Ринат Билялетдинов: «Мне засела в голову фраза Минниханова: «Вот хоккей, там свои воспитанники есть, а в футболе – нет»

0
47

Почему в этом году «Рубин» не встречается с болельщиками, когда футболистам можно ходить в McDonald’s и как собрать на матч 17 тыс. человек. Часть 2-я

Главный тренер «Рубина» Ринат Билялетдинов и гендиректор клуба Айрат Гараев убеждены, что нынешнюю рубиновскую эмблему нельзя назвать «петухом», и настаивают на том, что она вполне удовлетворяет основную массу болельщиков. Во второй части беседы с читателями «БИЗНЕС Online» в рамках интернет-конференции они рассказали о своем видении футбола, Лобановском и Венгере, а также английских командировках. Кроме того, они пообещали реформу клубного сайта и озвучили серьезные задачи, которые ставит перед казанцами руководство республики.

КАКУЮ БЫ КОМАНДУ СЕБЕ НЕ РИСОВАЛ, ВСЕГДА УПРЁШЬСЯ В РЕАЛЬНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ

— Ринат Саярович, вы понимаете, что клуб сейчас в непростой ситуации, звезд нет, ожидания большие, но кроме того, есть вызов, связанный с вами. Следующий сезон — это сезон, когда вы должны доказать себе и людям, что вы можете на большом уровне тренировать и побеждать. Есть ли у вас такое ощущение? Критики со стороны говорят: «Вот он не тренировал, не выигрывал ничего на серьезном уровне. Разве чудеса бывают?»

Ринат Билялетдинов (Р.Б.): Что-то вы много про чудеса. Игроки дают чудеса, хотя и тренеры могут.

Айрат Гараев (А.Г.): А можете ли вы в ответ сказать, кто из тренеров премьер-лиги является «Заслуженным тренером РФ». Посмотрите в интернете, за что дается звание «Заслуженный тренер Российской Федерации». Вы удивитесь.

— Все эти звания не стоят одного выращенного футболиста, которого зовут Динияр Билялетдинов. В Казани мы, к сожалению, ни одного, такого же, пока не вырастили.

— Кроме Ленара Гильмуллина. Прекрасный был парень, после него очень долго никого не было. Но не будем забывать историю, в Татарстане всегда было достаточно качественных игроков. Что объединяет людей? Общая история и, как бы это цинично не звучало, общий враг. Общая история у нас есть, скоро и Ринат Саярович, надеемся, впишет в неё свои страницы.

— В этом сомнения нет, но, возвращаясь к Ринату Саяровичу, вы вызов принимаете, есть ли у вас сомнения в самом себе? В чем ваши козыри?

Р.Б.: Ни в чем не сомневается только ограниченный человек, всегда нужно подвергать сомнению и переосмыслению то, что ты сделал, корректировать свои планы в соответствии с реальностью. Я не могу сказать твердо, что я все знаю. Но есть канва и есть направление, которых я придерживаюсь, и изменять себе не буду. Но есть нюансы, новые веяния, за которыми я стараюсь уследить. К сожалению, сейчас очень мало аналитических статей, которые раньше выходили едва ли не еженедельно. Приходится домысливать самому, отталкиваясь от картинки телевизора. Но какую бы ты команду себе в мозгу не рисовал, ты всегда упрешься в реальных исполнителей. Это живые люди, которые, как и мы, имеют свои плюсы и минусы, имеют склонность ошибаться, имеют слабости, хотят отдохнуть и т.п. Человек есть человек. Создать команду единомышленников очень непросто. Поэтому сомнения у меня всегда есть, и должны быть, но должна быть и уверенность в том, что ты все делаешь правильно. А если ошибаться, то отвечать за свои ошибки. Шарахаться от одного упражнения к другому, отрывая от нормального ритма тренировочного процесса, чтобы про нас сказали, что мы модные? Когда я учился в ВШТ, то ссылались на цитаты Бориса Аркадьева, казалось бы, — это ведь 50-е годы! Но его отдельные тезисы актуальны и сейчас.

