Рустам Батыр: «В религии труднее всего преодолеть «последнюю милю»

0
110

Удивительно, когда храмы разных конфессий строит за личные деньги один человек, мусульманин по вере

Во все времена и у всех народов рождались пионеры будущего — люди, которые не мирились со злой инерцией большинства, а выбирали быть проводниками взаимопонимания и согласия между людьми, справедливо замечает известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр и приводит пример, который мы можем наблюдать в московском районе Отрадном. А пионера будущего зовут Ряшит Баязитов, и ему на следующей неделе исполнится 60 лет. О заслугах юбиляра — в материале автора «БИЗНЕС Online».

Рустам Батыр: «Во все времена и у всех народов рождались пионеры будущего — люди, которые не мирились со злой инерцией большинства»Рустам Батыр: «Во все времена и у всех народов рождались пионеры будущего — люди, которые не мирились со злой инерцией большинства» Фото: «БИЗНЕС Online»

ПИОНЕРЫ БУДУЩЕГО

Геноцид мусульман в Мьянме, резня христиан в Ираке, обстрелы синагог в Европе — все эти нарывы религиозной ненависти, увы, до сих пор омрачают социальный ландшафт человечества. Ксенофобские настроения не выветрились до конца и в России, о чем нам периодически напоминает лента новостей. Однако во все времена и у всех народов рождались пионеры будущего — люди, которые не мирились со злой инерцией большинства, а выбирали быть проводниками взаимопонимания и согласия между людьми. Они первыми выстраивают пространства смыслов, которые нацелены остановить войны и посеять в душах мир и взаимоуважение. Именно такой посыл демонстрирует совершенно уникальный комплекс российских традиционных религий, который построен в Отрадном (Москва) и который, к сожалению, мало известен широкой публике.

Духовно-просветительский комплекс стоит на реке Лихоборке — по обе ее стороны. На левом берегу расположились православный храм Святителя Николая и православная часовня Великомученика и целителя Пантелеймона. Рядом суннитская мечеть «Ярдям» («Помощь»), к которой долгие годы примыкала шиитская мечеть (о ней подробнее ниже). На правом берегу реки — здание иудейской синагоги московской еврейской религиозной общины «Даркей Шалом» («Пути мира и согласия») с большим ханукальным светильником возле него. Рядом с ним строится буддийский храмовый комплекс «Тубден Шедублинг» («Центр изучения и практики Учения Будды»), в состав которого войдут уже частично возведенные ступа, пагода и буддийский храм. Общая площадь всех построек составляет около четверти квадратного километра.

Уникальный «Духовно-просветительский комплекс российских традиционных религий» в ОтрадномУникальный «Духовно-просветительский комплекс российских традиционных религий» в Отрадном. Фото: Ираклия Чохонелидзе/ИТАР-ТАСС

В некотором смысле этот комплекс олицетворяет глубинную идею всей нашей страны, выступая ее своеобразным зеркалом. Только зеркало это не кривое, драматизирующее негатив реальности, а с ровно противоположным эффектом: оно показывает лучшие наши черты, идеал, живущий внутри нас. Ведь здесь на одной земле в непосредственной и добрососедской близости друг от друга стоят храмы традиционных конфессий России: православия, ислама, иудаизма и буддизма. Это как мини-копия страны, только очищенная от остатков идущей из дряхлой глубины веков ксенофобии.

Но самое удивительное, пожалуй, в другом. Этот комплекс инициировал один человек, за собственный счет построивший все ныне стоящие на нем здания. Он мусульманин по вероисповеданию, что придает комплексу еще большей уникальности в масштабах всей России. Неслучайнотогда еще полномочный представитель президента РФ в ПФО Михаил Бабич недавно вспоминал его добрым словом на форуме православной общественности Татарстана, что тоже само по себе весьма символично: старания мусульманина на духовно-нравственной ниве смело можно ставить в пример не только единоверцам, но и представителям других религиозных традиций. В этом, пожалуй, и состоит глубинная суть нашей страны, где мы, дети разных народов и продолжатели разных традиций, не только живем общими дворами, едиными трудовыми коллективами и крепкими семьями, но и равняемся друг на друга.

Зовут необычного строителя Ряшит Баязитов.

