Рафаэль Хакимов: «Российским идеологам невозможно прожить без антитатарской риторики»

0
53

Праздничные мероприятия в День Москвы были омрачены превратно истолкованными сценами из золотоордынского прошлого

Совет муфтиев России возмутился этим скандальным шоу и подсказал, что Россия как империя могла возникнуть только из Орды, а не Киевской Руси. Зачем лить грязь на свои истоки? Надо ли таким способом будить в людях агрессию? Старые и новые мифы о татарах не возвышают, а унижают русских, считает вице-президент АН РТ Рафаэль Хакимов. При этом, по мнению автора «БИЗНЕС Online», фантазия идеологов оскудела, и они используют весь стандартный и набивший оскомину набор антитатарской риторики.

Праздничные мероприятия в День Москвы были омрачены превратно истолкованными сценами из золотоордынского прошлого
Праздничные мероприятия в День Москвы были омрачены превратно истолкованными сценами из золотоордынского прошлого

ЖУРНАЛИСТЫ СТАЛИ КЛОНИРОВАННЫМИ АГРЕССИВНЫМИ РОБОТАМИ

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:
Не вернуться, не взглянуть назад.
За Непрядвой лебеди кричали,
И опять, опять они кричат…

На пути – горючий белый камень.
За рекой – поганая орда.
Светлый стяг над нашими полками
Не взыграет больше никогда.

И, к земле склонившись головою,
Говорит мне друг: «Остри свой меч,
Чтоб недаром биться с татарвою,
За святое дело мертвым лечь!»

Я – не первый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!

Александр Блок, 8 июня 1908 года


В России за последние годы идеология стала заметно агрессивней. В СМИ все комментарии поразительно похожи в своей негативной направленности, будто слеплены на одном конвейере, оценки совпадают слово в слово, даже лексика и интонация дикторов подобраны под стандарт. Журналисты стали клонированными агрессивными роботами. Говорящие головы различаются длиной бороды, блеском лысины, цветом пиджака, но говорят одно и то же под копирку, с утра до вечера, против кого-то и против чего-то.

В результате работы СМИ в пропагандистском лексиконе растет число врагов России, будто страну со всех сторон постепенно окружают. Раньше битвы проходили внутри страны: клеймили Татарстан; затем чеченцев; после замирения Чечни начали отлавливать по вокзалам и на улицах «лиц кавказской национальности», т. е. «черненьких»; затем переключились на мигрантов; нападки на евреев пресекли на корню и правильно сделали. Исчерпав внутренние резервы, начали поднимать на щит «НАШИХ» против украинцев — бендеровцев. Вообще, замечено, что когда в арсенале политического спора не остается аргументов, то друг друга начинают обзывать фашистами.

В новостях украинская тема занимает минимум 25%, столько же времени занимает спорт, дальше идет «чернуха» о США и Европе, наконец, криминал и происшествия. О событиях в России мы узнаем только благодаря Путину, который очень мобилен и знакомит через свою персону с делами страны. Остальных показывают спорадически, случайно, неохотно, в качестве фона, подтверждения главной темы, как винтиков большой машины. О Татарстане говорят или в связи со спортом, или в случае какого-нибудь криминального происшествия. На этой неделе был ураган в Казани, все каналы показывали такие страшные картинки, что казалось, будто третью столицу, наконец, смыло. Открытие завода двигателей Форда почему-то не комментировали. Видимо, о Татарстане позитивное показывать нежелательно.

6a4c014f20d86b524322383cd0b785cf.jpg
Совет муфтиев России возмутился шоу и подсказал, что Россия как империя могла возникнуть только из Орды, а не Киевской Руси

Столько хорошего материала было об Отечественной войне. Казалось, не осталось ни одной незатронутой темы, подняли из архивов буквально все, но о Мусе Джалиле центральные СМИ молчали, будто не было этого символа несгибаемого духа советских солдат. Даже советская тоталитарная пропаганда не решилась игнорировать подвиг джалиловцев. То, что не вспоминали власовцев и поминали бендеровцев, понятно, но забыть татарские легионы, не стрелявшие в «своих», позорно.

