«Время, когда можно было заставить, ушло»: Бурганов созвал совет о судьбе татарского языка Подробнее на «БИЗНЕС Online»:

0
69

Татарская интеллигенция тайно обсудила самосожжение в Ижевске и «бесчисленные» требования прокуратуры изменить языковые законы Татарстана

Глава минобрнауки РТ Рафис Бурганов в конце прошлой недели впервые пригласил к себе представителей татарской интеллигенции, чтобы обсудить с ними прошлогодние изменения в федеральный закон об образовании, а также выслушать советы и предложения ученых и литераторов. О том, почему в ходе разговора вспоминали смерть Альберта Разина, отчего в Татарстане так и не открыли башкирские классы и чем поможет делу миллион татароговорящих кукол, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

«ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ОБУЧАЛИСЬ НА ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ, СЕГОДНЯ ПРЕКРАСНО РУКОВОДЯТ РЕСПУБЛИКОЙ»

В минувшую пятницу практически в секретном режиме в актовом зале минобрнауки РТ глава ведомства Рафис Бурганов собрал больше двух десятков известных представителей татарской интеллигенции. «БИЗНЕС Online» узнал о мероприятии заранее, но в пресс-службе министерства нам сказали, что встреча пройдет без прессы. Правда, в результате несколько татароязычных государственных СМИ на ней присутствовало. В любом случае нам удалось выяснить некоторые подробности общения министра с драматургами, поэтами, режиссерами, учеными-гуманитариями и директорами школ.

Тема — тот самый пресловутый закон об образовании РФ, который отменил обязательное изучение татарского языка в школах республики. Сам факт встречи вызывает вопросы. Изменения в закон были приняты уже год назад, а Бурганов занимает нынешний пост без малого два года. Но почему-то к такому разговору он оказался готов только сейчас. Судя по всему, и источники газеты это подтверждают, общение с татарской интеллигенцией — реакция на трагическую смерть удмуртского ученого Альберта Разина. Видимо, чиновники решили лишний раз показать лидерам мнений в национальной среде, что в Татарстане в этой сфере все выглядит намного благополучнее, чем в той же Удмуртии. 

По словам очевидцев, во время разговора между участниками не раз завязывались споры, а кто-то даже переходил на крик. Так что можно констатировать, что как минимум с задачей выпустить пар в минобрнауки РТ успешно справились.

Начиная встречу, министр признал очевидное: новые веяния породили много препятствий на пути обучения татарскому языку. «Закон уже принят, потому мы решили, что необходимо с вами посоветоваться по этому поводу. На основании данного закона были принятые новые ФГОС, которые предлагают государственные языки республик, родные языки народов России, в том числе и русский, изучать в качестве родного языка», — напомнил он. Бурганов также рассказал, что неделю назад принял участие в методической конференции в минпросвете РФ. «Что сказать? Языков много, страна большая, их состояние разное. У нас и наука есть на татарском, и обучение, а у многих народов не осталось даже тех, кто способен написать учебники на своих языках. К счастью, мы еще не дошли до такого состояния», — без энтузиазма заметил он.

«Это не повод для гордости. Мы не должны чьи-то недостатки ставить себе в достижение, — сразу же возразил поэт Ренат Харис. — Иначе мы не сможем уйти вперед». «Я сказал о том, что в других республиках дела хуже, не для того, чтобы похвастаться. Я сказал, что надеюсь, что мы не дойдем до такого состояния», — вынужден был оправдываться Бурганов. При этом он напомнил, что Татарстан по сути остался в одиночестве в момент обсуждения громких поправок в закон об образовании: «Мы в 62 региона отправили свои рекомендации, ни один из них нас не поддержал! Ни кавказские республики, ни Башкортостан! А сейчас они просят, чтобы мы в Челнах открыли башкирские классы!» Министр образования и науки РТ подчеркнул, что они не смогли набрать даже один класс желающих изучать башкирский язык, несмотря на то, что снизили планку с 8 до 5 человек. 

Он также напомнил, что, согласно федеральному закону, родные языки преподаются в школах на основании заявлений родителей. «Но если представитель одного народа пожелает изучать язык другого, то он вынужден написать в заявлении „родной язык“. Русский ребенок татарский называет родным, татарин — русский и так далее. Если представитель мордовского народа захочет изучать татарский, он тоже будет вынужден написать „родной татарский“. По нашему мнению, это нужно изменить, о чем Шаймиев и с министром просвещения Васильевой лично разговаривал», — сказал Бурганов. Напомним, что Татарстан с самого первого дня настаивает на том, чтобы в ФГОС, помимо родного языка, был включен и предмет «Государственный язык республик РФ». По его словам, федеральный министр поддержала первого президента РТ, но будут ли какие-то конкретные решения?

