«Реестр нуждающихся, к сожалению, у нас шире, чем список желающих помочь»

0
150

Глава благотворительного фонда ДУМ РТ о том, почему закят платят не все, а люди предпочитают дать садака, чем уделять свое время нуждающимся

Самое милосердное подразделение ДУМ РТ, фонд «Закят», в эти дни хоть и справило новоселье, переехав по адресу ул. Габдуллы Тукая, 89, ставит перед собой прежнюю цель — подтолкнуть богатых мусульман помогать бедным. Чем отличается закят от садака и только ли деньги нужны неимущим — на эти и другие вопросы «БИЗНЕС Online» отвечает генеральный директор благотворительного фонда «Закят» Булат Марданов.

Благотворительный фонд «Закят» ДУМ РТ помогает людям выполнить важнейшее предписание Аллаха, один из 5 столпов ислама, а именно выплату закята, обязательного ежегодного налога в пользу неимущих

Теперь благотворительный фонд «Закят» ДУМ РТ расположен по адресу ул. Габдуллы Тукая, 89 

«ЕСЛИ У МУСУЛЬМАНИНА ЕСТЬ 270 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ СВОБОДНЫХ СРЕДСТВ, ОН ОБЯЗАН ВЫПЛАЧИВАТЬ ЗАКЯТ»

— Булат Раифович, вы возглавляете благотворительный фонд «Закят» ДУМ РТ. Судя даже по названию, он помогает людям выполнить важнейшее предписание Аллаха, один из пяти столпов ислама, а именно выплату закята, обязательного ежегодного налога в пользу неимущих. Кстати, у татар-мусульман это принято делать обычно в месяц Рамадан.

— Да, большинство людей стремятся делать больше благих дел именно в месяц Рамадан. Связывают это с тем, что в такой месяц награда от Всевышнего увеличивается многократно, но выплату закята желательно привязывать к тому дню, когда появился нисаб.

Для того чтобы человек выплачивал закят, должно быть соблюдено несколько условий. Во-первых, он должен быть достаточно обеспеченным с точки зрения шариата, в исламе подобное определяется наличием нисаба. Это те минимальные свободные средства, которыми обладает человек, помимо своих долговых обязательств и трат на основные нужды. Размер нисаба равняется 85 граммам золота, на сегодняшний день это около 270 тысяч рублей. Если человек имеет такие деньги и они остались у него по истечении лунного года, только в том случае для него становится обязательной выплата закята. Это один из пяти столпов ислама, приказ Всевышнего.

— Есть ли проблема сбора закята в нашей республике?

— Культуры выплаты закята в Татарстане до сих пор нет. Это касается состоятельных так называемых этнических мусульман, которые к мусульманам себя причисляют по рождению или каким-то искренним субъективным ощущениям, но не практикуют ислам в своей жизни и не соблюдают все пять столпов ислама. Они говорят, что верят в единого Аллаха, но про закят не знают.

Булат Марданов - генеральный директор благотворительного фонда «Закят»

Булат Марданов — генеральный директор благотворительного фонда «Закят»

— Возможно, они самостоятельно платят или просто не отличают закят от садаки?

— Есть такое. Но садака — это милостыня добровольная, а закят — обязательная. Его размер должен быть не менее одной сороковой, или 2,5 процента, от имеющихся средств. Закят выплачивает богатый мусульманин нуждающимся мусульманам. Только мусульманам! При этом обращаются к нам за помощью в равной степени и мусульмане, и представители других конфессий. Так что приходится находить различные способы привлечения средств еще и в качестве садака, чтобы помогать людям вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности. Садака в фонд приносят чаще (кстати, в основном это пенсионеры), но по суммарным объемам средств собранного закята складывается больше. Принципы распределения закята нарушать мы не можем, так как они прописаны в Коране, а фонд свою деятельность осуществляет в строгом соответствии со Священной книгой. Так вот в 60-м аяте суры «Тауба» («Покаяние») Всевышний перечисляет 8 категорий нуждающихся, у которых есть право на получение закята. Ими могут быть только бедные, нищие, путники, должники и так далее.

— А если, допустим, человек задолжал по ипотечному кредиту?

— Нет, по ипотечному кредиту помочь не сможем, хоть он и является долгом. Если мы начнем помогать ипотечникам, то перед нашим офисом выстроится огромная очередь и фонд разорится. Тем более кредиты запретны для мусульман. Но есть пожилые люди, которым просто нечем платить за коммунальные услуги… И тогда мы не отказываем.

