав об этом мероприятии, назначил совещание у себя. И все прекрасно понимали, что данное совещание назначает глава «Роснефти». В итоге господин Дворкович вынужден был отменить совещание, потому что мог столкнуться с неприятностью, когда к нему никто из нефтяников в итоге не приедет. Так что система, когда российская экономика фактически поделена между крупными госкомпаниями, госкорпорациями или конгломератами этих компаний, а вице-премьеры лишь формально что-то курируют, сложилась не сейчас. Она начала осторожно организовываться в середине нулевых годов. А в форсированном темпе стала обретать свои черты с 2012-го, которые окончательно сложились к 2016 году. То есть эта модель существует в России уже года четыре.

— И нынешняя ситуация со сделкой ОПЕК эту модель только подтверждает?

— Она еще раз подобное подтвердила. Хотя сама модель вызывает периодические вопросы у Владимира Путина. Когда он спрашивает: это госкорпорации работают на экономику России или экономика России работает на отдельные госкорпорации? Но здесь президенту нужно выбирать между экономической эффективностью и преданностью и подконтрольностью ситуации. А он предпочитает, когда на нужных постах глав госкорпораций находятся преданные ему люди. В данном случае вопросы экономической эффективности отходят на второй план. 

«ВЛАСТЬ, СТОЛКНУВШИСЬ С ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ДЕСТАБИЛИЗАЦИЕЙ НА ОДНОМ НАПРАВЛЕНИИ, ЗАХОТЕЛА ЗАКРУТИТЬ ГАЙКИ И НА ДРУГОМ»

— Разрыв с ОПЕК и спектакль в Госдуме удивительно совпали по времени. Это случайное совпадение или разрыв сделки с нефтяным картелем — «дымовая завеса», ведь при падающем рубле и нефти люди не так сильно реагируют на решения власти и можно провести нужные инициативы? Или же это история с ОПЕК привела к событиям в парламенте?

— Косвенная связь здесь есть. Те обстоятельства социально-экономического плана, которые возникли вследствие решения по ОПЕК с перспективой выхода социально-экономической ситуации из-под контроля, власть обеспокоили. Они создали новые вызовы. И власть, столкнувшись с этими вызовами, решила другие вызовы нейтрализовать. Если бы не было ситуации вокруг ОПЕК +, возможно, не было бы и спектакля в Госдуме 10 марта.

Власть, столкнувшись с потенциальной дестабилизацией на одном направлении, захотела закрутить гайки и на другом направлении. Потому что, если турбулентность будет кругом, тогда меньше вероятности, что власть удержит ситуацию.

То есть балансировка социально-экономических моментов заставила власть форсировать события по балансировке политических моментов. В частности, как я уже говорил, подстраховать Владимира Путина от формирующегося имиджа «хромой утки» и пресечь слухи о досрочных парламентских выборах, которые отвлекают политический класс, отвлекают губернаторов, которые должны быть сосредоточены на плебисците, и все прочее. Нужно это все дело подморозить и пресечь. По крайней мере, пока.

— Но проблемы с нефтью и рублем создавались не специально для того, чтобы у Путина появился повод не уходить? Дескать, «не время сейчас, Отечество в опасности».

— Это слишком сложная комбинация, и не нужно было бы для такого запускать процессы в тех отраслях, где российская власть ситуацию не контролирует. Я имею в виду мировые рынки нефти. Разбалансировать ситуацию она там может, но держать ее под контролем — нет. Для этого проще было бы организовать какую-то чрезвычайную ситуацию внутри страны, чтобы выступить в роли спасителя. 

«ПОПРАВКИ ПРЕСЛЕДУЮТ НЕ ЛИЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ, А ГРУППОВЫЕ»

 Также нельзя сказать, что история с поправками в Конституцию затевалась для того, чтобы у Путина была возможность продлить полномочия на посту президента?

—  У власти есть первичная главная цель, а есть вторичная. Первичная — обеспечить, как мы уже говорили, сохранение бенефициаров нынешнего политического режима в новой ситуации. Грубо говоря, обеспечить преемственность курса Владимира Путина. Цель номер два — обеспечить сохранность Владимира Путина в качестве верховного внутриэлитного арбитра. Необязательно на посту президента. При этом цель номер один абсолютна. Ей нельзя жертвовать. А цель номер два неабсолютна. От нее можно отказаться, если найдутся другие варианты. С тем же, условно говоря, Госсоветом.

История вокруг поправок в Конституцию затевалась для того, чтобы обеспечить транзит власти, сохранность курса и бенефициаров нынешней политсистемы. Но не обязательно сохранность Путина на президентском посту. Эти поправки не лично для Владимира Путина, они для бенефициаров нынешней политической системы.

— Куда входит также неповторимый преемник Дмитрий Анатольевич?

— И Дмитрий Анатольевич, и Владимир Владимирович. Но эти поправки преследует не личностные интересы, а групповые. Сохранение Путина на президентском посту — не абсолютная ценность. Если можно будет обойтись без этого, так и сделают. И Владимир Путин возражать не станет. 

— По сути, мы наблюдаем консервацию путинского режима?

