Римзиль Валеев: «Чье-то невежество не может подвергать сомнению героические судьбы Джалиля и одиннадцати татар, казненных фашистами в Берлине»

0
56

В память об авторе «Моабитских тетрадей». Часть 2-я

Памятная дата — 70-летие казни поэта Мусы Джалиля в Берлине — отмечена взволнованными выступлениями участников митинга, состоявшегося 25 августа у памятника поэту перед Казанским кремлем. О судьбе этих героических личностей рассказывалось в статье журналиста и общественного деятеля Римзиля Валеева, которая вызвала у нашего читателя Талгата Бариева бурную реакцию. Оказывается, у истории джалилевцев есть и малоизвестные стороны, а также мысли и сведения, не совсем совпадающие с общепринятой версией. Сегодня мы публикуем ответную статью Валеева, написанную специально для «БИЗНЕС Online».

ЛЖИВОЕ ПОДОЗРЕНИЕ СТРАШНЕЕ ГИЛЬОТИНЫ

Случилось невероятное — в связи с публикацией о 70 летии казни Джалиля и еще 10 татар-антифашистов появился отклик, развенчивающий павших героев, конкретно Героя Советского Союза и лауреата Ленинской премии Мусу Джалиля. Честно говоря, я не ожидал этого. Я только про себя недоумевал по поводу небольшого числа высоких чиновников и литературных генералов на митинге памяти. Оказывается, это не самая большая беда, ведь не у всех желающих была возможность положить цветы к памятникам казненных татар в полдень рабочего дня. Не приходило в голову то, что именно в эти дни тяжелой даты найдется «правдоруб», который заговорит о том, что «Вокруг Мусы Джалиля, его плена и творчества наворочены горы агитпроповской лжи». Ваш покорный слуга назначен одним из «наворотителей» этой самой агитпроповской лжи! Правда, не соскучишься?

Объявленная версия — настоящая сенсация не только всероссийского масштаба, особенно если учесть нынешнюю информационную войну, развязанную в связи с событиями в Украине. Ничто тому не предвещало, так как моя статья никак не располагала к дискуссиям. Наоборот, назывались две безумные крайности: то ли Джалиль и соратники — предатели, то ли фанаты советской системы, обе версии не заслуживали доверия. Думалось, что эти крайности просто безумны настолько, что и говорить не о чем. А писал я не только о Джалиле, скорее, обо всех 11 татарах, казненных в центре Европы. Ведь все еще мало кто знает Гайнана Курмаша, Фуата Сайфульмулюкова, Абдуллу Алиша, Фуата Булатова, Гарифа Шабаева, Ахмета Симаева, Абдуллу Баттала, Зинната Хасанова, Ахата Атняшева, Салима Бухарова, чьи бронзовые барельефы установлены на мраморной стене за памятником Джалиля. Это сборная команда реальных татарских героев из разных стран и регионов, казненных в столице Германии, которая сейчас лидирует в Европейском сообществе. Вот что остается сенсацией последних десятилетий, о которой негоже забывать! Скромная задача, казалось бы, выполнена.

А тут нашелся «компромат»: мол, Джалиль чуть ли не случайный участник тех событий, книги и статьи о нем — пропагандистский штамп, и вообще у него есть внебрачные дети, незаслуженно забытые или оттолкнутые. Настоящий бытовой скандал коммунально-кухонного пошиба. При таком уровне несовместимости слов с реальностью нужно обязательно простить автора, делая скидку на завихрения мозга или свойственную творческой интеллигенции фантазию о теневых сторонах. Эмоциональное восприятие мира часто приводит в противоречие с фактами и документами. Но факты, изложенные в «антистатье», нетрудно проверить, открыв книги или интернет. Кое-кому, вероятно, бывает лень освежить информацию.

Памятник Джалилю в Москве
Памятник Джалилю в Москве

Несостоятельность «сенсации» легко раскроется в конце этой публикации. Сначала нужно разобраться с общей атмосферой, которая порождает парадоксальные вопросы. Один из них такой: надо ли подвергать сомнению героев и гениев советской эпохи в науке, культуре, если сейчас нет Советского Союза, коммунистическая система демонтирована и идеология потерпела крах? Должны ли пройти «люстрацию» миллионы людей, их детство, юношеские мечты, любимые герои, природа родного края и история народов? Не правда ли, кощунственная постановка вопросов? Нет ничего ужаснее для воспитания людей, консолидации народов, чем ревизия и уничтожение святых понятий. Даже в самых неоднозначных ситуациях с этим делом нужно быть крайне осторожным.

