Рустам Батыр: «1100-летие ислама избавит страну от куриной слепоты в отношении мусульман»

0
47

Пользуясь грядущими торжествами, российские мусульмане должны добиваться решения двух ключевых вопросов

Будущее 1100-летие принятия ислама Волжской Булгарией не является локальным событием, касающимся лишь российской уммы, уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. На самом деле его адресатами выступают представители других религиозных традиций и светские люди. Сами мусульмане еще знают свою историю, а вот людям со стороны смысловая подоплека торжеств может помочь расширить горизонты восприятия подлинной природы своей страны, считает автор «БИЗНЕС Online».

Рустам Батыр: «Поддержка эпохального юбилея президентом страны Владимиром Путиным стало, пожалуй, важнейшим решением касательно российской уммы в прошедшем году и на ближайшую пару лет во многом определит вектор развития исламского сообщества России»Рустам Батыр: «Поддержка эпохального юбилея президентом страны Владимиром Путиным стала, пожалуй, важнейшим решением касательно российской уммы в прошедшем году и на ближайшую пару лет во многом определит вектор развития исламского сообщества России»

«СКОЛЬКО ТЕБЕ ЛЕТ?»

В мусульманской среде на вопрос «Сколько тебе лет?» иной раз шутки ради отвечают: «По хиджри или по миляди?» Это уточнение обусловлено тем, что мусульманский (лунный) год короче григорианского (солнечного) на 10–12 дней в зависимости от високосности, и потому с годами набегает ощутимая разница. Именно данный фактор и сделал возможным повторное празднование 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, которое по инициативе муфтия Талгата хазрата Таджуддина было сначала отмечено по хиджре в 1989 году, а с подачи муфтия Равиля хазрата Гайнутдина снова будет отпраздновано в 2022-м уже по миляди. Поддержка эпохального юбилея президентом страны Владимиром Путиным стала, пожалуй, важнейшим решением касательно российской уммы в прошедшем году и на ближайшую пару лет во многом определит вектор развития исламского сообщества России.

Событие действительно со всех точек зрения эпохальное. Однако, как это часто бывает, на всякого слона всегда найдется своя Моська. Так, отдельные авторы уже поспешили объявить, что ключевой интригой грядущих торжеств станет вопрос о том, кому из исламских лидеров достанется самый жирный кусок наметившегося пирога: Гайнутдину, как инициатору празднования юбилея на государственном уровне, Таджуддину, как человеку, первому начавшему «раскрутку» Болгара, или Самигуллину, как «хозяину» территорий, вокруг которых выстраивается юбилей.

Однако все эти досужие домыслы далеки от реальности. На самом деле никто из них и не тянет одеяло на себя. Сакральная для татар болгарская земля была и остается пространством единения, а не раздрая и дележа. И все годы своего существования Болгар лишь подтверждал эту роль духовно-объединительного центра татарского народа.

Достаточно вспомнить предысторию вопроса.  Впервые тема 1100-летиия принятия ислама Волжской Булгарией была обозначена в 2016 году в выступлении Гайнутдина на открытии выставки «Путешествие Ибн Фадлана: Волжский путь от Багдада до Булгара», которая прошла в центре «Эрмитаж-Казань». Как отмечают в окружении муфтия, для Равиля хазрата было важно поднять этот вопрос именно в Казани. Правда, тогда посыл духовного лидера остался без развития. Тем не менее Гайнутдин не оставил свою идею и в 2019-м на съезде ДУМ РФ вновь заговорил о грядущем юбилее. «В ближайшие годы мы готовимся встретить две важные исторические даты, — отметил он тогда в своем программном выступлении, — 75-летие Победы во Второй мировой войне и 1100-летие принятия ислама народами крупнейшего средневекового европейского государства Волжская Булгария по григорианскому летоисчислению. Убежден, что эти юбилеи, помимо их осмысления и духовного переживания, должны быть наполнены содержательными, полезными общественными, научными, культурными, образовательными проектами». Тогда его призыв также не был услышан в Татарстане. И Гайнутдину ничего не оставалось, как поднять вопрос перед президентом страны, у которого он и получил в итоге поддержку.