Хозяин встречи напомнил и о выпускнике татарской гимназии №2 Казани Рамиле Багавиеве,который набрал 399 баллов по ЕГЭ из 400 возможных. «Рамиль одним своим поступком сделал больше, чем многие другие вместе взятые. Набрал 399 балов по ЕГЭ, обучаясь при этом на татарском языке. Я всем говорю, в том числе руководству республики: почему дети, которые обучаются на татарском, должны сдавать итоговый экзамен на русском? Я также всегда всем говорю, что люди, которые обучались на татарском языке, сегодня прекрасно руководят республикой», — эмоционально заметил Бурганов, добавив, что пример Багавиева очень помогает на переговорах в Москве.  

Также глава ведомства перечислил все мероприятия, проводимые министерством в деле сохранения татарского языка: конференции, олимпиады, онлайн-платформа, учебник «Салям!», телевидение, мультфильмы, театры. «Но этого недостаточно, сегодняшние процессы требуют от нас новых подходов к изучению языка. Чтобы сохранить татарский в новых условиях, мы должны работать сообща. Что надо делать? — обратился он к присутствующим. — Нам от вас нужны помощь и советы. Также мы хотим узнать, какая помощь необходима вам».

«ДО СИХ ПОР ЖДЕМ ЧУДА, НАДЕЕМСЯ, ЧТО ВСЕ ИЗМЕНИТСЯ»

Первым из гостей слово взял председатель союза писателей РТ Данил Салихов. «Во многих вопросах, касаемых языка, мы сдали назад, проиграли», — сразу начал он с критики. «Собрался новый состав депутатов Госсовета, надеемся, они скажут свое слово. И писателям есть что заявить депутатам, но нас на заседания Госсовета не приглашают! Хотя такие встречи должны проходить. У нас не было их и с министрами, я и письма писал с просьбой о таких встречах, но ответа так и не дождался», — сообщил известный драматург.

Он также рассказал, что за последние годы с писателями они обошли 450 школ, и сообщил о некоторых нелицеприятных случаях. «Учителя, которые уже на пенсии, давят на молодых, они говорят: „Татарский язык умирает, он никому не нужен, ищите новую работу, учителя татарского никому не нужны“. Такие случаи есть! Вы должны проверить эти школы! Если мы станем отбирать у молодых педагогов часы, у них окажется низкая зарплата, а поскольку сейчас практически в каждой семье ипотека и семью содержать надо, то молодые специалисты при таком подходе в школах задерживаться не будут», — эмоционально говорил глава союза писателей РТ. Он также упрекнул министерство в том, что здесь прикрываются голыми цифрами, отчитываясь о количестве татарских детских садов и школ «От того, что вы вывесили на здании табличку „татарский“, детский сад татарским не становится! Там работают специалисты, которые не знают по-татарски даже пары слов», — упрекнул оратор ведомство Бурганова. «Сегодня в Поволжье татары — самый многочисленный народ. На нас все смотрят с надеждой: и чуваши, и марийцы, и удмурты. Если кто-то сжигает себя ради языка, мы не должны молчать! Писатели кричат об этом, а остальные почему молчат, будто воды в рот набрали?» — напомнил Салихов об ижевской трагедии.

«Нам многим есть что сказать, это наша первая встреча. После того как соберем все ваши предложения и составим план, может, раз в квартал или раз в полгода будем встречаться, — предложил работать вместе с союзом писателей министр. — Мы должны найти подход к родителям, время, когда можно было заставить, ушло и уже не вернется».

«Можно часами говорить о том, что можно или нужно сделать. Но надо начать с ответа на вопрос: что сделал лично я? Как известно, в прошлом году был принят новый закон об образовании, но мы „Закон об образовании РТ“ до сих пор не привели в соответствие с ним. Нам из прокуратуры пришло бесчисленное количество предупреждений, но мы все еще этого не делаем, потому что до сих пор ждем чуда, надеемся, что все изменится», — включился в беседу экс-депутат Госсовета, поэт Разиль Валеев. Он также вновь говорил о том, что республика должна требовать возможности сдавать ЕГЭ на родном языке.

