«Сбросил на головы фашистов 132 660 кг бомб»: герой-летчик с КМПО прожил лишь 51 год

0
130

Именем «воздушного рабочего войны» Михаила Мизинова, похороненного на Арском кладбище, будет названа одна из улиц Казани

Этот экипаж вполне мог быть прототипом героев фильма «Хроника пикирующего бомбардировщика», именно ему командование армии и фронта поручало особо сложные разведзадания, его считали одним из самых удачливых летчиков соединения. Об этом и многом другом из жизни полковника авиации Михаила Петровича Мизинова корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказывают казанский краевед и воспоминания сослуживцев.

Именем летчика-фронтовика, Героя Советского Союза, полковника авиации Михаила Мизинова будет названа одна из улиц КазаниИменем летчика-фронтовика, Героя Советского Союза, полковника авиации Михаила Мизинова будет названа одна из улиц Казани. Фото: Андрей Титов

«ВОЗДУШНЫЕ РАБОЧИЕ ВОЙНЫ»

18 июня 2020 года в рамках празднования 75-летия Победы и 100-летия ТАССР было принято решение назвать 9 новых улиц в жилом комплексе «Мое Царицыно» в Советском районе Казани именами знаменитых татарстанцев — Героев России, Советского Союза и полных кавалеров орденов Славы. Среди этих имен — полковник авиации Михаил Петрович Мизи́нов, участник Великой Отечественной войны с первого ее дня и до Победы, после нее живший и работавший в Казани.

«Воздушные рабочие войны» — так определяют кредо летчиков Пе-2 авторы песни из фильма «Хроника пикирующего бомбардировщика». Легендарная советская лента посвящена воинскому подвигу экипажа легкого бомбардировщика Пе-2, «пешки» — самолета, который во время войны производила в основном Казань. Эта характеристика как нельзя более точно определяет черты Мизинова — профессионала высокого класса, настоящего аса, но без особой бравады.

К сожалению, Михаил Петрович прожил в Казани не так долго (около десятка лет) и умер, когда ему был всего 51 год. «Один из ветеранов 16-го завода (сегодня — Казанское моторостроительное производственное объединение — прим. ред.) запомнил, что пилотом транспортного авиаотряда работал Герой Советского Союза, — сказал в беседе с корреспондентом „БИЗНЕС Online“ казанский краевед, специалист по истории авиастроения и авиации Ильдар Валеев. — Но он запомнился лишь тем, что выглядел сильно больным: война даром не проходит».

В довоенный период судьба Мизинова тоже мало чем отличалась от детских и юношеских биографий тысяч советских молодых людей. «Родился 18 ноября 1918 года в селе Пятино ныне Инзенского района Ульяновской области в крестьянской семье, — сообщает о нем сайт „Герои страны“. — Русский. В 1936 году окончил 9 классов школы в селе Тияпино (Инзенский район). В армии с сентября 1937-го. В 1940 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу летчиков в Оренбурге. Служил в строевых частях ВВС в Орловском военном округе».

23-летним офицером он встретил начало Великой Отечественной войны. Его боевой путь — вот визитная карточка Михаила Петровича, главное дело его жизни.

«Воздушные рабочие войны» — так определяют кредо летчиков Пе-2Фото: By Unknown author – airwar.ru, Public Domain, commons.wikimedia.org

ПРОТОТИП ГЕРОЯ ОЛЕГА ДАЛЯ, ВОЗМОЖНО, ЛЕТАЛ С НИМ В ОДНОМ ЭКИПАЖЕ

О Мизинове упоминает в своей книге «В небе — «Петляковы» полковник авиации в отставке Алексей Григорьевич Федоров, доктор исторических наук, тоже фронтовик с первого и до последнего дня войны. Он командовал авиаполком, а затем 241-й «Речицкой» ордена Кутузова II степени бомбардировочной авиационной дивизией, в которой воевал Мизинов. Из книги можно понять, что он считался не только одним из самых виртуозных и вместе с тем трудолюбивых пилотов, но и, пожалуй, одним из самых удачливых летчиков соединения. Не раз бывал на волосок от смерти.

«27 июля 1941 года во время выполнения боевого задания был атакован истребителями противника, в результате атаки было пробито одно колесо и подожжен самолет на территории противника, в 40 км от линии фронта. Тов. МИЗИНОВ, обладая силой воли, мужеством и отличной техникой пилотирования, скольжением самолета погасил пожар и произвел посадку на одно колесо. Раненого стрелка-бомбардира сдал наземным частям в госпиталь, а стрелка-радиста, который умер после тяжелого ранения, похоронил. После этого он достал ж. д. домкрат, поднял самолет, сменил покрышку шасси, исправил неисправность руля поворота и произвел взлет», — читаем в его наградных листах (орфография и пунктуация сохранены — прим. ред.).

