Рустам Батыр: «В Коране не стоит искать ответов на все вопросы»

0
70

О навязанной теологами обществу установке, которая сыграла не последнюю роль в глобальном поражении мусульман

«Величие Священного Корана состоит не в том, что он дает ответы на все вопросы, а в том, что он оставляет людей без этих самых ответов», — уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. Если мы не находим в нем какого-то ответа, это значит не то, что Аллах забыл сказать об этом. Он желал, чтобы люди включили свой разум и сами начали искать ответы. Вот только современные мусульмане, считает автор «БИЗНЕС Online», часто забывают об этом.

Рустам Батыр: «Несомненно, Св. Коран был дан человечеству как инструмент Божьего водительства, Его «руководство» для людей, «мерило [добра и зла]», «поучение» и «увещевание», «предостережение» и «наставление»

Рустам Батыр: «Несомненно, Священный Коран был дан человечеству как инструмент Божьего водительства, Его «руководство» для людей, «мерило [добра и зла]», «поучение» и «увещевание», «предостережение» и «наставление». Фото: «БИЗНЕС Online»

ПРИЧИНЫ ГЛОБАЛЬНОГО ПОРАЖЕНИЯ МУСУЛЬМАН

Известный исламовед Бернард Льюис в книге «Что пошло не так?» анализирует исторические причины отставания исламской цивилизации от западного мира. Причин таких он выделяет несколько: от отсутствия на мусульманском Востоке точных и единых мер измерения до практики массового затворничества женщин, в результате которого значительная часть населения выпадает из участия в создании национального ВВП. Безусловно, все эти причины имеют место быть. Но, мне кажется, не последнюю роль в глобальном поражении мусульман сыграла установка, навязанная обществу теологами, согласно которой ответы на все наши вопросы есть в Священном Коране. Главное — хорошенько поискать, ведь сказано: «Мы не упустили в этой Книге ничего» (6:38). Этот ограниченный взгляд и погубил в итоге мусульман, позабывших простую истину: величие Корана состоит не в том, что он дает ответы на все вопросы, а в том, что он оставляет людей без этих самых ответов.

Несомненно, Священный Коран был дан человечеству как инструмент Божьего водительства, Его «руководство» для людей, «мерило [добра и зла]», «поучение» и «увещевание», «предостережение» и «наставление» — все эти эпитеты отражают практическое предназначение Корана, его стремление помочь людям в обретении истины. Однако важно учитывать, что коранические положения нередко даются в метафоричной форме и частенько носят общий характер. В так называемых практических аятах мы нередко наблюдаем почти полное отсутствие конкретики. Можно ли в таких обстоятельствах найти все желаемые ответы? Большой вопрос.

Несмотря на то, что Коран принято считать главным и решающим источником практических норм, аятов, касающихся их, в действительности немного. Из 6 226 стихов Корана (встречаются и другие цифры) лишь около 228 касаются регулирования социальных вопросов, что делает невозможным детальное регулирование всех сторон поведения человека, о чем всегда мечтали некоторые факихи. Более того, Коран не только избавляется от детализации практических предписаний, но формулирует их не всегда однозначно, ведь «среди них есть аяты, ясно изложенные, что суть мать Писания, а другие многосмысловые» (3:7). Даже это выражение, указывающее на неоднозначность коранического текста, само же является символом такой неоднозначности, ибо его продолжение можно понять и в том смысле, что доступ к тайным смыслам аятов имеет только Бог, и в том, что он может быть доступен и «твердым в знаниях», — смысл определяется в зависимости от того, где будет сделана пауза.

