«Самым страшным было бы, если бы народ ринулся скупать валюту. Слава богу, этого нет…»

0
77

ЦБ удалось задавить панику валютными интервенциями. Надолго ли хватит подушки безопасности, рассуждают эксперты «БИЗНЕС Online»

«Думаю, что до 100 рублей за доллар дело не дойдет, по крайней мере, до 22 апреля», — анализируют эксперты происходящий сегодня котировочный шок. Рынок валют и нефти просел не так глубоко, как ожидалось: сработали валютные вливания ЦБ и заявления о возможных новых переговорах по ОПЕК+. О том, надо ли было «идти с голым задом на американских сланцевиков» и что теперь будет, — в комментариях экспертов «БИЗНЕС Online».

Россия вышла из альянса ОПЕК, который последние три года управлял мировыми ценами на нефть. Одним из главных идеологов такого решения называют главу «Роснефти» Игоря Сечина

Россия вышла из альянса ОПЕК, который последние три года управлял мировыми ценами на нефть. Одним из главных идеологов такого решения называют главу «Роснефти» Игоря Сечина. Фото: kremlin.ru

«СЦЕНАРИЙ БЫЛ ОЖИДАЕМЫЙ, БЕЗУСЛОВНО, И ПРОЧИТЫВАЕМЫЙ»

Спустя почти полдня ситуация на валютном и нефтяном рынке несколько стабилизировалась. По состоянию на 14:00 майские котировки барреля нефти Brent установились на отметке $37, стоимость доллара — 71,1 рубля, евро — 80,7 рубля. Индекс Московской биржи на открытии потерял больше 10%, РТС — больше 15%. Но на этом падение пока и остановилось.

Панику трейдеров во многом охладил ЦБ. До начала торгов регулятор объявил, что будет сдерживать волатильность, из-за чего намерен провести репо «тонкой настройки» на 500 млрд рублей, увеличить лимит на валютный своп «сегодня» до $5 млрд, а также начать упреждающую продажу валюты в соответствии с бюджетным правилом. Тут же подоспели и послабления в кредитной политике банков в отношении страдающих из-за коронавируса туроператоров и производителей препаратов.

«Этот сценарий был ожидаемый, безусловно, и прочитываемый. Сегодня мы видим, что рынки частично восстановились. Мне кажется, те панические настроения, которые были вчера, сегодня практически нивелированы и рынок в более сбалансированном состоянии находится», — прокомментировал ситуацию министр энергетики РФ Александр Новак. По его словам, на ОПЕК+ России удалось в свое время заработать около 10 трлн рублей и «двери еще не закрыты». «То, что соглашение после 1 апреля о сокращении не продлено, не означает, что мы не можем в дальнейшем взаимодействовать со странами ОПЕК и „не ОПЕК“. Была подписана в прошлом году хартия, и в ее рамках мы будем продолжать взаимодействие. При необходимости у нас есть различные инструменты, в том числе сокращение, увеличение добычи. Договоренности могут быть достигнуты новые», — внес свою порцию «успокоительного» министр.

Дна не достигли, как заверяют эксперты, от части благодаря политики ЦБ

Дна не достигли, как заверяют эксперты, отчасти благодаря политике ЦБ. Фото: «БИЗНЕС Online»

 «ПАНИКИ НА РЫНКЕ, ОЧЕРЕДЕЙ В ОБМЕННИКАХ НЕТ. МОЖЕТ, НЕ ВСЕ ПОНЯЛИ ПОКА ДРАМАТИЗМ СИТУАЦИИ…»

Своими прогнозами и оценками по поводу происходящего с «БИЗНЕС Online» поделились эксперты. 

