«В историческом плане у нас в России на первом месте ислам»

0
86

Муфтий Татарстана Камиль хазрат Самигуллин пообщался с молодыми мусульманами. Их заботят вопросы, как относиться к занятиям спортом, как выплачивать закят от прибыли с инвестиционных рынков и воспитывать детей, а также проводить досуг по канонам веры.

Муфтий Татарстана Камиль хазрат Самигуллин встретился с активом мусульманской молодёжи. Беседа получилась откровенной и искренней. Хотя некая робость молодёжи чувствовалась. Более того, перед приходом Камиля хазрата мусульмане успели между собой обменяться несколькими фразами и репликами относительно недавно вышедшего фильма «Дворец Путина». Кто-то даже предложил узнать мнение по этой теме самого муфтия, потому что организаторы ранее известили, что хазрат хочет поговорить с молодёжью на житейские темы, а не углубляться в исламскую догматику.

Отметим, что Камиль хазрат Самигуллин в своих ответах как эрудированный ученый-богослов часто ссылался на Коран, Сунну и изречения других мусульманских ученых. Такие отсылки мы оставили за рамками нашего текста. Полное видео встречи будет в ближайшее время выложено в сообществе «Мусульманская молодежь – Мөселман яшьләре». В нашем же материале ответы муфтия несколько упрощены. Мы выбрали наиболее нестандартные и даже в чем-то неудобные вопросы от молодых мусульман, на которые Камиль хазарт ответил. 

– Сегодня мы себя очень низко идентифицируем, как будто мы маленькие такие, как будто мы на большие шаги не должны идти. И про себя многие думают, что нет смелости, нет духа какие-то большие и серьёзные проекты начинать. Осознание себя «мелким» во многих вещах нас задерживает. Если посмотреть на Коран, то положение мужчины-мусульманина насколько высокое? Насколько мы должны осознавать свои чувства и достоинства?

– Аллах сделал мужчин сильнее женщин. У мужчин есть определённые обязанности. Лучшая сторона жизни – это середина. Помните советский мультик, как один самовар тёр и тёр и перетёр. А другой – недотёр. В общем, во всём должна быть серединность. Иногда очень плохо, когда человек завышает свою значимость и ведёт себя слишком уверенно. Это тоже плохо.

– Насколько мусульманин должен быть сильным и уделять время спорту? Важно ли это мусульманину?

– Я для себя так решил… Видов спорта много. Важен такой спорт, который не запретен. Незапретный спорт – это такой спорт, где нет открытого аурата (часть тела человека, которую он должен по исламу прикрывать перед другими людьми. – Ред.). Чтобы не было прямых ударов в лицо. То есть есть определенные аспекты, которыми мы ограничены. Но в то же время вид спорта должен приносить удовольствие, он должен тебя воодушевлять. Я не могу сказать, что всё, давайте заниматься борьбой или будем плавать. У всех есть тот спорт, который ему нравится. И этот спорт его должен воодушевлять.

А как проверить, что этот спорт приносит тебе пользу? Есть очень хорошая система, разработанная ещё в Советском Союзе, – это нормы ГТО. Если посмотреть на нормы ГТО, то можно увидеть, сколько тебе лет и сколько к этим годам ты должен подтягиваться, на какую дистанцию прыгнуть, 3 км пробежать за такое-то время, отжаться столько-то раз и так далее. И это касается очень многих видов спорта.

– Как платить с инвестиций с фондового рынка деньги в закят? Просто инвестиции с каждым годом же растут.

– Если к нам бизнесмен приходит, ребята из фонда «Закят» разбираются. Он им говорит, какие у него есть средства. Поэтому ему помогают всё посчитать и говорят, сколько ему на закят платить. Были случаи, когда бизнесмены говорили: «Вы мне что-то много посчитали, поменьше бы надо». А мы ему: «Радуйся, что у тебя так много денег. Значит, ты развиваешься».

– Есть халяльная индустрия. Мы видим, что халяльные кафе сейчас хорошо распространяются. Сейчас мусульманам нужен ещё досуг. В этом направлении какие шаги делаются? Допустим, мусульманам не хватает спортивных залов.     

– Ко мне иногда приходит и говорит человек, что у него на работе нельзя намаз читать. И когда начинаешь разбираться в этом, разговаривать с ним, то человек воспринимает эту ситуацию так, что это начальник должен к нему прийти, для него намазлык постелить и сказать ему: «Читай, брат, Бисмилля…», вот тебе кумган для омовения…

Получается, что человеку для молитвы нужна отдельная комната, что ему нужен отдельный минбар, имам чтобы стоял.

