«Татары слишком долго топчутся на площадке казанской катастрофы»

0
96

Фундаментальный философ, оппозиционер и мусульманин — в московском «Доме книги» Максим Шевченко презентовал книгу «Джемаль от А до Я»

«Травма взятия Казанского ханства сформировала современный татарский народ… Пора менять точку сборки. 460 лет эксплуатации одной-единственной травмы — это слишком много для любой нации», — такие слова Гейдара Джемаля вошли в сборник его высказываний, представленных известным журналистом и политиком Максимом Шевченко в Москве. О том, как родилась данная идея, почему книга написана в виде глоссария и что хочет Бог от человечества по Джемалю, — в материале «БИЗНЕС Online».

На втором этаже «Дома книги» на Арбате, куда пришло порядка ста слушателей, места хватило не всем. Организаторам презентации пришлось принести гостям дополнительные стулья, а слегка опоздавшие слушали Максима Шевченко стоя

На втором этаже «Дома книги» на Арбате, куда пришло порядка ста слушателей, места хватило не всем. Организаторам презентации пришлось принести гостям дополнительные стулья, а слегка опоздавшие слушали Максима Шевченко стоя

«ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ ОКАЗАЛ ОГРОМНОЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА НАШУ ЭПОХУ»

Презентация коллективного труда «Джемаль от А до Я» на этой неделе вызвало неподдельный интерес у жителей столицы. На втором этаже «Дома книги» на Арбате, куда пришло порядка ста слушателей, места хватило не всем. Организаторам презентации пришлось принести гостям дополнительные стулья, а слегка опоздавшие слушали Максима Шевченко стоя. Причем здесь были как пожилые люди, так и представители молодого поколения.

Председатель Исламского комитета России, депутат Национальной ассамблеи Российской Федерации Гейдар Джемаль после продолжительной болезни скончался 5 декабря 2016 года в возрасте 69 лет в Алма-Ате. Он был известным общественным деятелем и исламским мыслителем, основателем метафизической школы радикального трансцендентализма, автором книг «Исламская интеллектуальная инициатива XX века», «Освобождение ислама», «Революция пророков» и других. Однако книга «Джемаль от А до Я», подготовленная к изданию группой друзей и коллег религиозного философа, не только про ислам. Её первый тираж — 2 тысячи экземпляров. Более половины из них уже раскуплены, сообщили нашему изданию сотрудники московского «Дома книги».

Книга представляет собой себя своеобразный энциклопедический словарь философских взглядов Джемаля, собрание его высказываний на самые разные актуальные и вечные темы, от политики до теологии. Как отмечают авторы, это некий глоссарий, в котором в алфавитном порядке размещены определения и комментарии Джемаля к разным событиям, явлениям, понятиям, озвученные как в ранее изданных работах, так и в частных беседах. Так, в содержании книги значатся следующие термины: «Аллах», «Америка», «Власть», «Ислам», «Иран», «Метафизика», «Олимпиада», «Россия», «Татары», «Тюрки» и сотни других.

Идея создать книгу именно в таком формате принадлежит Максиму Шевченко

Идея создать книгу именно в таком формате принадлежит Максиму Шевченко

Идея создать книгу именно в таком формате принадлежит Максиму Шевченко. Во время поездки из Москвы в Петербург на поезде он долго размышлял, как должен выглядеть итоговый материал, параллельно вспоминая беседы со своим другом, с которым он был знаком с 1995о года.

«Всегда были понятия, которые мы обсуждали. Самые разные: „Америка“, „человек“, „Достоевский“, „Раскольников“, „Ленин“, „белое движение“, „Кавказ“, — говорит Шевченко. — И всегда это были такие устные беседы, которые вдруг, подумал я, где-то зафиксированы. Это видео- и аудиоматериалы, какие-то записи, какие-то интервью… Я стал набрасывать на своем айпаде, так называемый глоссарий. Чувство утраты было очень свежо в душе. Голос Гейдара звучал в голове. Я виделся с ним где-то за восемь дней до его смерти».