Примером неоднозначности коранического текста может служить аят: «Разведенные женщины выжидают сами собой три периода» (2:228). Слово «периоды» (куру) толкуется по-разному. Одни считают, что речь идет о периодах «чистоты» между женскими циклами, другие — что о самих циклах. Аят, предписывающий совершать предмолитвенное омовение, также породил немало споров. «О те, кто уверовал! Когда встаете на молитву, мойте свои лица, руки до локтей, протрите головы и ноги до щиколоток» (5:6). Казалось бы, как явствует из текста, ноги перед молитвой достаточно просто протереть. Однако, учитывая, что глагол «мыть» в арабском является переходным и имеет при себе прямой объект в винительном падеже, в то время как глагол «протирать» требует родительного падежа с предлогом, коранические слова аята можно понять не только как «протирайте… ноги», но и в значении «мойте… ноги». В общем, эдакое «мыть нельзя протереть» — смысл определяется самим читателем. Указанное противоречие до сих пор осталось неразрешимым: сунниты моют ноги перед молитвой, шииты — лишь протирают их.

Исторически помочь разобраться с подобными трудностями были призваны повествования об эпохе Пророка — хадисы, в изобилии передававшиеся из уст в уста. «Сунна комментирует Коран», — таков был провозглашенный некогда девиз. Но и здесь картина складывается не лучшим образом. Хотя на каждый самый мельчайший вопрос, беспокоивший некогда факихов (от пука до отрыжки), всегда чудесным образом находились возводимые к Пророку хадисы, они с систематической неизменностью противоречили друг другу ровно в той степени, в какой шла дискуссия между различными богословскими и юридическими школами. Но и общепризнанные хадисы не давали желанного консенсуса. Так, на основании знаменитого изречения Пророка «Деяния — по намерениям» шафииты признали намерение строго обязательной частью (фард) малого ритуального омовения, в то время как ханафиты — лишь его традиционной составляющей (сунна), т. е. снова пришли к противоположным выводам.

«Факт того, что вышеуказанные проблемы не детализированы в Коране, обнажает перед нами одну из главных его задач — дать людям лишь общий ориентир, нацелить на главное»

«Факт того, что вышеуказанные проблемы не детализированы в Коране, обнажает перед нами одну из главных его задач — дать людям лишь общий ориентир, нацелить на главное». Фото: «БИЗНЕС Online»

«ОДНАКО ГОСПОДЬ ПОСТУПИЛ ПОИСТИНЕ МУДРО: ПУСТЬ ЛЮДИ САМИ РЕШАЮТ, ЧТО ДЛЯ НИХ ЛУЧШЕ»

Факт того, что вышеуказанные проблемы не детализированы в Коране, обнажает перед нами одну из главных его задач — дать людям лишь общий ориентир, нацелить на главное. В этом и заключается великое предназначение Священного Писания — великого Послания Бога, а не инструкции по частным и второстепенным вопросам. Мы часто восхищаемся талантливыми профессорами, которые в отличие от своих бездарных коллег умеют из огромного массива разрозненных знаний показать студентам самую суть, но направить аналогичное, безмерно помноженное восхищение на Коран и на исламское послание в целом зачастую бессильны.

Словно мудрый Учитель, Господь не дает прямого ответа на многие важнейшие вопросы людей. И это неспроста. По сей день шииты и сунниты (а также хариджиты) спорят о том, как и по каким принципам в исламе должна организовываться власть. Коран дает лишь общие сведения на сей счет: он провозглашает, что она необходима (4:59) и должна строиться по принципу совещательности (3:159, 42:38) и справедливости (4:58). Следуя этой лаконичности Корана, Пророк не оставил после себя никакого преемника. Конечно, у него, как и у любого человека, могли быть соображения по данному поводу. Возможно, он симпатизировал, как считали сунниты, Абу-Бакру, которому поручил возглавить коллективную молитву, когда уже в силу болезни сам не мог этого делать. Возможно, что, как считают шииты, склонялся к кандидатуре Али, которого он особо отметил по возвращении из прощального паломничества в местечке Гадир-Хум. Но однозначного, всенародного акта передачи власти не было, ведь Пророк ни на шаг не мог отойти от замысла Бога, ведь «он не говорит по пристрастию, но только по внушаемому ему Откровению» (53:3) и «И, ежели измыслил бы он на Нас выдумки, Мы схватили бы его за десницу и рассекли бы его сердечную вену» (69:44–47). А замысел Бога заключался в том, чтобы люди сами решили, кто из них достоин стать правителем. Поэтому, несмотря на то, что Пророк заранее знал, что миссия его подошла к концу и настало время его ухода, он не позаботился о том, кто возглавит общину верующих после него. Не случайно, как отмечает Ибн-Хишам, «присягание Абу-Бакру было внезапным».

