«Турки забастовку устроили – деньги не платят. Вот молодцы!»

0
61

Турецкий подрядчик ТАИФ-НК столкнулся с недовольством рабочих — из-за падения рубля их зарплата в лирах упала на 60%. Короткая видеозапись митинга, устроенного рабочими компании «Гемонт» из Турции на объекте ТАИФ-НК, попала в распоряжение «БИЗНЕС Online». Источники нашей газеты пояснили, что вспышка недовольства была вызвана девальвацией — туркам платят в рублях, а домой они отправляют валюту. В пересчете получились кутарки. Между тем в минтруде РТ и АИРе констатируют сокращение квот для рабочих из-за рубежа на 2016 год и отток гастарбайтеров из Татарстана, а в ФМС РФ призывают россиян «встать с печи».

 

ТУРЕЦКИЙ МАРШ НА «ТАИФЕ»

Труд в Татарстане, как было объявлено на коллегии экономического блока кабмина РТ, теперь стоит дешевле, чем в Китае. Однако, помимо плюсов для потенциальных инвесторов, этот факт имеет, похоже, и свою оборотную сторону. С трудностями на этой почве столкнулся, по сведениям БИЗНЕС Online, самый амбициозный из нынешних инвестиционных проектов ТАИФа — строящийся в Нижнекамске комплекс глубокой переработки тяжелых остатков нефти (КГПТО). Генподрядчик строительства ООО «Гемонт» в какой-то момент не нашел общего языка со своими турецкими рабочими. Вопрос зашел так далеко, что строители организованно вышли на акцию протеста. Их местные коллеги зафиксировали митинг на видео, которое оказалось в распоряжении нашей газеты.

В кадре видно, как колонна не менее чем из двухсот человек в унифицированной одежде со свистом и скандированием движется по площадке ТАИФ-НК на фоне каркасов строящихся объектов. Происходящее комментирует владелец телефона, на который снималось видео — в разговоре с кем-то, кто тоже остался за кадром, он говорит: «Турки забастовку устроили — деньги не платят. Вот молодцы!»

 

Как выяснил «БИЗНЕС Online» из собственных источников, знакомых с ситуацией, проблемы с выплатой зарплаты турецким рабочим были обусловлены объективными причинами — девальвацией рубля. Генеральное соглашение между ТАИФ-НК и «Гемонтом» было заключено в апреле 2014 года, когда доллар стоил 35-36 рублей, к настоящему времени генподрядный контракт для турок обесценился более чем вдвое, и компания оказалась в сложной ситуации. Хотя поставки на объект идут по рублевым контрактам, турецкие рабочих вынуждены считать свои зарплаты в валюте, ведь на эти деньги живут их семьи в Турции. Сами строители тоже работают вахтовым методом, регулярно меняясь со сменщиками и увозя заработок на родину. Если же пересчитать его на турецкую валюту, то можно прослезиться. Лира с апреля 2014 года подорожала более чем на 60% — с 16-17 до 26,16 рублей. Выходит, уровень жизни строителей КГПТО тоже снизился более чем в полтора раза — есть с чего митинговать.

Гендиректор «ТАИФ-НК» Рушан Шамгунов, председатель совета директоров «ТАИФ-НК» Владимир Пресняков и гендиректор ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов на стройке КГПТО
Гендиректор «ТАИФ-НК» Рушан Шамгунов, председатель совета директоров «ТАИФ-НК» Владимир Пресняков и гендиректор ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов на стройке КГПТО

Сами турецкие рабочие, с которыми пообщался корреспондент БИЗНЕС Online, в разговорах отрицают наличие каких-либо проблем. Живут иностранные строители в общежитии прямо на охраняемой территории стройплощадки, и только по воскресеньям выходят в город, традиционно собираясь за пивом и пиццей в одном из торговых центров Нижнекамска. Корреспонденту «БИЗНЕС Online» пришлось общаться с ними посредством телефонного переводчика — по их словам, они довольны и работой, и зарплатой, которую получают в рублях, и никогда не участвовали ни в какой забастовке. КГПТО строится без малейших пауз, число рабочих не уменьшается — об этом корреспонденту заявили две разные группы турок «Гемонта».

С другой стороны, инцидент с митингом как в ТАИФе, так и в «Гемонте» пытались сохранить в строжайшем секрете, а дать строгие инструкции на этот счет строителям нетрудно, учитывая и без того шаткое положение граждан Турции на территории России. Как бы то ни было, попытки прояснить ситуацию на стройке, выйдя на контакт с рабочими через соцсети, ни к чему не привели — говорить о чем-либо, что касается проекта ТАИФ-НК, они отказались наотрез.

