«Путин говорил, что надо восстанавливать»: есть ли будущее у Казанской студии кинохроники?

0
90

Татарстанские кинематографисты знают один из способов борьбы с фальсификацией истории и антифильмами

В следующем году исполняется 60 лет со дня создания Казанской студии кинохроники, а в этом празднуется 100-летие ТАССР, в собирании наследия которой она активно участвовала. Однако деятельность прекращена уже добрый десяток лет назад, а бывшие работники открыли студии у себя дома. «БИЗНЕС Online» выяснил, кто и почему добивается возрождения структуры, которая бы снимала о жизни учителей и рабочих в эпоху YouTube и TikTok.

Ильдар Ягафаров: «Когда сейчас какие-то ностальгические кадры гуляют в «Инстаграме» — это все Казанская студия кинохроники. Сейчас она лежит на боку, никто о ней не вспоминает — может, стыдно, а может, просто забыли». Фото: Андрей Титов

«СТУДИЯ КИНОХРОНИКИ ДОЛЖНА БЫТЬ ПЕРВЫМ БРЕНДОМ ТАТАРСТАНА»

«Везде при упоминании 100-летия ТАССР используются материалы Казанской студии кинохроники. Но о ней никто не вспоминает», — говорит председатель союза кинематографистов РТ Ильдар Ягафаров. Действительно, кадры хроники появились, например, и в фильме, показанном на итоговой коллегии минкульта РТ в конце января. «Без этого просто невозможно — только студия снимала хронику открытия заводов, важные события, все, что касалось Татарстана. Когда сейчас какие-то ностальгические кадры гуляют в „Инстаграме“ — это все Казанская студия кинохроники. Сейчас она лежит на боку, никто о ней не вспоминает — может, стыдно, а может, просто забыли. Она фактически не существует, хотя должна быть первым брендом Татарстана, потому что только с ее помощью сохранились уникальные кадры», — подчеркивает Ягафаров.

Официально киностудия была создана в 1961 году по распоряжению Совета Министров РСФСР, однако Татарское отделение «Союзкинохроники» появилось еще в 1932 году. В военные годы его присоединили к Куйбышевской студии кинохроники в качестве корпункта и не спешили восстанавливать полноценное отделение и после 1945 года, хотя в республике был даже свой завод кинопленки. На ее базе появилась любительская студия, которая, как пишет в своей научной статье А.Т. Сабитова, и могла «убедить руководство страны в необходимости создания собственного центра киноиндустрии в Казани». Здание бывшего казанского техникума кинопленки реконструировали под киностудию, а в 1961 она получила юридический статус. Там работали одна из главных кинодокументалистов современной России Мария Разбежкина, оператор Валерий Севастьянов, снимавший фильмы Алексея Учителя, Станислава Говорухина


«Весь документальный кинематограф делился на три категории: к первой относилась центральная студия докфильмов в Москве, ко второй — Ленинградская киностудия, к третьей — Казанская. Все остальные студии — всего 14 — относились к четвертой категории. Мы обслуживали Башкирию, Удмуртию, Чувашию, Марий Эл — у нас везде были свои корпункты. На студии в свое время работали 300 человек», — рассказывает директор организации Михаил Михайлов. — Потом наступили 90-е годы, когда все рвали, что могли. Казанскую студию никто не крышевал, Москва не платила зарплату. И она постепенно стала разрушаться из-за прекращения финансирования».

Согласно базе данных «Контур.Фокус», ФГУП «Казанская студия кинохроники» (ее директором с 2002 года был Михайлов) в 2006 году прекратила деятельность путем преобразования в ОАО «Казанская киностудия» (в 2012 его возглавил антикризисный менеджер Николай Борисов). Общество с ограниченной ответственностью, в свою очередь, было закрыто в 2018 году. В 2012 и 2013 году ФНС пыталась организацию обанкротить, однако территориальное управление Росимущества погасило задолженность. При этом фактически студия кинохроники перестала существовать еще в 2011 году — ее последний фильм снял тогдашний худрук Алексей Барыкин.


«Студия мучительно умирала пять лет, ее убивали, она пыталась выжить, но не смогла. В 2009 году финансирование кино резко сократилось — сказался финансовый кризис. Минкульт России практически перестал выделять деньги, а Республика Татарстан не смогла помочь киностудии, поскольку та находилась в федеральном ведении. Ситуация осложнялась тем, что пленочная технология постепенно отмирала и производственные мощности студии оказались не востребованы. Это было неправильно, поскольку хорошего цифрового кино, „Редов“ и „Алекс“, тогда еще тоже не было: фильмы просто снимались на дрянные видеокамеры, пока кинооборудование, дававшее великолепное изображение, простаивало», — писал Барыкин в 2017 году, когда произошел крупный пожар в уже не эксплуатируемом здании студии.