ПОЧЕМУ ВОЗМУЩАЕТСЯ «КОТ ЛЕОПОЛЬД»?

Прочитав «антиримзилевскую» статью, я заявил, что прощаю ее автора. Некоторые читатели возмутились. Призыв не устраивать межтатарскую грызню без высокой цели был оценен позицией Кота Леопольда. Вот что написал читатель «22.09» в ответ:

«Очень печально, что Валеев униженно благодаривший ТБ за «антиримзилевскую статью» оказался самим РВ, к которому все еще отношусь с уважением, несмотря на его «котлеопольдовскую» позицию. Вы можете «не видеть и не слышать» комментариев. Но люди не «грызутся», а дают отпор этому типу, пытавшемуся бросить тень на биографию Джалиля, на советское прошлое в целом, обозвав его непотребными словами, и на вашу честность и порядочность в частности. Не знаю, какие «разбудил у вас новые мысли» ТБ и чем «помог осознать важность своих действий», цитирую вас, но думаю, что сидение «меж двух стульев» к добру не приводит».

Что ж, приходится признать, что у протестующих читателей высокая цель все-таки была — защитить Мусу Джалиля от клеветы, отстоять одну из главных этносохраняющих легенд татарского народа от глумления. Тут надо согласиться с автором комментария «22.09».

Но это не значит, что нужно бросаться с камнями на автора как на человека, каким бы он ни был. Тут я действительно «Кот Леопольд». Считаю, что нельзя бороться против человека, писать против него. Я борюсь за свои убеждения, за высокие и прогрессивные вещи, против плохих идей и нехороших явлений, а не против людей. Гад, он и останется гадом, его не исправишь, только сам замараешься. Надо защищать благородные идеи. Живу надеждой, что раскрытая, разоблаченная пошлость и гадость не будет привлекать даже не очень достойного человека.

Я не стану писать никакого «антиталгата», так как не вижу в том никакого смысла. Неважно, что подвигло автора антиджалилевской пасквили (а не «антиримзиля», как сказано в преамбуле статьи) — искреннее заблуждение это или желание пиара, поставив свое имя рядом с легендарными личностями и известными именами. А может, действительно «виноваты» поверхностное мышление, просто дилетантская самонадеянность малоизвестной личности. Мне было бы неловко ставить рядом столь разные понятия — Муса Джалиль и Римзиль Валеев. Даже оценивать события 70-летней давности, сидя на диване перед телевизором или компьютером с чашкой теплого чая. Это нонсенс — замахиваться на великие имена, не владея ситуацией. Просто не понимаю, как автор пасквиля решил «замочить» обезглавленного героя прошлой мировой войны. Разные эпохи, разные категории.

А Талгату Барееву, видимо, захотелось, чтобы люди заговорили в интересном для него свете «дегероизации» Джалиля, несогласия с тем, что его поднимали в советское время, ставили памятники. Странно, что потрясающие стихи моабитских тетрадей, уникальная история с «разминированием» легиона, который должен быть лить кровь своего народа, кое-кем были легко отданы на откуп клеветническим измышлениям. О кощунственной версии заговорили, она получила пиар, даже критика и возмущение читателей «БИЗНЕС Оnline» работает на «герострата».

КОКТЕЙЛЬ НЕВЕЖСТВА И ЛЖИ

Клеветническую статью о Джалиле я склонен считать недоразумением. Чье-то невежество и лень ума не может подвергать сомнению героические судьбы Джалиля и 11 татар, казненных фашистами в Берлине.

Не так уж удивительно и значимо, если здесь смешалась идеологическая и политическая нетерпимость старых противников времен Второй мировой и последовавшей «холодной» войны. Машина пропаганды доктора Геббельса, а после войны идейные противники советского государства (в котором жил 280-миллионный народ!), а теперь РФ всегда найдут, чем замарать белое и как воспеть ничтожество, и как защитить варваров. Я бы держался подальше от государственной политики с той или другой стороны. В стихах Джалиля нет ни слова о Сталине, Ленине, о Советской власти, социализме, Германии и ее вождях. Это даже удивительно для штатного «культорга», созданного германским командованием легиона и татарского комитета «Идель-Урал». Назначенный немцами «Президент» Шафи Алмас свои публичные выступления всегда начинал словами «Адольф Гитлер галижанэплэре» («Его величество Адольф Гитлер»). А вот Джалиль, штатный поэт татарского посредничества, созданного при министерстве восточных оккупированных территорий, политической конъюнктурой не отличался. Даже репертуар агитбригады состоит из песен советской поры. В своих стихах Джалиль писал только о жизни, смерти, о добре и зле, о народе, родной стране, верности. И своими тетрадями и гибелью на гильотине доказал миру смысл жизни и уровень экстремально высокой поэзии. Которую, оказывается, теперь некоторые называют «агитпропом». Собственно и раньше находились такие типы. Один из них в маниакальном экстазе как-то сказал устами персонажа своего художественного опуса, что якобы Джалиль написал поэму «Атилла», посвященную Гитлеру. И даже, мол, получил издательство и квартиру в подарок. А где эта поэма и квартира? Джалиль получил гильотину в тюрьме Плетцензее! Тем оправдан на века. А поэзия его в двух дошедших до нас моабитских тетрадях. Там все ясно сформулировано и проверено. В течение 5 лет (1946 – 1952) специальные органы проверяли версию предательства и закрыли розыскное дело о Джалиле, который будто бы гуляет в Западной Германии и Турции. Подтвердилось только то, за что установлены памятники в Казани, Москве, Петербурге. После этого вряд ли стоит искать грязь в этой судьбе.