Кроме того, Валеев обратил внимание на то, что татарские школы республики находятся в плачевном состоянии — у них плохая материально-техническая база, многие из них нуждаются в ремонте. «Татарские школы должны быть образцово-показательными. Какой родитель захочет отдавать своего ребенка в школы с обшарпанными стенами?» — возмущался он. Многолетний глава комитета Госсовета по культуре и образованию также обратил внимание на низкую квалификацию учителей: «Особенно заметно это стало после того, как ликвидировали педагогический институт. Подготовка учителей сегодня очень большая проблема!» 

Его поддержал и коллега по поэтическому цеху Харис: «Присоединив Татарский педагогический институт к КФУ, мы совершили не только тактическую, но и стратегическую ошибку. Пока мы ее не исправим, говорить о сохранении татарского языка не имеет смысла». Он отметил, что в КФУ готовят лингвистов, а не филологов и учителей: «Может быть, в свое время их и нужно было объединить, но сейчас необходимо разъединить. Если у республики не будет своего отдельного педагогического института, наши дела в гору не пойдут».

Харис также остановился на проблеме развития периодики на татарском языке. «Я по почте регулярно получаю „Российскую газету“, при этом ни разу на нее сам не подписывался — государство бесплатно выписывает ее очень многим семьям. Хочешь не хочешь, но я газету открываю и смотрю, хоть одну статью прочитаю. А сколько татарских семей выписывают сегодня газеты с журналами и сколько из них татарские?.. Никто не выписывает! Мы нефтяная республика, республика-донор, мы кормим и Ивановскую область, и Костромскую. Неужели не можем бесплатно раздать всем желающим семьям детские журналы и газеты на татарском языке? Можем! Для Татарстана это пустяк! Но мы подобного не делаем», — отметил он.

«ИЛЬФИР, ЗАЧЕМ ТЫ ЗАЙЦА ВЗЯЛ? В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ХОТЯ БЫ ВОЛКА ПРИНЕСИ»

Директор Камаловского театра Ильфир Якупов в свою очередь презентовал игрушки для детей, говорящие на татарском языке, которые они выпустили силами театра. «Молодые родители не могут постоянно находиться рядом с детьми. Малыш проводит много времени, играя в игрушки, и если это будут такие, что транслируют татарскую речь, то ребенок станет слушать и запоминать. Поэтому мы посовещались и сделали такие игрушки-„сигналы“», — показал он на пластмассовых зайца и медведя. На что министр образования напомнил, что в прошлом году президент Татарстана выделил грант в 2 млн рублей на создание татарских кукол. «Но не смогли их освоить и выпустить необходимый тираж. Пришлось объявлять тендер, выходить на кукольные фабрики», — отметил Бурганов.

«Это невозможно сделать на отдельные гранты, такие игрушки нужно выпускать тиражом не менее 1 миллиона штук, они должны быть во всех магазинах, — возразил Якупов, — и стать доступными не только для татар. К сожалению, это все выходит в виде разового проекта, но не тиражируется. У нас есть артисты, способные озвучить такие игрушки, имеется студия, мы готовы взяться за данный проект». Его поддержал и гендиректор Татарского книжного издательства Ильдар Сагдатшин: «Необходимо государственное унитарное предприятие по производству татарских игрушек. Это не так сложно и не требует огромных инвестиций».

Однако драматург и новоиспеченный депутат Госсовета Ркаиль Зайдулла довольно эмоционально прервал эти рассуждения: «Речь не только о языке, скоро нам придется поднимать вопрос о сохранении республики как таковой. Все дети, не только татары, должны иметь возможность сдавать ЕГЭ на своих родных языках. Татарский нужно изучать как государственный. Это фундаментальная вещь. Все подобное необходимо, но на первом месте у нас не игрушки, не песни с плясками и не журналы, а школа! Школа и детский сад! Вот на что мы должны в первую очередь обратить внимание!»

После начались споры на повышенных тонах, точку поставила директор татарской гимназии №2 — той самой, которую окончил отличник Багавиев, — Камария Хамидуллина. «Если представить, что татарский язык — это дом, то национальная школа — его фундамент. Все остальное — игры, газеты, семья, театры и прочее — это стены. Ильфир, зачем ты зайца взял? В следующий раз хотя бы волка принеси», — пожурила она директора главного национального театра республики.

«ТАТАРСКОГО КАК ЯЗЫКА НАУКИ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ»

«Мы не можем сравнивать себя с удмуртами, нас и по-численности больше», — возвращаясь к началу разговора, отметил Зайдулла. «Мы должны сравнивать себя с татарами, проживающими за пределами республики, а там все плохо, идет 100-процентная русификация. Например, все татарские театры, кроме Камаловского и Кариевского, ставят детские спектакли на русском языке, особенно в регионах. Это значит, что через 10–15 лет татарские театры вынуждены будут ставить спектакли на русском. Вот говорят: „Сегодня — дети, завтра — избиратели“. В театре так же. Надо разработать механизм, чтобы татарские театры ставили спектакли на татарском языке», — обратился он к министру образования РТ.   