— Цель власти — консервация путинского режима. Возможно, без Путина. Но во власти существуют серьезные опасения, что достичь этой цели на 100 процентов не удастся. Поэтому здесь, как в случае с утопающим. Ты понимаешь, что тонешь и шансы твои выплыть как минимум фифти-фифти. Но у тебя же есть инстинкт самосохранения, и ты станешь бороться за жизнь до последнего. И власть делает и будет делать максимум для того, чтобы обеспечить сохранность режима Владимира Путина. Даже если это начнет сталкиваться с очень серьезными препятствиями. Потому что другого выхода у российских властей нет. Стратегия элитного выживания за пределами страны дает сбои. Ядро нынешней правящей элиты прекрасно понимает, что сохранить свои активы оно может, только находясь у рычагов власти в России. Зарубежные стратегии выживания ядру этой элиты не светят, несмотря на то что вывод средств за пределы страны в последнее время очень сильно активизировался. Но этим занимается не ядро элиты, а средние слои и периферия.

«Новая электоральная машина будет на 100 процентов оправдывать слова товарища Сталина: «Неважно, как проголосуют, важно, как посчитают». Фото: «БИЗНЕС Online»

«У ВЛАСТИ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДВА МЕСЯЦА КАК МИНИМУМ ДВАЖДЫ МЕНЯЛСЯ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ»

— Разыгравшийся во вторник сценарий был придуман Путиным заранее, еще когда он выступил с сенсационным посланием Федеральному собранию? Или потом произошла какая-то коррекция?

— У власти за последние два месяца, начиная с 15 января, как минимум дважды менялся план действий. Цели, о которых мы говорили, оставались неизменными — законсервировать курс Владимира Путина и сохранить бенефициаров нынешнего политического режима. А средства и ходы менялись. 15 января предполагалось, что президент внесет поправки, которые он обнародовал, а потом будет создана рабочая группа и она предложит гораздо более радикальные поправки, которые, возможно, затрагивали бы первую и вторую главы Конституции. Для того чтобы легитимировать эти предполагаемые поправки, и была вброшена идея о всенародном голосовании. Потому что для легитимации нынешних поправок плебисцит вообще не нужен. Но в районе 20 января что-то произошло. Возможно, это имеет отношение к личным обстоятельствам Владимира Путина. И все новые поправки утратили свою актуальность. За исключением двух, о которых мы говорили. Про Госсовет и комплекс поправок про усиление президентской власти. И тогда стало ясно, что нужно просто тянуть время. Отсюда вся эта катавасия в феврале по поправкам в Конституцию от общественников, над которыми все откровенно смеялись. Нужно было месяц чем-то заполнять информационное поле. А сейчас ситуация не изменилась фундаментально. Но возникли необходимости тактических информационных вбросов, о которых мы тоже говорили. О «хромой утке» и разговорах о досрочных выборах. Отсюда весь этот спектакль в Госдуме. Но фундаментально ничего не изменилось. Принципиально ситуация поменялась два раза. Один раз 15 января, когда президент обнародовал послание и поправки. А второй раз, когда очень сильно что-то поменялось и отказались от идеи вносить блок кардинальных поправок через общественников.

— Какими будут последствия для властной структуры от одобрения конституционных поправок? Что может произойти в ближайшее время?

— Все направлено на консервацию курса. Но есть единственное «но». Как власть особо не ожидала, что ее действия в отношении ОПЕК могут негативно повлиять на экономическую ситуацию внутри страны, так и история с поправкой Терешковой может принести неожиданный негативный эффект. Политизированные слои населения воспринимают ситуацию именно так, как нужно власти тактически. То есть именно то, что Путин собрался идти на пятый срок. Политизированную общественность в мегаполисах это может очень сильно оскорбить. И подобное способно послужить поводом для ее консолидации. А то, что возможен новый виток массовой активности в крупных городах, продемонстрировал и последний марш в годовщину убийства Немцова, когда был поставлен рекорд по численности за исключением первого года. 20 с лишним тысяч человек — это не то чтобы супермного, но гораздо больше, чем собиралось раньше. То есть в истории с поправками власть формирует определенные смыслы. И ей, может быть, даже удастся эти смыслы сформировать. Но формирование необходимых смыслов может сыграть против власти и послужить консолидацией протестно настроенных слоев населения в мегаполисах.

— Хотя сложно предположить самое страшное для власти — что 22 апреля народ проголосует против?

— Сейчас власть хочет опробовать плебисцит, который 15 января имел одну цель — легитимировать кардинальные поправки в Основной Закон, которые бы создавали фактически новую Конституцию. Потом эта цель отпала, но появилась иная задача. Сейчас это репетиция выборов в новой ситуации. Теперь цель власти — создать электоральную машину, которая бы обеспечивала нужный результат даже без необходимой для этого явки. Поэтому и внесен закон об электронном голосовании. Он направлен на то, чтобы нейтрализовать голоса протестно настроенных слоев населения в мегаполисах. Сколько бы людей ни пришло на выборы и как бы они ни проголосовали, власть все равно рассчитывает, что и явка будет такой, какая нужна, и результат такой, какой необходим. Подобной электоральной машины не было ни в нулевые годы, ни даже в 10-е. Это новая электоральная машина станет на 100 процентов оправдывать слова товарища Сталина: «Неважно, как проголосуют, важно, как посчитают». Лучше, конечно, чтобы и пришли много, и проголосовали за. Но по большому счету в новой реальности подобное не имеет такого значения, как, допустим, в марте 2018-го, когда все работали на высокую явку и результат Владимира Путина. И эту новую электоральную машину планируется использовать в дальнейшем и на парламентских выборах, и на президентских.

Ольга Вандышева

Фото на анонсе: Михаил Метцель/ТАСС

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here