ПИСАТЬ ОБ ЭТОМ НЕ ХОЧЕТСЯ, НО НАДО

Все это так. Но я считаю, что все равно надо вести диалог с теми, кто заблуждается или не согласен, недостаточно осведомлен. Хотя бы для того, чтобы сделать молодым инъекцию от морали подонков и циников, чтобы четче, яснее сформулировать для них идеи добра, величия героев. Особенно важно говорить по поводу спорных вещей, связанных с великими понятиями и личностями. Ради того, чтобы новые поколения вновь не споткнулись о старые пни, не попадались в одни и те же капканы.

Знаете, почти всегда людей привлекает альтернативная точка зрения, особенно деготь на чьих-то воротах, тем более грязь на лике выдающейся личности. Есть господа, которые на этом делают бизнес, куют свою популярность. Им знакомо маниакальное наслаждение Герострата. Но все равно странно, что даже некоторые татары, зная, как оклеветана история нашего народа, склонны заниматься вандализмом, разрушением брендов татарского народа. Кул Гали, Кол Шариф, Тукай, Джалиль, Фатих Карим — трагические фигуры, погибшие в молодые годы, успев выполнить свою историческую миссию. У нормального человека рука не может тянуться к ведру с дегтем. Но у некоторых все же тянется. Потому и надо терпеливо отделять зерно от мякины, правду от лжи.

А ТЕПЕРЬ ПО СУЩЕСТВУ ВОПРОСА

После публикации «антиримзиля» я перечитал книги и статьи по Джалилю. Некоторые за 15 – 20 лет подзабылись, появились новые факты. Появились также новые, более осознанные оценки. Нельзя считать, что все знаешь и понимаешь, однажды прочитав или послушав великие стихи, рассказы. Классика меняется в зависимости от внутреннего состояния самого читателя, его духовного и интеллектуально роста. Оказывается, зря иногда молчал, слушая некоторых новых «гениев» литературы, которые скептически оценивают творчество Джалиля, Такташа, Фатиха Карима, сопоставляя с собой и другой эпохой. Долго еще нам надо жить, пока появится такие же вещи, созвучные эпохе. Дай бог, чтобы кто-то так же пронзительно раскрыл мелодию и внутреннее содержание времени.

Автор пасквиля — не первый, кто обнародовал точку зрения некоторых эмигрантов, оставшихся после войны на Западе. Мне тоже мой земляк Гариф Султан в 1990 году обеспокоенно говорил, что он Джалиля не предавал, не казнил, как пишут в казанской прессе. В этом я с ним согласился. Версию о том, что антифашистское подполье в легионе появилось после победы Красной Армии под Сталинградом для оправдания себя перед советскими властями, выслушал внимательно. Тщательно расспросил. Переговорил с другими эмигрантами. Посмотрел публикации. И не поверил этой легенде. Гариф абый не дал доказательств, документов, подтверждающих его версии. Все обещал написать мемуары. Но ничего не написал. В декабре 1991 года я еще раз выслушал доводы и мысли. Но факты меня не убедили, что Джалиль, Курмаш и остальные не подрывали легион, не боролись против фашистов. Не стоило завидовать тому, что им ставят памятники. Гильотина четко расставила, кто за кого был. И сегодня придумывать об этом новые версии, называть «агитпроповской ложью» многолетнюю исследовательскую работу уважаемых личностей Юрия Королькова, Константина Симонова, Гази Кашшафа, Рафаэля Мустафина, Булата Султанбекова (Ровеля Кашапова и других сотрудников органов безопасности и партийных чиновников Татарстана не упоминаю, среди них тоже были честные, порядочные люди) более чем кощунственно.

