Татары и их просветительская деятельность на рубеже 19-20 столетия. Экономический базис. часть I

0
226

Как и обещали, начинаем цикл заметок о «мягкой силе» различных народов. И начнём с наших поволжских братьев — казанских татар. Долгое время после завоевания Казанского ханства Россией, местное мусульманское население активно дискриминировалось, а во времена Елизаветы Романовой предпринимались даже попытки насильно его крестить. Однако, послабления, введённые Екатериной II, позволили поволжским мусульманам развернуться в полную силу.

Главных фактора, способствовавших подъёму татар, было два: 1) накопление торгового капитала, который потом был конвертирован в промышленность и 2) поддержка просветительства не только в Поволжье, но и в других суннитских регионах Империи (в Средней Азии, на южном Урале, в Крыму и т.д.). В этой части мы попробуем, иншаЛлах, разобрать экономические аспекты татарской политики, на которых далее строилась их просветительская деятельность.

В экономическом развитии татар до революции можно выделить несколько интересных аспектов, отмеченных директором института истории им. Марджани Р. Салиховым в своей книге «Служилая Ура: история татарского капитализма»:

  1. Большая часть подрядов и предприятий возникала не в условиях городов, а в условиях сёл/небольших поселений. Упор делался на гильдийно-цеховую систему, т.е. не на найм большого количества дешёвой и заменяемой рабсилы, а на воспитание с юношества специалистов из числа сельских татар с последующим долговременным наймом и оказанием помощи в переезде и устройстве на селе. Так, «только одна татарская деревня в Арском районе в начале XIX века выпускала почти половину кумача всей Российской империи. А значит одна татарская деревня фактически одевала половину страны. Это село Нижняя Ура Арского района»;
  2. В том же селе Нижняя Ура промышленники после строительства необходимой инфраструктуры для производства, строили добротную мечеть из камня: «Мукмин Тагирович Хозясеитов, купец второй гильдии… в конце 20-х — 30-х годов ХIХ века потратил более 80 тыс. рублей на строительство каменных мечетей». Если учесть, что тогдашний царский рубль был примерно равен 1200 современных рублей (если взять за основу золотое обеспечение царских денег), то получим, что один купец потратил не менее 96 млн. современных рублей на строительство мечетей. Тут важно понимать, что тогдашняя мечеть — это не просто храм, это ещё и важный административный центр, при котором действовал «кабинет кадия», в котором проводились собрания промышленников и заседания сельских старост и т.д.;
  3. Имея такие средства, татарские промышленники никак не стремились «купить» дворянский титул и довольствовались купеческим статусом, будучи в реальности богаче многих дворянских семей империи. Сравните это с неуёмными понтами и статусными расходами некоторых современных мусульманских деятелей;
  4. Как только империя начала осваивать Среднюю Азию, татарские купцы тут же встали в авангарде караванной торговли между этими регионами. Дабы облегчить торговлю, татары организовывали торговые фактории, имевшие своих представителей в Бухаре, Хиве и других центрах Маверранахра. В то же время, Азией дело не ограничивалось: так, купец Ахмет Хусаинов организовал свою факторию в Лондоне, она оказывала поддержку всем тем татарским купцам, что желал вести дела с Альбионом;
  5. По словам профессора Салихова, «по нашим подсчётам, 30% всех предпринимателей занимались обслуживанием конфессиональных и национальных надобностей татарского народа». Купцы и промышленники не только вели экспансию на внешние/общеимперские рынки, но и «закрывали» потребности своего собственного населения, создавая подушку безопасности в виде развитого рынка внутреннего потребления.

Какие же получились результаты, помимо экономических? Во-первых, татары империи ещё в середине 19 века получили правовую автономию и право на использование законов Шариата во многих сферах своей жизни. При этом, на том же Кавказе или в регионах, населённых буддистскими народами, никакой такой автономии особо не было.

Во-вторых, среди татар развернулась активная борьба за федерализацию мусульманских народов. Так, омский просветитель Габдерашид Ибрагимов в 1900-е основал несколько журналов («Ниджат», «Ольфет» и т.д.), на которых отстаивал интересы мусульманских народов и привлекал общественность к их вниманию. Он же, будучи депутатом Государственной Думы в 1905 году, внёс большой вклад в сохранение татарской автономии от попыток русификации после первой русской революции. Очевидно, что без мощного финансового бэкграунда о таких вещах можно было бы и не говорить.

(Источники: Р.Салихов «Служилая Ура: история татарского капитализма», С.В.Мясников, И.Т.Сабиров «История татарского народа», А.В.Леонова «Сибирско-татарские просветители и особенности их деятельности среди коренного народа Западной Сибири в XIX-XX вв.»)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here