А что касается досуга для мусульман, то халял-лайфстайл как некий образ жизни – об этом мы всегда должны думать, развиваться. Нам и школа полноценная нужна. Я разговаривал с главой Нижнекамска Метшиным, чтобы там сделать мусульманскую школу. В Альметьевске открылась начальная школа. В Елабуге в прошлом году открыли мусульманскую школу. В Казани школа «Усмания» очень маленькая, ищем землю. Была у нас возможность открыть школу «Музаффария». Более 600 тысяч рублей собрали под неё и заморозили их. Люди говорят, что они собрали… Но большую часть – 80% на эту школу денег дал Наиль Галявиев, владелец кафе «Азу».

Почему мы заморозили деньги? Если мы откроем маленькую школу «Музаффария», то нам завтра скажут: «Какая вам ещё нужна земля? У вас уже есть школа, тем более в центре города». Но нам этой школы не хватит. Если мы откроем начальную школу, то завтра детей 4-го класса мы куда отдадим?

У нас проблемы потом начинаются в старших классах. То есть не в начальных классах. Поэтому нам нужна полноценная хорошая школа. В этом направлении мы уже работаем. Есть какие-то подвижки. Но Ноксинский спуск – это очень далеко. А если брать в аренду, то 5 млн рублей платить за землю, за то, чего нет… где мы ничего не построили. Это трудно и очень далеко добираться.

Нам предлагали землю в посёлке Вознесение. Но там пробки страшные. Как вы туда с утра доедете и как вечером с детьми вернётесь? Нам и садик нужен, и школа нужна.

Что касается строительства мечетей, по документальному сопровождению мы всегда помогаем. По части имамов – у нас есть медресе. Есть в России регионы, где люди годами не могут получить разрешения на землю. А мы на улице Космонавтов целый гектар земли взяли и будем делать мечеть имени Абу Ханифы. Наши ребята все эти проекты, процессы согласовывают, делают, бегают. В Казани уже 81 махалля зарегистрирована. В каком городе России есть столько же? Я уж про Дагестан и Махачкалу не говорю. Но в центральной России, где есть ещё такое место, где так комфортно, чтобы и неверующие для себя досуг находили и чтобы мусульмане себе досуг находили?

Хочешь молиться пять раз – пожалуйста. Хочешь учить Коран – пожалуйста. Раньше таких возможностей не было.

Иногда в некоторых регионах начинают ругать ношение мусульманского платка и поднимают шум ради шума. Но у нас нет такого шума. Ну подняли шум. Но надо же решать вопрос. Если можно просто с этим чиновником встретиться… В одном регионе так подняли вопрос, что губернатор сказал, что он не может сделать шаг назад, не потеряв лицо. А мусульмане его оскорбляют, потому что он против платка вышел. Если ты свои права отстаиваешь, то нужно их так отстаивать, чтобы у губернатора была возможность сделать манёвр назад и не потерять своё лицо. Твоя цель же не унизить человека, а твоя цель решить вопрос с платками.

В Свердловской области уже 5-6 муфтиятов. Это же фитна. Для чего всего три махалля собираются и отдельный свой муфтият делают, который не может свои вопросы решить? Они никакой вопрос не могут решить. Потом муфтияты будут сидеть и друг друга обвинять, кто из них в чем виноват. И какая польза мусульманам от этого?

В Татарстане досуг у мусульман развивается так, как нигде. Парки, тренажерные залы, бассейны… всё есть. У нас и Болгар есть. Ну не хотите же вы спортивный центр, куда только с шахадой можно заходить? Важно, чтобы комфортно было всем. Важно, чтобы халял-лайфстайл работал как образ жизни. Нам только школа и детский садик нужны.

– Вы как муфтий в какую сторону призвали бы молодёжь развиваться – в духовном или социальном плане? Просто не все же из мусульманской молодёжи хазратами станут.

– Самое главное направление – это знания.

– Работа с мусульманами связана со спортом. Но в стороне остаются братья, которые больше всего программисты, которые не очень идут в спорт. Ведёт ли ДУМ РТ работу в этом направлении? Чтобы собрать ту часть мусульманской молодёжи, которая развивается в сторону таких технологий?

– Проектов очень много. Это и образовательные проекты. Например, онлайн-медресе у нас есть на татарском языке. Скоро и на русском языке сделаем. Программу обучению татарскому языку тоже нужно сделать. Мы татарский язык в 100 мечетях преподаём, опыт у нас уже набран. Я думаю, что пора переходить в онлайн-режим. Пусть будут разработчики каких-нибудь программ для мусульман, которые могут это делать на татарском языке. Чем больше, тем лучше.

