Режиссер «Зулейхи»: «Чулпан и Гузель обижают совершенно незаслуженно»

0
289

Авторы фильма говорят, что снимали «о добре и прощении», а в РТ вспоминают «Зулейху» Гаяза Исхаки — трагическую пьесу 100-летней давности

Накануне завершилась первая неделя показа многосерийного фильма «Зулейха открывает глаза», который даже до окончания премьеры уже наделал много шума. Его создатели отбиваются от нападок в татаро- и исламофобии, очернении советской действительности и просто в халтурном подходе к делу. «БИЗНЕС Online» обратил внимание на то, что в пятой серии Зулейха наконец-то сняла платок, а наши эксперты считают, что Татарстан за свои деньги получил «неоднозначный продукт».

Гузель ЯхинаВчера поздно вечером завершилась первая неделя премьерного показа сериала «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной

«ДЛЯ МЕНЯ ПРОИСХОДЯЩЕЕ — МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА»

Вчера поздно вечером завершилась первая неделя премьерного показа сериала «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной. Канал «Россия-1» не управился, как предполагалось ранее, с фильмом за одну «рабочую» (сейчас это слово приходится брать в кавычки) неделю. Напомним, ранее предполагалось, что все 8 серий покажут с понедельника по четверг двумя эпизодами в день. В итоге же получилось немного странное программирование — одна серия за вечер, но две во вторник, словно ведущий Владимир Соловьев, который появляется на экране вслед за «Зулейхой», прогулял эфир, отвлекшись на баттл со своим коллегой Василием Уткиным. В результате фильм стоит в сетке «России-1» на следующей неделе также с понедельника по четверг, хотя осталось только три эпизода. Можно предположить, что в последний день зрителям покажут, скажем, фильм о фильме или обсуждение сериала с его авторами.

Между тем страсти вокруг праймтаймового кино на главном госканале страны только раскаляются. И теперь речь не только о критике со стороны представителей национально ориентированной татарской интеллигенции. Как призналась исполнительница заглавной роли Чулпан Хаматова на телеканале «Дождь» и в совместном прямом эфире с Яхиной в «Инстаграме» фонда «Подари жизнь», она получает большое количество проклятий и оскорблений: «Что я не люблю свою родину, оскверняю память о своей родине. Имеется в виду не только Татарстан, а вообще история современной России. Меня это сильно удивило, потому что я давно считаю, что раскулачивание — это убийство огромной части сельского хозяйства, трагедия и преступление. И вдруг я обнаруживаю, что очень большое количество людей думают по-другому».

Партия «Коммунисты России» во главе с Максимом Сурайкиным, не путать с КПРФ,даже потребовала запретить показ сериала. «Любой пасквиль на советское прошлое — плевок в лицо всему нашему российскому народу. Эти господа, являясь антисоветчиками, пытаются притянуть за уши любые факты, которые позволили бы очернить советское прошлое», — сказал Сурайкин изданию «Подъем».


«Для меня происходящее — морально-этическая катастрофа, — сказала Хаматова в прямом эфире „Инстаграма“. — На съемках я говорила, что все упрощено и, наоборот, боялась, что та историческая действительность, которая воссоздана в картине, недостаточно жестко и болезненно даст зрителям ощущение той трагедии, которая произошла. Я боялась того, что это будет чересчур лайтово. Но такого рода претензии мне даже в голову не могли прийти». Для актрисы показ сериала — фундаментально важный шаг в национальном самосознании. «Мне кажется, для нашего сегодняшнего общества очень полезно говорить об этом времени так, как написана эта книга», — сказала она на «Дожде». «Мне кажется, это здорово, что такой сериал выходит на канале „Россия-1“, — говорила Яхина в прямом эфире с Хаматовой. — Я тоже боялась, что голос истории не будет слышен, что в фильме будет слишком много мелодрамы. Но уже в первой серии есть цифры раскулаченных, закадровый голос рассказывает о народе, а не только об одной женщине. Поэтому мне кажется, фильму удалось соблюсти баланс между тем, что можно показывать и можно смотреть».

Камиль Самигуллин прокомментировал сцену секса в мечети, пояснив, что она была снята в павильоне и затем смонтировала

Однако неоднозначным отношением в современной России к сталинской эпохе дело не ограничилось. Высказался и муфтий РТ Камиль Самигуллин — он прокомментировал сцену секса в мечети, пояснив, что она была снята в павильоне и затем смонтировала: «Сам я однозначно считаю, что показ откровенных сцен по ТВ и не только — это аморально и омерзительно. А для меня образ татарской Зулейхи — это образ, созданный Гаязом Исхаки. И он навсегда останется символом духовной стойкости, целомудрия и преданности своему народу и религии».