Почему-то не хочется объяснять, оправдывать, доказывать. Как-нибудь потом расскажу и о своих встречах с Шихапом Нигмати, Гарифом Султаном и другими непосредственными участниками и свидетелям тех событий. Их уже в живых нет. А тогда ничего не написал, ни с кем не обсуждал альтернативные версии о Джалиле. Понял, что легенда о нем стоит на очень крепком постаменте. Были коллеги, которые написали сенсационные статьи, не буду упоминать имена. Не хочу позорить никого, в том числе начитавшегося «сенсационных» статей Талгата.

«ПРИГОВОР ОКОНЧАТЕЛЕН….» 

Нужно внести важное уточнение, связанное с приговором германского суда. Бариев пишет: «… в июне 1944 года произошло покушение на Адольфа Гитлера, после этого все обвиняемые в государственных преступлениях стали поголовно приговариваться к смертной казни. Именно под этот каток и попала группа сопротивления Курмаша-Джалиля». На самом деле смертный приговор группе татарских антифашистов был вынесен 12 февраля 1944 года. Он не приводился в исполнение по процессуальным мотивам, полагаю, в связи с обжалованием приговора. Известно, что татарский эмигрант Галимжан Идриси вместе муфтием обращались к властям с просьбой заменить смертную казнь и сохранить жизнь их соплеменникам (этот не совсем точный термин я применяю в качестве синонима словам «татарин» или вовсе неуместное слово «соотечественник». Фактически эмигранты не всегда являются соотечественниками). О своих хлопотах по спасению собратьев мне говорил сын Галимжана — Ильдар Идриси, который сам носил передачу Джалилю и встречался с ним. Действительно, после покушения на Гитлера 20 июля 1944 года (а не в июне, как пишет автор отклика), ситуация изменилась. Было принято решение в месячный срок привести в исполнение все вынесенные смертные приговоры, завершить следствие по всем государственным преступлениям. Факт подрыва и разложения легиона «Идель-Урал» группой Курмаша-Джалиля был доказан следствием и судом. При желании и наличии основании Джалиль мог на суде оправдаться и сохранить жизнь. Этого не случилось… Странно, некоторые лица до сих пор подвергают сомнению реальную подпольную деятельность татарских антифашистов, среди которых был известный поэт, скрывающийся под фамилией Гумеров. Факты по его деятельности собраны и проверены в течение многих десятилетий.

ПРАВДУ МОЖЕТ УЗНАТЬ КАЖДЫЙ

Жаждущим правды о поднятых в ней вопросах советую прочитать беседу Булата Султабекова и Рафаэля Мустафина, опубликованную в журналах и книге «По следам оборванной песни». Книги Мустафина, Ахтамзяна, Султанбекова оснащены реальными фактами и документами. Есть куча других свидетельств, документов, только надо не лениться и прочитать, послушать, посмотреть. Все уже сказано.

Итак, Казым Миршан действительно передал в посольство Советского Союза в Риме тетради Джалиля, Алиша и других. Рафаэль Мустафин встретился с Миршаном в Турции и написал об этом. Эти блокноты были переданы по линии СМЕРШ в Москву, но там потерялись. До сих пор не найдены. Скорее всего, их выкинули, когда убедились, что секретных данных в них нет. А может, где-то еще лежат.

Казым Миршан ошибается, думая, что «Моабитские тетради» доставил он. Дошедшие до нас две тетради вернулись другим путем. Одну доставил Андре Тиммерманс (он реальный человек, а не Миммерманс!) в посольство СССР в Брюсселе. Другую тетрадку привез легионер, уроженец Башкирии Нигмат Терегулов, отдал в Союз писателей ТАССР. Очень скоро он за это был арестован в Казани и умер в лагерях. Слишком много крови и страданий впиталось в эти стихи…

По поводу семьи и детей Джалиля тоже не хочется говорить сегодня, в контексте пасквиля ТБ. Он здесь тоже ошибается.

Законную жену и вдову Джалиля звали не Анна Петровна, а Нина Константиновна Сейфуллина. Так написал и Джалиль на обложке моабитской тетради. Амина, выросшая в Москве дочь казанских татар, приехавших по вербовке, поменяла свое имя на Нину, а отчество «Кутдусовна» записано «Константиновна». Фамилию сохранила. Так что автор той бесславной статьи обманул, заявив, что у Мусы русская жена. Нетрудно понять мотивы перемены имени и отчества Амины — в русскоязычной среде непривычные имена вызывают вопросы и часто в быту или официально у татар и других народов появляются русские «псевдонимы». Такое позорное явление встречается в нашем обществе сейчас. В других странах эти имена, как правило, не переводятся. Но это беда общественного сознания и неправильной политики. За нее Нину-Амину нельзя винить.

