«Российская власть, кажется, начинает понимать, какого демона выпустила из заточения»

0
115

Александр Виноградов о том, как эту непростую неделю пережили вирус, рынок ценных бумаг и нефтяная отрасль

Итоги экономической недели, которая оказалась очень яркой и насыщенной, традиционно подводит обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов. И писать есть о чем: «Нефть рухнула, рубль рухнул, рынки рухнули глобально, проваливаются целые секторы мировой экономики…» О роли «черных лебедей», перспективах возвращения к соглашению ОПЕК+ и будущей «естественной торговой войне» для Китая — в материале нашего автора.

Только когда уйдет прилив, мы увидим, кто купался голым.

 Уоррен Баффет, инвестор.

«Нефть по $34 за баррель — реальность, рухнувшие рынки — реальность, идея с «обнулением» — тоже реальность»

«Нефть по $34 за баррель — реальность, рухнувшие рынки — реальность, идея с «обнулением» — тоже реальность». Фото: «БИЗНЕС Online»

«САМОСБЫВАЮЩЕЕСЯ ПРОРОЧЕСТВО»

Совсем недавно, полтора месяца назад, я дал экономический прогноз на этот год, где высказал предположение, что нынешний год будет пройден относительно спокойно, сделав, разумеется, оговорку относительно «черных лебедей» или, что более привычно русской традиции, «жареных петухов», которые безжалостно клюют в филейную часть. Сейчас же видно, что по прошествии этих полутора месяцев мы имеем в непосредственной близости целую стаю этих существ — предметов изучения замечательной науки орнитологии. Нефть рухнула, рубль рухнул, рынки рухнули глобально, проваливаются целые сектора мировой экономики, при этом в стране идет неспешный государственный переворот, и в целом это никак не похоже на «относительно спокойное» течение года. Вместе с тем, все происходящее, на мой взгляд, отдает какой-то натужностью, надрывностью, неискренностью и, прямо скажем, неестественностью.

Конечно же, с формальной точки зрения это совершенно не так. Нефть по $34 за баррель — реальность, рухнувшие рынки — реальность, идея с «обнулением» — тоже реальность. С другой стороны, все происходящее, с высокой степенью релевантности, является последствием китайской истории с коронавирусом. Событие это было случайным (здесь я не намерен подпускать конспирологии), но случайность эта легла на очень подготовленную почву. Я утверждал и продолжаю утверждать, что предпосылок (не рисков, а именно что предпосылок) для острого кризиса, подобного тому, что было в 2008–2009 годах, сейчас не было и нет, но его ожидание было массовым — и оно не могло не реализоваться, не тем так другим способом, в формате «самосбывающегося пророчества». Действительно, «ничего жесткого не было уже 12 лет», «рынки переоценены и должны упасть» — и в таких условиях достаточно более-менее серьезного триггера, чтобы инвесторы с облегчающим душу «ну наконец-то можно!» начали тотальные распродажи, сбрасывая активы как классическую «горячую картошку». Таковым триггером и выступил коронавирус, точнее, даже не он сам, но все сопутствующие явления — карантины, сокращение масштаба перемещений людей, падение спроса на сырье, снижение выпуска продукции и объемов оказываемых услуг.

Масла в огонь добавил и месячный запрет Дональда Трампа на допуск в США путешествующих из стран Европы. При этом распродажа пошла даже не в формате risk-off (продажа активов и выход в американские казначейки с их наивысшей надежностью из всех доступных), но как sell-off (выход в чистый кэш). И сейчас, когда рынки находятся в положении, когда продавать уже поздно, а покупать, пожалуй, еще рано, можно немного пройтись по тому, что именно случилось, и попробовать предположить, как будет развиваться ситуация дальше.

«Цена североморского нефтяного сорта Brent рухнула более чем на 27%, опустившись ниже $32 за баррель, аналогично повела себя цена на американский сорт WTI, упав ниже $30 за баррель»

«Цена североморского нефтяного сорта Brent рухнула более чем на 27%, опустившись ниже $32 за баррель, аналогично повела себя цена на американский сорт WTI, упав ниже $30 за баррель». Фото: © Галина Бутова, РИА «Новости»

«КРОВЬ ПОЛИЛАСЬ 9 МАРТА, КОГДА В РОССИИ БЫЛ ВЫХОДНОЙ»