По-другому и не могло быть. Если бы в Коране Господь определил систему политического устройства, то это бы на некоторое время сняло многие вопросы, но в стратегической перспективе обернулось бы самым настоящим наказанием, ибо навсегда сковало бы развитие общества. Однако Господь поступил поистине мудро: пусть люди сами решают, что для них лучше — монархия или демократия, социализм или капитализм. На протяжении многих столетий мыслители ислама проповедовали династический принцип, в XX веке разрабатывали концепцию исламского социализма, сейчас же многие из них склоняются к либерально-демократическим ценностям, которые, наверное, по прошествии времени так же померкнут перед лицом некой новой формы общественно-политического устройства.

«СЛЕПЫЕ НИКОГДА НЕ ПОБЕЖДАЮТ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ»

На сказанное можно возразить, напомнив, что вопрос власти — сугубо мирская проблема, а ведь Пророк сказал: «Вы лучше [меня] разбираетесь в своих земных делах». Однако здесь необходимо учесть, что в те времена не было четкого деления между светской и духовной властью. По крайней мере, праведным халифам принадлежала вся полнота власти, в том числе и религиозно-законодательная. Например, второй праведный халиф Умар ибн аль-Хаттаб ужесточил борьбу с пьяницами: вместо прежних сорока палок их стали наказывать восьмьюдесятью, т. е. он изменил положения шариата, которые принято относить к сугубо религиозной категории хадд. Он перестал оказывать благотворительность, как того требовал Коран, «смягчаемым в сердцах»; объявил, что, хоть во времена Пророка трижды произнесенная за один раз формула развода рассматривалась как одна и была обратима, отныне подобный развод следует рассматривать как окончательный и так далее.

Впрочем, халиф Умар менял и чисто богослужебные вопросы. Так, Пророк однозначно дал понять, что не хочет обременять верующих ночной молитвой таравих в месяц Рамадан. Поэтому и при нем, и при Абу-Бакре эту молитву если кто и читал, то самостоятельно. Так продолжалось до тех пор, пока однажды халиф Умар не вышел в одну из ночей Рамадана в мечеть и не увидел, как совершенно вразнобой молятся люди. «Я думаю, — сказал он, — было бы превосходно, если всех их собрать, [стоящими] за одним чтецом». Так он и сделал, поручив Убайе ибн Кабу возглавить коллективную молитву. На следующую ночь мусульмане уже молились, руководимые им. И когда Умар увидел это, он воскликнул: «Как хорош этот новый закон (бид`а)!» (Сб. аль-Бухари).

Таким образом, на усмотрение людей Всевышний оставляет не только вопросы земной жизни, но и правила богослужения вплоть до того, что вопрос столпов ислама, т. е. общеобязательный к исполнению минимум религиозной практики, также подробно не отрегулирован в Св. Коране. Что уж говорить, если в Коране ни в одном из аятов даже не сказано про пять намазов!

Поэтому аят «Мы не упустили в этой Книге ничего» (6:38), будучи отнесенным к Корану, следует понимать не в том смысле, что в Священном Писании ислама даны ответы на все вопросы без исключения, а в том, что Господь сообщил нам в Коране лишь то, что посчитал нужным. Если мы не находим в нем какого-то ответа, это значит не то, что Аллах забыл сказать об этом, а то, что он не хотел ничего говорить на сей счет. Это было сделано для того, чтобы люди включили свой разум и сами начали искать ответы на интересующие их вопросы. Ведь именно потому, что мы, мусульмане, некогда выключили разум, «закрыли двери иджтихада», исламский мир и попал в стагнацию, превратившись в итоге в одного из мировых аутсайдеров. Без разума люди слепы. А слепые никогда не побеждают в конкурентной борьбе.

Рустам Батыр

Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here