«Жаль Предатченко, — пишет об этом эпизоде уже сам Михаил Петрович в дневнике, который он вел на протяжении всех военных лет и который стал одним из документальных источников книги «В небе — «Петляковы». — Убит! А каким был товарищем! Когда эти стервятники атаковали нас, он не пожалел своей жизни: поднялся с переносным пулеметом из кабины, отогнал врага, а сам погиб. Всегда буду ставить его в пример всем стрелкам-радистам!»

Может быть, Предатченко и стал прототипом стрелка-радиста в фильме «Хроника пикирующего бомбардировщика», которого играет Олег Даль, — неунывающего и хулиганистого интеллигента-художника Женьку, запомнившегося песенкой про свою летную работу: «Будешь ты стрелком-радистом, а в душе пилот, будешь ты летать со свистом задом наперед».

«ДОБЫВАЛ КОМАНДОВАНИЮ АРМИИ И ФРОНТА ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЦЕННЫЕ СВЕДЕНИЯ»

Мизинов действительно был «рабочей лошадкой» фронтового неба: «Осуществлял бомбардировку военных объектов, опорных пунктов, аэродромов противника, производил дальнюю разведку в глубоком тылу противника с дозарядкой горючим на других аэродромах». Вот далеко не полный перечень его дел, вошедший в наградные листы разного времени (орфография документа сохранена, публикуется с сокращениями — прим. ред.):

  • «14.2.42 при выполнении боевого задания на с-те Пе-2 — бомбардировки опорных пунктов в р-не РЖЕВА, был обстрелян с сильным огнем ЗА и ЗП, в результате чего была пробита правая нога шасси, тов. МИЗИНОВ блестяще произвел посадку самолета на одно колесо, тем самым спас жизнь экипажа и дорогостоящую матчасть.
  • 5.03.42 в группе 4-х самолетов бомбардировал сильно защищенный ЗА и истребителями противника аэродром совхоз ДУГИНО, где, по наблюдениям экипажай, уничтожено и повреждено до 20 самолетов противника.
  • 6.3.42 в составе звена бомбардировал г. ХОЛМ, где прямым попаданием бомб разрушил 4 здания.
  • 7.3.42 года в составе 4-х самолетов ведомым бомбардировал аэродром совхоз ДУГИНО, где уничтожено и повреждено до 10 самолетов противника /подтверждено фотоснимками/. В воздушном бою стрелками-радистами сбито 2 самолета противника место МЕ-115 и МЕ-109.
  • 16.3.42 в составе 6-ти самолетов ведомым бомбардировал аэродром совхоз ДУГИНО, где уничтожено около 20 самолетов. Результаты подтверждены фотоснимками.
  • 1.5.42 тов. МИЗИНОВ в составе 3-х самолетов бомбардировал аэродром совхоз ДУГИНО, где уничтожено и повреждено до 10 самолетов противника.
  • 3.7.42 в исключительно неблагоприятных метеоусловиях, при сильном заградительном огне ЗА и ЗП несколько раз в день с высоты 150 м бомбардировал артпозиции и передний край обороны на подступах к РЖЕВУ.
  • 2.8.42 в составе 6 самолетов бомбардировал артбатареи и ст. РЖЕВ-Южная, где по наблюдениям экипажей и фотоснимкам прямыми попаданиями бомб разрушены станционные постройки, взорван склад с боеприпасами и разбит эшелон с танками.
  • 2.6 и 2.7.42 в составе 6-9 самолетов ведущим звена бомбардировал опорный пункт противника ж. д. ст. КАСТОРНОЕ, разрушено и уничтожено до 10 вагонов, 2 жилых дома и в 2-х местах и ж. д. полотно.
  • 2.3.43 в составе 9-ти самолетов ведущим звена бомбардировал восточную окраину города БЕЛГОРОД, разрушено до 70 домов и одна церковь. Подтверждено фотоснимками.
  • Своими боевыми вылетами тов. МИЗИНОВ сбросил на головы фашистов 132 660 кг бомб. В групповых налетах уничтожено и повреждено до 60 самолетов противника, более 500 человек вражеской пехоты, более 15 подвод с грузом и людьми, взорвано 6 складов с боеприпасами, разбито 25 железнодорожных вагонов, разрушено до 50 изданий, 15 дзотов, в воздушных боях его экипажем сбито 3 самолета противника».