Кровь полилась 9 марта, когда в России был выходной. Мир же продолжал работать и торговать — и, соответственно, ничто не мешало реакции на демарш России, ее отказ принять предложение ОПЕК+ о дружном сокращении добычи и последовавший фактический развал этого соглашения, которое теперь прекратит свое действие 31 марта. Цена североморского нефтяного сорта Brent рухнула более чем на 27%, опустившись ниже $32 за баррель, аналогично повела себя цена на американский сорт WTI, упав ниже $30 за баррель. Европейские рынки открылись на красном фоне: лондонский индекс FTSE 100 на открытии просел на 8,54%, немецкий DAX упал на 8,09%, французский CAC 40 потерял 6,31%. Потери коснулись и ценных бумаг российских компаний, торгующихся на зарубежных биржах — так, бумаги «Газпрома» упали на четверть (в целом их стоимость уполовинилась относительно пиков декабря), в тех же масштабах просела «Роснефть», на треть подешевел «Новатэк», на 19%  «Северсталь» и так далее.

Марафон, сообразно световому дню, продолжили американцы: сразу после открытия индекс широкого рынка S& P 500 упал на 7%, после чего пришлось приостанавливать торги. При этом ожидаемо хуже всего пришлось компаниям американской нефтяной отрасли, масштаб потерь составил от 10% (Chevron) до 43% (Occidental Petroleum). На следующий день все это великолепие пришло и на российский рынок. РТС открылась минусом на 12% относительно закрытия 6 марта, затем произошел глобальный же отскок, которого хватило примерно на полтора дня. Даже рубль, обвалившийся к доллару до 75, рос в моменте до 71 с копейками.

Движение рынков вниз продолжилось в четверг 12 марта, день, результаты которого стали рекордными по многим параметрам. Для рынков Франции, Великобритании, Бельгии, Австрии и Нидерландов обвал этого дня стал сильнейшим в истории, для Германии — максимальным с 16 октября 1989 года, а для США — максимальным с 19 октября 1987 года. Развивающиеся рынки также не были обойдены стороной, к примеру, на 17% провалился индекс Бразилии, почти 40% потеряли Филиппины, на 22% подешевели индийские акции. Кроме того, вниз поехали и сырьевые товары, на 3,5% подешевело золото (к вопросу об историческом активе-убежище, кстати говоря) и на 11% серебро, 6% потеряла в стоимости платина, а 17% палладий — впрочем, последний был ранее категорически перекуплен. Многолетние минимумы обновила нефть Brent, вплотную приблизившись к уровню в $30 за баррель. В целом за последние три недели был, в зависимости от страны, сожжен прирост стоимости фондовых рынков за последние 4-10 лет.

На этом моменте, как и ожидалось, проснулись ЦБ, точнее, главный из них — ФРС США. Было объявлено о беспрецедентных мерах вливания в рынок краткосрочной ликвидности. Помимо продолжающейся скупки казначеек с короткой дюрацией на $60 млрд. в месяц, ФРС предлагает программу операций РЕПО (временный выкуп активов с обязательной обратной продажей) overnight с лимитом в $175 млрд., двухнедельные РЕПО дважды в неделю по $45 млрд. и три месячных РЕПО по $50 млрд. Кроме того, была запущена программа трехмесячного РЕПО, аукционы будут проходить дважды в неделю с лимитом по полтриллиона долларов. Собственно говоря, на фоне таких мер все QE старика Бена Бернанке скромно стоят в сторонке — хотя данное сравнение не очень корректно, количественное смягчение не равно РЕПО. Впрочем, я уже писал о том, что ФРС битые жизнью, и что 12 лет назад они в натурном эксперименте поняли, что инфляции в результате такой эмиссии опасаться не следует, а дефляции следует избежать любой ценой — и потому будут эмитировать ликвидность quantum satis, дабы не допустить каскадного обрушения рынков.

Продолжения истории пока нет (за исключением того, что Банк Англии снизил ставку с 0,75% до 0,25%), на рынках выходные, и куда пойдет рынок на следующей неделе — вопрос открытый. С одной стороны, уже с понедельника на этих свежих миллиардах может начаться мощное ралли по всему спектру — но, с другой, может статься, что лимит страха и падения еще не выбран, особенно если за оставшееся до понедельника время придут еще какие-либо жуткие вирусные новости. Так или иначе, на фоне этих событий тектонических масштабов нефтяная история выглядит относительно бледно — но именно она может иметь существенные долгосрочные последствия для РФ.