Журналист стал записывать формулировки Джемаля по памяти, и их в итоге набралось несколько сотен. Затем он поделился идей с коллегами, друзьями и знакомыми Гейдара Джахидовича. Изначально предложение Максима они посчитали не реализуемым. Несмотря на это, Шевченко настоял на своём и призвал искать определения и комментарии религиозного философа.

«И вдруг начало получаться, — продолжил выступающий. — Кто-то нашёл в одном что-то, кто-то — другое. И начала возникать книга. На какие-то из тех понятий, которые я написал в поезде, мы не нашли никаких свидетельств. Они остались только в памяти и в сердце. Гейдар говорил всё это не под запись, поэтому многое, к сожалению, уже утрачено для мира. Но осталось в моей памяти и в памяти тех, кто имел счастье присутствовать на этих беседах».

Шевченко несколько раз подчеркнул, что считать автором только его будет неправильно. Над книгой работал большой коллектив (все авторы перечислены в ней)

Шевченко несколько раз подчеркнул, что считать автором только его будет неправильно. Над книгой работал большой коллектив (все авторы перечислены в ней)

«СЕЙЧАС У НАС ГОТОВИТСЯ БИОГРАФИЯ ДЖЕМАЛЯ — «САДЫ И ПУСТОШИ»

Шевченко несколько раз подчеркнул, что считать автором только его будет неправильно. Над книгой работал большой коллектив (все авторы перечислены в ней). Отдельно он отметил роль Алихана Харсиева, вице-президента Федерации спортивной борьбы России, который поддержал материально создание книги, журналистки Надежды Кеворковой, вдовы Гейдара Джемаля — Гульнар и его сына Орхана Джемаля.

«К сожалению, Орхан не увидел этой книги (Орхан Джемаль был убит в Африке в 2018 году — прим. ред.). Мы с ним много дискутировали, спорили. Он сначала говорил, что ничего не делать — такой у него был характер. Потом мы его уговорили и придумали, как это исполнить», — вспомнил Шевченко.

«Книга получилась достаточно уникальной по структуре, — продолжил журналист. — Ещё не пришло время писать биографию Гейдара. Хотя, раскрою секрет, у нас готовится книга „Сады и пустоши“. В последние годы жизни Гейдар рассказывал о своей жизни, о своих взглядах, описывал события 70.60.1950-х годов вплоть до современности. Надежда Кеворкова записывала его рассказы. Сейчас все эти записи оформляются в книгу. Я прочитал отрывок, не отрываясь. Это будет очень интересно», — анонсировал он проект.

Многим Гейдар запомнился после программы Владимира Познера, где гость, отвечая на вопрос: «Что бы вы сказали при встрече с Богом?», он сказал: «Я вернулся»

Многим Гейдар запомнился после программы Владимира Познера, где гость, отвечая на вопрос: «Что бы вы сказали при встрече с Богом?», он сказал: «Я вернулся»

В ходе своеобразного творческого вечера Шевченко рассказал несколько малоизвестных фактов о своём друге. Например, он вспомнил, как общественный деятель рассказывал ему, что в их доме бывали записки, которые Иосиф Сталин писал деду Джемаля с просьбой решить какие-то вопросы. Кстати, символично, что книгу памяти о Джемале презентовали именно на Арбате, ведь сам он как раз родился и вырос именно там.

Многим Гейдар запомнился после программы Владимира Познера, где гость, отвечая на вопрос: «Что бы вы сказали при встрече с Богом?», он сказал: «Я вернулся». В своем выступлении Шевченко тоже вспомнил о том эфире: «Гейдар был радикальным оппозиционером, — говорит он. — Это — человек, который никогда не скрывал своего отношения ни к существующей власти, ни позицию по ряду вопросов по отношению к США и другим нюансам. Вместе с тем он стал гостем одной из самых респектабельных и значительных передач на российском телевидении. Конечно, тут хочется сказать спасибо и Познеру, и Эрнсту, за то, что они оставили нам почти часовую беседу с Джемалем как удивительный артефакт его присутствия».