«ЭФФЕКТ ЛЮЦИФЕРА»

В последнее время наряду с Украиной начали ругать европейцев, благо с немцами тематика почти неисчерпаемая, но достается и полякам, с которыми оказались давние счеты со времен Речи Посполитой. Вместе с восстановлением вековечной дружбы с Китаем, такой же нерушимой, как Великая китайская стена, появился новый народ для нападок — японцы, они оказались ничем не лучше американцев, немцев и поляков. Они коварные, хитрые, фанатичные, почти как татары. Кто следующий? В арсенале остается еще агрессивный ислам, борьба с ним до конца не раскручена. Пока что обвиняют США в развязывании войн в арабских странах и иезуитски радуются проблемам с беженцами в Европе. Но религиозная агрессивность — тема обоюдоострая, ругаться с ней не безопасно. Хорошо американцы свои ошибки свалили на европейцев, оказавшись в двойной выгоде: расшевелили осиные гнезда в арабском мире и тем самым отвлекли их от палестинской проблемы и заодно создали очередные проблемы в зоне евро.

Агрессия не знает религиозных и национальных различий, ее проявление не могут остановить ни воспитанность, ни образованность. Германия перед Второй мировой войной была исключительно культурной и образованной страной, по своей цивилизованности она превосходила все соседние страны, с ней могла сравниться только Англия, но люди превратились в жестокую машину войны всего за десяток лет постоянной пропаганды ненависти к неарийским народам. Этот механизм превращения цивилизованных людей в агрессивную толпу «НАШИХ» не знает исключений.

SPE4.jpg
В США решили изучить механизм превращения человека в монстра под влиянием обстановки. Опыт получил название «Эффект Люцифера»

В США решили изучить механизм превращения человека в монстра под влиянием обстановки. В начале 1970-х годов группа ученых из Стэндфордского университета во главе с Филиппом Зимбардо устроила импровизированную тюрьму в подвале здания психологического факультета. Они взяли участок коридора протяженностью 10,5 метров и обустроили три небольшие камеры, снабженные железными решетками и черными дверями. Кладовую отвели под камеру одиночного заключения. Исследовательская группа поместила объявления в местных газетах, предлагая мужчинам-добровольцам принять участие в эксперименте. Обратились 75 человек, из этого числа отобрали 21 участника, которые в результате тестов выявили лучшее физическое и психическое здоровье. Половина группы по случайной выборке была отобрана на роль тюремщиков, им раздали форму и темные очки, сказав, что их обязанность — поддерживать порядок в тюрьме. Другой половине сообщили, что они теперь заключенные. По договоренности с полицейским управлением «заключенных» «арестовали» у них дома, надели на них наручники, отвезли в полицейский участок, обвинили в несовершенных преступлениях, сняли отпечатки пальцев, завязали им глаза и доставили в «тюрьму».

Целью эксперимента было попытаться выяснить, почему тюрьма — такое ужасное место. Было ли это из-за того, что там находятся ужасные люди, или тюрьма — это такая жуткая среда, которая делает людей ужасными? То, что обнаружили психологи, было совершенно неожиданным. «Охранники», которые ранее называли себя пацифистами, очень быстро вошли в роль жестоких усмирителей. В первую же свою смену они разбудили «узников» в два часа ночи и заставили отжиматься от пола, выстроиться вдоль стены и выполнять другие унизительные приказы. Наутро второго дня «заключенные» взбунтовались. Они сорвали с себя тюремные номера и забаррикадировались в камерах. «Тюремщики» отреагировали на это, сорвав с «заключенных» одежду и поливая их из огнетушителей; зачинщик бунта был брошен в одиночную камеру. По мере развития эксперимента «охранники» становились все более жестокими, у них стали проявляться садистские наклонности. «Охранники» становились изобретательными в своей жестокости, они заставляли «заключенных» признаваться друг другу в любви, маршировать по коридору в наручниках и с бумажными пакетами на головах. Это была часть общей атмосферы террора. Через 36 часов у одного из «заключенных» началась истерика, и его пришлось отпустить. Еще четверых отпустили позже в связи с «сильнейшей душевной депрессией, приступами плача, ярости и обостренной тревожностью». Двухнедельный эксперимент прекратили через 6 дней.