«КАКОЕ-ТО „СЛАБОЕ ЗВЕНО“ БУДЕТ ВЫНЕСЕНО ОТТУДА ВПЕРЕД НОГАМИ»

Еще раз напомню канву. Идут переговоры ОПЕК+, поступает предложение сократить добычу еще на 1,5 миллиона баррелей в день (мбд), при этом основную часть трети этого объема предлагается взять на себя РФ. Россия отказывается, новая сделка срывается, продолжение текущей программы, по мнению остальных участников сделки, является полумерой, в результате чего все соглашения о сокращении добычи теряют силу с 1 апреля. Нефть летит вниз вместе с рынками, у коих история отдельная, рассказанная выше — но по нефти, похоже, начинает разворачиваться самая настоящая ценовая война. Саудиты заявляют о том, что что с 1 апреля они наращивают поставки нефти с 9,7 мбд до 12,3 мбд. ОАЭ заявляют о планируемом росте поставок с 3 до 4 мбд. О росте поставок заявила также и Нигерия. При этом, по оценке Международного энергетического агентства (МЭА), в этом году из-за коронавириуса среднемировой спрос на нефть просядет на 1 мбд.

При этом же КСА нельзя отказать в системности. Они, помимо заявлений о росте добычи, объявили о беспрецедентных скидках для покупателей относительно цены Brent — вместе, кстати говоря, с Ираком и Кувейтом. Так, нефть марки Arab Light — самый популярный сорт нефти КСА — будет доступна Европе на $10,25 дешевле эталонного Brent. Чуть меньшие скидки предназначены также для азиатского и американского рынков, но важен здесь именно европейский, поскольку именно он является ключевым для нефти из РФ. Далее, как сообщает Reuters, за эту неделю КСА провела переговоры с привычными покупателями Urals — финской Neste Oil, шведской Preem, французской Total и азербайджанской SOCAR — предлагая им свою нефть со скидкой. И, как сообщают, процесс отказа уже пошел, ведь у саудитов нефть дешевле российской Urals примерно на $7 за бочку. Кроме того, национальная судоходная компания КСА предварительно зафрахтовала 14 супер-танкеров для доставки сырой нефти по всему миру, пополнив тем самым свои логистические мощности.

В целом, при таких раскладах на рынке образуется нефтяной навес — и при сохранении данного тренда какое-то «слабое звено» будет вынесено оттуда вперед ногами. Это не будут американцы со своим сланцем — в США столько капитала, что они могут поддерживать эту отрасль бесконечно, вполне по-российски используя энергоноситель как оружие. Вряд ли также это будут КСА — да, у них  при низкой нефти проблемы с балансировкой бюджета, но резервы тоже в наличии, кроме того, у них есть «резерв главного командования» — всегда можно продать на рынке долю малую государственной нефтяной компании Saudi Aramco, и это даже не говоря о банальном кредитовании или выпуске облигаций. В теории, худо будет канадской нефти из битуминозных песков в провинции Альберта — но опять же, там достаточно капитала, чтобы длительное время удерживаться на поверхности.

Что любопытно, российская власть, кажется, начинает понимать, какого демона выпустила из-под заточения. Так, премьер-министр Михаил Мишустин заявил, что «не мы были инициаторами выхода из этого соглашения, напротив, мы предложили продлить соглашение на действующих условиях как минимум до конца II квартала или на год». Формально он прав, безусловно — но именно позиция России спровоцировала развал сделки, в результате чего всем придется претерпевать последствия этого. С другой стороны, «Роснефть» устами своего пресс-секретаря Михаила Леонтьева заявила, что «с точки зрения интересов России эта сделка просто лишена смысла». На этом моменте остается лишь пожать плечами и ждать результатов конфликта, памятуя об указанной Игорем Сечиным критичной для России (точнее, для Роснефти) стоимости барреля в $35. Возможно, соглашение все еще есть на столе — вопрос лишь, какие в нем будут условия. Но точно можно сказать, что КСА не оказались беззубыми — со своей бюджетной зависимостью от высокой стоимости барреля.

А ягодки, на самом деле, еще впереди. Несмотря на то, что Китай, вроде бы, оправляется от последствий эпидемии, никуда не делись потери — неоказанные услуги, непроданные товары, нарушения в цепочках поставок, кассовые разрывы, невыплаченные зарплаты и так далее. Это может привести к двум вещам — рецессии в мировом масштабе (что не очень критично) и (что куда важнее) всемирному отходу от принятия Китая как основного и главного поставщика очень широкого спектра продукции, дополнительной диверсификации производств, демпфирующей риски. Это, понятное дело, скажется на Китае как своего рода «естественная торговая война»; впрочем, это уже совершенно отдельная история.

Таковы итоги экономической недели, которая оказалась очень яркой и насыщенной.

Александр Виноградов

Фото на анонсе: © Галина Бутова, РИА «Новости»
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here