Этот человек не дает интервью, не освещает свою деятельность в СМИ. Складывается впечатление, что он совершенно не озабочен собственным пиаром. В интернете, кроме его сухой официальной биографии, текст которой кочует с одного ресурса на другой, практически невозможно найти информации о нем. Люди, близко знакомые с ним, говорят, что в этом весь Баязитов: он строит отношения с миром не пламенными перлами ораторского красноречия, а тихо — с помощью дел, глубина и масштаб которых на самом деле просто потрясают воображение.

Про них благодарные верующие знают во многих уголках страны. Известно, что Баязитов оказал помощь в строительстве мусульманских храмов в Омске, Новосибирске, Иваново. В родном селе Камкино Нижегородской области он построил здание медресе, мечеть Абдул-Жаббяр (сельчане назвали ее в память об отце мецената), отремонтировал школу, провел газ, построил клуб, установил мемориал в честь погибших в годы Великой Отечественной войны. Именем матери Баязитова названо нижегородское исламское медресе «Махинур», в строительстве которого он также принял внушительное материальное участие. И все же межконфессиональный комплекс в Москве, как мне кажется, — его самое главное и значимое общественное достижение.

Болгарская исламская академияБолгарская исламская академия. Фото: «БИЗНЕС Online»

«МЫ ВМЕСТЕ!»

Философия комплекса напоминает опыт межрелигиозных отношений в Татарстане. Уже хрестоматийным стал исторический указ президента РТ Минтимера Шаймиева от 13 ноября 1995 года №УП-764 «О концепции сохранения, развития и использования ансамбля Казанского кремля», по которому одновременно были возрождены две религиозные святыни республики: Благовещенский собор и мечеть Кул Шариф. Той же философией движим и курируемый им ныне фонд «Возрождение», взявшийся за обустройство Свияжска и Болгара.

Действующий президент РТ Рустам Минниханов подхватил эту эстафету братства. Строительство Болгарской исламской академии и собора Казанской иконы Божией Матери также было им запущено символично одним общим указом. А когда дело дойдет до анонсированной большой Соборной мечети Казани, уверен, что вместе с нею будет инициирован и какой-нибудь сопоставимый по масштабу православный проект. Неспроста же своим программным девизом Рустам Нургалиевич выбрал слова: «Мы вместе!»

Собор Казанской иконы Божией Матери в КазаниСобор Казанской иконы Божией Матери в Казани. Фото: «БИЗНЕС Online»

Мечети и церкви строятся по всей России. То там, то здесь. Но вот чтобы они возводились в общем порыве, как составные части единого целого, — такой уровень взаимопроникновения мы наблюдаем отнюдь не везде. Тем удивительнее и значимее становятся оазисы Татарстана и Малого Иерусалима, как окрестили комплекс, построенный Баязитовым, в народе.

Однако все же между ними есть одна принципиальная разница. Президенты Татарстана во многом движимы политическими мотивами: как руководители региона они вполне справедливо исходят из того, что межконфессиональное согласие — залог процветания республики и ее жителей, а Баязитову, как частному лицу, в принципе, незачем печься об общем благе. Подобно другим состоятельным людям он может просто жить в свое удовольствие. Однако, вместо того чтобы обзавестись дорогой яхтой или каким-нибудь Rolls-Royce, он строит храмы. Храмы разных религий. Это нечто удивительное. Мне кажется, именно так рождаются легенды.

УММА ДОЛЖНА ЗНАТЬ О СВОИХ ГЕРОЯХ, ЧТОБЫ БЫЛО НА КОГО РАВНЯТЬСЯ

Межрелигиозное согласие — важная, но не самая трудная задача. На самом деле сложнее всего принять инаковость тех, кто с нами в одной лодке.

В логистике есть такое понятие, как «последняя миля», обозначающее финальный этап в доставке товара. «Последняя миля» — самая трудоемкая. Она может обходиться в разы дороже, чем сотни и тысячи миль, преодоленных до нее. Нечто похожее мы наблюдаем и в религии. Верующему порой легче найти общий язык с представителем другой религии, с которым он, образно говоря, живет на разных материках, чем с собственным единоверцем, с которым он, опять-таки говоря образно, живет под одной крышей, но который придерживается иной трактовки какого-нибудь частного, третьестепенного вопроса.