«Я понимаю теперь, — отзывался один из «заключенных», — что каким бы психически здоровым я ни считал се6я, я не контролировал свое поведение в тюрьме настолько, как мог бы предположить». Другой заявил: «Я начал ощущать, что моя личность распадается, что человек, которого я называл ранее именем […], человек, который добровольно согласился, чтобы его привели в эту тюрьму (потому что для меня она действительно стала тюрьмой, и я не считал это экспериментом или симуляцией…), был отделен от меня и удалился настолько, что в конце я уже не был этим же самым человеком. Мой номер был 416. Я действительно стал этим номером, и 416-й в конечном итоге принимал решения о том, как поступать». Зимбардо сделал вывод, что существуют ситуации настолько жесткие, которые могут пересилить присущие людям склонности. Общественность США была шокирована результатами эксперимента, который получил название «Эффект Люцифера».

 

Как могло такое случиться в демократической стране? Это казалось абсурдным. Но последующие события в Гуантанамо и Ираке подтвердили выводы ученых: человек, поставленный в определенные социальные условия, становится монстром. При этом не важна национальность. Наше воспитание, образование, цивилизованность и даже религиозность отходят на второй план. Любой религиозный фанатизм подобен фашизму, что видно на примере ИГИЛ. «Эффект Люцифера» объясняет не только поведение нацистов или фашистской «Русской освободительной армии», но и стремление советских людей добровольно, ради премии и даже с удовольствием расстреливать заключенных в 30-е и последующие годы. «Эффект Люцифера» говорит: в некоторых случаях вы можете взять нормальных людей из хороших школ, счастливых семей и благополучных кварталов и сильно повлиять на их поведение, всего лишь изменив непосредственные условия их окружения. Вызывая агрессивность в людях, российские идеологи порождают общество Люцифера. Это опасно.

«ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА» ДОКАТИЛАСЬ!

Недавно «Литературная газета» разразилась статьей доктора исторических наук Владимира Шульгина, который возмущается либерализацией учебников относительно татаро-монгольского ига, Куликовской битвы, татарской дани и, вообще, положительными отзывами о татарах. Для него все это предательство русских интересов. «Устранение понятия ига, — пишет он, — от которого духовно и физически страдал русский народ, стремясь к освобождению, борясь за свободу, способствует навязыванию ига гораздо более худшего, а именно — самоедства или национального нигилизма. У русского народа в результате парализуется воля. По естественному закону органической связи верха и низа общества это самоубийственное настроение распространяется с культурного верха на широкие народные массы». Получается, писать правду об истории — значит заниматься самоедством и ограничивать волю русских. Если не унижать татар, то ослабляется воля русских! Замечательный пример шовинистической логики. «Литературная газета» докатилась! Сегодня русские имеют все, что можно в принципе пожелать: державу, язык, систему образования, все ведущие СМИ, финансы, армию, громадную территорию — дальше некуда. Чем тут татары могут мешать? Ведь Татарстан настолько маленький, что из Москвы его не видно и на русские земли он никогда не покушался. Шульгин пишет: «Глава государства прав, говоря о «державообразующем русском народе». Настало время эту вековечную истину применить и к истории, ну хотя бы понять, что насильственное вычеркивание из анналов сведений о татарском погроме и иге унижает Россию и русских». Каким образом великодержавность может быть связана с наличием или отсутствием татарского ига? Почему русских должно унижать вычеркивание мифов о татарах? Понять трудно. Похоже, кому-то надо сохранить татар в качества объекта постоянных нападок.

kulik.jpg
«В отличие от сомневающихся в реальности Куликовской битвы, я считаю, что она все же была»

В отличие от сомневающихся в реальности Куликовской битвы, чем возмущается Шульгин и комментаторы, я считаю, что она все же была, но интересно, где она происходила? В Тульской области, где стоит памятник, ее точно не было. Одна из наиболее убедительных версий гласит, что место битвы располагалось на окраине Москвы. Отыскав поле битвы, можно было бы заняться выяснением воинского состава со стороны Дмитрия Донского, поскольку серьезные ученые утверждают, что великий князь возглавлял ордынское войско, в котором приняли участие также русские князья. И у меня остается третий вопрос: если Дмитрий Донской победил татар, то почему он чеканил монеты от имени Тохтамыша и платил ему дань? Объяснение простое — он воевал на стороне Тохтамыша.

