«Все российско-турецкие войны, а их было 13 или 14, закончились нерадостно для Турции»

0
100

В сирийской провинции Идлиб погибли 33 турецких солдата, Анкара объявила это «ударом по НАТО». В Стамбуле протестуют у генконсульства России

Вчерашний авианалет войск президента Башара Асада по позициям сирийских повстанцев заставил вновь говорить об эскалации отношений между Россией и Турцией, поддерживающих в этом конфликте разные стороны. Минобороны РФ указывает, что удары шли по позициям, где не должно было быть турецких военных, обязанных информировать о своих передвижениях через центр примирения сторон. Эксперты «БИЗНЕС Online» размышляют о том, как будет развиваться эта ситуация.

33 турецких солдата были убиты и более 30 ранены в результате авианалета в сирийской провинции Идлиб накануне вечером. Фото: Ghaith Alsayed/AP/TASS

«ТУРЕЦКИХ СОЛДАТ ТАМ НЕ БЫЛО И НЕ ДОЛЖНО БЫЛО НАХОДИТЬСЯ»

Отношения Москвы и Анкары, по мнению некоторых наблюдателей, вновь подошли к точке, на которой оказались в ноябре 2015 года: турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик Су-24. 33 турецких солдата были убиты и более 30 ранены в результате авианалета в сирийской провинции Идлиб накануне вечером (всего турецкие потери в Идлибе в феврале на данный момент составили 54 человека). Турецкий конвой, который в этом районе помогал воюющим против президента Башара Асада повстанцам, подвергся бомбардировке еще во вторник утром; после этого турки укрылись в двухэтажном здании администрации в поселке Бейхун, где по ним и был нанесен точечный авиаудар. Официально турецкие власти обвинили в атаке «сирийский режим», но, согласно неофициальным источникам, атаку произвели ВКС России, которые уже три месяца помогают Асаду в наступлении на Идлиб.

Российское министерство обороны опровергло причастность своих самолетов к авиаудару и заявило, что под обстрел попали «турецкие военнослужащие, находившиеся в боевых порядках террористических формирований». А именно: группировки «Хайят Тахрир ан-Шам» (одно из названий запрещенной в РФ организации «Джебхат ан-нусра» — прим. ред.). Последние, по словам минобороны, попытались провести наступление на позиции сирийских воск. Также в ведомстве подчеркнули, что российский центр примирения враждующих сторон запрашивал и подтверждал «у турецких коллег» координаты местонахождения. Согласно переданным Турцией координатам, в районе населенного пункта Бейхун турецких солдат «не было и не должно было находиться».

Что такое Идлиб? Это северо-западная провинция Сирии, граничащая с Турцией. Последний участок сирийской территории, который еще не контролируют правительство Асада. В 2017 году здесь была создана зона деэскалации, куда переместились повстанцы из других областей страны, отказавшиеся сложить оружие. Россия поддерживает войска Асада, Турция — его противников.

Турция требует, чтобы сирийские войска отошли за линию, определенную сочинскими договоренностями (зона деэскалации). «Турция не сделает ни шагу назад и оттеснит [войска] режима за пределы выделенной зоны [деэскалации]», — заявлял президент Турецкой Республики Тайип Реджеп Эрдоган еще в среду. В Идлибской зоне деэскалации у турецкой армии есть 12 наблюдательных постов, часть из которых после начала наступления сирийской армии оказалась окружена.


АТАКА НА НАТО?

Россия заявила об отправке двух фрегатов с крылатыми ракетами к побережью Сирии в Средиземном море (через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы). Турция ответила авиаударом по сирийским целям и заверила, что турецкие действия в регионе будут продолжены. Отныне законными целями для Турции считаются все военнослужащие «сирийского режима». Эрдоган собрал совет безопасности страны, а пресс-секретарь правящей Партии справедливости и развития Омер Челик назвал произошедшее в Идлибе «атакой на НАТО».

Также появилась информация о том, что в связи с последними событиями Турция, как член НАТО, может потребовать экстренных консультаций с коллегами по альянсу, поскольку, согласно статье №5 Североатлантического договора, вооруженное нападение на одну из стран НАТО означает нападение на все государства, входящие в организацию. Правда, позже заговорили о том, что консультации НАТО состоятся, но поводом станет статья №4 того же договора: «Стороны будут проводить совместные консультации всякий раз, когда, по мнению любой из них, под угрозой оказывается территориальная целостность, политическая независимость или безопасность любой из сторон».

Госдеп США выразил «серьезную обеспокоенность» в связи с нападением на турецких военнослужащих и заверил, что выступает «на стороне нашего союзника по НАТО», заявил представитель Госдепа США. «Мы рассматриваем варианты того, как мы можем наилучшим образом поддержать Турцию в этом кризисе», — сказал представитель государственного департамента страны. ООН пока ограничилась выражением беспокойства и призывом к незамедлительному прекращению огня.

Кроме того, агентство Reuters со ссылкой на высокопоставленного турецкого чиновника сообщило, что Анкара больше не будет сдерживать поток сирийских беженцев в Европу. Якобы сотрудникам турецкой полиции, береговой охраны и пограничных переходов дано указание бездействовать в случае возникновения потока беженцев из Сирии.