Еще одну больную тему затронула вице-президент Академии наук РТ Дания Загидуллина. По ее словам, татарский как язык науки практически исчезает. «Почему дети не хотят учить татарский? Потому что нет сферы его применения. Мы за последние 20 лет полностью ликвидировали преподавание на татарском языке в средних специальных заведениях, не готовим специалистов со знанием татарского. Дети переступают порог дома, и вокруг все говорят на русском: в больнице, магазине — везде! В колледжах нужно ввести татарский язык, нам это делать никто не запрещает, и преград никаких нет… Уроки музыки, физкультуры, рисования, технологии должны проходить на татарском. Нам подобного никто не запрещает. На уроках музыки нужно учить татарские песни. Создание среды начинается именно с этого», — отметила она.

«У нас в академии один раз в квартал выходит научный журнал, и тех, кто может написать научные статьи на татарском языке по различным наукам, можно сосчитать по пальцам, — продолжила Зайнуллина. — Татарского как языка науки практически нет. Сегодня в Татарстане диссертации на татарском не защищают. Если мы не восстановим систему защиты диссертаций на татарском языке, то через 5–10 лет в Татарстане не останется ни одного доктора наук, который сможет рассказать о том же Тукае на татарском. Мы дошли до такого».

«ПОКА МЫ НЕ ВОЗРОДИМ НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, ДАЖЕ ВЫПУСКАЯ ГОВОРЯЩИЕ КУКЛЫ, СОХРАНИТЬ РОДНОЙ ЯЗЫК НЕ СМОЖЕМ»

Участники встречи в минобрнауки РТ оценили ее в разговоре с «БИЗНЕС Online».

Данил Салихов — председатель союза писателей РТ:

— Пока мы не возродим национальное образование, не откроем свои институты, даже если будем придумывать говорящих кукол, не сможем сохранить родной язык. Недавно я съездил в Казахстан и пришел к такому выводу: если у тебя нет своей государственности, если твои дети в школе не обучаются на родном языке, чтобы ты ни говорил, когда вокруг все на русском… Дети должны обучаться на двух языках, я не говорю, что только на татарском, мы живем в Российской Федерации. Меня пугает еще то, что мы теряем свою историю, раз нет своих институтов, то и специалистов скоро не станет. Мы не сможем защитить свою историю, и ее присвоят другие народы. 

Искандер Гилязов — директор Института татарской энциклопедии и регионоведения АН РТ:

— Эту встречу в какой-то степени можно рассматривать как перезагрузку, потому что вопросы действительно очень актуальные. С одной стороны, они давно и долго обсуждались и ничего нового сказано пока не было, но по крайней мере на встрече выражено намерение обсуждать острые вопросы языковой политики, сохранения татарской идентичности. И, мне кажется, это хорошая инициатива. Надеюсь, по крайней мере… опять надеюсь, что такие вещи будут обсуждаться в разных направлениях, главное, чтобы они потом дали практический результат.

Разиль Валеев — народный поэт РТ, экс-депутат Госсовета РТ:

— Такие встречи я одобряю, такое обсуждение наболевших проблем нужно было проводить уже давно. Раньше мы все по отдельности обсуждали — в Госсовете, правительстве, министерстве образования, минкульте. А тут представители татарской интеллигенции собрались вместе. Это была первая ласточка, но думаю, что в дальнейшем мы будем проводить подобные встречи, обсуждая более широкие темы. На встрече с министром выступали ученые, театральные деятели, писатели, для первого собрания, я считаю, она прошла хорошо. Каждый выступающий говорил конкретные вещи.

Сейчас мы рассуждаем о том, сколько часов в школе нужно преподавать татарский язык в качестве родного, государственного и так далее. Это хорошо, но подобным только ограничиваться нельзя. Нужно, чтобы все предметы изучались на родном языке. Без этого мы не сможем сохранить татарский народ. Если не будем учить школьные предметы на татарском, то тогда у нас не станет своих ученых, писателей, лингвистов. Невозможно, изучая язык лишь два-три раза в неделю, этого достигнуть.

Эльвира СамигуллинаАйрат Нигматуллин

«БИЗНЕС Online»




ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here