2022 год – юбилейный, празднуется 1100-летие со дня принятия ислама в Волжской Булгарии. Он важен с политической точки зрения для татарского народа. Не потому, что нужно показать, что у нас первых появился ислам. Не в этом смысле. А дело в том, что официально глава государства Владимир Путин произносит, что «официальное принятие ислама было на территории современной России». Когда? В 922 году. А когда христианство на Русь пришло? В 988 году. То есть первая религия на территории России – это ислам. И важно, что президент это произнёс. Официально это отметится? Отметится. Кто сможет теперь с этим поспорить? Когда нам говорят, что православие в стране есть, что иудаизм… ну и ислам. Извините, но не «ну и ислам». Ислам у нас в стране на первой очереди. Да, по количеству верующих у нас православие на первом месте. Но в историческом плане у нас на первом месте ислам. И мы эту веру добровольно приняли. Причем мы ислам приняли раньше, чем в Турции и во многих других современных мусульманских странах. Некоторых стран вообще ещё не было, когда в Волжской Булгарии уже приняли ислам.

– Мы уже как год живём с коронавирусом. Проясните, пожалуйста, ситуацию.

– Ситуация простая. Старых больше умирает, молодых меньше. Всегда же так было, ничего не поменялось. Всевышний по разным причинам себе забирал людей. А сейчас по причине коронавируса забирает.

– Как мы будем проводить мусульманские праздники в мечетях из-за коронавируса?

– Иногда некоторые вопросы не надо задавать. Читайте намаз, мечети же открыты! Иногда лучше не задавать вопрос, а делать своё дело. Сейчас скажем ещё что-то, нас потом запишут, это в какой-то газете выйдет, что в мечети пускать никого не будут. По факту собираемся же, джума-намаз проводим с соблюдением социальной дистанции.

– Вопрос про образование. Есть такая дисциплина, которая называется «Основы духовно-нравственной культуры народов России». Там по исламу написано очень мало. Возможно ли введение дисциплины касаемо ислама для детей с 5-го по 11-й класс? Может, этот вопрос как-то обсудить с министерством образования и науки Татарстана? Надо, чтобы была дополнительная медицина для детей, которые желают изучать свою религию.

– Позиция нашего Татарстана заключалась в том, чтобы именно «Основы духовно-нравственной культуры народов России» преподавались, а не «Основа религии». Мы сегодня в таком состоянии, что у многих имамов нет высшего светского образования. То есть они не могут в школу войти. И если завтра будет введён предмет «Основа религии», то что будет больше преподаваться? Православие. У них специалистов много. А у нас в деревне разве имам в школу зайдёт? А кто ещё сможет ислам преподавать нормально? Найдём ли мы столько педагогов, чтобы каждую школу обеспечить? В этом есть некая проблема. Потом будет другая проблема – деление класса на православных и мусульман. И другие проблемы есть. То есть нам надо по-другому решать этот вопрос. У нас есть мечети – вот их надо использовать. В онлайн выходить – так преподавать религию.

А то, о чем вы говорите, мы завтра тогда придём к тому, что в школах только православие будут преподавать. И ислам мы до детей не доведём.

Альхамдуллиля, что у нас есть общий абстрактный предмет.

– Столкнулся с тем, что мой сын при общении стал делить людей на мусульман и немусульман. Он не вкладывает в это деление понятие «хороший» или «плохой». Но я такой посыл чувствую. Но это, скорее всего, детский подход, делить всё на черное или белое. Может, это потому, что мы строго к еде относимся, едим только халяльное всё. Мне вот сейчас как сына воспитывать?

– А что плохого в этом?

– Я плохого в этом ничего не вижу.

– Он мусульманин и себя чувствует как мусульманин. И гордится этим. Он и татарин, и мусульманин. У него своя идентичность, свой язык, своя культура.

– Закладывать ли сейчас в ребёнка мысль, что он лучший, что он хороший или говорить ему, что все люди равны и что каждый имеет право на своё мнение? Как быть в этом вопросе, чтобы он и не обособился от общества? 

– У него всё равно должна быть здоровая гордость за свою нацию, за культуру. У нас же есть свои ценности. Он же не может сказать, что у нас нет таких ценностей. Мы же не просто какая-то биомасса. Я в прошлом году специально взял выходной день для детей и мы поехали на кладбище, чтобы могилу Марджани посетить. Дети маленькие, думаю, каждый год так буду делать. И им показал, что вот здесь покоится Галимджан Баруди. Несколько лет назад мы нашли могилу Шейх-уль-Ислама Хамейди. Габдулла Тукая похоронили не просто так в этом месте, а потому что рядом был Шейх-уль-Ислам Хамейди. А в советское время нас заставили забыть, где он похоронен. Ахмада Хади Максуди могила… вы же читаете в мечети «Мугаллим Сани» – вот он автор этого и автор «Гайбадат Исламия».

Не надо растворяться. Мы же не можем забыть, кто мы есть на самом деле. Посмотрите на японцев. Они в технологиях ушли вперёд, но при этом не сняли своё кимоно. Они помнят свои традиции, свою культуру, свои обычаи.

Мы не можем просто так взять и перестать быть татарами. Мы не можем перестать быть мусульманами.

Илҗнур Ярмахов

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here