Ленар Гильмуллин
Ленар Гильмуллин

Человек, отрицающий прошлое, как в жизни, так и в футболе, не имеет будущего. Что касается звания, его я получил, к счастью, или, к сожалению, за подготовку молодых игроков. Там есть определённое количество, которое нужно подготовить, что-то за 30, когда количество переросло в качество. Когда начали считать, то получилось, что я еще и не всех вспомнил. Когда начали их оценивать по ценам transfermarkt, то получилось $45 млн., это еще по ценам 2009-2010 года. Туда еще не попали нынешние игроки, которые могли попасть в сборную: Смольников, Дьяков, Полоз, Габулов. Те ребята, с которыми я работал в молодежке 5-7 лет назад, мы с ними сейчас встречаемся, и они говорят, что многие вещи, которые сейчас делают, они тогда не понимали. Благодарили за то, что у них состоялась карьера, и они не застряли где-то на уровне спортшколы. Получить звание «Заслуженного тренера» за взрослые достижения… Мне хочется верить, что это в будущем. Подбор исполнителей всегда определяет мысли и желания тренера.

«НАБИУЛЛИНА ПРОСТО ТАК НЕ СЪЕСТЬ»

— Разница же есть между воспитанием молодежной команды и руководством взрослой?

— Конечно, есть. Зрелый мастер всегда переоценит твои слова и скажет: «А мне раньше это приносило успех, зачем я буду делать это, когда я делал другое?» Поэтому, чтобы умудренный опытом пескарь не дремал, нужно в команду запускать молодую щуку, которая взбудоражит. Когда появился Набиуллин, то забегали люди, которые думали, что после отъезда Мавинги на это место в стартовом составе им будет пробиться легко, оно у них будет на блюдечке с голубой каемочкой. Когда я поставил молодого, мне сказали перед матчем с «Анжи»: «Да вы что? Его же Ещенко сожрет». А я ответил: «Еще кто кого съест». Набиуллина просто так не съесть, только если он сам не испугается. Также было и с Могилевцем. С января я рассчитывал на игроков стартового состава, но даже если бы Кулик был здоров в матче с «Анжи», я все равно поставил бы Могилевца. Потому что этот игрок еще обучаем и перестраиваем, а опытные не то чтобы принимают всё в штыки, но переосмысливают новые требования и теряют время.

— А чему вы их обучаете? Вот был стиль и модель команды Курбана Бердыева. А в чем стиль и модель команды Рината Билялетдинова?

— Когда мне в 2013 году звонили и спрашивали о российском футболе, я тогда жил в Германии, по возможности смотрел по спутнику. Я всегда отмечал, что «Рубин» — прекрасно обученная команда, прекрасные перестроения, соперник вязнет в обороне. Некоторые это называют «автобусом», пусть будет кому как удобнее. Пусть это не всегда было зрелищно, это было иногда натянуто и нудно, но команда знает, как добиваться результата. Тактически очень грамотная команда. Но со временем у команды началось торможение, стать чемпионом всегда легче, чем сохранить это звание. Команда играла на одном и том же коньке, не внедряя что-то новое в игру, новых игроков, и остановилась. Когда я уже здесь столкнулся с командой, меня не устроили некоторые компоненты, которые, как мне сказали, были в тренировочном процессе. Меня это не устроило, т.к. у меня есть свой взгляд. Он подкреплен опытом, которому я набирался в Англии, когда там играл сын. После окончания игр молодежной команды «Локомотива» я собирался не на теплые моря, а на Туманный Альбион. По возможности я рыскал по всем играм, тренировкам, у меня было разрешение Мойеса посещать тренировки «Эвертона», съездил на их базу, посмотрел молодежное первенство команд премьер-лиги.

Но именно на тренировках я укрепился во мнении, которое выработал, еще заканчивая карьеру игрока в Чехии. Я тогда уже удивлялся их стилю работы на тренировках. Но когда я влился в этот процесс, то понял, что могу играть не только в 37, но и дальше. Тренировочный процесс очень многое решает. И тогда я для себя отметил, если буду работать, то буду внедрять эти тренировочные моменты. Самое главное — это интенсивность, и по возможности, максимально приблизить тренировочную работу к игровой. Нужно рассчитывать, сколько времени прошло после матча, сколько осталось до следующего. Есть сейчас система раздельного питания, когда нельзя совмещать картошку и мясо, так и здесь нельзя в одном занятии совмещать разнонаправленные тренировки. Тенденция должна остаться. Когда в Англии я смотрел на тренировки, то с удовольствием отмечал, что те упражнения, которые они там делали, уже давно были в моей голове. При том, что это был период ноября-декабря, самый насыщенный в английском футболе. Мне очень понравился подход. Но недостаток английских игроков в клубах оборачивается тем, что собрать сборную очень сложно. Но там очень качественные легионеры. В те года, когда Динияр, Бухаров, Гильмуллин играли в юношеской сборной и встречались с англичанами, я отмечал некоторых ребят из сборной Англии, был уверен, что, как минимум, один, точно выстрелят во взрослом футболе. Но, один сейчас играет в чемпионшипе, в самом низу таблицы, хотя был капитаном той сборной. Потому что в команды премьер-лиги ему пробиться не удалось. Закольцовывая разговор по Динияру, скажу, что здесь сошлось то, что я его тренировал в школе и в выпускной год, я его ни дня не тренировал в дубле, потому что его уже забрали в основу, когда меня поставили главным тренером дубля. Там ему дал шанс Юрий Семин, двумя годами Семин дал шанс Руслану Пименову, тот при нем хорошо заиграл. Полгода спустя, заиграл Измайлов, потом была пауза, а потом он дал шанс Динияру.