Очень хорошо эта мысль показана в мультипликационном фильме «Еретик», снятом по мотивам одноименного рассказа Макса Лукадо. В этом мультфильме рассказывается, как некий отчаявшийся мужчина перелез через ограждение на мосту, собираясь броситься вниз и покончить с собой. Его замечает проходящая мимо женщина и вступает в разговор, пытаясь отговорить от самоубийства. Слово за слово она заводит беседу о религии, желая тем самым нащупать общие мотивы. Сначала женщина узнает, что мужчина верующий, а не атеист, затем, что он христианин, а не буддист, потом, что протестант, а не католик, баптист, а не епископлянин. С каждым ответом женщина радостно восклицает: «Я тоже!» и делает шаг навстречу. И вот они уже стоят лицом к лицу. «Ты баптист Церкви Бога или баптист Церкви Господа?» — с надеждой уточняет воодушевившаяся спасительница. «Баптист Церкви Бога», — отвечает приободренный мужчина. «Аллилуйя! Я тоже!» — радуется женщина. «Ты истинный баптист Церкви Бога или реформированный баптист Церкви Бога?» — вновь конкретизирует она. И опять удача: «Реформированный баптист Церкви Бога», — отвечает мужчина, уже, похоже, передумавший сводить счеты с жизнью. «Ты баптист церкви Бога реформации 1889 года или баптист Церкви Бога реформации 1915 года?» — наконец спрашивает женщина. Мужчина, уже готовый перелезь обратно за ограду, называет вторую дату. Вдруг женщина меняется в лице, мрачнеет и со злостью сталкивает мужчину вниз, обрекая его на погибель: «Умри, еретическое отродье!»


В мусульманской религиозной среде мы наблюдаем ту же картину: нескончаемое самодробление на деноминации и подденоминации. Наша умма словно находится в состоянии перманентного полураспада. Поэтому внутриисламский диалог для укрепления согласия в обществе не менее значим, чем диалог межрелигиозный.

Как известно, первая и самая крупная линия разлома в исламе проходит между суннитами и шиитами. Веками два непримиримых мусульманских течения живут во взаимной ненависти. Конечно, и там, и там периодически появлялись мыслители, которые призывали умму к объединению. Но в целом сунниты и шииты видят друг в друге, говоря словами вышеописанного сюжета, еретическое отродье.

Баязитов не стал ждать, когда богословы обоих лагерей договорятся между собой. Вместо этого он протянул своим единоверцам из параллельной традиции руку братства: рядом с суннитской мечетью он построил мечеть шиитскую. Пока наши муфтии отказываются читать намаз за шиитами, а те — за ними, пока проповедники из обоих направлений сыплют друг другу на голову такфир и проклятия, строитель по профессии и созидатель по призванию Баязитов строит для своих собратьев храм под одной крышей с суннитской мечетью, как бы говоря им: «Давайте вместе восславим Единого для нас Бога!» Далеко не все в современной умме способны постичь глубину и дальновидность этого жеста. Но я уверен, что будущие потомки еще впишут его в анналы истории российского ислама и образцы духовной этики, по которым мусульмане будут учиться преодолевать ту самую «последнюю милю». Однако Баязитов пошел еще дальше: с прошлого года шиитская мечеть обрела статус общемусульманской. Теперь в каждую из обеих мечетей (с поправкой на пандемию, конечно) приходят все желающие, невзирая на их принадлежность к тому или иному традиционному течению ислама: и сунниты, и шииты. Это стало пространством полного единения верующих.

На следующей неделе, 3 сентября, Ряшит-эфенди будет отмечать свой 60-летний юбилей. Впрочем, никаких празднеств в этой связи не намечено. Как рассказывают коллеги Баязитова, устраивать торжества вокруг своей персоны совершенно не в его характере. И все же люди, которые вместе с ним служат людям, считают несправедливым, что СМИ уделяют много внимания «скандалам, интригам, расследованиям», но мало говорят о выдающихся сынах своего народа. Работающие в мечети «Ярдям» имамы Ринат хазрат Аймалетдинов (к слову, выпускник того самого нижегородского медресе «Махинур», которое было проспонсировано Баязитовым) и Марат хазрат Жалялетдинов (с которым ваш покорный слуга имел честь учиться вместе) указали мне на подобные перекосы. С ними трудно не согласиться: умма действительно должна знать о своих героях, чтобы было на кого равняться.

Уважаемый Ряшит Жаббарович, хоть мы с Вами лично и не знакомы, позвольте вслед за Вашими соратниками пожелать Вам в преддверии юбилея крепкого здоровья и долгих лет жизни. Пусть Всевышний Аллах украсит Вашу жизнь в этом мире и мире следующем подобно тому, как Вы украсили ее для тысяч и тысяч людей.

Рустам Батыр

Фото на анонсе: Ираклия Чохонелидзе/ИТАР-ТАСС
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here