«В 2019 году в Татарстане собрали и раздали тысячам нуждающихся семей 1 110 тонн гушр-садака» 

«ЛЮДЯМ ЧАСТО ТРЕБУЮТСЯ НЕ ДЕНЬГИ, А ВОЛОНТЕРСКАЯ ПОМОЩЬ»

— А как вы определяете: нуждающийся человек или нет?

— Схема следующая. Если человеку требуется помощь, он может просто позвонить по номеру телефона (843) 225–33–22 либо обратиться в наш офис по адресу: Казань, улица Габдуллы Тукая, 89/14. Информация о нас есть также и на нашем сайте. Нужно прийти, написать заявление и приложить необходимые подтверждающие документы, для каждой категории есть свой перечень. Далее их изучает специальная комиссия. Все документы нуждающихся проверяются: мы связываемся с лечащими врачами, если человеку нужна медицинская помощь, или управляющей компанией, если речь идет о долгах за коммунальные услуги, и тому подобное.

— Тем не менее со стороны состоятельных благотворителей существует недоверие к фондам. Им проще отдать деньги лично в руки…

— Это право человека — оказать помощь тому, кому он считает нужным.Тем более что, по сути, и частный благотворитель, и фонд ставят перед собой одну и ту же задачу — помочь людям. Просто фонды занимаются этим профессионально, с системным подходом к делу, со знанием эффективного распределения средств. Поймите: иногда, как бы это ни звучало цинично, собирать деньги на лечение человека бывает просто бессмысленно — если у него нет шанса на выздоровление, они не помогут. Но средства точно могут помочь другому тяжелобольному. Поэтому мы работаем в тесной взаимосвязи с врачами. Да, я соглашусь, что вопрос доверия по отношению к фондам продолжает стоять. Однако ровно настолько, насколько он ставится и перед нуждающимися. Отличие фонда от физлица в том, что мы работаем в рамках правового поля РФ: подотчетны минюсту, налоговой инспекции, ежегодный аудит обязателен. Поэтому все-таки оказывать материальную помощь нуждающемуся через фонд намного надежнее. Но скажу откровенно: людям часто требуются не деньги, а волонтерская помощь, то есть время и внимание, которые ни за какие деньги не купишь. И признаюсь, сейчас у фонда большая нехватка рабочих рук. Люди сегодня предпочитают дать садака и забыть о человеке, хотя нередко нашим тяжелобольным подопечным требуется уход.

«У нас очень плодотворно заработал уникальный для Татарстана центр социализации детей-инвалидов и их родителей «Хаят». Сейчас его бесплатно посещают 250 казанских семей»

«КАК ТОЛЬКО ДЕТЯМ СТАВИТСЯ ОПРЕДЕЛЕННЫЙ ДИАГНОЗ, АВТОМАТИЧЕСКИ ЕГО «ПОЛУЧАЮТ» И ИХ РОДИТЕЛИ»

— То есть вы оказываете не только материальную помощь?

—Работаем в нескольких направлениях. В приоритет для себя ставим денежную помощь на лечение тяжелобольных детей, продовольственную помощь населению и социализацию семей, воспитывающих детей-инвалидов.Только в прошлом году нам за счет собранного закята и садака удалось оплатить лечение и реабилитацию 53 детей, а всего с 2016-го — более 200. Но, вникая в эту тему все глубже и глубже, мы стали более системно подходить к данному вопросу. Оказалось, что государство и общество сегодня в определенной степени заботятся о физическом оздоровлении тяжелобольных деток, но мало кто задумывается об их здоровье психологическом и духовном. Поэтому у нас очень плодотворно заработал уникальный для Татарстана центр социализации детей-инвалидов и их родителей «Хаят». Мы увидели, что, как только детям ставится определенный диагноз, автоматически его «получают» и их родители. В результате семьи, в которых воспитываются дети с особенностями развития, замыкаются в себе, живут в состоянии постоянного стресса, их круг общения сужается до врачей и социальных служб, они порывают связи с друзьями и родственниками, все маршруты ведут к реабилитационным центрам и больницам. У таких родителей нет выходных, они круглосуточно привязаны к своему ребенку. Их не отпускает депрессия, что грозит им эмоциональным выгоранием. А это, безусловно, отражается на ребенке. Потому появилась идея создать для таких детей и их родителей центр социализации. Здесь для детей несколько раз в неделю проводятся занятия по социально-бытовому ориентированию, чтобы привить им минимальные навыки самостоятельности, уроки с дефектологами, психологами. Благодаря нашему центру многие ребята научились общаться, заботиться друг о друге и дружить. В это время для мам мы тоже даем возможность встряхнуться: организовываем им занятия по фитнесу, встречи с психологами, услуги стилистов и прочее. Сейчас центр бесплатно посещают 250 казанских семей.