Но в тех же документах можно встретить и следующее: 

  • «Произвел 21 боевой вылет в ближнюю разведку в интересах армейского и фронтового командования. Своими боевыми вылетами на разведку тов. Мизинов добывал командованию армии и фронта исключительно ценные сведения о передвижении и скоплении войск противника». 

Т. е. уже к середине 1943 года старший лейтенант Мизинов считался специалистом в добыче информации такого уровня. Кстати, к этому времени он уже был награжден орденами Красного Знамени и Ленина.

А 24 августа 1943 года старший лейтенант Мизинов, командир звена 128-го ближнего бомбардировочного авиационного полка 241-й бомбардировочной авиационной дивизии 3-го бомбардировочного авиационного корпуса 16-й Воздушной армии был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда» (№1718). Ранее, 12 июня 1943 года, его наградные документы подписали командующий войсками Центрального фронта генерал армии, впоследствии маршал Советского Союза Константин Рокоссовский и член военного совета Центрального фронта генерал-лейтенант авиации Сергей Руденко.

ГОМЕЛЬ — ВОРОТА В БЕЛАРУСЬ

10 ноября 1943 года началась Гомельско-Речицкая операция, целью которой было взятие важнейшего стратегического пункта всей немецкой обороны на Восточном фронте — города Гомеля. Его взятие стало началом освобождения Беларуси. В книге «История Второй мировой войны», написанной немецким военачальником тех лет, генералом пехоты Куртом фон Типпельскирхом, говорится, что это сражение в немецких источниках получило название Die Schlacht von Gomel. Гитлеровские войска заняли «насыщенную, глубоко эшелонированную оборону. Между Гомелем и Веткой оборону держала 134-я пехотная дивизия, вблизи города расположилась 299-я пехотная дивизия, южнее Гомеля оборонялись 292-я, 45-я и 216-я пехотные дивизии. Вражеский фронтовой заслон надежно опирался на естественные рубежи рек Сож, Днепр и Березина. Через каждые 400–500 метров построены доты и дзоты с артиллерийско-пулеметными огневыми средствами. Артиллерия большей частью была поставлена на прямую наводку. Три артиллерийских дивизиона вели огонь с закрытых позиций. Потенциальные потери наступающей стороны оценивались как чудовищные». Таким образом, роль советской авиации в этом сражении была очень велика, и командование фронта возлагало на ее помощь большие надежды. В подготовке этого штурма участвовало несколько сотен советских пикирующих бомбардировщиков и штурмовиков.

Штаб 241-й бомбардировочной авиационной дивизии готовился к участию в наступательной операции. И снова опыт и талант авиаразведчика Мизинова, ставшего к тому времени капитаном, Героем Советского Союза, оказались востребованы по максимуму. В книге «В небе — „Петляковы“» сказано, что за два дня до начала наступления он получает задание совершить разведывательный полет над территорией противника. Вернувшись, Мизинов докладывал, что с ним ничего особенного не произошло: «Почти нет огня фашистской зенитной артиллерии. Не встретили мы и гитлеровских истребителей. Душа радовалась. Задание выполнили легко, а затем два дзота, в которых засели фашисты, уничтожили».

Ночью накануне наступления командир дивизии, начальник штаба и начальник политотдела анализировали боеготовность личного состава, составляли политдонесения, «оттачивали» содержание листовок. Соревнование «тысячников» 779-го полка, боевой опыт пикировщиков 128-го, «счет мести» летчиков из 24-го полка становились достоянием всей дивизии и по эстафете передавались в другие соединения.

241-я дивизия была, наконец, приведена в боевую готовность. «И вот стре́лки часов отсчитывают последние секунды перед взлетом, — описывает дальнейшие события в книге «В небе — «Петляковы» полковник Федоров. — Алые знамена полков полощутся в лучах восходящего солнца у старта».

Первый налет эскадрилий 241-й дивизии на Гомель был осуществлен в полном соответствии с разработанным планом. Удар наносился по сильно защищенному объекту, поэтому дивизия не избежала потерь. После первого удара нашей авиации по Гомелю противник понял, что это преддверие большого наступления. А на следующий день после налета на Гомель Мизинов отмечает в своем дневнике: «Сегодня куда труднее: зениток — уйма! Трудно даже сосчитать, сколько одновременно видишь разрывов в воздухе». И еще одна запись капитана Мизинова, свидетельствующая о возраставшем напряжении в воздухе: «Обстановка сложная. В воздухе много вражеских истребителей. На обратном курсе атакованы 20 „Фокке-Вульфами-190“».

