Владимир Познер: «Что произошло с нашим телевидением?»

0
125

– Владимир Владимирович, эксперты нам говорят, что после пандемии мир изменится. Появятся новые профессии, кто-то останется на «удаленке». А как изменится журналистика, кто будет востребован в медиасреде? Явно не газетчики, или я ошибаюсь? О каких знаниях и навыках полезно сейчас позаботиться журналистам, например, тем же газетчикам. Спасибо.

Владимир Познер: Во всем мире печатное слово, я имею в виду в СМИ, имеет не тот вес, который оно имело когда-то. Когда-то газета – это был главный источник информации, мы это прекрасно помним, во всех странах. Причем возникновение радио, а радио возникло очень давно, все-таки не перебило газету, радио – это радио, а газета – это газета. И более того, всегда было больше доверия газете, –то, что написано, то что можно читать глазами. А потом появилось телевидение и, конечно, постепенно, телевидение отодвинуло газеты.

Теперь вы мне можете сказать, что сейчас телевидение стало терять много зрителей, а вот интернет, блогеры… и так далее. Да, я соглашусь с вами, но это у нас, в других странах это не так, в Англии, в Америке, во Франции, в западной Европе вообще – это не так. То есть, конечно, там интернет читают и, конечно, есть блогеры, но телевидение остается очень мощным.

Что произошло с нашим телевидением? На мой взгляд. Люди перестали верить информации, они в какой-то степени потеряли интерес к телевидению. Телевидение стало строиться исходя из желания получить максимум зрителей и снизилось требовательность к зрителю. Одно дело, когда ты требуешь, чтобы зритель соучаствовал, чтобы он думал, чтобы он как бы принимал участие в том, что ты показываешь, а другое дело, когда ты создаешь полуфабрикат и вкладываешь ему в рот, чтобы он только жевал.

Телевидение стало заниматься этим, плюс сама информация стала одинаковой, все одно и то же вне зависимости от канала. Почему? Да потому что все три канала – Первый, Россия и НТВ – так или иначе, напрямую или косвенно, контролируются властью. Поэтому получилось так, что я не могу, если я смотрю разные каналы, получать разные точки зрения или хотя бы разные информации, я получаю одно и то же и все зависит только от того, кто на экране.

И именно из-за этого, из-за того, что глас этой информации – власти, это официальная информация, люди стали смотреть другие вещи.

Ну, например, на этом телевидении никто, никогда не критикует, скажем, Путина. Это не правильно, президент такой же человек, как и мы с вами, и можно сказать «Я не согласен с его решением», не то что надо материться, конечно, нет, но можно сказать, что «Как мне кажется, это решение неправильное». Этого не услышишь. И вот отсутствие такого содержания, постепенно толкнуло многих, особенно молодых, в сторону блогеров, в сторону интернета.

Я не думаю, что пандемия что-то очень серьезно изменит у нас. Блогеры как были, так и будут, интернет будет, телевидение все-таки продолжает выходить и будет выходить. Я надеюсь, что изменится содержание телевидения в значительной степени, но это тоже будет не от пандемии зависеть.

Так что, хотя я согласен, что много изменится в нашей жизни: исчезнут какие-то профессии, возникнут какие-то новые профессии, – но мир не станет иным, я так не считаю, хотя есть люди, которые так говорят. У нас были и другие катастрофы, у нас была «испанка», у нас была Вторая мировая война, а мир категорически, и мы, как люди, не изменился, мы все такие же.

pozneronline

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here