Родные языки перестают быть достоянием

0
23
Фото: KazanFirst

Эксперт ЮНЕСКО утверждают – реальность такова, что представители не только малых коренных народов, но даже больших, которые не являются миноритарными, в основном используют языки, на которых получают образование и строят карьеру.

В Институте им. Марджани в Казани прошла международная научная конференция, посвящённая языковой ситуации в регионах России. Руководитель рабочей группы ЮНЕСКО по сохранению языков и развитию языкового разнообразия в киберпространстве Евгений Кузьмин рассказал, какие сегодня есть глобальные угрозы для диалектов малых и средних народов.

По его словам, на эти языки негативно воздействуют такие процессы как ассимиляция, миграция, индустриализация, урбанизация, модернизация, глобализация.

– По оценкам ЮНЕСКО, к середине XXI века останутся лишь 50% от существующих сегодня языков. А к концу столетия лишь 10%. То есть, всего 600-700. Малые языки будут заменены доминирующими на сегодня, – считает докладчик.

По его словам, сегодня в мире насчитывается порядка 7000 языков. Однако не стоит делать вывод, что к концу этого века останутся те языки народов, у которых есть свои национальные страны. Сегодня насчитывается более 200 стран в мире. Многие из них являются бывшими колониями. Поэтому там государственными являются языки их бывший метрополий.

– Реальность такова, что представители не только малых коренных народов, но даже и больших народов, которые не являются миноритарными, в основном используют другие языки. Это те языки, на которых они получили высшее и среднее образование, на которых они получают важную информацию. С этим языком связан их заработок, благополучие и карьера, – заявил Кузьмин.

Эксперт нынешнюю мировую конфронтацию языков за господство в системах образований национальных стран называет «сильнейшей языковой войной за образование». В качестве примера он привёл Вьетнам.

– 30 лет тому назад почти 90% Вьетнама изучало русский язык. А в сегодняшние времена 99% вьетнамцев изучают английский как первый иностранный. На сегодня доля всех языков мира в национальных системах образования составляет 1%. Доля русского языка – менее 0,03%, – говорит Кузьмин.

Даже в России в системе образования есть очень сильный крен в сторону английского. Россияне очень мало учат французский, испанский, немецкий, португальский, итальянский, не говоря уже о китайском, японском, корейском, персидском, арабском, турецком языках.

Кузьмин языковую политику в нашей стране по отношению к языкам коренных народов называет «образцовой», но есть некоторое «но».

– Объективные данные свидетельствуют о том, что количество реальных носителей миноритарных языков в России, как и во всем мире – снижается. А это указывает на то, что весь комплекс предпринимаемых мер, по-видимому, у нас недостаточен. Этому можно дать разные пояснения. В России, в отличие от многих многоязычных стран, практически всё многонациональное население владеет общегосударственным русским языком. А подавляющее большинство детей нерусской национальности практически с рождения является носителями русского, – объясняет спикер.

Доцент, приглашенный исследователь, кафедры финского языка Университета Хельсинки Константин Замятин рассказал о современных тенденция в формировании языковой политики в России. В частности, он рассмотрел принятые в прошлом году поправки в Конституцию России и их влияние на языковую госполитику в стране.

Он считает, что в 90-ых годах в России языковая политика была децентрализована. В национальных республиках и в федеральном центре проводились параллельные работы. В начале 2000-ых годов политики республик начали встраиваться в систему общей федеральной системы. Примерно в этом время был принят закон о государственном языке Российской Федерации. Он ввёл сферы, где использование русского языка объявлялось обязательным.

– А в 2010-ых мы уже видим тенденцию к унификации. В этом смысле Татарстан, конечно, такая республика, где языковая политика проводится до сих пор в полном объёме. Есть и финансирование. Дальновидно было принять госпрограмму с финансированием на 10 лет, потому что в других республиках это обычно 5 лет. В 2000-ых годах произошёл такой процесс, что сейчас во многих республиках, например в финно-угорских, нет отдельных программ по языковой политике. То есть, они были включены в общие программы по национальной политике, и приоритет языковой политики в них уменьшился, – рассуждал эксперт.

Далее он обратился к обзору поправок в Конституцию России.

– Национальная, языковая политика в целом в стране характеризуется стратегической амбивалентностью, – полагает Замятин.

Под амбивалентностью принято понимать двойственность (расщепление) отношения к чему-либо, в особенности – двойственность переживания, выражающаяся в том, что один и тот же объект вызывает одновременно два противоположных чувства или отношения.

– Из поправки про «русский язык государствообразующего народа» не совсем ясно, что такое «государствообразующий народ». И тут ясны альтернативы. То ли это этнические русские, то ли это русскоязычные граждане. Конечно, у языка своя логика. Если определять язык как язык государствообразующего народа, то есть потенциальная проблема, что русскоязычные проживают не только в России, но и за пределами Российской Федерации. Но амбивалентность заключается не только в этом. Ведь с другой стороны, есть поправки в Конституции, в которых провозглашается приверженность к сохранению или многоязычия или этнического многообразия, – заключил Замятин.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here