Иван Грачев — доктор экономических наук, экс-депутат Госдумы:

— Я думаю, что наш отказ от сделки с ОПЕК — это вредное и безответственное решение. Потому что из-за этого все началось и шансов вытеснить сланцевую нефть нет никаких. Будут запущены колебательные процессы, при которых Россия начнет терять деньги. Вообще, для меня чрезвычайно странно то, что решение пойти на ценовую войну приняли тогда, когда мир качается в неустойчивом равновесии. Эти действия резко увеличивают вероятность глобального кризиса, при котором цены на нефть долго будут низкими. Понятно, что Центробанк начнет валютные интервенции в попытке удержать рубль. И, наверное, на сегодняшнем уровне его некоторое время смогут удержать. Будут тратить от 1 до 5 миллиардов долларов в день. Но если низкие цены на нефть продержатся месяца два, то потери станут очень большими — миллиардов 100. И на этом валютные интервенции закончатся. В прошлый раз, когда цена на нефть дернулась, а рубль упал с 36 до 60, они 200 миллиардов долларов потеряли. Просто так профукали, так как не смогли удержать рубль. И в этот раз будут точно так же действовать.

Эффективность валютной интервенции будет зависеть от того, пойдут ли наши 18 марта на сделку с ОПЕК на худших условиях или нет (в этот день запланировано проведение техкомитета ОПЕК, Россия подтвердила участие в нем). Шанс еще есть стабилизировать ситуацию, пока глобальный кризис не набрал инерцию. Я это оцениваю как 60 на 40. 60 — за то, что наши договорятся с ОПЕК, 40 — не договорятся. В этом случае без потока нефтедолларов рубль полетит до 110. Если бы валютных интервенций не проводили, он бы и за пару недель обвалился. По сравнению с Саудовской Аравией уязвима больше всего Россия. В Саудовской Аравии себестоимость нефти ниже. Их бюджет тоже просядет, но резервы их на душу населения побольше.

Без господдержки средняя себестоимость добычи сланцевой нефти — 60–70 долларов за баррель. Это всех устраивает. И саудов, и нас, и Соединенные Штаты. И на данном уровне спокойно можно было держаться. Но для этого надо было продлить соглашение в тех же пропорциях, сокращая еще на миллион-полтора, как предлагала ОПЕК. Но наши сочли, что условия такой сделки для нас невыгодны. Поскольку у нас внутреннее потребление растет, то ограничение по объемам добычи (а не объемам экспорта) в принципе для России действительно невыгодно. Но пересматривать его военными методами сейчас не время. Даже если, допустим, они считали, что можно пойти на ценовую войну, то делать это надо было не сейчас.

Те, кто успел перевести в валюту рубли, правильно поступили. А сейчас, если человек найдет что-то, что небыстро в рублевых ценах меняется, а потом будет устойчиво (например недвижимость), то можно вложиться в этот сектор.

Иван Грачев: «В прошлый раз, когда цена на нефть дернулась, а рубль упал с 36 до 60, они 200 миллиардов долларов потеряли. Просто так профукали, так как не смогли удержат рубль»

Иван Грачев: «В прошлый раз, когда цена на нефть дернулась, а рубль упал с 36 до 60, они 200 миллиардов долларов потеряли. Просто так профукали, так как не смогли удержать рубль». Фото: «БИЗНЕС Online»

Максим Осадчий — начальник аналитического управления банка БКФ:

— Обвала на рынке нет, просто закрепляется ситуация, которая сформировалась во время вчерашнего «кровавого побоища», проходившего без участия России. Доллар на уровне 72 рублей, в московских обменниках курс — 71,10–72,1 рубля. Это не драматично, не 100 рублей за доллар, но и до такого дойти может.

Меры ЦБ уже сейчас оказывают стабилизирующее влияние на рынок. ЦБ принял два важных решения: вчера — о приостановке покупки валюты в рамках бюджетного правила, а сегодня — о валютных интервенциях, продаже валюты в рамках того же правила. Также мы видим, что нет паники на фондовом рынке. Произошло хорошее падение индекса РТС — на 12,4% на 12:00 мск. По сравнению с тем «мясом», которое происходило вчера в Лондоне в российских бумагах, когда было падение на 25%, сегодняшнее столь умеренное падение российского рынка вселяет некоторую надежду. Ситуация, конечно, неприятная, но не катастрофичная, это не обвал: рынки вышли в «новую нормальность» и на какое-то время закрепились на достигнутых позициях, привыкают к новой жизни.

