Рафаэль Хакимов: «Абракадабра, или История о том, как серая мышь стала серым кардиналом»

0
129

Многолетний директор института истории уверен, что необходимо ставить вопрос о роли АН РТ в делах республики. Сегодня она нулевая

Недавнее так и не состоявшееся присоединение Института истории им. Марджани к Институту археологии им. Халикова по-прежнему активно обсуждается научной и не только общественностью Татарстана. В том числе идет дискуссия о нынешнем состоянии Академии наук РТ. Рафаэль Хакимов, возглавлявший институт истории с его основания, уверен: АН РТ нуждается в реформировании. «По хорошему счету АН РТ должна стать гуманитарной академией, как и задумывалась», — пишет Хакимов в статье для «БИЗНЕС Online».

Рафаэль Хакимов: «Как-то в разговоре с нынешним президентом АН РТ я Академию обозвал абракадаброй. Он не понял и полез в словарь искать значение слова. Не нашел, остался в неведении»Рафаэль Хакимов: «Как-то в разговоре с нынешним президентом АН РТ я академию обозвал абракадаброй. Он не понял и полез в словарь искать значение слова. Не нашел, остался в неведении» Фото: Сергей Елагин

«ЭТО БЕСИЛО РУКОВОДСТВО АН РТ, ВЕДЬ ДЕНЬГИ ШЛИ МИМО НИХ»

Как-то в разговоре с нынешним президентом АН РТ я академию обозвал абракадаброй. Он не понял и полез в словарь искать значение слова. Не нашел, остался в неведении. Изначально, когда учреждали Академию наук РТ, в нее заложили те противоречия, которые привели к сегодняшнему кризису. Теперь АН РТ проще заново отстроить, нежели пытаться что-то изменить, тем более вся администрация за сохранение уютного болота.

Вначале Академию наук РТ воспринимали как атрибут суверенитета. В то время никто особенно не вникал в структуру и функции АН РТ. Первый президент АН РТ Хасанов Мансур Хасанович довольно искренне верил, что пришло время большой науки в РТ, и стал объединять под общей крышей все что только можно. Появился гибрид из новых институтов, ставших юридически простыми подразделениями ГБУ «Академия наук РТ», институтов казанского филиала РАН, самостоятельного института истории и еще каких-то подразделений. Причем естественников оказалось намного больше, чем гуманитариев с татарстанской тематикой, хотя изначально академия задумывалась как гуманитарная. В общем абракадабра. На заседании президиума время от времени обсуждают отчеты естественников, среди которых особенно примечательны нефтяные темы. В этом случае ученые оживают и часами спорят об очистке нефти от серы. Но порой вопросы на президиуме оказываются настолько мусорными, что берет тоска, ведь в институте истории даже в отделах не обсуждают такую мелочь. Гигантомания и похвальба постепенно стали знаковыми чертами администрации АН РТ. Ученые были окружены ореолом святости, в их честности и порядочности никто не сомневался, а потому академия стала неприкасаемой.

АН РТ проще заново отстроить, нежели пытаться что-то изменить, тем более вся администрация за сохранение уютного болота«АН РТ проще заново отстроить, нежели пытаться что-то изменить, тем более вся администрация за сохранение уютного болота» Фото: «БИЗНЕС Online»

Со временем наступила эпоха диких рыночных отношений, т. е. все стало покупаться и продаваться, включая честь и совесть. Вместе с торжеством рынка появился сонм шабашников и откровенных жуликов, которые повылезали из всех щелей. В условиях всеобщей расхлябанности авантюристы от науки решили бросить «дохлую кошку» в мир науки, пока вокруг не разобрались, что к чему. Академия стала машиной для имитации научных исследований.

У института истории всегда была своя позиция. Мы, как и во всем мире, включая РАН, считали, что институты АН РТ должны быть самостоятельными в юридическом и финансовом смысле, т. е. должны быть однозначно ГБУ. Такая позиция стала вызовом для АН РТ, ведь институт истории вольно или невольно выглядел конкурентом в плане организации эффективной работы. Рейтинг по международным стандартам у нас рос, а у АН РТ оказался мусорным. Институту шли заказы со стороны госструктур, бизнеса, а также различные гранты, нам предлагали организовывать все новые и новые проекты по исследованию актуальных проблем. Это бесило руководство АН РТ, ведь деньги шли мимо них. Попытки расправиться с нами с помощью прокуратуры РТ и многочисленных доносов не увенчались успехом, хотя нервы потрепали от души.

