Письмо фронтовикам: «Вам… шлет татарский народ свой пламенный салям!»

0
58

5 марта 1943 г. в главных газетах Советского Союза «Правда» и «Известия» было опубликовано «Письмо татарского народа фронтовикам-татарам». Кто писал письмо, как и почему менялся его текст – рассказывается в статье кандидата исторических наук Ильяса Мустакимова.


Как появилось письмо?

В годы Великой Отечественной войны большое распространение получило инициировавшееся или поощрявшееся властями составление и публикация коллективных посланий «трудящихся тыла» на фронт, и коллективных писем от имени командиров и бойцов различных частей и подразделений Красной Армии жителям республик, городов, районов, работникам конкретных предприятий. Работники тыла рапортовали о своих производственных достижениях, обязывались работать еще лучше и призывали фронтовиков «крепче бить врага». Бойцы и командиры, в свою очередь, благодарили трудящихся, призывали повышать производительность труда, чтобы приблизить победу, обязывались с честью выполнить воинский долг. 

В конце 1942 – 1943 г. прошла кампания по написанию и публикации писем-наказов, написанных от имени разных народов СССР, своим соплеменникам на фронте. Эти документы публиковались в центральных газетах (“Правде” и “Известиях”), в республиканских изданиях и фронтовых газетах, издавались отдельными брошюрами и в составе сборников. В ряду таких посланий, в числе первых, появилось и “Письмо татарского народа фронтовикам-татарам”. Нам не удалось найти документ, инициировавший написание “Письма татарского народа” и писем-обращений от имени других народов, но то, что такой документ или устное указание было и исходило от партийно-советского руководства страны, представляется несомненным. Составителям и редакторам писем-наказов народов приходилось решать две во многом противоположные задачи: 1) мобилизовать народы на борьбу с врагом, апеллируя к их национальному патриотизму (для чего широко использовались отсылки к примерам из национальной истории, фольклора и современности); 2) подчеркнуть ведущую роль русского народа и не допустить противопоставления друг другу разных национальных нарративов (для этого примеры из истории и современности, подчеркивавшие излишнюю субъектность того или иного народа, кроме русского, вымарывались или редактировались в нужном ключе). 


Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»


В этом отношении небезынтересна история подготовки и публикации “Письма татарского народа фронтовикам-татарам”. В “Письме” описываются подвиги татар совместно с другими народами СССР на фронтах Великой Отечественной войны. Акцентируется многовековая совместная мирная жизнь русских и татар. Русский народ при этом предстает подлинным старшим братом татарского народа, причиной всех современных советскому периоду достижений последнего. При этом апеллируется к историческим примерам (в нужной интерпретации), цитируется фрагмент известного стихотворения Тукая “Олуг юбилей мөнәсәбәте белән халык өмидләре” (“Чаяния народа по случаю великого юбилея”), приводятся татарские народные пословицы и поговорки. Приводятся сведения о зверствах фашистов в отношении татар на оккупированных территориях. В заключение содержится призыв беспощадно бить фашистов. Труженики тыла (то есть, “татарский народ”) в свою очередь обязуются увеличить выпуск вооружения и боеприпасов, сдавать государству во все возрастающем количестве продукцию сельского хозяйства. 

«Русский текст зачитал Юрий Левитан, татарский – Хамит Ярми»

По воспоминаниям писателя Гумера Баширова, составление “Письма татарского народа” было поручено Татарским обкомом ВКП(б) Институту языка, литературы и истории при СНК ТАССР, там же собирались необходимые для этого материалы. Посовещавшись между собой, сотрудники института и писатели решили доверить написание текста писателю Кави Наджми. Помогали ему литературовед Гази Кашшаф (во время написания «Письма» – член правления Союза советских писателей ТАССР) и фольклорист Хамит Ярми. При составлении «Письма» были использованы различные справки, газетные публикации, энциклопедии, письма и др. материалы. 


Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»


К настоящему времени известно несколько редакций этого документа. Первоначально “Письмо” было составлено на татарском языке. Рукопись самой ранней редакции татарского текста “Письма” относится к декабрю 1942 г. Она отложилась в фондах Государственного архива Республики Татарстан. Текст этот в последующем подвергся весьма существенной редакторской правке. 

Окончательная редакция «Письма», предназначенная к публикации, и ее перевод на русский язык были готовы не позднее первой половины февраля 1943 г. Окончательная версия «Письма» была опубликована на татарском и русском языках в виде листовки под заголовком «Ватан сугышы фронтларында сугышучы улларына һәм кызларына татар халкыннан сәлам-хат» («Письмо-салям татарского народа своим сыновьям и дочерям, сражающимся на фронтах Отечественной войны») и разослана по районам республики для сбора подписей, который начался 15 февраля.

5 марта 1943 г. «Письмо» под заголовком «Письмо татарского народа фронтовикам-татарам» было опубликовано в «Правде» и «Известиях», 6 марта – в республиканских газетах «Кызыл Татарстан» (под заголовком «Фронтовик татарларга татар халкыннан сәлам хат») и «Красная Татария», затем – во фронтовых газетах. В последующих изданиях «Письма» его название уже не менялось. «Письмо» было зачитано и по радио. Русский текст читал Юрий Левитан, татарский – Хамит Ярми.

