Рустам Батыр: «Зулейха» закрывает муфтиев в тюремные застенки»

0
311

В списках заключенных оказались Равиль Гайнутдин, Талгат Таджуддин и даже Шихабутдин Марджани, а также Рашид Сюняев. Что это? Провокация?

Кажется, что ничто не могло перебить в информационной повестке дня тему пандемии коронавируса. Но на неделе как минимум в Татарстане это удалось стартовавшему на телеканале «Россия-1» сериалу «Зулейха открывает глаза». Фильму по одноименному нашумевшему роману Гузель Яхиной достается из разных лагерей. Но автор «БИЗНЕС Online», известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр, обращает внимание на то, как создатели были пойманы на непрофессионализме и откровенной халтуре.

«На сериале «Зулейха открывает глаза», как прежде и в одноименной книге, положенной в основу кинокартины, из татар не оттоптался разве что ленивый» Фото: «БИЗНЕС Online»

ПОМИМО ИСКАЖЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРАВДЫ И МАНКУРТСКОЙ ИДЕОЛОГИИ…

На сериале «Зулейха открывает глаза», как прежде и в одноименной книге, положенной в основу кинокартины, из татар не оттоптался разве что ленивый. Трудно найти другую такую же историю, которая в татарской среде вызвала бы столь же бурный шквал негативных эмоций. Помимо искажения исторической правды и манкуртской идеологии, к сериалу высказываются и претензии по части исламской составляющей. Мусульман особенно возмутили две вещи: интимная сцена внутри мечети и неожиданное упоминание среди заключенных ныне действующих, а также давно почивших исламских деятелей России. Так, в данном списке оказались Шихабутдин МарджаниРавиль ГайнутдинТалгат ТаджуддинЖафяр ПончаевУмар Идрисов и другие известные личности. Мусульмане в недоумении гадают, что все это значит: перед нами просто провокация в отношении крупных деятелей татарского народа или тонкий намек, что всем им место в тюремных застенках?

С первым скандалом разобрались достаточно быстро. Как оказалась, постельная сцена появилась на экране в привязке к недействующей мечети села Мачкара Кукморского района. Муфтий РТ Камиль хазрат Самузигуллин на своей официальной страничке в «Инстаграме» успокоил общественность, отметив, что имам-мухтасиб района до и во время съемок держал под пристальным контролем использование здания бывшей мечети, а все дни съемок в ней дежурил имам-хатыб деревни, который следил за тем, чтобы внутри не случилось ничего богохульного. «Неприличная же сцена, призванная нам напомнить о чудовищной политике воинствующего безбожия в недавней истории нашей страны, — добавил глава ДУМ РТ, — была сделана в съемочном павильоне и затем добавлена в картину с помощью монтажа».

А вот со списком заключенных вопросы остались.

«ЭТО ВООБЩЕ К ЧЕМУ?!»

Вкратце напомню фактуру дела. Согласно сценарию, в середине февраля 1930 года ЦИК и СНК ТАССР приняли постановление о ликвидации в Татарии кулачества как класса. «Уже через неделю на оперативном совещании в ЦИКе выяснилось, — повествует закадровый голос, —  что темпы раскулачивания и коллективизации в республике ужасающе низкие. И как-то само собой, без ведома партийных руководителей, высших чинов ГПУ получилось так, что всех не особо нужных следствию и неугодных властям людей быстро перевели в кулаки». В списках раскулаченных оказалась и главная героиня Валиева Зулейха, которую вместе с другими по каторжному маршруту принудительно отправляют в Сибирь. Во второй серии картины нам показывают сцену с отправкой эшелона. В ней перед посадкой во время переклички звучат такие имена: Талгат Таджуддин, Салим-Гирей Тевкелев, Габдессалям Габдрахимов, Равиль Гайнутдин, Умар Идрисов, Шихабутдин Марджани, Жафяр Пончаев, Султанов Мухамедьяр, Мирсаид Султан-Галиев (последовательность сохранена).

Как видим, среди репрессированных упоминаются современные муфтии России (из которых двое действующие, один бывший и один уже покойный), три муфтия ОМДС, правление которых пришлось преимущественно на XIX век, и один большевик времен революции и начала советской власти.

Именно сцена с перекличкой и вызвала всеобщее непонимание. «Что-то всех наших муфтиев в очень спорном произведении упомянули как политзаключенных… Это вообще к чему?!» — задается вопросом экс-депутат Госдумы, а ныне президент европейского мусульманского форума Абдул-Вахед Ниязов. «Это не стеб, а вызов всему мусульманскому сообществу, всему татарскому народу. Сначала оскорбляют пространство известной мечети, потом — имена духовных деятелей. Что дальше?» — в том же духе спрашивает казанский литературовед Милеуша Хабутдинова.