— То есть вас Семин научил молодежи доверять?

— В какой-то степени, да. Вовремя введенная свежая струя нужна. Не получись с Мавингой та ситуация, я бы еще сомневался, нужно ли давать шанс Набиуллину. Но Мавинга своей второй игрой с «Бетисом» и своим покиданием расположения команды во время сборов, открыл дорогу, снял себя с конкурентной борьбы. А 10 минут товарищеского матча с БАТЭ и тренировки перед матчами чемпионата дали мне повод сказать, что этот парень будет играть, я дам ему шанс. И в гостевом матче с «Анжи» он не дал шанса Ещенко, завалил даже Бухарова, получив желтую карточку.

«В АНГЛИИ, ЧУТЬ ЧТО, ТЕБЯ ЗАУХАЮТ, ЗАСВИСТЯТ, ЗАРЕВУТ»

— Можно ли сделать дилетантский вывод, что вы исповедуете английский стиль футбола?

— Меня не все построение атак там устраивает. Но меня устраивает темп игры, когда я был на матче, относительно спокойно смотря его, а затем вернулся к семье, то понял, что у меня сел голос. Супруга сказала: «Ты последние 15 минут так орал». А я даже не слышал этого, как услышишь, если вокруг все 38 тысяч человек на «Гуддисон Парке» орут? Был уникальный матч с «Тоттенхэмом», когда до 79-Й минуты «Эвертон» проигрывал — 0:2, отыграл один мяч, на 84-й сделал счет 2:2, на второй из четырех добавленных минут «ириски» получают пенальти в свои ворота, но Тим Ховард его берет. Что творилось в последние две минуты — не передать. Ор стоял такой, что я себя не слышал, пришел домой, а голоса нет. Вот эта интенсивность игры мне импонирует, они могут делать примитивные вещи, но никто не валяется, никто не симулирует. У нас ведь как, чуть по уху заденут, так человек валится и хватается за лицо, как будто ему по голове Валуев настучал. А потом за линию выйдет, нюхнет нашатыря и готов бежать. В Англии чуть что, тебя заухают, засвистят, заревут, вот этот мужской подход мне нравится. Футбол там —религия.

 Можете ли вы назвать тот матч «Рубина», когда вы были наиболее довольны командой, ее игрой в атаке?

— Отдельные эпизоды были хороши с тем же «Динамо», когда Азмун должен был забивать гол после фланговой подачи Еременко, с тем же «Динамо» эпизод был у Вакасо многоходовый. Эталонным можно назвать гол «Волге», который забил Торбинский. С «Зенитом» даже были эпизоды, когда Азмун получил пас в разрез, а удар заблокировали. Когда счет был 0:2, потом стал — 1:2, в любом матче можно назвать несколько эпизодов.

— Ваша команда всегда должна играть так, чтобы процент владения мячом был больше, чем у соперника?

— Не факт. Матчи были разные, даже с фаворитами мы иногда владели мячом больше, чем соперник. А в том же матче с «Уралом» были эпизоды, когда во втором тайме соперник обыграл нас по владению мячом, а мы обыграли их по результату. Даже матч с «Крыльями Советов», который мы выиграли — 4:0, так в нем владение мячом было одинаковое. Я не сторонник «жевать» мяч, лишний раз отдавать мяч вратарю с центра поля. Когда вратарь набирает больше тактико-технических действий, чем центральный полузащитник, то меня это не устраивает. Ворота чужие в другой стороне, поэтому, когда нагружают передачами с центра Рыжикова, то это меня настолько взрывает изнутри, что они уже боятся этих вещей. Лучше они потеряют мяч лицом к чужим воротам, найди вариант там, чем будут сохранять мяч через Рыжикова.

«ВРАТАРЬ — ТОНКАЯ МАТЕРИЯ»

— По поводу молодых футболистов, вы, наверняка, общаетесь с тренером дубля Юрием Уткульбаевым, может уже кого-то увидели, кого возьмете на сборы, есть ли шансы у ребят?