Впрочем, авторы сериала «прокололись» на мусульманской теме еще раз, когда в списках заключенных, имена которых выкрикивают на вокзале или набирают на пишущей машинке, фигурируют Шихабутдин Марджани, Равиль ГайнутдинТалгат Таджуддин и другие известные муфтии. Продюсеры уже объяснили, что специалисты по реквизиту просто искали распространенные татарские имена и фамилии. Но из-за откровенной халтуры отдельных членов съемочной команды «Зулейхе» на просторах сети теперь активно «шьют» исламофобию.

Чулпан ХаматоваЧулпан Хаматова призналась, что она получает большое количество проклятий и оскорблений: «Что я не люблю свою родину, оскверняю память о своей родине»

ЗУЛЕЙХА СНИМАЕТ ПЛАТОК

Но какой бы ни была реакция, «главная премьера весны» продолжает идти на «России-1». Со второй серии заставка изменилась на песочную анимацию — цветочный орнамент в стиле национального татарского сменяется теми самыми птицами, легенду о которых рассказывает детям в поезде Зулейха. На экране появляются обещанные федеральные звезды — Сергей Маковецкий, Роман Мадянов, Александр Баширов, а также целый ряд узнаваемых татарстанских актеров.В четвертой серии вновь появляется Роза Хайруллина в виде то ли призрака Упырихи, то ли галлюцинации Зулейхи. И это очень правильное режиссерское решение — для таланта актрисы было слишком мало экранного времени, и к тому же образ Упырихи во всем черном, продолжающей наводить страх на главную героиню, как раз и добавляет той книжной сказочности, которой не хватает сериалу.

Если в первой серии Зулейха почти не говорит, то со второй и далее ее словарный запас расширяется — причем на чистейшем русском языке без всякого акцента, что вызывает улыбку. Кстати, Хаматова увидела в молчании Зулейхи «прекрасную метафору»: «Женщина, лишенная прав, лишенная голоса, понимает, что ответственность на ней, и обретает голос».

Вместе с художественной съемкой присутствует и псевдодокументальная — авторы экспериментируют со скоростью и ракурсами съемки, хотя это и не всегда выглядит оправданным решением, поскольку не совсем понятно, какие цели преследует. Далее ссыльные оказываются в тайге и постановщики словно успокаиваются — теперь они могут сфокусироваться на одной локации, изредка перебиваемой флэшбеками из прошлого персонажей. Частая и утомительная смена событий сменяется вниманием к психологическим портретам героев и осмыслению их поступков.

Даже сцена борьбы Игнатова с волком, до боли напоминающая аналогичный эпизод с медведем из «Выжившего» с Ди Каприо, больше говорит о его внутреннем мире, нежели о внешнем. В целом Игнатов переживает развитие своего характера — от убежденного бойца ОГПУ, который может любить только Родину и Революцию, он превращается в человека, плачущего после тяжелых родов Зулейхи. В промежутке этот герой жалеет голодающих раскулаченных, страдает после их утопления в клетке и благодаря всем этим испытаниям проходит своего рода инициацию, поскольку вверенный ему отряд — это своего рода дети, которых нужно охранять, кормить и воспитывать. И только став им настоящим «отцом», комендант становится готов стать отцом и ребенку Зулейхи. Важно и то, что в каждой серии раскрываются причины ссылки персонажей — и чаще всего это доносы самых близких людей, учеников и товарищей.

В пятой серии, последней из пока увиденных зрителями, где события разворачиваются уже в рабочем поселке Семрук, построенном ссыльными, происходит важное изменение в характере Зулейхи — перед тем, как отнести Игнатову обед, она снимает платок. Формально  для успокоения ребенка, который во сне не отпускает его из рук, но фактически это символизирует разрыв со старыми традициями и устоями. И хотя в следующем эпизоде платок возвращается на место, ее с непокрытой головой уже увидел мужчина. Чуть позже она появляется без платка и перед доктором Лейбе. Как видно из анонса следующих серий, платок продолжит свое причудливое путешествие по голове главной героини.