В ТАИФ-НК, так же, как и в администрации «Гемонта», в комментариях «БИЗНЕС Online» отказали, равно как и в турецком консульстве — генконсул Республики Турция в Казани Турхан Дильмач решил не высказываться насчет условий труда своих соотечественников в Татарстане.

ТУРКИ САНКЦИЙ НЕ БОЯТСЯ

Напомним, строительство КГПТО стоимостью $1,8 млрд. стартовало на НПЗ ТАИФ-НК еще в 2012 году. Однако в реализации проекта ТАИФ существенно продвинулся в 2014 году, заключив с турками контракт на строительство зданий и коммуникаций, монтаж оборудования и трубопроводов. Отметим, что генподрядчик ООО «Гемонт» был зарегистрирован в Казани за год до контракта с ТАИФом. Единственным учредителем общества с уставным капиталом 25 млн. рублей является Садык Акман — он же учредил в Казани и транспортную компанию «ГМТ Лог», и ООО для финансовых операций «ГМТ Инвест». Гендиректором во всех трех обществах значится соотечественник Акмана Акташ Мухиттин.

Турхан Дильмач и Садык Акман на встрече с президентом РТ
Турхан Дильмач и Садык Акман на встрече с президентом РТ

Садык Акман представляет в Татарстане компанию с 25-летней историей — Gemont Endustri Tesisleri İmalat ve Montaj A.Ş., занятую изготовлением и монтажом стальных конструкций и разных видов оборудования. Штаб-квартира компании располагается в турецком Коджаели, общий штат насчитывает до 10 тыс. сотрудников. Проект, который «Гемонт» помогает ТАИФу реализовать в Нижнекамске, станет первым в мире с применением технологии VCC в промышленном масштабе. Мощность установки VCC позволит перерабатывать в год 2,7 млн. т. гудрона и до 1 млн. т. вакуумного газойля. С помощью КГПТО ТАИФ-НК нарастит глубину переработки углеводородного сырья минимум до 95%. Для сравнения — в 2014 году ТАИФ-НК вышел на 8 место по глубине переработки нефти среди российских НПЗ, показав глубину 74,5% при среднем российском показателе 72%. В 2000 году ТАИФ мог добиться только 44,4% глубины переработки. Новая установка позволит не только превращать в светлые нефтепродукты все тяжелые остатки производства, но и увеличить изготовление прямогонного бензина, а также дизельного топлива стандарта ЕВРО-5. Очевидно, что услуги турецкой компании играют большую роль в будущем благополучии как ТАИФа, так и республики, поэтому за их успехами власти Татарстана внимательно наблюдают.

В октябре прошлого года Акман на встрече с президентом РТ Рустамом Миннихановым доложил, что за год его компания выполнила 52% работ на объекте ТАИФ-НК. Минниханов тогда заявил, что данный проект может стать стартом долгосрочного сотрудничества республики с турецкой компанией. Отметим, что сотрудничество до сих пор было определенно взаимовыгодным — уже по итогам первого года работы в Нижнекамске «Гемонт» обогнал по финансовой эффективности почти все местные строительные компании, уступив только «Таграс-Ремсервису», занятому на строительстве и ремонте нефтяных скважин. Выручив за 2014 год 1,68 млрд. рублей, «Гемонт» показал 348 млн. рублей чистой прибыли и занял 46 место в ТОП-50 самых прибыльных компаний Татарстана.

О нужности «Гемонта» в Нижнекамске говорит и тот факт, что в декабре этого года ему в числе 9 турецких компаний, работающих в Татарстане, в основном — резидентов «Алабуги», распоряжением премьера РФ Дмитрия Медведева продлили «местную прописку» — вывели из-под антитурецких санкций и позволили сохранить иностранный персонал в полном объеме. Каких лоббистских усилий это стоило, остается только догадываться.