«Если Гейдар был фундаментальным философом, системой, которую он потом менял, то Орхан был как порыв пламени»

«Если Гейдар был фундаментальным философом, системой, которую он потом менял, то Орхан был как порыв пламени»

«ОН ИНТЕРПРЕТИРОВАЛ ИСЛАМ И КОРАН ЧЕРЕЗ ЯЗЫК ЕВРОПЕЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ»

Человек, который не знаком с Джемалем, после прочтения книги способен услышать его, уверяет автор концепции. В то же время разговоры с Гейдаром велись так, что пробуждали в собеседнике желание искать информацию дальше. Поэтому многие, прочитав книгу, захотят с ним поспорить, что-то уточнить, идти дальше, считает Шевченко.

«Я никогда не забуду их споры с сыном Орханом, который был человеком энциклопедических знаний. Но если Гейдар был фундаментальным философом, системой, которую он потом менял, то Орхан был как порыв пламени. Он очень много знал, и он всегда спорил. Гейдар принуждал его искать комментарии по теме спора и к тому, что было сказано», — рассказал Шевченко.

Закончив выступление, он принялся отвечать на вопросы из зала. Так, Шевченко рассказал, что Джемалю было важно уйти из жизни именно на тюркской земле, а свои философские мысли он черпал из ислама: «Я не считаю Гейдара восточным философом. Он был мусульманином. Он интерпретировал ислам и Коран через язык европейской философии, немецкой и французской. В этом была его сила», — выразил мнение ведущий вечера.

Один из читателей задал вопрос о политических взглядах Гейдара Джемаля и его отношении к нынешнему руководству России, но Шевченко отказался отвечать на этот вопрос. Он аргументировал это тем, что обещал не касаться политических проблем на презентации книги. При этом журналист снова отметил, что Джемаль был «радикальным оппозиционером».

Говоря об отношении Джемаля к Богу, Шевченко отметил, что тот иначе относился к нему, нежели другие люди: «Он не считал что Бог — это папа, который что-то обещал человеку, а потом посылает его на Землю и опекает его, или страховая фирма, к которой можно обратиться в трудный момент. По мнению Джемаля, было много человечеств, было много циклов. И Бог хочет, чтобы творение обрело собственную волю, собственное бытие и не было отражением того, что оно сотворено. Поэтому человечество, которое не реализует эту задачу в целом, просто исчезает».

В книге Гейдара можно найти высказывания, определяющие значение разных народов. Вот что он написал про татар: «Травма взятия Казанского ханства сформировала современный татарский народ. …Татары слишком долго топчутся на площадке казанской катастрофы. Пора менять точку сборки. 460 лет эксплуатации одной единственной травмы — это слишком много для любой нации».

Гейдар откровенно говорил о человеческих слабостях. И зацикленность на исторических травмах он считал слабостью и возможностью манипуляции со стороны тех, кто владеет историческим дискурсом и определяет его

Гейдар откровенно говорил о человеческих слабостях. И зацикленность на исторических травмах он считал слабостью и возможностью манипуляции со стороны тех, кто владеет историческим дискурсом и определяет его

Некоторые могли бы посчитать подобную позицию чересчур критичной, но Шевченко, считает, что это было бы неверно: «Гейдар не относился критически ни к какому народу, в том числе и к татарам. Так говорить просто нельзя. Тем более если считать, что его секретарем в последние годы был замечательный татарский философ и поэт Руслан Айсин. Это был очень близкий человек к Джемалю, который был рядом с ним до последнего вздоха. Мы знаем Руслана как одного из прекрасных идеологов современного татарского самосознания. Говорить, что Гейдар как-то критически относился к татарскому народу — просто невозможно.

Другое дело, что Гейдар откровенно говорил о человеческих слабостях. И зацикленность на исторических травмах он считал слабостью и возможностью манипуляции со стороны тех, кто владеет историческим дискурсом и определяет его. Это отвлечение людей, народа от тех подлинных задач, которые он считал главными. А задачу восстановления исторической справедливости главной он не считал», — заключил журналист.

Разим Сабиров
Фото: Алексей Белкин
Видео: Алексей Белкин

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here