Согласен, русским не хотелось платить татарскую дань, т. е. налоги, если даже они составляют всего лишь 10% с души, а для русских — с «дыма». Даже сегодня мало кто хочет платить налоги, включая очень богатых. Но без налогов не может жить государство. Русские князья до Орды были, конечно, свободными, и это было ценностью, но их братоубийственную вражду могли остановить только татары, что тоже было ценностью. Ключевский, который вообще не симпатизировал татарам, писал: «Власть хана была грубым татарским ножом, разрезавшим узлы, в какие умели потомки Всеволода III запутывать дела своей земли. Русские летописцы не напрасно называли поганых агарян батогом божиим, вразумляющим грешников, чтобы привести их на путь покаяния». Между прочим, до татар русские князья драли со своих русских подданных три шкуры. Для русских тяглецов 10% было невиданным послаблением. При этом за 10% татары содержали дороги, ямы (почтовые станции) и обеспечивали защиту русских от тевтонцев. Не такая уж большая плата за такую работу. Нам бы сегодня такую же дань. Посчитайте, сколько Татарстан платит Москве! 10% покажется фантастически мизерной цифрой. Попробуйте за 10% содержать армию и знаменитые российские дороги, про которые Уинстон Черчилль сказал, что это не дороги, а направления.

f4d50b42dd.jpg
Памятник-колонна Дмитрию Донскому установлен в Тульской области на месте, считающемся эпицентром Куликовской битвы

В Золотой Орде можно было спокойно и довольно быстро проехать из Крыма до Китая, не боясь быть ограбленным. Когда много позже уже в Российской империи Пржевальский решил поехать в Китай тем же путем, то никаких дорог уже не нашел, а русская дань при этом росла с каждым днем непомерно. Иван Грозный отменил все привилегии православных монастырей, введенных ханами. А Петр Великий и того хлеще — он узаконил крепостничество, ввел порку и продажу людей, увеличил налоги в 6,5 раз! Ключевский писал: «Начиная с 1704 года один за другим вводились сборы: поземельный, померный и весчий, хомутейный, шапочный и сапожный — от клеймения хомутов, шапок и сапог, подужный, с извозчиков — десятая доля найма, посаженный, покосовщинный, кожный — с конных и яловочных кож, пчельный, банный, мельничный — с постоялых дворов, с найма домов, с наемных углов, пролубной, ледокольный, погребной, водопойный, трубный — с печей, привальный и отвальный — с плавных судов, с дров, с продажи съестного, с арбузов, огурцов, орехов» и другие. За религиозные верования была отдельная дань. За ношение бороды и усов — отдельные расценки, свадебные налоги и т. д., т. п. Ханам не снилась такая непомерная, бессмысленная, разрушительная дань. Петр ополчился на бороды и одежду. Купцам за торговлю русским платьем — кнут, конфискация и каторга. Война с бородами и кафтанами была просто безобразна, породила в людях отчаянное сопротивление реформам. Но он не успокоился на этом. Петр перелил церковные колокола в пушки, отнял у монастырей распоряжение их вотчинными доходами, установил монополии: к прежним смоле, поташу, ревеню, клею и т. п. прибавились соль, табак, мел, деготь, рыбий жир и дубовый гроб. Драли налог за дубовый гроб, чтобы даже после смерти русские люди страдали от этой русской дани Петра Великого. Соль продавалась государством вдвое дороже против подрядной цены. Ни один из татарских ханов не был так непомерно жесток к русскому народу, как Петр. За любую провинность — конфискация имущества, лишение всех прав, кнут, каторга, виселица, политическая или физическая смерть. Именно он ввел разнорядки на заключенных, которые должны были умереть на строительстве кораблей или галерах. Он требовал подготовить «несколько тысяч воров» и отправить их на строительство той или иной крепости. При нем появились специальные тюрьмы, объединенные с заводами, — прототип концлагерей. Петербург был построен на костях россиян, в том числе тысяч татар, согнанных на финские болота, чтобы строить столицу наперекор здравому смыслу. Численность нации при Петре сократилась на одну пятую! Это же демографическая катастрофа! А мы все твердим, что Петр — реформатор, а Бату — узурпатор. Так, какое иго лучше «татарское» или «русское»? Конечно, иго предполагало кроме налогов еще и воинскую повинность, но она и сегодня есть, и этим никто не возмущается, а в остальном русские были вольны жить так, как им вздумается, т. е. в православной вере.