КВОТЫ НА «ВИЗОВЫХ» ИНОСТРАНЦЕВ В 2016 ГОДУ УПАЛИ ВДВОЕ

В целом, только по официальным данным минтруда РТ, на нижнекамской стройке работает 2,5 тыс. турок — 37% от общей квоты турецких специалистов в Татарстане. Второй по численности турецкого персонала идет ООО «Строительная компания Текникон» — субподрядчик ПСО «Казань». Кроме здания Арбитражного суда РТ, эта компания была занята на объектах Равиля Зиганшина за пределами республики — на строительстве дата-центра в Дубне и стадиона в Самаре. В Татарстане же еще 200 иностранных работников заняты на турецких предприятиях ОЭЗ «Алабуга», квотой на 520 рабочих располагает также «Камгэсэнергострой», 490 бетонщиков и арматурщиков заявила компания «Ак Таш»…

В общей сложности в 2015 году республиканская квота на рабочую силу из Турции составила 6,8 тыс. человек — это 66% от всего объема квот иностранцам для работы в Татарстане (10,3 тыс. человек). Казалось бы, доля турок в объеме иностранной рабочей силы (ИРС) в РТ в прошлом году значительно выросла — в 2014 году они занимали в общем объеме только 39%, однако этот рост стал всего лишь следствием изменений учета ИРС вслед за законодательством. Как пояснили «БИЗНЕС Online» в отраслевом отделе минтруда РТ, до 2015 года под квотирование министерства подпадали все приезжие работники, а в начале прошлого года они были разделены на несколько категорий, работающих на разных основаниях.

По официальным данным минтруда РТ, на нижнекамской стройке работает 2,5 тыс. турок — 37% от общей квоты турецких специалистов в Татарстане
По официальным данным минтруда РТ, на нижнекамской стройке работает 2,5 тыс. турок — 37% от общей квоты турецких специалистов в Татарстане

Так, одни иностранцы имеют разрешение на временное проживание, другие — вид на жительство, третьи — разрешение на временное пребывание. Двум первым категориям разрешительные документы на работу не требуются и квота на них не выделяется. В третьей группе временно пребывающих тоже часть работает без разрешения на работу, на основании патента — это гости из безвизовых стран Ближнего Зарубежья. С 2015 года данные минтруда касаются уже только разрешений на работу — то есть временно пребывающих в Татарстане иностранцев из 26 визовых стран (в основном Дальнего Зарубежья), поэтому динамику количества ИРС за несколько лет по этой статистике корректно рассчитать уже нельзя.

Однако можно отметить, что на 2016 год заявленные квоты для визовых стран сократились почти вдвое — с 10,3 тыс. до 5,7 тыс. Реальные объемы заявлены под граждан всего двух государств: КНДР — сокращение с 2,4 тыс. работников до 1,1 тыс., и Турция — если в прошлом году квота составляла 6,8 тыс. тружеников, то на 2016 год заявлено 4,4 тыс. человек, то есть в 1,5 раза меньше.

В реальности же сокращение, скорее всего, окажется еще глубже. Согласно пояснениям минтруда, за 2015 год данные представлены по факту использования квот, а на 2016 —только прогноз, который выбирается далеко не полностью. К примеру, в 2015 году первоначально заявленная квота была исчерпана лишь на 54,6%.

Пока что в квоты включены заявки от 51 татарстанского работодателя. Как бы то ни было, пока туркам отдано на 2016 год 77,6% всех квот — их доля в числе граждан дальнего зарубежья, заявившихся на временное пребывание, продолжает расти, но численность, по всей видимости, резко упадет.

«НАШ ЧЕЛОВЕК ЗА ЭТИ ДЕНЬГИ РАБОТАТЬ ПРОСТО НЕ БУДЕТ…»

Потери республики в ИРС подтверждают и в Агентстве инвестиционного развития РТ. «Отток иностранной рабочей силы — это не новинка, а общероссийский тренд последних лет, — констатирует в комментарии БИЗНЕС Online руководитель АИР Талия Минуллина. — Сейчас говорить, что это вызвано только лишь девальвацией нашей национальной валюты было бы, на мой взгляд, неверным. Хотя этот фактор тоже, безусловно, внес свой „ингредиент“ в „ядовитый салат“ российской экономической кухни».

Главным фактором она считает ужесточение с 2015 года миграционного законодательства: оформление меддокументов, сдача экзаменов по русскому языку и другим дисциплинам, необходимость приобретения патента на работу, а затем и ежемесячные траты по его продлению — все это, по мнению Минуллиной, нельзя назвать привлекательными мерами в части иностранной рабочей силы.