«Стервятники, видя свое численное превосходство, были, разумеется, упорны и нахальны, — продолжает Федоров, который командовал в этом сражении авиаполком. — Земля вздрогнула и будто поднялась, заслонив горизонт. Вражеский огонь подавлен. Черный дым сплошь застилает водную ленту Днепра. Над КП (командным пунктом — прим. ред.) рассыпается веер из пяти зеленых ракет. Взревели десятки моторов — теперь рванулись танки. Приблизившись к реке, они открыли огонь, вскоре форсировали ее и завязали бой с противником. За ними двинулась пехота. Кругом все грохочет. Наконец и пехота форсирует реку. Бой уже идет на вершине откоса правого берега. Вижу, как три наших танка разом вспыхнули и, попятившись, съехали в воду. Пехота залегла. Четыре фашистские пушки ведут интенсивный огонь по атакующим.

Вверху ходит семерка «Петляковых»». Кричу им в микрофон:

— Мизинов! На берегу, у трех отдельно стоящих берез, батарея противника. Подавить!

Герой Советского Союза Мизинов мгновенно ориентируется; не успеваю я даже рассердиться на него за то, что не ответил, как его группа чуть ли не отвесно сваливается к земле. От машин отделяются бомбы. Пока «Петляковы» Мизинова взмывали вверх, цепь наших пехотинцев поднялась и одним броском прошла сквозь дым. Вспыхнул короткий рукопашный бой. Затем волна атакующих поднялась на вершине откоса.

К вечеру 20-километровый участок правобережья Днепра стал плацдармом дивизии из армии генерала Павла Батова. Наши войска вступили в Беларусь».

Далее Мизинов участвовал в освобождении Беларуси и Польши, в Берлинской операции. Всего совершил 273 боевых вылета в течение военных лет.

С 1959-го Мизинов жил в Казани, работал пилотом транспортного авиаотряда на авиационном заводе. Умер 22 октября 1969 года. Похоронен в Казани на Арском кладбищеС 1959-го Мизинов жил в Казани, работал пилотом транспортного авиаотряда на авиационном заводе. Умер 22 октября 1969 года. Похоронен в Казани на Арском кладбище. Фото: Андрей Титов

ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВОЙНЫ

До 1951 года Мизинов служил в строевых частях Военно-воздушных сил в группе советских войск в Германии, в Таврическом и Прибалтийском военных округах, командовал авиаэскадрильей. Все это время продолжал свое летное образование. В 1945 году окончил инструкторские методические курсы ВВС (Грозный), в 1949-м — высшие офицерские летно-тактические курсы (Таганрог), в 1955-м — Военно-воздушную академию в Монино, в 1956-м — 30-ю Высшую авиационную офицерскую школу боевого применения Дальней авиации. Служил начальником штаба тяжелобомбардировочного авиационного полка на Украине. С апреля 1959 года полковник Мизинов в запасе.

С 1959-го жил в столице ТАССР, работал пилотом транспортного авиаотряда на авиационном заводе. Умер 22 октября 1969 года. Похоронен в Казани на Арском кладбище.

Михаил Петрович Мизинов (1918–1969) — летчик-фронтовик, Герой Советского Союза, полковник авиации.

Родился 18 ноября 1918 года в селе Пятино ныне Инзенского района Ульяновской области в крестьянской семье.

1937 — призван в РККА.

1940 — окончил Чкаловскую военную авиационную школу летчиков (Оренбург).

1940–1941 — служил в строевых частях ВВС (Орловский военный округ).

1940–1945 — летчик 219-го дальнебомбардировочного авиационного полка (Юго-Западный фронт); летчик 314-го ближнебомбардировочного авиационного полка (Калининский фронт), командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 128-го бомбардировочного авиационного полка (Калининский, Брянский, Центральный и 1-й Белорусский фронты).

Участвовал в оборонительных боях на Украине, обороне Москвы, в Курской битве, освобождении Беларуси и Польши, в Берлинской операции. За время войны совершил 273 боевых вылета на бомбардировщиках ДБ-3 и Пе-2.

1945 — окончил инструкторские методические курсы ВВС (Грозный).

1949 — окончил высшие офицерские летно-тактические курсы (Таганрог).

1956 — окончил 30-ю Высшую авиационную офицерскую школу боевого применения Дальней авиации.

1951–1959 — служил в строевых частях ВВС.

С апреля 1959 года полковник авиации Мизинов в запасе, проживал в Казани.

Умер в 1969 году. Похоронен в Казани на Арском кладбище.

Награжден двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Александра Невского, Красной Звезды, медалями.

Его именем названы улицы в городе Инза и родном селе.

Михаил Бирин

Фото на анонсе: Андрей Титов

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here