Забавно, что, в отличие от книги, персонаж Настасьи стал более важным — она составляет любовный треугольник с Игнатовым и Зулейхой. «Когда я подписывала договор с ВГТРК, понимала, что фильм не будет отражением книги, что текст будет достаточно сильно меняться и даже ожидала более сильных изменений. Я знала, что для канала важна мелодрама, и отнеслась к этому с пониманием. Порой этот треугольник очень уж крепкий, но ведь здесь режиссер пытался совместить несовместимое — зрительское кино и все законы сериала, и серьезный авторский подход», — говорит Яхина.

Егор АнашкинЕгор Анашкин считает, что критика картины во многом несправедлива: «Мы снимали фильм о добре, любви и прощении. Но никак не о том, что эти люди, ругающие фильм, в нем усмотрели»

«У МЕНЯ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО 100 ПРОЦЕНТОВ ЭТИХ ЛЮДЕЙ ДАЖЕ КНИГУ НЕ ОТКРЫВАЛИ»

«БИЗНЕС Online» поговорил о претензиях к сериалу с его режиссером, постановщиком таких фильмов как «Кровавая барыня» и «Деньги», Егором Анашкиным, который считает, что критика картины во многом несправедлива.  «Мы снимали фильм о добре, любви и прощении. Но никак не о том, что эти люди, ругающие фильм, в нем усмотрели», — сказал Анашкин нашему корреспонденту и привел такое сравнение. «Это как если бы (может, пример дурацкий, но, тем не менее) людям показали фрагмент, скажем, фресок Сикстинской капеллы, где изображены мужские половые органы. И люди на этом основании писали бы в католическую церковь, мол, как вы смеете, это такое кощунство, чем вы разрисовали капеллу?! , — считает режиссер „Зулейхи“. — Это примерно тоже самое — не видеть общей картины, цепляться за какие-то фрагменты, совершенно отказываться воспринимать ее. Я не про то, что наше кино шедевр, но про то, что так нельзя подходить к вопросу».

Анашкин уверен, что многие критики «Зулейху» и не читали, и не смотрели:  «У меня ощущение, что 100 процентов этих людей даже книгу не открывали и, видимо, в школе плохо учились, если не знают историю своей страны. Каждый — татарская общественность, патриоты — находят то, что у них болит. И мне больше всего в этой ситуации обидно за Чулпан и Гузель, их обижают совершенно незаслуженно».

Кстати, ранее в своих эфирах Хаматова и Яхина объяснили некоторые моменты, связанные с картиной, например, отказ от акцентов и татарского языка был продиктован тем, что главная актриса сериала не знает татарского. «Я к своему стыду, к сожалению, не говорю по-татарски. Я понимаю бытовой татарский язык, но я — дитя сломленного, перелопаченного времени, где единый язык был русским. В моей семье родители говорили по-русски, и я их не виню, это была дистилированная данность Советского Союза с выкорчевыванием национальных признаков», — призналась Хаматова. «Честнее было бы сначала дать татарскую речь, потом перейти на русскую. Но это было бы совсем неудобно для аудитории — читать субтитры, рассеивать свое внимание. Мы побоялись, что это придаст комичности происходящему, поэтому мне показалось, что надо говорить по-русски с вкраплениями татарских слов. Но татарский быт, татарская песня дают понимание, что все происходит в татарской деревне», — считает Яхина.

«Режиссерская версия была ближе к авторскому кино, там было еще меньше разговоров, сцены длились дольше, — рассказала также писательница. — Сцена в мечети продолжалась очень долго, прекрасная сцена раздевания Упырихи длилась и длилась, сцены с жесткостью тоже были длиннее, как мне кажется. Та версия была тяжелее для восприятия, и я понимаю, что при финальном монтаже пытались ее чуть-чуть облегчить».

Кирилл РазлоговКирилл Разлогов: «Читатель представляет себе одно, а на экране видит другое. Но это не значит, что одно хуже, а другое лучше. У каждого свои фантазмы»

«ЧТО ЗА МОНСТРА С ПЛАНЕТЫ МАРС ОНИ НАМ ПОКАЗЫВАЮТ, НУ, НЕЛЬЗЯ УХОДИТЬ В ПАТОЛОГИЮ»

Интересно, что «БИЗНЕС Online» пришлось приложить некоторые усилия, чтобы найти кого-то из известных кинокритиков, которые бы смотрели «Зулейху». Многие вежливо отвечали, что не следят за фильмом, а также не читали и книгу. Приятное исключение — многолетний программный директор Международного московского кинофестиваля, ведущий программы «Культ кино» Кирилл Разлогов. «Я смотрел очень отрывочно, но, по-моему, хорошая профессиональная работа, хотя знаю, что читатели романа в большинстве своем недовольны. Но обычно так и бывает. Это связано с тем, что фантазмы читателей не совпадают с фантазмами режиссера. Просто не могут совпасть. Это очень редкий случай. Читатель представляет себе одно, а на экране видит другое. Но это не значит, что одно хуже, а другое лучше. У каждого свои фантазмы. По моему мнению, повторю, профессиональная работа на основе очень хорошего романа», — сказал Разлогов нашему корреспонденту.

