Татарские элементы в русской одежде: длинный кафтан, ферязь, тафья и сафьяновые сапожки

0
88

Татары не только перенимали что-то в одежде у Европы и Азии, но и зачастую сами были законодателями мод для русских и для других народов. В первую очередь, в татарских одеяниях щеголяли представители русской знати и купечества. А расшитые сафьяновые сапоги получили самые высокие оценки на международном уровне.

Подробнее о татарском влиянии на одежду русских в своей авторской колонке «Реального времени» поведала казанский этнограф Дина Гатина-Шафикова.

Идем на Восток

Как мода может отражать время, почему мы так много уделяем внимания этому явлению? Так, Н.М. Каминская (историк по костюмам, – прим. ред.) моду определяла как кратковременное господство определенных форм, связанных с постоянной потребностью человека в разнообразии и новизне окружающей действительности. Таким образом, становится понятным, что желание самовыражения зачастую зависит от социально-культурного контекста.

Следовательно, как и в наше время, мода на все необычное и чужое присуща была всем народам. Благодаря более дорогим тканям, необычным деталям, украшениям, представители знати могли выделиться среди прочего населения. Подобное возможно было наблюдать и в допетровской Руси XV-XVII веков, где произошла кардинальная смена предпочтений в носимой одежде. Это особенно заметно в сравнении с более ранним периодом, когда в одежде преобладало византийское влияние. Иными словами, статус боярина показывался через возможность использования недоступных благ, позаимствованных с Востока, подчеркивающих элитарность владельца.

Иллюстрация из работы Ивана Билибина «Русская одежда XVI—XVII веков»

Многие авторы отмечают, что именно для этого периода характерны свои особенности: резкое увеличение использования дорогой, разноцветной, шелковой, привозной ткани, количества слоев одновременно надеваемой одежды, ее объема и длины; значительное расширение книзу, а также таких декоративных форм (например, длина рукава настолько длинная, что превышает размер руки), которые подчеркивают высокое положение владельца в обществе. И тут вспоминаются слова А.Ф. Рихтера: «…древний национальный костюм наших предков был заменен татарским; … значительное влияние оказали татары на «гражданские законы»; …а также «на словесность» (появление большого количества «татарских слов» в русском языке)».

Одним из иностранцев, стоявшем во главе посольства к Василию III, впоследствии посвятивший свое сочинение истории, географии и внутреннему устройству неизведанной для европейцев Московии, был дипломат и путешественник барон Сигизмунд фон Герберштейн. Он непосредственно знакомил читателя с одеждой местных жителей, например, провел параллели, описывая русский мужской костюм: «кафтаны они носят длинные, без складок, с очень узкими рукавами, почти на венгерский лад; при этом христиане носят узелки, которыми застегивается грудь, на правой стороне, а татары, имеющие очень похожие одеяния, на левой».

Так что же обычно входило в русский мужской костюм XVI-XVII веков? Нижнее платье, опоясанная рубашка, поверх которой надевался длинный суконный или тонкий шелковый распашной кафтан, сверху подпоясанный. Поверх кафтана при приеме гостей надевался ферязь – широкий, уже не опоясывавшийся кафтан с длинными рукавами, доходящий до лодыжек, также распашной. При выходе из дома на ферязь надевали верхнее платье, опашень – долгополый кафтан с короткими широкими рукавами –или однорядку с откидным воротником и откидными длинными рукавами. Зимой в качестве верхней одежды использовалась шуба.

В издании 1581 года голландского гравера Абрахама Брейна Omnium pene Europae, Asiae, Aphricae atque Americae gentium habitus было впервые опубликовано изображение (позже использовалось и другими авторами), где отображались четыре мужские фигуры. Трое слева – московиты (двое – представители знати, один – из военного сословия), крайний справа – служилый татарин. И тут, не вдаваясь в подробности описания костюма знати, мы видим, что слова выше подтверждаются. Интересна в этом изображении и небольшая часть костюма в виде нижнего головного убора – тафьи, надетой на голову второго мужчины слева. Тафья носилась обычно дома и была настолько популярна среди высшего сословия XVI века, что историком И.Е. Забелиным было отмечено «… любил носить ее и царь Иван Васильевич Грозный, и когда дело дошло до того, что в тафьях стали входить и в церковь и стояли на богослужении, что строго было воспрещено правилами Стоглавого Собора».