У Института истории всегда была своя позиция. Мы, как и во всем мире, включая РАН, считали, что институты АН РТ должны быть самостоятельными в юридическом и финансовом смысле«У института истории всегда была своя позиция. Мы, как и во всем мире, включая РАН, считали, что институты АН РТ должны быть самостоятельными в юридическом и финансовом смыслах» Фото: Сергей Елагин

«С ГОДАМИ РЕЙТИНГ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ РОС КАК В ГЛАЗАХ РУКОВОДСТВА РЕСПУБЛИКИ, ТАК И В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ»

Сегодня потребность в современной экономике, пригодной для рыночных условий, остро поставила вопрос о роли научных исследований. О науке заговорили все кому не лень. Но если приглядеться поближе и задать себе вопрос об эффективности науки, то выявится большая разница между похвальбой и реалиями. Одно из самых успешных открытий ХХ века — парамагнитный резонанс. Общеизвестно, что именно на этом эффекте работают томографы. Однако все они сделаны или в Германии, или в Японии. Похоже, и Китай взялся за их производство, но только не Татарстан, хотя здесь родина этого открытия (открыто Евгением Завойским в Казанском государственном университете — прим. ред.).

Шло время, и появились международные критерии эффективности научных исследований. С годами рейтинг института истории рос как в глазах руководства республики, так и в международных организациях, а у АН РТ он оказался мусорным. Вот тут и началось. Для того чтобы поправить дела, АН РТ решила просто ликвидировать институт истории, а сотрудников по своему вкусу присоединить к археологам, будто история — часть археологии, а не наоборот. Снова абракадабра. Что в голове, то и на деле.

Я хорошо понимал предназначение академии, поскольку видел, как работают аналогичные учреждения в США и Германии. Там это клубы выдающихся ученых, определяющих перспективы развития мировой науки. Они консультируют правительства своих стран по развитию научных исследований. Там спонсоры не крохоборы, но и зря платить не станут. Не сказать что отдают предпочтение прикладным дисциплинам, но хорошо понимают, что прикладные исследования не существуют без фундаментальных, а уж история всегда связана с выработкой стратегии развития страны, иначе говоря, идеологией. А там, где появляются идеология и политика, вступают в силу иные критерии оценки и заинтересованность не только общественных, но и государственных органов.

В Татарстане понимание роли науки у руководства существует«В Татарстане понимание роли науки у руководства существует» Фото: Сергей Елагин

«В РЕДКИХ ПЕРЕРЫВАХ МЕЖДУ ПРОВЕРКАМИ ПРОВОДИМ В ЭТОЙ КОМНАТЕ ЗАСЕДАНИЯ ОТДЕЛОВ»

Самостоятельность института истории оказалась как кость в горле АН РТ. По замыслу муж Загидуллиной (Ильдус Загидуллин — завотделом новой истории института им. Марджани  прим. ред.) должен был занять должность директора института. Но попытки поставить его директором не удались. Были у Загидуллиной (Дания Загидуллина — вице-президент Академии наук РТ — прим. ред.) с Мазгаровым (Ахмет Мазгаров — президент АН РТ в 2006–2014 годах — прим. ред.)  планы по ликвидации института. Опять неудача. Впоследствии Дания Фатыховна подключила к своим интригам Салахова (Мякзюм Салахов — президент АН РТ  — прим. ред.). Она была полновластной хозяйкой, королевой бала, блестящим манипулятором и чувствовала за собой солидную поддержку в госструктурах.

В АН РТ все эти годы твердили, что гуманитарные исследования в Татарстане очень специфичны и к оценке их работы не подходят международные критерии. История татар тоже специфична, но тем не менее наш журнал «Золотоордынское обозрение» пользуется авторитетом среди европейских университетов, поскольку у него высокий (по международным стандартам) рейтинг. В связи со скандалом в АН РТ сегодня к нам поступает масса телеграмм со словами поддержки. Это радует, ведь мы работали на наших читателей и с партнерами сотрудничали на совесть.

Не скажу, что внимание к институту со стороны руководства РТ было недостаточным. Скорее, наоборот, мы всегда ощущали поддержку. Институт истории постоянно чувствовал благожелательное внимание, включая финансирование проектов. Последний подарок президента РТ в виде нового здания с готовой мебелью и всеми условиями для эффективной работы не только для нас, но наших коллег в стране и за рубежом стал показателем отношения власти к науке.

О серьезном отношении власти к науке говорит также строительство города науки Иннополиса. Но вот интересная штука, в ее создании Академия наук никак не участвовала. Появление Иннополиса поставило вопрос о роли АН РТ в делах республики. Сегодня эта роль нулевая, чтобы не сказать отрицательная. По хорошему счету АН РТ должна стать гуманитарной академией, как и задумывалась когда-то.

В Татарстане понимание роли науки у руководства существует. Однако столь же большое внимание было и со стороны проверяющих. Даже пришлось в институте выделить им отдельную комнату для чаепития. В редких перерывах между проверками проводим в этой комнате заседания отделов.

Последние наезды на институт и ответная реакция научной и широкой общественности продемонстрировали не только популярность историков, но и также возникшую напряженность в общественных настроениях накануне выборов… Но это уже другая тема.

Персоны: Хакимов Рафаэль Сибгатович

Рафаэль Хакимов

Фото на анонсе: Сергей Елагин


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here