СТАРЫЕ И НОВЫЕ МИФЫ О ТАТАРАХ НЕ ВОЗВЫШАЮТ, А УНИЖАЮТ РУССКИХ

Российским идеологам никак невозможно прожить без антитатарской риторики, и они решили омрачить День Москвы превратно истолкованными сценами из золотоордынского прошлого. Совет муфтиев России совершенно справедливо возмутился этим скандальным шоу и подсказал, что Россия как империя могла возникнуть только из Орды, а не Киевской Руси. Зачем лить грязь на свои истоки? Надо ли таким способом будить в людях агрессию против татар? Православные молчат, а ведь в их истории не было более благоприятного периода, нежели Золотая Орда. Черная неблагодарность наряду с агрессивностью тоже стала частью российской политической культуры.

Старые и новые мифы о татарах не возвышают, а унижают русских, ибо найдутся люди, которые начнут выяснять правду об основании самой Москвы как города. Они узнают, что город появился на мордовских, а не русских землях, что Юрий Долгорукий к строительству Москвы не имеет никакого отношения. Татищев отмечал в князе такие черты: «…великий любитель женщин, сладкой пищи и пития; более о веселиях, нежели об управлении и воинстве прилежал… Сам мало что делал…» Юрий Долгорукий правил в Суздале и Киеве, он основал город Юрьев, названный в его честь, и Дмитров. В Москву же однажды заехал как в пограничное поселение своего Суздальского княжества, и есть сведения, что он дал там для князя Святослава Ольговича «сильный» обед, как выражались в старину. Нельзя княжеское застолье, точнее пьянку на заимке, называть основанием города. Москва стала городом во времена Даниила Александровича, младшего сына Александра Невского. Даниилу досталось в удел княжество малое и скудное. В то время Москва уже существовала как городок. Интересно, кем построена?

памятник-Юрию-.jpg
Памятник Юрию Долгорукому на Тверской площади в Москве

Злые языки говорят, что Москва была основана в 1272 году для финских поселенцев по прямому указанию Менгу-Тимура. Основанием для такой даты служат документы о строительстве первой церкви на территории нынешней Москвы. В 1147 году никакой церкви не было, значит, и Москвы не было. По церковным документам, якобы Даниил (он еще был малолетним и не мог княжить), только лишь получивший в удел земли и села, построил в 1272 году среди бора, на Боровицком холме, на том самом месте, где жил в уединенной хижине пустынник Вукол, деревянную церковь Спасо-Преображения. Это было за 54 года до основания Успенского Собора и за 67 лет до обнесения Детинца (нынешнего Кремля) дубовою рубленою стеною. Честь строительства церкви приписали Даниилу, но главное здесь — год основания, а не мнимая честь. Москва в самостоятельный удел была выкроена для Даниила в 1276 году. Он стал княжить в 1277 году по решению хана Менгу-Тимура, как, впрочем, любой князь на Руси. В ХIII в. также были выстроены «Крутицкий Архиерейский дом» и «Новоспасский монастырь». Москва стала разрастаться в настоящий город при Иване Калите благодаря его дружбе с Узбек ханом. Что же, спрашивается, праздновала Москва этой осенью, да еще оболгав своих строителей?! Опять мифы?

Фантазия российских идеологов оскудела, поэтому они никак не могут забыть ни покрывшуюся мхом тему Куликовской битвы, ни татарское иго, ни татарскую дань, весь стандартный набор антитатарской риторики. Если пропаганда и дальше будет нагнетать агрессию, то она однажды обернется против своих благодетелей, а мы станем свидетелями «Эффекта Люцифера».

Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Александр Блок, 31 июля 1908 года

Фото: ялюблюмоскву.рф, livejournal.com

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here