Ожидать отката к старым уровням пока не приходится. Большой позитив рынку принесла бы договоренность между Россией и ОПЕК, но пока надеяться на это не приходится. Если бы Россия экспортировала не только нефть, но и глупость, мы бы стали самой богатой страной мира. Но, увы, глупость не котируется на мировом рынке.

Судя по всему, у населения нет паники, как это было в 2014 году, когда народ штурмовал магазины, скупая дорогой импорт. Паники на рынке, очередей в обменниках нет. Самым страшным было бы, если бы народ ринулся скупать валюту. Этого, слава богу, не произошло. Может, не все поняли пока драматизм ситуации? Оно и к лучшему. Меньше знаешь — крепче спишь.

Видимо, на какое-то время завершился тренд по снижению ставок на рынке, который наблюдался несколько последних лет. Ключевая ставка на ближайшем заседании совета директоров Банка России, запланированном на 20 марта, с высокой вероятностью не будет снижена, не исключено и ее повышение. Но следует отметить и то, что на этот раз ЦБ применил другой способ стабилизации рынка. Если в 2014 году был применен спорный механизм — резко повысили ставку до 17%, то на этот раз ЦБ с учетом огромных золотовалютных резервов прибег к валютным интервенциям. Такое «лечение» меньше навредит экономике. Ключевой вопрос, не растратят ли подушку безопасности, как в 2008–2009 годах, и на долго ли ее хватит.

Становится очевидной абсурдность идеи покупки в ФНБ контрольного пакета акций Сбербанка, учитывая, что вчера в Лондоне на 25% за считанные часы снизилась цена этих акций. Таким образом, подушка безопасности, если в нее набить такие «драгоценные» активы, как акции Сбербанка, станет просто каменной. Не исключено, что благоразумно откажутся от этой остроумной идеи.

В начале торгов на Московской валютной бирже 10 марта доллар подорожал до 73 рублей, прибавив 4 рубля, евро вырос до 82 рублей, подорожав на 5 рублей

В начале торгов на Московской валютной бирже 10 марта доллар подорожал до 73 рублей, прибавив 4 рубля, евро вырос до 82 рублей, подорожав на 5 рублей. Фото: © Илья Питалев, РИА «Новости»

«НАДО СПОКОЙНО ОТНОСИТЬСЯ: ПОКА АМЕРИКАНСКИЙ СЛАНЕЦ ЖИВ, НЕФТЬ БУДЕТ ВОЛАТИЛЬНА»

Артем Деев — руководитель аналитического департамента AMarkets:

— Основной фактор, который оказывает давление на рубль, — это дешевеющая нефть. Фундаментальные факторы, которые могут привести к росту котировок, в ближайшей перспективе не просматриваются, поэтому отечественная валюта будет оставаться под давлением внешних факторов, а меры ЦБ РФ смогут лишь снизить резкие колебания валюты. Поэтому не стоит рассчитывать на резкое улучшение ситуации, но и поддаваться панике также не нужно. Есть смысл защитить сбережения путем приобретения валюты частями (доллары, евро, часть оставить в рублях), можно также приобрести золотые и серебряные монеты самого мелкого номинала (драгметаллы растут в период кризиса). В ближайшей перспективе стоит ожидать ослабления рубля до 80 в паре с долларом и до 90 в паре с евро.


Александр Разуваев — директор аналитического департамента «Альпари»:

— На самом деле все ожидаемо на фоне падения цен на нефть. Рубль — валюта сырьевая, плюс есть спекулятивная составляющая. Я думаю, надо спокойно относиться: пока американский сланец жив, нефть будет волатильна. И рубль, соответственно, останется волатильным. ЦБ только что объявил, что собирается продавать валюту, видимо, колебания будут сглажены, с моей точки зрения. Опять-таки я считаю, что Россия — дешевая, макроэкономика — сильная и прочее. Поэтому я не вижу моментов для паники.