— Есть там ребята, но очень скудноватое Юрию наследство досталось, хотя один Набиуллин чего стоит.

 Насколько долгий необходим срок, чтобы определить потенциал футболиста непосредственно в процессе работы.

— Определить потенциал нужно во время работы, 2-3 месяца могут показать, с кем стоит расстаться, а кого можно наигрывать. С кем-то не хватает и 2-3 месяцев, потому что ты видишь проблески потенциала, но разовьются ли они? Это зависит от самого игрока, от его мотивации, терпения, обучаемости и многих других компонентов. Потенциал у «Рубина» есть.

 Набиуллина можно назвать самородком, или все-таки он обученный?

— Отдельным вещам он обучен, от природы у него есть резкость, выносливость. Он обучаемый — это большая способность, которая иногда перевешивает даже талант. А если обучаемость складывается с трудолюбием. Ленивый талант ведь быстро закончит.

— А в чем потенциал Сердара Азмуна?

— Скорость, прыгучесть, голевое чутье, он оказывается в тех точках, где забиваются голы. Другое дело, что ему пока не хватает опыта, не хватает тренированности, почти весь январь он проболел, потом он исчез, из-за чего мы не смогли заявить его на Лигу Европы. Он застрял в Иране из-за проблем с армией, не давали визу.

 Вырастет ли он в большого игрока?

— Смотря, как будет работать. Когда я посмотрел игру сборной Ирана на чемпионате мира, то понял, почему Азмуна отцепили. Когда он приедет, я ему об этом скажу. Стиль игры у него иной, чем играет сборная Ирана. Может быть, в первенстве азиатского региона она играет по-другому, но здесь на чемпионате нет. Я ему говорил несколько раз: «Через клуб ты вырастешь, доберешься и до английской лиги, и до «Барселоны». При всем желании сборной Ирана не дадут сыграть так, чтобы Азмуна было заметно. Они играют очень строго и дисциплинировано, у них все шаги спрогнозированы. Они предстали командой без звезд, но добротной и рабочей, отрабатывающей в защите. А у Сердара есть все качества классного форварда, он сможет их реализовать здесь, если наладит взаимодействие с партнерами, если не будет спотыкаться нетренированными ногами. У него очень быстро накапливается усталость в силу того, что он мало тренирован.

 Говорят, что Азмуна часто видят в «Макдональдсе», что рядом с клубной базой. Это не проблема?

— Зависит от того, что он там ест. Мучное для него — пока не страшно.

— На основного вратаря Ирана на мундиале Алирезу Хагиги рассчитываете?

— Буду ждать, какое заключение дадут тренеры по вратарям. Вратарь — тонкая материя, хоть я и представляю основные направления работы, но прочувствовать вратаря, то это лучше довериться тренеру по вратарям. У нас сейчас это Кранатов и Клейменов.

 А какая ситуация с приходом Фильцова из «Краснодара»?

— Фильцова я пригласил в дубль «Локомотива» в 2008 году из сборной Андрея Талалаева, он тогда тренировал сборную 1990 года рождения. Хотя в тот момент в «Локомотиве» было много вратарей, но я решил, что парню надо дать шанс.

АРСЕН ВЕНГЕР ДЛЯ — ТАКОЙ ЖЕ ОРИЕНТИР, КАК И ДЛЯ КУРБАНА БЕКИЕВИЧА

— Завершая разговор про вашу игровую модель. У каждого человека есть свой ориентир в профессии. Курбан Бердыев говорил, что для него такой ориентир — это Арсен Венгер. Есть ли такой тренер у вас?

— В этом я присоединяюсь к Курбану Бекиевичу, потому что для меня Арсен Венгер — такой же ориентир, по долголетию, по умению работать с молодежью. Ведь открыть Фабрегаса, открыть Уолкотта, Уилшира, Анри — это немногим дано. Он ведь только Аршавина взял в расцвете сил, а остальных взрастил. И он тоже сохранял своих ветеранов, но постоянно внедрял молодежь. Из российских специалистов назову того же Семина, в 90-е годы таким был Романцев, который молодежь свою внедрял. ЦСКА времен Газзаева, когда он открыл того же Акинфеева.

— А по модели, по стилю кто вам близок, например, Лобановский?