Другими словами, нет никакого дележа пирога. И Гайнутдин, и Таджуддин, хоть и живут в других регионах страны, никогда не забывают о малой родине и в большой общероссийской игре всегда дают пас родной республике. В Татарстане же поначалу не приняли последнюю голевую подачу лишь потому, что никто просто не верил в принципиальную возможность отметить на государственном уровне дату, которую уже отмечали в прошлом. При этом, конечно же, значимость Болгара как для Татарстана, так и для всего татарского народа у нас прекрасно осознают, что хорошо видно даже невооруженным взглядом.

Значимость Болгар как для Татарстана, так и для всего татарского народа у нас прекрасно осознают, что хорошо видно даже невооруженным взглядом«Значимость Болгара как для Татарстана, так и для всего татарского народа у нас прекрасно осознают, что хорошо видно даже невооруженным взглядом»

МЫ СТРАСТЬ КАК ЛЮБИМ ЗАНИМАТЬСЯ КАСТРИРОВАНИЕМ СОБСТВЕННОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

Безусловно, если бы к торжествам начали готовиться в 2016-м или хотя бы в 2019-м, организационно-концептуальные крылья юбилея легче было бы развернуть в полную мощь. Но и за оставшийся год подготовки можно успеть многое. Сейчас по всем инстанциям, так или иначе связанным с исламом, активно собираются предложения касательно юбилейных мероприятий, а в АП РТ работают над созданием оргкомитета федерального уровня.

1100-летие принятия ислама, хоть и неразрывно связано с мусульманской религией, все же не является локальным событием, касающимся лишь российской уммы. По большому счету его адресатами выступают даже не столько мусульмане, сколько представители других религиозных традиций и светские люди. Сами-то мусульмане худо-бедно знают свою историю, а вот людям со стороны смысловая подоплека торжеств может помочь расширить горизонты восприятия отечественной истории и подлинной природы своей страны.

Беда России заключается в том, что мы страсть как любим заниматься кастрированием собственной исторической памяти, усердно превращая себя в иванов, не помнящих родства. Это наглядно иллюстрирует традиционное для России отношение к памятникам. Так, Романовы за 300 лет правления не поставили ни одного монумента представителям прежней династии: ни Ивану Грозному, фактически основавшему российскую империю, ни Владимиру Святославичу, крестившему Русь. Впрочем, Романовы со временем начали осознавать политическую выгоду удревления российской государственности и потому установили в Новгороде монумент, посвященный 1000-летию России, в котором среди прочих мелькают и фигуры Рюриковичей.

Такое холодно-враждебное отношение к собственной истории им вернулось сполна. Когда Советы пришли к власти, они поступили с романовской Россией аналогичным образом: памятники русским императорам повсеместно снесли, а новых ставить и не подумали. Казанцы хорошо знают тогдашнее поругание исторической памяти: у нас на площади перед Кремлем был демонтирован памятник Александру II. В свою очередь, карма настигла и СССР, ведь современная Российская Федерация также во многом строилась на отрицании исторического предшественника. Все мы хорошо помним, с какой лютой ненавистью в 90-е сносились памятники прежним кумирам. Впрочем, на этот раз, слава богу, не все и не везде.

Подобное нежелание видеть и признавать всю глубину и палитру собственной истории превращает нас в сирот на родной земле, в подкидышей, у которых за плечами будто бы и нет могучего родового корня, великого прошлого. Как будто мы появились в этой стране только сегодня, а до нас — черный мрак и безызвестность.

Именно в этом контексте и заключается глобальный смысл празднования 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Он призван напомнить о том, о чем многие из нас, увы, не знают: мы, россияне, наследники многих культур, традиций и государств. Возводить культурный код страны лишь к Киевской Руси, как учат школьные учебники, — это все та же куриная слепота, что погубила многие отечественные памятники: что-то мы видим и хотим признавать, а что-то не замечаем и даже не ведаем. А ведь если смотреть на Россию широко распахнутыми глазами, то мы без труда заметим, что она наследница и Волжской Булгарии, и Золотой Орды, и Советского Союза, и Киевской Руси, и многих других государственных образований. Все они оставили от себя уникальные аллели в российском геноме, которые, непрестанно тасуясь, проходят сквозь время и до сих пор формируют наше общее сознание. Отрицать —  это значит не только обеднять свою историю, но и вступать в конфликт с родительским прошлым. А на таком фундаменте априори не построить гармоничную коллективную личность.