В фильме также несколько раз мелькают имена заключенных, набираемые машинистками на печатной машинке. Помимо уже названных религиозных деятелей в них фигурирует следующие: Габдрахман Расулев, Зайнулла Расулев, Габдулвахид Сулейманов, Мухамедьяр Султанов (последовательность сохранена), т. е. еще три муфтия ОМДС и один крупнейший исламский религиозный деятель в истории России. В тех же списках оказались и светские ученые-татары: Сюняев Рашид, Юсупов Рафаэль. Возможно, сюда же можно отнести и Халикова Альфреда.

Совершенно очевидно, что перечень имен, которых, к слову, нет в исходной книге, невозможно списать на совпадение. Но что все это значит?


НАЛИЦО АБСОЛЮТНЫЙ СМЫСЛОВОЙ КОЛЛАПС

Если перед нами была бы картина, авторы которой скрупулезно относятся к историческим деталям, то мы могли бы предположить, что в этих именах заключен некий художественный прием, призванный транслировать определенный смысловой месседж. Ну, например, современные деятели ислама в списках заключенных могли показывать, кого бы коснулись репрессии, случись они в наши времена. Правда, возникает множество вопросов о критериях отбора. Например, почему федеральные муфтии здесь чередуются с региональными, причем среди первых названы не все? Почему среди ныне здравствующих есть один уже покойный, а среди действующих муфтиев — один, уже оставивший пост?

Великие предшественники прошлого, наверное, могли бы символизировать то, что сталинские репрессии оставили шрам на теле всей многовековой традиции отечественного ислама. Но и здесь возникают вопросы по части критериев составления списка, ведь из упомянутых муфтиев ОМДС далеко не все блеснули ярким следом в истории российского мусульманства, при этом «за бортом» осталось огромное множество действительно выдающихся исламских религиозных деятелей нашей страны.

Однако гадать здесь незачем. Полный сумбур в перечисленных именах слишком очевиден и потому решительно обнажает перед нами факт того, что люди, которые составляли эти списки, совершенно не ориентируются в российских реалиях ислама. Налицо абсолютный смысловой коллапс.

Не ориентируются они и в татарских реалиях. Так, в ходе двух перекличек было дважды названо имя Альфия, встречается оно и в списках, набираемых машинистками. Возникает ощущение, что это одно из самых ходовых имен среди взрослого населения того времени, что совершенно абсурдно, ибо в 30-е годы оно еще не получило хождения среди татар. Не ориентируются создатели картины и в исторической фактуре. Так, Мирсаид Султан-Галиев был современником показанных в фильме событий, но в 1930 году он никак не мог оказаться на перроне казанского вокзала, так как в то время уже находился в сталинских застенках в ожидании приговора.

В ЭТОТ СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКИЙ МАРАЗМ СЛОЖНО ПОВЕРИТЬ, НО ТАК ВСЕ И БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ

Все это напоминает ситуацию, как если бы инопланетяне снимали фильм про репрессированных в 1930-е годы и вставили бы в него первые попавшиеся имена из русской истории, которые смогли нагуглить на просторах интернета: Мишустин, Ломоносов, Иван Грозный, Навальный, Ленин, Александр I, Пушкин, Владимир Красно Солнышко. Для инопланетян подобные наборы звуков просто нечитаемая и не несущая никакого смысла абракадабра, как и для создателей фильма — имена выдающихся татарских и мусульманских деятелей.

В этот сюрреалистический маразм сложно поверить, но так все и было на самом деле. Создатели нашумевшей кинокартины повели себя ровно так, как повели бы себя инопланетяне по отношению к чужим и совершенно непонятным им реалиям. Так, после разгоревшегося скандала с именами муфтиев генеральный продюсер кинокомпании «Русское», снявшей сериал, Ирина Смирнова сообщила, что все совпадения случайны, а художники по реквизиту (!) просто искали в интернете наиболее распространенные татарские имена. После таких признаний в откровенном непрофессионализме и халтурном отношении к делу в прежние времена приличные люди непременно бы застрелились, не вынеся позора, ну а в нашу эпоху вполне вероятно, что подобное саморазоблачение увенчается ТЭФИ или «Золотым орлом».

И это мы разобрали только маленький кусочек той исторической белиберды, которая обрушилась на нас с федерального телеканала. Если вымышленная Зулейха и открыла в своей жизни глаза, то создатели сериала предпочли этого не делать. Они состряпали фильм совершенно вслепую.

Рустам Батыр

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»


Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции
business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here