— К его модели отношусь с огромным уважением, некоторые вещи я даже, как игрок, испытал на себе. Когда в чемпионате СССР играл за «Локомотив», мы встречались с украинскими командами, испытывали на себе все эти особенности, кроме боевитости игроков еще было движение. Стиль Лобановского — это люди с двумя сердцами, которые не просто бегут, а бегут на высокой скорости, частота скоростной работы у них доведена до пределов. Но там селекция, люди от него вылетали пачками, которые не справлялись с этой функциональной нагрузкой. Он выжимал из людей все, но в этот период выжимания они и выигрывали все. Это спорная тактика, многие оспаривают это, потому что такой тренировочный процесс очень быстро выхолащивает игрока, что подтверждается английской лигой. Людей, которые там больше трех лет играют на высоком уровне, единицы: Джерард, Лэмпард, Терри. За скобки вынесу звездное поколение «Манчестер Юнайтед»: Гиггз, Скоулз, братья Невилы. А так люди в Англии очень часто клубы меняют.

С МИННИХАНОВЫМ ГОВОРИЛИ О ЖИЗНИ

— Многим нашим читателям на дает покоя таинственный вопрос, связанный с вами. Как вы появились в Казани? Кто вас лично пригласил? Кто рекомендовал?

— Кто меня рекомендовал, до сих пор не знаю. Звонок застал в Москве. Звонок был от Валерия Юрьевича Сорокина. Я даже спросил его: «Вы тот, кто есть, на самом деле?» Я слышал только про Сорокина, который работает в РФС. Но он ответил с юмором: «Нет, я — настоящий». Потом была беседа, я даже до конца не поверил. Когда перезвонили и уже повторили, тогда начал верить.

 Ему дал поручение попечительский совет?

— Я не знаю, я не спрашивал об этом. Со временем может и выяснится.

— А с Рустамом Миннихановым у вас была встреча?

— Я не думаю, что это секретная информация, да, встречался. Перед Новым годом. Где-то в районе 25 декабря.

— О чем разговаривали?

— Да просто говорили с Миннихановым о жизни, было очень приятно поговорить о жизни, затем плавно перешли к спорту, моему видению ситуации, без углубления в специфику. Потом уже встречались в более узком составе без Рустама Нургалиевича.

— Он для вас какую-то задачу сформулировал, что он ждет от клуба?

— Главным, что мне засело в голову, была фраза: «Вот хоккей, там свои воспитанники есть, а в футболе нет». Я не стал полемизировать на тему, что хоккей есть хоккей, а футбол есть футбол, где не все так, как нам хочется, складывается для своих воспитанников. Но мысль о своих воспитанниках прозвучала. У нас в республике несколько клубов: и «КАМАЗ», и «Нефтехимик», и «Рубин-2». Массовость есть, а перехода количества в качество пока нет. Нужен этот процесс.

«ФУТБОЛ — ЭТО НЕ ЧТО-ТО САМО ПО СЕБЕ»

— Вернёмся к делам клуба. Айрат Гарифзянович, по нашей информации, Дарья Землянухина, которая приходила в «Рубин» вместе с теперь уже экс-директором Владимиром Леоновым, и отвечала за PR, покидает футбольный клуб?

А.Г.: Даша, действительно, решила больше не работать в футбольном клубе. Что стало для меня неожиданностью. Сейчас мы работаем над тем, чтобы подобрать соответствующих людей, чтобы заниматься этим направлением. Работа в этом направлении ведётся. Есть группа людей, которая будет этим заниматься. Пока не хотел бы анонсировать имена, но это будут казанские ребята. Они, как и мы, болельщики «Рубина». Я был приятно удивлён, что их волнует то, как играет команда и как болельщик ходит на стадион. Это казанские ребята, которые долго и плодотворно работают здесь.

— Почему в этом году не было ни одной встречи с болельщиками?

— Мы обязательно это будем делать. У нас в планах проведение фестиваля с болельщиками к концу казанского сбора «Рубина» на базе в Соцгороде (фестиваль состоялся 27 июня, — прим. ред.). По его итогам определится состав той команды, которая поедет от «Рубина» на всероссийский слёт болельщиков. Пока неизвестно где он пройдёт, тут на контрасте — или в Сочи, или в Петрозаводске. Это будет в сентябре. А на нашем фестивале запланирована товарищеская игра между болельщиками и нашей клубной администрацией. Представители болельщиков попросили, чтобы их команду тренировал Ринат Саярович.

— Опять придётся с молодёжью возиться?

— Я бы не сказал, что там одна молодёжь. Там много и взрослых мужиков.

— Последние годы создавалось ощущение, что болельщики «Рубину» не нужны, и вся работа направлена на то, чтобы понравиться только тем людям, которые дают деньги. Будут ли внесены какие-то изменения в клубную стратегию, найдётся ли в ней место и для интересов болельщиков?