А пока в Стамбуле прошла акция с осуждением действий России в Сирии. В ночь на 28 февраля у стен генконсульства России в Стамбуле осудили обстрелы и авиаудары в Идлибской зоне деэскалации. Участники акции, собравшись у стен российской дипмиссиии в районе Таксим, осудили также поддержку, оказываемую Москвой режиму президента Асада.  Участники акции выкрикивали, по сообщению местных СМИ: «Павшие бессмертны, Родина едина», «Сирия станет для России могилой».

«Зря Эрдоган всерьез решился на сирийско-турецкую войну, тем более у него сейчас война на три фронта». Фото: kremlin.ru

«У НАС С ТУРЦИЕЙ, КРОМЕ ИДЛИБСКОЙ ЗОНЫ БЕЗОПАСНОСТИ, НИКАКИХ ПРЕТЕНЗИЙ ДРУГ К ДРУГУ НЕТ»

Эксперты «БИЗНЕС Online» оценивают ситуацию в Сирии с позиции отношений России и Турции.

Евгений Сатановский — политолог, основатель и президент независимого научного центра «Институт Ближнего Востока»:

— Если мы на грани войны, то хочу напомнить, что все российско-турецкие войны, а их было 13 или 14, закончились нерадостно для Турции. Что касается любых такого рода построений, то в свое время Саакашвили полагал, что удар по нашим военным миротворцам в Осетии — это роскошная идея, в результате он потерял и Южную Осетию, и Абхазию чрезвычайно надолго, а может, и навсегда. Российские военные отгонят террористов радикального типа от Алеппо и других районов, куда они регулярно совершают рейды. Они непрерывно обстреливаются из Идлиба, где за последние три года Эрдоган ни одного своего обещания не выполнил, боевиков вооружал непрерывно, там турецкие военные открыто встали на стороне экстремистов. Зря Эрдоган всерьез решился на сирийско-турецкую войну, тем более у него сейчас война на три фронта: война в Сирии, причем и с курдами, а теперь и с войсками сирийской армии; у него война в Ливии, куда он вошел, мягко говоря, не в совсем выигрышной стороне; и у него война вокруг Северного Кипра. Ну хорошо, я рад, если ему удастся то, что Наполеону Бонапарту не удалось, но боюсь, что не удастся. Российская сторона делает все, чтобы снизить остроту конфликта. Единственное, я бы про Турцию как место отдыха или командировок российских граждан сегодня забыл до того момента, пока военный психоз и реваншистская истерия и крики в отношении России в турецких социальных сетях не прекратятся.

Владислав Шурыгин — военный публицист:

— Война на пустом месте не возникает, для этого должны быть очень веские причины. Как писал еще фон Клаузевиц, любая война — это продолжение политики другими, насильственными, методами. В этом случае у нас с Турцией, кроме этой самой идлибской зоны безопасности, в которой надо проводить границы, никаких претензий друг к другу нет. Поэтому я считаю, что дальше пограничных инцидентов, в которых турки наступают на сирийцев, а наши — на исламистов, никто не пойдет. Другое дело, что, конечно, сейчас Эрдоган пытается в приготовлении к будущим переговорам занять более выгодную стратегическую позицию с военной точки зрения. Захватить больше территории в Идлибе, чтобы потом уже эти оккупированные земли зафиксировать в качестве объекта переговоров. Соответственно, и наши в этом случае решают свои задачи.

Наша задача — разблокировать Алеппо, освободить дороги и провести границу так, чтобы с нее никак нельзя было достать до нас. Соответственно, вокруг этого все и крутится. При этом у турков я вижу уязвимость, потому что есть момент, на который им отвечать нечего. Когда их военнослужащие попадают под удары, задается один вопрос: а как они там оказались? Потому что существует центр примирения сторон, все перемещения любых войск должны через него проводиться. Собираемся ли мы куда-то ехать или турки планируют переместиться, все должны предупреждать о проходе своих колонн, которые, в общем-то, занимаются миротворчеством. И никаких инцидентов с этим нет. ЧП происходят в зонах, где турки говорят, что там их войск нет, а когда там вдруг массово гибнут турецкие военнослужащие, начинаются крики о том, что «наши люди убиты».

Азат Ахунов — востоковед:

— Ситуация сложная, но и та и другая стороны пытаются как-то сдерживать себя, не выплескивать эмоции. Я изучаю турецкие и российские СМИ, там, конечно, иногда выдают самые невероятные цифры и все описывается в таких мрачных тонах. Но тем не менее чувствуется желание сторон не допустить развития этого конфликта. Видим это, например, по заявлениям российского министерства обороны, которое утром сообщало, что гибель турецких военнопленных произошла из-за того, что они оказались в рядах боевиков, и так далее. И российская сторона оправдывается, и турецкая. Кстати, в Турции уже произошли небольшие волнения, пикеты возле российского консульства в Стамбуле, однако мы видим, что предпринимаются усилия для того, чтобы удержать конфликт в определенных рамках. Обеим странам есть что терять, и отношения, которые долго налаживались и стали очень близкими, партнерскими, не хотелось бы разрушать в один момент.

Линар ФархутдиновАльфред МухаметрахимовАлександр Гавриленко

Фото на анонсе: kremlin.ru

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here