«Есть необходимость сделать республиканскую киноиндустрию, ведь в свое время мы были на первых местах, у нас существовала удивительная операторская школа, мы являлись одними из лучших», — уверен Михаил Михайлов (справа). Фото: Андрей Титов

«ИЗ-ЗА ЭТОГО КРИЗИСА МОГУТ ПОЯВИТЬСЯ АНТИФИЛЬМЫ»

Михайлов считает, что за возрождение студии кинохроники должен взяться минкульт РФ и обеспечить региональное финансирование документального кино. «Сейчас каждый сидит в своей норе у себя в квартире и снимает что хочет и как хочет. Есть необходимость сделать республиканскую киноиндустрию, ведь в свое время мы были на первых местах, у нас существовала удивительная операторская школа, мы являлись одними из лучших. Сегодня этого нет, весь творческий потенциал уплывает в Москву, Санкт-Петербург или за границу. Катастрофическая ситуация в этом плане! А без хроники жить нельзя. Вот Путин говорил об искажении истории, а ведь это обязанность хроники — фиксировать происходящее, факты. Без нее невозможно подойти ни к какому вопросу. Если ее не будет, то истории грозит искажение, каждый будет снимать в соответствии со своей точкой зрения. Нужна централизованная организация этого процесса», — уверен он. При этом, по решению правительства РФ, уже восстанавливаются иркутская и хабаровская студии кинохроники.


Ягафаров поясняет — сейчас хронику происходящего в Татарстане обеспечивает либо пресс-служба президента республики, либо телеканалы. «А хроника жизни писателей, учителей, рабочих в регионах уходит, ее нет. Поэтому сейчас нужно создать механизм, который начнет этим заниматься. Нужна комиссия со стороны государства по кинематографии. Этот хаос нужно прекращать. Мы не знаем, куда двигаться. Из-за этого кризиса могут появиться антифильмы, которые ругают правительство, и так далее», — сокрушается режиссер.

«Люди будут смеяться, что мы какие-то скучные вещи рассказываем, мох поднимаем. Но на самом деле это очень актуальные вещи. Даже Владимир Путин говорил, что надо срочно восстанавливать кинохронику. Мы потеряли ее в 1990-е — начале 2000-х. А сейчас даже управление документальных фильмов в Москве восстанавливается. Правительство и режиссеры через 50 лет споткнутся о то, что не найдут информацию о каком-то человеке. Заказное документальное кино, фоторепортаж — это одно. А хронику создавать сейчас нужно обязательно», — подчеркивает председатель союза кинематографистов РТ.

К слову, Путин действительно после встречи с мастерами и студентами ВГИКа 17 октября прошлого года дал поручение до 30 марта разработать во взаимодействии с кинематографическим сообществом и представить предложения по возрождению в России государственного производства документальных и научно-популярных фильмов, в том числе с использованием имущества киностудий, находящегося в собственности РФ.

Виктор Клячкин: «То, что мы безвозмездно передали всю фильмотеку в Госархив, означает, что теперь они не вправе просить у нас деньги. А они все равно требуют». Фото: Андрей Титов

«КИНОСТУДИЯ СУЩЕСТВУЕТ ТОЛЬКО В ЛИЦЕ РУКОВОДИТЕЛЯ»

После закрытия студии кинохроники все права на созданные ею материалы принадлежат Республике Татарстан. Госархив РТ осуществляет оперативное управление этими правами. Как рассказал «БИЗНЕС Online» замдиректора Госархива РТ по хранению аудиовизуальных документов и обязательного экземпляра Сергей Горохов, в электронном виде часть хроники — 840 кинодокументов — выставлена на портале Net-Film, которая представляет собой коммерческую структуру, существующую в рамках государственно-частного партнерства. По сути, это открытый архив, где выставляют свои киноматериалы многие студии, в том числе Госфильмофонд, и где любой желающий может посмотреть эти материалы бесплатно.

При это сами создатели кинохроники этими правами не обладают и им приходится выкупать свои произведения, что не устраивает кинематографистов. «Мы с Виктором Клячкиным делали проект „Дыхание времени“, и нам понадобился материал. Мы пошли в наш архив и купили свой же материал, хотя правообладателем является Казанская студия кинохроники. Мы сделали этот фильм с уникальнейшими кадрами и написали, что в конце 90-х хроника в Татарстане осталась в виде телерепортажей», — говорит продюсер Олег Суров. «То, что мы безвозмездно передали всю фильмотеку в Госархив, означает, что теперь они не вправе просить у нас деньги. А они все равно требуют», — вторит ему звукорежиссер Клячкин, который проработал на киностудии 38 лет.


Горохов на это замечает, что те кинодокументы, которые были получены как архивный фонд, можно получить во временное безвозмездное пользование — но предоставят их только источнику комплектования (например, той же Казанской студии кинохроники). «И если она запросит свои фильмы, то мы обязаны их предоставить. Но сегодня она существует только в лице руководителя, а другим организациям — институтам, телекомпаниям, киностудиям — представить материалы мы не можем», — говорит Горохов.