А вот известный казанский журналист и общественный деятель Римзиль Валеев считает, что в сериале очень отличается первый эпизод от всех остальных. «Первую серию я не признаю. Она резко отличается, посвящена татарской деревне, татарской семье — очень слабо, жидко, немотивированно, — сообщил Валеев в разговоре с „БИЗНЕС Online“. — Я читал роман, и когда посмотрел сериал, то убедился, что протест татарской общественности, знающих людей, он абсолютно справедлив. Ибо когда уродливые, негативные главные герои произведения принадлежат одной национальности, а все остальные положительные — другой, я считаю, что это разжигание межнациональной ненависти».

Все остальное, может быть, не шедевр, говорит наш собеседник, но смотрится нормально: природа, суровые реалии раскулачивания, путешествия: «Незнакомым с этой темой людям это в принципе не так важно. Ничего такого в этом нет. Поэтому я считаю, что первая серия портит настроение людей и бросает тень негатива на всю эту киноработу». Валеев считает, что авторы «Зулейхи» зря не обратились к консультантам по татарской теме: «Если бы был консультант по татарским делам, если бы стояла его фамилия в титрах, мы бы с него спросили! Но его, видимо, не было, поэтому сейчас дискутировать об этом бесполезно».


Интересно, что комментирующие сериал все чаще вслед за Камилем Самигуллиным вспоминают другую «Зулейху», пьесу 100-летней давности Гаяза Исхаки про ужасы насильственной христианизации XVIII–XIX веков на Волге и Урале.

«То, что татарская читающая интеллигенция возражает, — это логично, это нормально. Потому что эта интеллигенция знает „Зулейху“ Гаяза Исхаки, — продолжает Валеев. — Там была бомба — насильственное крещение. Поэтому преподнесение этого имени героини, этой легенды, выглядит как альтернатива произведения Исхаки. Его „Зулейха“ — это страшная трагедия, страшная история. И вдруг Зулейха открывает глаза, с ее судьбой, приключенческой клюквой и любовью к Игнатову». При этом Валеев уверен, что нынешний скандал в СМИ послужит хорошей рекламой для сериала, который станет только еще популярнее.

А народный артист РТ, депутат Госсовета РТ Рамиль Тухватуллин в свое время даже снял фильм по «Зулейхе» Исхаки. «Разумеется, сериал смотрю, я и книгу прочитал, когда она только вышла, — рассказал Тухватуллин „БИЗНЕС Online“. — Впечатления от сериала, конечно, неоднозначные. И тут, смотря с какой стороны смотреть. Я сам снял пять фильмов, и для меня очень важна картинка, игра актеров, оформление, постпродакшн и т. д. Но самое главное — содержание, идеология. Все знают, что слово имеет вездесущее значение, но именно кино придает слову еще большую силу. С идеологией, которую описала Гузель Яхина, я совершенно не согласен. То есть книга, с одной стороны, литературно, технологически продуманное произведение, его действительно интересно очень читать. Но это абсолютная технология, массовая культура. И теперь это перешло еще в кино, а в нем акценты сместились на те вещи, с которыми нужно быть крайне осторожными».

Тухватуллин напоминает, что республика вложила в этом сериал средства, которые превышают то, что выделяется на всю кинематографию в Республике Татарстан: «И в итоге получить такой продукт, который, так скажем, неоднозначный, задевает, пусть не всех, но огромные слои нашего народа, нашу гордость… За свои деньги я бы над ситуацией издеваться не стал. Мы радеем за национальность, за сохранение… А тут главная героиня, хоть она и русскоязычная актриса, Чулпан Хаматова, но она татарку играет. Роза Хайруллина — татарка, что за монстра с планеты Марс они нам показывают, ну, нельзя уходить в патологию». Наш собеседник считает, что республика в этих условиях должна была как-то контролировать съемочный процесс. «Книгу прочли, но там не было такого осуждения. Представляете, что делает кино! Думаю, это еще долго будет обсуждаться, — резюмирует Тухватуллин.

Персоны: Самигуллин Камиль Искандерович

Валерия Завьялова, Эльвира СамигуллинаАйрат Нигматуллин

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here