Талия Минуллина главным фактором оттока ИРС из республики считает ужесточение с 2015 года миграционного законодательства
Талия Минуллина главным фактором оттока ИРС из республики считает ужесточение с 2015 года миграционного законодательства

Поясним, что в 2014 году разрешение на работу стоило 3 тыс. рублей, плюс патент за 1216 рублей, который нужно ежемесячно продлевать за ту же сумму. С 2015 года патент до 15 тыс. рублей единовременно плюс абонентская плата — по 4 тыс. рублей в месяц. Именно с этим, в частности, был связан нашумевший исход дворников из Москвы в январе 2015 года — при зарплате 20-25 тыс. рублей, после оплаты патента, еды и жилья уже нечего было отсылать на родину. А с учетом девальвации труд в России для многих и вовсе стал убыточным.

В Татарстане в 2015 году, по данным УФМС, было оформлено 27 тыс. патентов на общую сумму 452 млн. рублей — на 17% меньше, чем в 2014 году, что тоже говорит о снижении интереса гастарбайтеров к работе в республике.

«А сколько людей мы депортировали? За этим ведь следует запрет на возвращение в течение 10 лет. Мы же понимаем, что это, скорее всего, приводит к повышению заработной платы в отдельных секторах экономики, потому что наш человек за эти деньги работать просто не будет, если говорить о строительном секторе, например», — замечает глава АИР.

Минуллина считает, что для предотвращения оттока высококвалифицированных кадров России требуется долгосрочное планирование кадровой политики, хотя формирование такой стратегии в нашей стране затруднено.

«Но неужели мы сами с такой историей и таким потенциалом не можем подготовить нужных нам специалистов? Естественно, Татарстан также ощущает все эти тренды на себе. С другой стороны, все познается в сравнении: вы посмотрите, как сейчас буквально весь мир обсуждает проблемы европейских мигрантов, и что творится в отдельных странах Европы в данном контексте. Это тоже нас должно наводить на определенные мысли…», — резюмирует Минуллина.

Услуги турецкой компании играют большую роль в будущем благополучии как ТАИФа, так и республики
Услуги турецкой компании играют большую роль в будущем благополучии как ТАИФа, так и республики

«ПОРА ВСТАТЬ С ПЕЧИ, ИДТИ РАБОТАТЬ».

Вопреки этим оценкам, статистика УФМС по РТ рисует радужную картину: там общий поток иностранцев, приехавших на работу в Татарстан в 2015 году, оценивают в 46 тыс. человек, что на целых 30% больше показателя 2014 года. Впрочем, такой рост может быть обусловлен особенностями учета и активной борьбой с «нелегалами». Характерно в этом смысле, что число приехавших в Татарстан с «частными целями» за от же период уменьшилось на 20 тыс. человек — с 75 до 55 тысяч.

Тем не менее, пресс-секретарь УФМС по РТ Алексей Пашин считает, что однозначно говорить об оттоке иностранных граждан из РТ все-таки нельзя. «Татарстан занимает лидирующие позиции по количеству прибывших иностранцев среди регионов ПФО (больше только в Самарской области — ред.), — сообщил Пашин „БИЗНЕС Online“. —Цели приезда самые различные, но, несомненно, основная — это возможность заработать. Всего за 2015 год в Татарстане на миграционный учет поставлено 225 тысяч иностранных граждан, это на 30 процентов больше, чем в 2014 году. В том числе продлен миграционный учет 71 тысяче иностранных граждан, первично поставлено 154 тысячи, что на 9 тысяч больше, чем в прошлом году».

Он отмечает, что по-прежнему основная масса приезжих — из Узбекистана, Таджикистана, Украины, Азербайджана и Кыргызстана.

При этом глава ФМС РФ Константин Ромодановский в накале 2015 года заявлял об уменьшении потока въезжающих в страну мигрантов на 70%. К сожалению, последние данные от ФМС РФ на запрос «БИЗНЕС Online» к моменту публикации не поступили, но в январе 2016 года Ромодановский в интервью «Интерфаксу» подтверждал негативную динамику. «Сейчас мы видим повторение картины 2015 года — на территории Российской Федерации находится не более 10 миллионов иностранных граждан. Это более чем на 1 миллион меньше, чем год назад. <…> Я считаю, что потребность в иностранной рабочей силе будет уменьшаться. Внедрение для мигрантов из безвизовых стран патентов повысило стоимость иностранной рабочей силы. Иностранный работник становится попросту дороже, учитывая оформление патента, его ежемесячную оплату. Работодателю становится выгоднее взять на работу российского гражданина. Пора встать с печи, идти работать».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here