При этом он добавляет, что часть материалов осталась в том самом заброшенном ныне здании: «Я так понял, что само помещение продано и какие-то кинопленки остались там. Мы не знали, где они находятся, и не смогли все вывезти. Новые хозяева все закрыли и законсервировали». Поскольку прошло уже много лет, пленка могла прийти в негодность — для ее хранения нужна определенная температура.

«Когда делается фильм и нужно воссоздать эпоху, пригодится кинохроника. Она зарабатывает не сразу, а чуть позже, даже спустя столетие». Фото: pixabay.com

«ГОВОРЯТ, ЧТО В YOUTUBE ВСЕ ЕСТЬ, НО ЭТО НЕ ТАК»

Главной причиной необходимости восстановления студии кинематографисты считают возникшую лакуну в фиксации повседневности. «Телевизионщики имеют свою установку — снять медийных лиц, а работяги, строители, материалы, экологи? Никакой конкретики нет. Журналисты вряд ли снимут трогательные кадры о первом снеге и повседневной жизни горожан. Недавно я был в „Кольце“ в кинотеатре и 40 минут смотрел рекламу — китайских фильмов, американских, потом пошли порошки и прокладки. А раньше показывали полезную информацию о нашем регионе. Это можно восстановить, ведь киножурнал „Между Волгой и Уралом“ до сих пор жив. Почему-то в Сибири это пока работает, а у нас прикрыли», — говорит Суров. Он признает, что сегодня подача хроники должна быть другой — формат «На Волге широкой» уже не подходит для современного зрителя. «Говорят, что в YouTube все есть, но это не так. Однажды я искал ролик, который был там два года назад, и не нашел», — поделился продюсер.

Ягафаров считает, что нужно работать с институтом Татарской энциклопедией. «Его директор Искандер Гилязов может подсказать нам около 100–120 человек, которых можно снять — взять интервью, запечатлеть на даче, дома, как они пишут, лечат, тушат пожары. Мы из этого сделаем материал на час, это все сдадим в архив и законсервируем. Вот наша работа. Стоит она примерно 50 миллионов в год. Это не такие большие деньги для республики, чтобы сохранить крупный архив. Иначе люди будут забыты», — говорит он.

«Если с коммерческой точки обсуждать, можно привести в пример Красногорский архив кинофотодокументов. Там в определенной температуре на полках лежат пленки с Лениным, Гитлером, Сталиным — вся хроника. Они торгуют ими, за такими кадрами стоит очередь. Пожалуйста, берите наш архив, чтобы они торговали и отчисляли правообладателям. Когда делается фильм и нужно воссоздать эпоху, тоже пригодится кинохроника. Она зарабатывает не сразу, а чуть позже, даже спустя столетие», — объясняет Суров.

Сейчас не хватает работы для татарстанских кинематографистов, поэтому все готовы снимать хронику — как опытные творцы, так и молодые. Фото: pixabay.com

«МНОГИЕ СТУДЕНТЫ СНИМАЮТ ЕРУНДУ И СЧИТАЮТ СЕБЯ ПРОФЕССИОНАЛАМИ»

Михайлов рассказал, что в 90-е годы к нему приехал покупатель из Англии и просил продать ему всю хронику «за сумасшедшие деньги». «Они потребовали так: „Привезите, мы снимем копии и вернем назад“. Естественно, мы отказались от такого варианта. Западные государства заберут всю хронику с потрохами!» — считает директор киностудии.

К тому же сейчас не хватает работы для татарстанских кинематографистов, поэтому все готовы снимать хронику — как опытные творцы, так и молодые. «Сейчас у нас есть очень талантливые люди. Факультет кинематографии хотят закрыть и перевести отделение на театральный факультет КГИКа. Из 7 направлений осталось только 2! Есть молодые талантливые ребята, которых мы сами обучали, я уже не говорю о своих ровесниках, которые знают о кино все, и даже преподавали», — говорит Михайлов. Кинематографистам необходимо помещение и оборудование для съемки — а кадры, как они уверяют, найдутся.

«Кино сползло — сейчас это „рекламщики“, „свадебщики“, „снимальщики с дронов“ — одним словом, шабашники. Многие студенты снимают ерунду и считают себя профессионалами, и исправить их уже невозможно. Само направление подготовки исчезает, а его нужно удержать. Нам нужно запечатлеть внутренний мир человека. Церквушки, лошадки, парки — это не кино. Кино — это человек, а его надо открыть. Никто этим не занимается и даже близко не подходит к этому процессу. Из кино сегодня получилась мыльная пена, и все становится хуже и хуже. А если что-то надо снять, то мы приглашаем из-за границы или Москвы и платим сумасшедшие деньги», — вздыхает Михайлов.

Валерия Завьялова

Фото на анонсе: Андрей Титов

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here