А ЗАЧЕМ ЗДЕСЬ ХРАМЫ БАСУРМАНАМ И ЖИДАМ?

Сказанное, на мой взгляд, и должно определять содержание мероприятий по случаю 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Главное сейчас — не превратить торжества в очередной условный Сабантуй, т. е. не ограничиться поверхностным подходом. Конечно, важно провести и научно-практические конференции, и издать книжки, залежавшиеся в столах ученых, и организовать какую-нибудь тематическую выставку, равно как и снять просветительские фильмы и ролики. Ничуть не умаляя значимости всех этих мероприятий, все же необходимо понимать, что их эффект быстро выветрится с российских просторов, как с белых яблонь дым. А ведь 1100-летие поддержано на уровне президента России. Значит, и думать нужно более масштабно, стремясь под щитом одобренной даты к фундаментальным, тектоническим сдвигам в российской социальной действительности.

На мой взгляд, пользуясь грядущими торжествами, необходимо добиваться решения двух ключевых вопросов.

Во-первых, надо разобраться с проблемой нехватки мечетей в разных регионах России. Не секрет, что во многих города чиновники, страдающие той самой куриной слепотой, откровенно препятствуют мусульманам в реализации их конституционных прав и религиозных свобод: где-то под разными предлогами не дают разрешения на строительство мечетей, а где-то не возвращают некогда принадлежавшие им исторические здания. В таком отношении чиновников к собственным согражданам нет ничего удивительного, ведь последние для них — чужие в России. Поэтому зачем им здесь мечети? Самым вопиющем примером ксенофобии такого рода стало возведение в парке «Патриот», призванном увековечить память о подвиге российского народа в ВОВ, при непосредственном государственном участии храма лишь одной конфессии — православия. При этом храмы других традиционных религий нашей страны, чьи представители также внесли вклад в разгром фашизма, построить напрочь «забыли». А зачем здесь храмы басурманам и жидам? Это же не их страна.

Во-вторых, необходимо ставить вопрос с наведением порядка в российском законодательстве, затрагивающем многоконфессиональное бытие государства. Например, у нас на федеральном уровне День крещения Руси является государственной памятной датой Российской Федерации. Возникает вопрос: а почему наряду с ним не отмечается День принятия ислама? Мы же ведь светская страна, а в светском государстве либо всем конфессиям дается одинаково, либо никому. К слову, этот вопрос в свое время ставил Минтимер Шаймиев, но тему тогда замяли. В итоге День принятия ислама был введен лишь на территории Татарстана, хотя это лишь частично исправило возникший перекос, ведь мусульмане живут не только в Татарстане, а во всех регионах России без исключения. Или взять другой пример: обязательный отдых всех россиян на Рождество. В этом вопросе российский законодатель снова не проявил никакой гибкости и многовариативности. Рождество охотно отмечают в регионах Золотого кольца России, но, скажем, в Чечне, где 98% населения являются этническими мусульманами, данный праздник не так уж и актуален. Спрашивается: зачем в светском государстве навязывать всем без исключения религиозную традицию одной из конфессий? Такого рода иррациональная категоричность просматривается и в других вещах, например в запрете на многоженство или исламский банкинг. Все это печальные последствия куриной слепоты — того, что мусульмане порой не воспринимаются в России своими людьми, и, как следствие, принцип федерализма часто не распространяется у нас на законодательный пласт отечественной действительности.

Слава богу, что на уровне президента этой слепоты нет и в помине. Как человек, вдоль и поперек исколесивший страну, он прекрасно знает о многонациональной и поликонфессиональной природе России, что часто подчеркивает в своих выступлениях. Собственно, поэтому Путин так, с ходу, и поддержал предложение Гайнутдина отметить 1100-летие принятие ислама Волжской Булгарией. Главное теперь — не упустить этот шанс.

Рустам Батыр

Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

Фото: «БИЗНЕС Online»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here