— Я бы хотел, наверное, не совсем с вами согласиться в том, что в стратегии клуба раньше не было ориентира на болельщиков. В любом случае, мы понимаем, что футбол — это не что-то само по себе, отдельное. Футбол всегда связан с болельщиками. Если нет болельщиков, то зачем тогда нужен сам футбол.

— Футбол — это большой бизнес. Предыдущая административная команда зарабатывала и тратила огромные деньги. А, может быть, и получала личное удовольствие, я этого не исключаю. Но с болельщиками она не работала, с прессой она не работала. Удивительно даже, что вы пришли к нам, потому что Громов не приходил, Курбан Бердыев годами не давал нормальных интервью. Если и давал, то под большим давлением.

— Вы знаете моё отношение к Курбану Бекиевичу. Я могу только ещё раз высказать отношение к нему, как к одному из лучших тренеров России. Но сейчас о другом. Я считаю, что ориентир на болельщиков — он однозначный. Почему я как раз и контактирую с ребятами, которые у нас будут этим заниматься, в дополнение к тем, кто у нас уже работает. Им как раз небезразлично. Поэтому первое, о чём мы с ними начали говорить — это то, как вернуть болельщика на стадион, как его оторвать от телевизора. Наших болельщиков достаточно много. Ребята оценили, что можно собрать на стадионе до 17 тысяч человек. 15 — 17 тысяч — так они оценивают потенциальную постоянную аудиторию матчей «Рубина». Если это будет реализовано…Конечно, это будет не завтра, здесь целый комплекс вопросов — это и игра команды, и комфортные условия пребывания на стадионе.

«НАШ ЗИЛАНТ — ТАКОЙ ВЕСЁЛЫЙ ПАРЕНЬ»

— Марию Климову вы уволили, когда «убьёте» петуха и уволите Николая Пантелеева?

— Я живу в этом городе, я люблю наш город и очень не люблю, когда Зиланта называют петухом. Это именно дракон. Посмотрите, что такое геральдика. И там точно будет написано, что дракон — он на двух ногах, если на четырёх, то он — змей.

— Но он у вас весёлый такой, не страшный.

— Я бы не сказал, что он — весёлый, здесь сохранены практически все пропорции из герба города. Давайте поговорим об эмблеме, к тому же у меня будет одна просьба. Смотрите тут какая вещь. Я так понимаю, что среди разных групп болельщиков есть разные мнения. Одни говорят, что логотип плохой, просто потому что он — плохой. Другая группа говорит, что он — нормальный. Я общался с ребятами, скажем так, выходцами из фан-сектора, которые мне сказали, что сейчас ни в коем случае не нужно менять эмблему. Поймите одно, что это в любом случае вызовет у кого-то удовольствие, а у кого-то — негодование. Вы ориентируетесь на комментарии под собственными статьями.

— Нет, мы общаемся и с профессиональным сообществом. С дизайнерами.

— А проведите опрос, только реальный, устраивает эмблема или нет. Но надо не просто через счётчик на сайте «БИЗНЕС Online», потому что не все, кто ходит на стадион, или нем все, кто являются болельщиками «Рубина», они либо читают вашу газету, либо, тем более, оставляют там свои комментарии.

— Тогда давайте закажем социологическое исследование — это же не проблема. Закажем социологической компании. Вы готовы его оплатить?

— Ну вот, чуть что, сразу речь о деньгах (смеётся).

— Нет, просто бесплатно мы можем сделать опрос через счётчик на нашем сайте.

Р.Б: Можно, я тоже скажу. Рекламная пауза, скажем так (смеётся). Все опросы, начнём с самого последнего. Я считаю, что тот, кто настроен негативно, он напишет обязательно, а тот, кто настроен положительно, он напишет реже. Тот, кто настроен нейтрально, может написать или не написать. Процентовка. Это как электорат КПРФ — у них приходит 100 % их избирателей, а у остальных партий — кто пришёл, кто не пришёл. Это первый момент. Что касается эмблемы. Может быть не надо стремиться, как в хоккее особенно, там у всех эмблемы содержат элемент агрессии. Да, элемент спортивной агрессии должен присутствовать. Но, «акулы» там, я беру канадские и американские команды, «Баффало» — «клинки». Даже у «Чикаго» — старой команды, на эмблеме индеец со звериным оскалом. Может быть, в этом и есть что-то. Но наш Зилант — такой весёлый парень, не надо его так сразу отрицать.

«САМОЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ — ЭТО КОГДА ПОСТОЯННО МЕНЯЮТ ЗАКОНЫ И ПРАВИЛА»

— Просто у этой эмблемы очень негативный эмоциональный фон. Все скандалы и неудачи последнего времени, так или иначе, всё равно связаны с ней.

А.Г.: Вопрос: на основании чего вы делаете такие заявления? С каким количеством людей вы общались, можете подсчитать? 10 человек, 100 человек, которые сказали, что эмблема плоха?

— У нас есть референтная группа профессиональная. Достаточно мнения 10-ти профессионалов, чтобы с ним согласиться.

— 10 профессионалов пообщались с теми, хотя бы 5 тысячами болельщиков, которые ходят на стадион? Нет.

— Но у «Рубина» было более 10 тысяч болельщиков, а теперь только пять. Вот вам и влияние эмблемы.

— Ничего подобного. С чего вы взяли, что снижение количества болельщиков связано с эмблемой? Обратная связь тоже не доказывается. Давайте посмотрим на любой другой клуб РФПЛ — у кого ничего не менялось. Увеличилось число болельщиков? В основном, у всех уменьшилось, вопрос не в эмблеме.

— Но есть экспертное мнение о том, что эмблема плоха.

— Сейчас даже разговора быть не должно быть о том, что мы завтра начнём менять эмблему. Декларация независимости Соединённых Штатов Америки написана на двух листах, действует более 200 лет.

— Но писалась она великими людьми, а тут Климова сделала, которую выгнали.

— На мой взгляд, самое неправильное — это когда постоянно меняют законы и правила. Что-то может быть не очень хорошим — написали неправильный закон, завтра его отменили, а послезавтра станет понятно, что отменять не нужно было. Закон написан, какое-то количество времени мы будем жить по нему, и потихоньку можно вносить в него правки. Не надо каждый день делать революцию.

— Получается, что если закон плохой, то по нему жить тоже можно?

— Законы царя Хаммурапи были нацарапаны на столбе примерно в XVIII веке до нашей эры, четыре тысячи лет назад. А вы можете сказать, что какие-то законы из них неправильные, а какие-то — правильные. Некоторые народы до сих пор используют правило «око за око, зуб за зуб». Но ни в одной стране мира это не практикуется. Давайте какое-то время обойдёмся без революций. Я готов через некоторое время провести опрос среди болельщиков, готов встретиться с вашей экспертной группой. Я задам им тот же самый вопрос: с каким количеством болельщиков они общались?

— Есть качественное исследование, а есть количественное. Это разные вещи.

— Знаете, любой автомобильный эксперт скажет, что «Мерседес» лучше «Запорожца» или «Лады Калины». А посмотрите на улицы — сколько ездит «Мерседесов», а сколько «Калин».

— Но за эмблему заплатили как за «Мерседес», а получили «Калину».

— Я хочу сказать, что мнение экспертов и мнения зрителей бывают кардинально противоположные. Мы для кого в футбол играем — для экспертов или для болельщиков?

— Эксперт — это врач.

— Вы знаете поговорку: сколько врачей — столько и мнений. Мы играем в футбол для болельщиков. И футбол должен быть исключительно для болельщиков.

«МАРИЯ ДАВНО НЕ РАБОТАЕТ У НАС, ДАВАЙТЕ ЕЁ УЖЕ ОСТАВИМ»

— Я надеюсь, что «Рубин» с недавних пор играет для болельщиков, потому что до вашей эпохи он играл для спонсоров.

— Не будем называть это эпохой. Но я считаю, что это абсолютно верно, что футбол должен быть для болельщиков. В любом случае, болельщики должны знать о каких-то вещах, которые происходят в клубе. Без них многие вещи не стоит делать. Болельщик должен быть первым, кто узнаёт о событиях внутри команды. Для этого нужно всё — и социальные сети, и сайт.

А по поводу эмблемы хочу добавить, что мы обязательно должны помнить и уважительно относиться ко всем эмблемам, которые были у «Рубина». Начиная от круга со стрелой СК «Рубин» — сейчас наши правоведы работают над тем, чтобы клуб получил права на все старые эмблемы. Я попросил найти авторов предпоследнего логотипа, который с арсенальским щитом. Хотелось бы с ними пообщаться на тему перехода прав на эту эмблему клубу. По этому логотипу тоже были определённые вопросы, мне приходилось общаться с болельщиками по этому поводу. Но это тоже история, с этим логотипом были обыграны «Челси» и «Атлетико». Мы предполагаем собрать все наши эмблемы и использовать их там, где это возможно. Например, в ретроформе или на турнирах болельщиков иногда будет форма со старыми логотипами, потому что это и есть история «Рубина».