Часто имена берут для выживания. С легионерами работал и в Берлине казнен не Залилов, а Гумеров. Со своей фамилией Мусу могли ликвидировать еще в лагере. Председатель Союза писателей, депутат, бывший работник журналов, издаваемых ЦК партии и комсомола…

О ДЕТЯХ ДЖАЛИЛЯ

В антистатье написано о детях не совсем точно, хотя в части семьи я не сильно возражаю автору. Внебрачные дети Джалиля — Альберт и Люция — официально признаны самим поэтом и государством. Никто их не скрывал, не оттеснял. Если Люция ханум рассказывал автору что-то, надо было давно написать о ней.

Альберт вырос с отчимом, к которому тепло относился. Статус незаконнорожденных детей мог сказываться лишь в общественном мнении, что могло отразиться в их отношениях с законной женой и дочерью поэта. Это глубоко личное дело самих этих людей.

Когда русский парень Родион Артемьев на татарском языке читает стихи Джалиля, люди вытирают слезы
Когда русский парень Родион Артемьев на татарском языке читает стихи Джалиля, люди вытирают слезы

Дети и внуки Джалиля для меня тоже одинаково дороги вне зависимости от их статуса. Особенно дороги те, кто знает творчество Джалиля, изучает татарскую культуру, язык. Никто тут никого не ограничивает. И сейчас еще не вечер. Особенно дороги наследники духа, идеалов, творчества Джалиля. Например, на митинге памяти 25 августа стихи Джалиля проникновенно прочитал на татарском языке 7-классник гимназии №155 г. Казани Родион Артемьев — русский парень, хорошо изучивший татарский язык. Его родители и учителя у меня вызывают самые глубокие чувства уважения. Для меня они тоже в том же высоком ряду настоящих культурных людей, какими были замечательные классики литературы. Это лучшее проявление души любого народа…

Для меня не так важен официальный статус детей поэта. Люция и Альберт родились в 1935 – 1936 годы, практически до женитьбы поэта. Отец их признавал, помогал как мог, хотя ситуация непростая. Союз писателей СССР и органы власти в этом плане тоже вели себя порядочно. Альберт и Люция вместе с законной женой и дочерью поэта получили наследственные свидетельства и свою долю от Ленинской премии отца. Остальное — личное дело самих родственников. Жаль, что сводные дети одного отца не смогли сблизиться, но это лишь мои эмоции. Все решают они сами, личные дела не регулируется общественностью и государством.

СТИХИ И ПОТОМКИ — ПОСЛАНИЕ В БУДУЩЕЕ

Сейчас никого не удивишь ни гражданским браком, ни приходящим отцом, ни внебрачными детьми. Гены могут проявиться в потомках, хотя не сразу и необязательно. Внебрачными детьми были великий поэт Василий Жуковский, а так же Леонардо да Винчи. Свежая рана — ушел из жизни мой друг Равиль Бухараев, который 23 года назад через меня передавал подарки единственному своему ребенку — казанской дочери Софье. Накануне своей смерти он при мне встречался со свои внуком — рыжим мальчиком в очках. Правда, не успел оформить официально, наследовать дочери и внукам (теперь их двое) права. Все равно род выдающегося поэта будет продолжен. Остальное зависит от потомков самих.

Обо всем этом надо говорить и слушать. На митинге Чулпан Мусиевна просила издавать стихи отца. Накануне 70-летия Победы стихов Джалиля, Фатиха Карима других поэтов-героев нет в магазинах. Это нонсенс! Говорят, скоро в Таткнигоиздате выйдет новая книга Джалиля на татарском языке. Это хорошо! Но еще недостаточно. Героев нужно читать, издавать, уважать. О них надо ставить спектакли, снимать сериалы документальных фильмов, пока очевидцы и знатоки живы.

Любить великих героев воспитывают детей в хороших школах и семьях. Никогда не стоит заставлять погибших героев оправдываться. Ведь сами они не могут ответить. ТБ мне дал повод поделиться этими сокровенными мыслями. Как-нибудь поговорим более подробно обо всем этом. В другой раз и по иному поводу. А нынешний повод слишком горький…

Читайте также:

«Вокруг Мусы Джалиля, его плена и творчества наворочены горы агитпроповской лжи».

http://www.business-gazeta.ru/article/113433/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here