Шах-Али как татарский герой

Примечательно, что первоначально составители “Письма” пытались показать хана Шах-Али (1505-1567) как однозначно положительного героя татарской и российской истории (это первая известная нам в новейшей истории попытка): “В эпоху Ливонской войны 1558–1582 годов самые большие походы трехсоттысячной русской армии были осуществлены под предводительством прославленного татарского полководца Шах-Али. Шах-Али и татарские воины, участвовавшие вместе с ним в Ливонской войне, глубоко осознавали, что будущность их народа заключается в совместной жизни и братском единении с великим русским народом. Они заронили в сердца предков нынешних фашистов страх, передающийся из поколения в поколение” (“1558–1582 нче еллардагы Ливон сугышы чорында өч йөз мең кешелек рус армиясенең иң зур походлары атаклы татар полководецы Шаһгали җитәкчелегендә үткәрелә. Үз халкының яшәү таянычын фәкать бөек рус халкы белән бердәм тормыш коруда, иң якын туганнарча аерылмый гомер сөрүдә икәнлеген тирәнтен аңлаган Шаһгали һәм аның белән бергә Ливон сугышларына катнашкан татар гаскәрләре хәзерге фашистларның бабаларының йөрәгенә нәселдән нәселгә күчеп сөйләнерлек курку салганнар”). В этом же экземпляре данный абзац был отредактирован следующим образом: “В эпоху Ливонской войны 1558–1582 годов в походах русской армии против немцев принимало участие много татарских джигитов. Татарские воины, глубоко осознававшие, что будущность их народа заключается в совместной жизни и братском единении с великим русским народом, заронили в сердца предков нынешних фашистов страх, передающийся из поколения в поколение” (“1558–1582 нче еллардагы Ливон сугышы чорында рус армиясенең немецләргә каршы походларында күп кенә татар егетләре катнашалар. Үз халкының яшәү таянычын фәкать бөек рус халкы белән бердәм тормыш коруда, иң якын туганнарча аерылмый гомер сөрүдә икәнлеген тирәнтен аңлаган татар гаскәрләре хәзерге фашистларның бабаларының йөрәгенә нәселдән нәселгә күчеп сөйләнерлек курку салганнар”). Видится две основные причины таких существенных правок в этом фрагменте. Во-первых, по понятиям того времени, татарский полководец не мог возглавлять походы русской армии – упоминание об этом преуменьшило бы роль русского народа как “старшего брата” других народов СССР и отдавало бы “татарским национализмом”. Второй причиной удаления имени Шах-Али (к слову, названного “татарским полководцем”, а не ханом), на наш взгляд, было то, что потенциально это могло породить в татарском сознании представление о татарском народе как самостоятельной силе, способной иметь своего лидера, тогда как упоминание не только самостоятельной, но и просто отдельной от российских государей политической фигуры из национальных меньшинств в России опять же противоречило идеологическому тренду того времени. В позднейших редакциях “Письма” встречаются и другие примеры преуменьшения татарской субъектности, что видно при сравнении ранних и поздних редакций.


Источник фото: 100tatarstan.ru


В опубликованных татарских и русских текстах имеются незначительные различия по содержанию. Сличение текстов показало, что некоторые редакторские правки, внесенные в первую официальную публикацию “Письма” на татарском языке (6 марта 1943 г.), были сделаны под влиянием первой печатной публикации перевода “Письма” на русский язык (февраль 1943 г.).

Защитить “Идел йорт”

“Письмо татарского народа” полностью публиковалось несколько раз в 1943 г. и один раз в 1946 г. За период публикации “Письма” его татарский и русский тексты претерпели неоднократные правки по содержанию. Среди самых существенных можно отметить следующие. В двух самых ранних публикациях татарского текста “Письма” – в виде листовки (февраль 1943 г.) и в газете “Кызыл Татарстан” (6 марта 1943 г.) – имеется предложение: “На землях Крыма и Кавказа рекой льется кровь наших братьев и слезы наших сестер”. Во втором издании “Письма татарского народа”, вышедшем отдельной брошюрой в том же 1943 г., слова о родстве татар с народами Кавказа уже отсутствуют. Возможно, упоминание о родстве татар с народами Кавказа было удалено из письма в связи с началом депортации ряда народов Кавказа, начавшейся изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 октября 1943 г. о выселении карачаевцев из Карачаевской автономной области «в связи с тем, что в период оккупации многие карачаевцы вели себя предательски». Наконец, из последней полной публикации письма (1946 г.) исключено упоминание и о “наших братьях, проливающих слезы в Крыму”. Причиной удаления этого предложения были выдвинутые советскими властями против крымских татар обвинения в массовом предательстве и депортация крымско-татарского народа в 1944 г. Из татарского текста письма в 1946 г. было исключено даже такая безобидная фраза, как “в прошлом татарский народ сумел сберечь свою культуру” (несмотря на то, что во всех публикациях русского текста она была оставлена). 


Источник фото: islamnews.ru


Еще одно наблюдение. В «Письме» для обозначения татарской Отчизны был использован образ «Идел Йорт» (в русских изданиях это выражение переведено как «родная Волга»). Эти слова были заимствованы авторами документа из татарского народного дастана «Идегей», и оставлены даже в последнем полном издании «Письма» на татарском языке (1946 г.), хотя в результате постановления ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 г. «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» фактически было запрещено даже упоминание этого эпоса. 

В условиях тяжелейшего противоборства с нацистской Германией и ее союзниками советское руководство было вынуждено использовать все возможные ресурсы для мобилизации населения, в том числе временно смягчить давление на национальные культуры. В «Письме татарского народа» это выразилось в призыве к яростной борьбе с немецкими фашистами во имя спасения от фашистского ига этнически родственных татарам народов Крыма и Кавказа, апеллировании (пусть и весьма осторожном) к историческому прошлому татарского народа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here