— Семейный детский сад получается…

— Можно сказать и так. Кстати, с прошлого года опять же на средства коммерческого гранта в центре «Хаят» у родителей появилась возможность оставить своих деток на несколько часов под профессиональным присмотром медсестер и социальных нянь, а самим отлучиться по своим делам. Или просто посвятить это время себе, в конце концов. И вот здесь у нас ощущается острая нехватка волонтеров.

— Проект центра «Хаят» тоже реализуется за счет средств закята и садака?

— С 2017 года мы активно начали участвовать в коммерческих и государственных грантах. Центр «Хаят» реализуется благодаря гранту президента РФ. Как видите, нематериальная помощь для людей важна не меньше — благодаря ей наши подопечные ощущают поддержку и системную опеку на протяжении многих лет.

«Благодаря продовольственным сборам только в прошлом году нам удалось раздать 950 семьям продуктовые наборы и 1 150 семьям — 5,5 тонны мяса»

«БЕЗДОМНЫЕ ЖИВУТ СРЕДИ НАС. А ЛЮДИ СТАРАЮТСЯ ИХ ОБХОДИТЬ СТОРОНОЙ»

— Помощь в виде продовольствия вы тоже принимаете?

— Разумеется! Благодаря продовольственным сборам только в прошлом году нам удалось раздать 950 семьям продуктовые наборы и 1 150 семьям — 5,5 тонны мяса. Кроме того, с 2017-го в Татарстане по инициативе ДУМ РТ обширно проходит кампания по сбору гушр-садака (одной десятой части собранного урожая по осени). 1 110 тонн овощей и фруктов собрали и раздали тысячам семей! Кроме того, четыре раза в неделю мы организуем благотворительные обеды: в доме ветеранов на улице Дубравной, для шакирдов медресе «Мухаммадия» и бездомных. К сожалению, люди стараются не замечать нищих и обходят их стороной. Но они живут среди нас, выживают как могут, хотя не знают, чем будут питаться на следующий день. Осенью и зимой им тяжело особенно: у них нет ни крова, ни еды, ни сезонной одежды. Поэтому в фонде действует еще и бесплатный пункт приема и выдачи одежды, предметов быта, медицинского оборудования. Пункт пользуется бешеной популярностью у нуждающихся. Но есть и такое, что приносят вещи мусульманские предприниматели в качестве закята, и мы уже не имеем права передать их никому, кроме как мусульманам. Некоторые люди обижаются из-за этого на нас. Одна женщина даже грозилась пожаловаться муфтию, потому что ей не дали приглянувшееся платье.

«К нам обращаются за помощью в равной степени и мусульмане, и представители других конфессий. Так что приходится находить различные способы привлечения средств, чтобы помогать людям вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности»

— Как происходит передача пожертвований?

— Если человек приходит в наш фонд, чтобы заплатить закят, мы в первую очередь устанавливаем, лежит ли на нем вообще такая ответственность. В процессе общения часто выясняется, что он по шариату не является богатым. В этом случае предлагаем ему выплатить садака. Если же его материальное состояние отвечает условиям выплаты закята, то предлагаем ему два варианта: либо человек доверяется нам и мы полностью берем на себя все заботы по дальнейшему распределению средств, либо предлагаем ему из нашей базы список нуждающихся, к которым он может самостоятельно сходить и помочь.

— Обязательно нужно идти к вам в офис?

— Нет, все виды дистанционного перечисления денег у нас действуют — и онлайн, и оффлайн.

— Сколько на сегодняшний день в реестре «Закята» людей, которым необходима помощь?

— У нас есть постоянная база, там числятся более тысячи семей из Татарстана. Есть обращения и из соседних регионов. Эта база постоянно обновляется, видоизменяется, кто-то выбывает из списка в связи с тем, что жизнь налаживается, но обращаются новые… Когда не справляемся сами, координируем подопечных с другими благотворительными фондами и партнерами. То есть мы являемся площадкой, которая связывает нуждающихся и тех людей, которые готовы помочь. Но реестр нуждающихся, к сожалению, у нас шире, чем список желающих помочь.

Альфред Мухаметрахимов

Фотографии предоставлены благотворительным фондом «Закят» ДУМ РТ

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here