Точка невозврата татарской нации

0
49

Фото с сайта http://cheboksari.bezformata.ruКакой должна быть мечеть XXI века, и что нужно сделать, чтобы татарский язык остался в мусульманских храмах России? Об этом муфтий Центрального региона России, Москвы и Чувашии Альбир хазрат Крганов рассказал в интервью Татарской деловой газете.

– Альбир хазрат, на этой неделе в Казани уже в третий раз пройдет Всероссийский җыен татарских религиозных деятелей. Будучи имамом, как вы считаете: какие вопросы сегодня являются наиболее актуальными?  

– 16 мая в Академии наук состоялся круглый стол, на котором ректор Российского Исламского университета Рафик Мухаметшин озвучил очень важную мысль: должна быть сформирована концепция ислама в жизни татарского народа. Наши религиозные деятели, в том числе, стоят и на страже татарского языка и национальной культуры. И не секрет, что в последнее время мы, к сожалению, сдаем свои позиции представителям других мусульманских народов России. Главный вопрос на сегодня: что делать, чтобы переломить развитие ситуации, и кто должен помогать делу развития ислама среди татар? Да, Коран один и пророк один. Но это не значит, что мы должны отказываться от своей национальной идентичности.

– И кто же, по-вашему, должен оказывать поддержку развитию ислама среди татарского населения России?

– У нас есть свои сформировавшиеся институты. Прежде всего, это татарские бизнесмены, многие из которых материально помогают приходам на местах. Но ведь и национально-культурные автономии, и Всемирный конгресс татар могут принимать в этом деле более активное участие. Я вообще считаю, что Татарстан и Башкортостан должны стать оплотом развития ислама в федерации. По Конституции РТ оказывает посильную помощь татарам всей России. Точно так же можно заботиться и о развитии российского ислама.

Я бесконечно рад тому, что именно Рафик Мухаметшин был избран председателем Совета по исламскому образованию. Его кандидатуру поддержали все, в том числе, и ректоры кавказских мусульманских учебных заведений. Для нас это крайне важно, т.к. он сможет заняться пропагандой татарского богословия. Теперь у него есть возможность вывести книги, хранящиеся в библиотеках Татарстана, в современное образовательное пространство.

– Вы сказали о том, что татары сдают свои позиции главного мусульманского народа страны. Может быть, это ход истории? Может быть, наше время истекло, и на арену должны выйти другие?

– В Коране есть аяты, смысл которых примерно таков: если народ не справляется с религией, не относится к ней должным образом, то тогда Всевышний отдает бразды правления и пальму первенства по распространению религии другому народу. Да, мы стараемся шагать в ногу со временем, быть, что называется, на волне – всё это здорово. Но, если мы как нация перестанем чтить исламские каноны, мы попросту можем пройти точку невозврата. Ведь именно ислам помог сохраниться татарам как нация. У нас есть театры, есть музыкальные фестивали, и мы от этого ни в коем случае не отказываемся, но в основе всего лежит именно религия. И если сегодня татарская интеллигенция и татарские руководители не поймут это, тогда исламский флаг России окажется не в татарских руках.

– Это особенно видно на примере мечетей в городах России. В некоторых татарский язык уже почти и не звучит…

– Это чрезвычайно сложная проблема. С одной стороны, продолжается процесс урбанизации, с другой, сами татары в мечеть особо не спешат. В итоге имамы вынуждены переходить на тот язык, который понятен большинству прихожан. В этом плане примечателен опыт татар Финляндии. Когда в их мечети арабов и турок стало больше, чем татар, и когда те начали требовать чтения проповеди на их языках, татарская община помогла арабам и туркам организовать свои маленькие приходы, сохранив тем самым свой татарский приход. Смогут ли татары как нация, которая несла флаг ислама в России на протяжении столетий, сохранить этот статус и завтра? Вопрос пока остается открытым.

– Т.е. вы согласны, что своеобразная конкуренция между мусульманами-татарами и мусульманами-чеченцами всё же есть?

– Чеченцы – молодцы. Отлично работают. Какую мечеть возвели в Грозном, а какой замечательный “Вечер нашидов” организовали! Но и у нас, слава Аллаху, лед тронулся. Рустам Нургалиевич принимает участие в таких религиозных праздниках как Ураза-байрам, Маулид, вместе со своим народом участвует в мероприятиях в Великом Болгаре. Думаю, не стоит бояться подчеркивать свою религиозную принадлежность. Ведь и президент, и премьер-министр России принимают участие в православных богослужениях. Более того, они постоянно подчеркивают, что в нашей стране проживает огромное количество мусульман.

Отношение к религии в нашем обществе изменилось. Сегодня человек, понимающий суть веры, умеющий вести себя среди религиозных людей, считается человеком просвещенным и культурным. А иначе выходит, что он не знает историю своего народа.

Минниханов, посещая мечеть, читая намаз в праздничные дни, показывает пример всем татарам. Глядишь, и наши национальные лидеры на местах потянутся в мечеть и сблизятся, наконец, с лидерами духовными. И вот тогда татарская мечеть сможет превратиться в некий духовно-культурный центр, который объединял бы вокруг себя всех татар конкретной местности.

– А там и до махалли недалеко…

– Совершенно верно. Пока же среди лидеров татарских общественных организаций отношение к исламу какое-то настороженное. Это идет еще с советских времен.

– В программе җыена татарских имамов запланирована и поездка в Великий Болгар. Ходят слухи, что скульптура “Хранительница” будет установлена 10 июня. Как вы относитесь к этой идее Шаймиева?

– Я одним из первых выразил свое мнение по этому поводу. Безусловно, в истории Болгара был и языческий период, но ведь мы воспринимаем эти земли как место, где был принят ислам, и воссоздаем его именно как исламский центр. Если этот памятник всё же будет установлен, то как на это посмотрит 20-миллионная умма России и мусульмане всего мира? Как они после этого будут относиться к татарам? Да, памятник может быть произведением искусства. Но какой будет реакция на то, что эта скульптура будет установлена именно в Болгаре? Этот вопрос пока остается без ответа.

Минтимер Шарипович – мудрый политик. Он прекрасно всё понимает, ведь сколько усилий он внес в восстановление Болгара! Очень хочется надеяться на то, что он пересмотрит свое решение.

“еТатар”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here