Нарумяненные, намалеванные

Мода не обошла стороной и женщин. Русские горожанки того времени на восточный манер покрывали свое лицо густым слоем белил, румян и становились похожи на Марфуту из экранизированной в советское время сказки «Морозко» 1964 года. По этому поводу английский поэт и дипломат Дж. Флетчер писал: «Женщины, старясь скрыть дурной цвет лица, белятся и румянятся так много, что каждый может заметить. Однако там никто не обращает на это внимания, потому что таков у них обычай, который не только вполне нравится мужьям, но даже сами они позволяют своим женам и дочерям покупать белила и румяна для крашения лица и радуются, что из страшных женщин они превращаются в красивые куклы».

Немецкий путешественник и ученый А. Олеарий также подметил, что женщины в Московии «нежны лицом и телом, но в городах они все румянятся и белятся, притом так грубо и заметно, что кажется, будто кто-нибудь пригоршнею муки провел по лицу их и кистью выкрасил щеки в красную краску. Они чернят, а иногда окрашивают в коричневый цвет брови и ресницы».

Международное признание татарских сапожек

Айседора Дункан и Сергей Есенин, 1922 год

Закупка и использование восточных тканей у среднеазиатских купцов русским населением могла осуществляться только через татар в силу таких особенностей, как владение языком, знание особенностей торговых отношений и прочее. Позднее, татары сами активно производили ткани. В 1813 году первым казанским фабрикантом, приступившим к выпуску ткани китайки, стал А.И. Шогин, а к 1823 году китайка казанской выработки появилась на ярмарках страны, быстро завоевав популярность на российском и китайском рынках.

Отдельного внимания заслуживает выделка кожи. Столь любимые сафьяновые сапоги (не раз тиражируемый образ в русских былинах, сказках, произведениях живописи и пр.), украшенные вышивкой, являются ярким примером заимствования у татар. Так, уже с XIV века в русских городах распространяются сапоги с заостренным носком и косо срезанным голенищем.

Впоследствии, несмотря на петровские реформы и полное изменение стиля в одежде (говорится о знати), производство и продажа продолжалась, как на внутреннем рынке, так и за пределами Российской империи. В 1790-х годах по описи Шестигласной думы, в Казани, не считая пригорода, было зарегистрировано 39 кожевенных и козловых предприятий, из них 20 находилось в собственности татар. К началу XIX века на 52 козловых заводах города обрабатывалось в год до 370 тыс. шкур на более чем 1 млн 100 тыс. рублей.

Сафьяновая обувь, выставленная купцом М. Галеевым, была удостоена большой золотой медали (1883 год) и бронзовой медали с вензелем (1886 год) от Европейского общества наук в Париже, а также серебряной медали и почетного отзыва Всемирной Парижской выставки в 1889 году. А фотография 1922 года, где знаменитая на весь мир танцовщица Айседора Дункан стоит в кожаных сапожках с мозаичным узором, говорит сама за себя.

Учитывая тенденции современного мира, когда этномотивы в одежде актуальны как никогда, нам только остается самим не забывать о самобытности нашего костюма, а также знакомить других с особенностями татарской одежды, умело вплетая родные мотивы в современный городской new look.

Таким образом, рассматривая одежду в историческом контексте, необходимо учитывать, что народы, соприкасающиеся в той или иной степени, влияют на все аспекты социокультурного пространства друг друга. И нам, жителям современных мегаполисов, необходимо с чуть большим уважением относиться к собственной истории, ведь зная истоки, мы не потеряем себя и свою культуру.

«Реальное время».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here