Татарский язык Уфе не нужен. Башкирский тоже.

0
54

В то время, как вся страна наблюдала за ходом предвыборной кампании, в Уфе простой татарский парень по имени Рустам задался вопросом: а почему приглашения, агитация и практически вся избирательная документация в Республике Башкортостан изготовлены исключительно на русском языке? А как же башкирский с татарским?

Всё дело в том, что пункт 1 статьи 12 Закона о языках народов Республики Башкортостан гласит, что выборы и референдумы на территории РБ проводятся на государственных языках и на языках народов, компактно проживающих в республике. Бюллетени в Башкирии изготавливаются на трех языках. Скажем, к выборам 4 марта было изготовлено 2,3 миллиона бюллетеней на русском языке, бюллетеней на башкирском – чуть более 400 тысяч, на татарском – чуть менее 300 тысяч. А вот вся остальная информация дается только по-русски.

– Представьте какую-нибудь глухую башкирскую деревушку где-нибудь в Баймакском районе, где на сотни километров вокруг ни одной русской души, или татарские деревни на западе Башкортостана, где живут одни татары – все эти люди говорят, в основном, только на своих родных языках. А предвыборная информация дается исключительно по-русски. Я обратился в Центральную избирательную комиссию Башкортостана. Попросил исправить ситуацию, включить, что называется, в процесс башкирский и татарский. Они мне отказали, – рассказывает Рустам.

Парень долго не думал и обратился в Кировский районный суд города Уфы с жалобой на бездействие ЦИК РБ. Юридического образования у Рустама нет. Все необходимые процедуры и документы он изучил в Интернете. Заинтересованным лицом был признан Центризбирком Башкортостана.

– Это что же получается? 55% населения республики лишены права получать важнейшую информацию, которая касается будущего страны, на своем родном языке? – восклицает 28-летний Рустам.

Он оказался человеком принципиальным и добился того, что ему предоставили переводчика: парень напрочь отказывался излагать свои доводы по-русски и говорил только на своем родном, татарском языке. Так и встретились в уфимском суде три татарина: истец, судья и представитель заинтересованного лица. Рустам Баттал говорил на татарском, переводчик переводил на русский. Судья Айрат Шакиров всё слушал. А представитель Центризбиркома Расих Шамсутдинов изъяснялся по-русски. Переводчик специально для Рустама переводил с русского на татарский. И так все четыре заседания.

– Интересно, что в коридоре господин Шамсутдинов свободно общался на татарском. В суде однако он предпочел говорить только на русском, – вспоминает Рустам.

Судебный процесс длился с 25 января, и вот, вчера, 2 марта, Кировский районный суд города Уфы вынес вердикт: жалобу Рустама Баттала отклонить.

– Мотивировочную часть решения суда на руки я еще не получил. Её обещали выдать не позднее 8 марта. Как только изучу её, буду думать, что делать дальше. Получается, что наш суд отказывает в праве получения критически важной информации на родном языке. Нонсенс! – говорит Рустам.

Средства массовой информации процесс своим вниманием обделили. Оно и понятно: кому хочется получать по голове за то, что накануне президентских выборов в таком регионе как Башкортостан поднимается национальный вопрос? На Казань Рустам тоже не надеется.

– От Татарстана никакой помощи не было и нет, – сетует Рустам. – А ведь нас, татар, в Башкортостане больше миллиона. И это лишь официальные данные переписи 2010 года.

Правда, делом заинтересовались международные общественные организации, занимающиеся защитой прав человека. По словам Рустама, они в шоке от такого положения дел, ведь принятое решение суда фактически подвергает языковой дискриминации более половины населения республики.

– Татары и башкиры в совокупности составляют большинство – 55% от населения Башкортостана. А порознь они являются национальными меньшинствами: татар – 25,4%, башкир – 29,5%, а русских – 36,1%. И долг каждого из нас защищать самих себя и свои родные языки, конечно, – заключает Рустам.

“еТатар”. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here