Если страховаться от девальвации, то покупкой не доллара, а привилегированных акций «Сургутнефтегаза»: там будут высокие дивиденды на фоне ослабления рубля, если курс удержат. Вопрос у нас пока открытый. Я не берусь предсказать, как и что станет до конца дня. Думаю, все будет зависеть от действий ЦБ, который у нас все-таки сторонник по идеологии плавающего курса. Если бы ЦБ возглавлял господин Геращенко, то, я думаю, мы вообще бы не увидели никаких сильных колебаний — он специально, особенно имея такие ресурсы, как сейчас, у ЦБ, вынес бы спекулянтов. А уж сейчас как получится. Думаю, паниковать не стоит. Если есть деньги, то можно покупать российские акции, особенно по которым будут хорошие дивиденды.


Валентин Катасонов — председатель «Русского экономического общества им. Шарапова»:

— Я думаю, что до 100 рублей за доллар дело не дойдет, по крайней мере, до 22 апреля. Тут я согласен с теми экспертами, которые говорят, что падение рубля будет означать очень серьезные проблемы для голосования по поправкам в Конституцию. Я думаю, что станет использоваться традиционный метод сбивания высокого курса доллара, то есть валютные интервенции. Власти говорят, что валюты много, хватит надолго. Это, конечно, варварский метод управления валютным курсом, но, к сожалению, наши министры и руководители — варвары, поэтому будут прибегать к такому средству.

Правильнее было бы все-таки введение коридора колебания валютного курса. Но для того, чтобы курс не выходил за рамки коридора, необходимо введение ограничений и запретов на движение капиталов через границу — это очевидная вещь. Поскольку никто из руководителей не заикался на эту тему, должен констатировать, что все остается на том же уровне, что было вчера, позавчера и последние 30 лет. Сейчас власть пытается создать эйфорию, связанную с изменением Конституции, но, как говорили классики, правовые отношения вторичны к отношениям экономическим. А экономические отношения тоже требуют изменений, но для этого нужны предпосылки, хотя бы для того, чтобы эта идея озвучивалась. А ее не озвучивают.


Степан Демура — финансовый аналитик:

— Отказ России от сделки с ОПЕК — это информационный повод, а не причина происходящего. Все трясет, потому что рынки были на огромных высотах и коррекция давно назрела. Вот она и случилась. И ФРС США немножко ликвидность стал зажимать в последние две недели. Вот и получили. Ничего странного не произошло. Последние два-три года не было навеса нефти на рынке где-то полтора миллиона баррелей. И вдруг он появился, и все об этом узнали. Трудно сказать, пошел ли рубль сейчас далеко вниз или будет еще период его укрепления. Нужно посмотреть, где он остановится. Но нефть с рублем, думаю, свое уже отжили. Когда было постоянное превышение предложения над спросом, почему-то никто не удивлялся, почему нефть такая дорогая. А когда все стало приходить в какой-то баланс, все вдруг удивляются, что она упала. Думаю, будут серьезные колебания. От 20 до 55 долларов за баррель цена на нефть еще какое-то время продержится. Но долгосрочные цели — 9–12 долларов за баррель. В такой ситуации по рублю две цели: 125 и 250. Я думаю, что будет 250 к 2022 году. А может, и раньше. Это вполне реально. У нас уже была павловская реформа. Три нуля тогда брали. Могут повторить.

Действия правительства показали, что они неадекватны и не могут трезво оценивать свои возможности и возможности западных партнеров. Как можно идти с голым задом на американских сланцевиков? Американцы всегда выигрывают. У них система такая. Россия ценовую войну с Саудовской Аравией не выдержит. У них и суверенный фонд 500 миллиардов долларов, и госдолг 300 миллиардов, и себестоимость нефти ниже десятки, и нефти очень много. А у нас госдолг за 400 миллиардов долларов, так как долг наших частных корпораций, как показывает практика, оказывается государственным. И средняя себестоимость добычи нефти у нас значительно выше, и при всех запасах уже только процентов 20 — извлекаемая нефть. Остальная — трудноизвлекаемая. Кто при таких условиях сможет дольше жить? Точно не мы.

Максим КириловЕлена Колебакина-УсмановаОльга Вандышева

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here