— По поводу команды менеджеров. Кто уйдёт из клуба? Климова уже ушла, но были ещё одиозные фигуры.

— Кто ещё из одиозных?

— Николай Пантелеев.

— Я с вами не соглашусь — это очень даже неплохой специалист. Некоторые вещи были завязаны на нём. Пока он вполне может делать ту работу, которую делает. По крайней мере, с соцсетями — количество подписчиков растёт.

— Такое количество подписчиков было и при Самаренкине, сейчас клуб просто возвращает то, что было упущено Марией.

— Мария давно не работает у нас, давайте её уже оставим. Она провела большой объём работы в клубе, причём не каждый человек покинет свой родной город ради работы, а она приехала к нам.

— Кстати, что по сайту? Вы знаете, что ни одно СМИ «Рубина» не сообщило о нашей конференции, даже после прямой просьбы?

— Когда я пришёл на должность генерального директора, я ожидал, что с сайтом ситуация немножко улучшится. Всё это поправимо, «скелет» есть, «мясо» сейчас нарабатывается. Все работают по наполнению, выведению сайта на нужный режим. Делают снова наши, казанские ребята.

— Студенты опять же?

— Я бы не сказал, что студенты. Их руководителю, с которым я общался, лет 35. Как выяснилось, мы с ним заканчивали одну школу с разницей в 15 лет, он ещё и оказался моим тёзкой. Я думаю, что ребята в состоянии справиться, и деньги, которые они попросили, вполне адекватные. Сумму называть не буду, но работы уже ведутся, полностью задача в том виде, в котором я её поставил, будет выполнена только к осени. Быстро это не получится, но мы друг друга очень хорошо поняли. Я знаю, на что способна эта группа, они знают мои требования. Если в двух словах, то клубный сайт должен быть не только информационным источником, но чем-то большим. Лучше, чем два года назад. И мне бы хотелось, чтобы сайт «Рубина» в плане информационной составляющей был главным футбольным сайтом Татарстана. Человек, который зайдёт на этот сайт, должен получить всю информацию о футболе республики, начиная от игр главной команды, заканчивая любыми детскими турнирами в любом районе республики. Задача непростая, но вполне решаемая. Я считаю, что если мы строим систему футбола в Татарстане, то она должна включать в себя информационное обеспечение.

«СПОРТИВНОГО ДИРЕКТОРА У НАС НЕТ»

— Мы не может не задать вопрос по поводу Андрея Громова. Есть ли такой человек в «Рубине»? В каком статусе он работает?

— Могу сказать, что в клубе его нет, в штатном расписании его нет, в списках людей, которые получают зарплату, его тоже нет. Да, у меня с ним сохранились приятельские отношения, но это не означает, что он чем-то занимается в клубе.

— Кто у вас спортивный директор?

— Спортивного директора у нас нет. Что означает спортивный директор? Общается с агентами? Я и сам прекрасно это делаю. К счастью, моим основным обязанностям это не мешает, потому что с агентами можно общаться и два раза в год. Пока мы не нуждаемся в таком человеке. У нас есть своя команда в клубе. Очень большой объем работы, например, выполняет Саша Айбатов (исполнительный директор клуба, — прим. ред.). Человек, который больше 15 лет проработал в «Рубине».

«ВЫ ЖЕ ЗНАЕТЕ, ЧТО „РУБИН“ ПЛАТИТ АБСОЛЮТНО БЕЛЫЕ ЗАРПЛАТЫ»

—  Когда руководство республики поставит задачи на сезон?

А.Г: Задачи уже стоят.

—  Бюджет?

— Бюджет будет утверждаться в июле.

— Мы когда-нибудь придем к тому, чтобы бюджеты были прозрачны у российских клубов?

— Прозрачны в каком плане?

—  Сколько заработали и сколько потратили.

Р.Б: А это нужно озвучивать? Это разве не секретная информация? Одно дело перед налоговой, а тут…

А.Г: Вы же знаете, что «Рубин» платит абсолютно белые зарплаты. Мы платим зарплату, подоходный налог, НДС. Всё это выплачивается. В этом плане клуб, скажем так, абсолютно белый и открытый.

—  По размеру бюджета мы попадаем в тройку в премьер-лиге?

— В тройку — нет.

—  В пятёрку?

— Всё будет известно, когда сформируется наш бюджет.

—  Когда у вас окончательно бюджет будет сформирован?

— Сейчас как раз идет верстка бюджета для попечительского совета.

 Когда он состоится?

— Я думаю, где-то в июле. Мы предполагаем, что до начала чемпионата.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here