«Я к Владимиру Вольфовичу относился с пиететом до его последних высказываний о Татарстане»

0
77

Член ЛДПР, победивший на выборах в Казгордуму как самовыдвиженец, потребовал от Жириновского извиниться перед татарским народом

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский продолжает оставаться в числе главных ньюсмейкеров этой недели. Сначала он в грубых выражениях прошелся по итогам выборов в Татарстане, а вчера накричал в Госдуме на знаменитую фигуристку Ирину Роднину. Известный адвокат, диктор матчей футбольного «Рубина» Тимур Беляков в интервью «БИЗНЕС Online» на правах одного из многолетних лидеров ЛДПР в Татарстане рассказал о кадровой и финансовой кухне партии, а также истинных причинах ее провалов в Татарстане.

Тимур Беляков: «Я показал, что можно избраться в Казгордуму, не имея за собой партийной поддержки и будучи самовыдвиженцем»
Тимур Беляков: «Я показал, что можно избраться в Казгордуму, не имея за собой партийной поддержки и будучи самовыдвиженцем»

«У НАС С ВЛАДИМИРОМ ВОЛЬФОВИЧЕМ МНОГО ОБЩЕГО»

— Тимур, вы до прошедших в прошлое воскресенье выборов были депутатом Казанской городской думы от партии ЛДПР. Теперь же вновь переизбрались в городской парламент, но как самовыдвиженец по одномандатному Декабристскому округу. И сразу изменили свое отношение к вождю «либерал-демократов»?

— Вы знаете, у нас с Владимиром Вольфовичем много общего. Потому что, я как адвокат тоже умею красиво говорить. Кроме того, у моих детей мама — русская, а папа — юрист. Поэтому я к Жириновскому относился с большим пиететом, как к человеку, владеющему языком и самопиаром, сделавшему себе партию и политическую карьеру, вплоть до его высказываний о Татарстане, случившихся на этой неделе.

— То есть, до последних речей Владимира Жириновского про «татаро-монгольское иго», в виде 94% голосов, полученных на выборах президента РТ Рустамом Миннихановым, и «опухшую Казань» вы его во всем поддерживали?

— Нет, конечно. Первое большое недовольство Жириновским — это его лозунги вроде «Мы за бедных, мы за русских». Меня иногда спрашивают в других регионах: почему у вас так нормально в Татарстане? Я отвечаю: потому что у нас в республике татары не считают, что они хуже русских, а русские не считают, что они хуже татар. Поэтому у нас все хорошо. У нас две великие нации, которые и другим не мешают, у нас и евреям хорошо, и чувашам. Но в этом, безусловно, большая заслуга Минтимера Шаймиева. В начале 90-х могло пойти и по другому сценарию, но мудрость Шаймиева позволила сохранить мир.

Второе мое расхождение с ЛДПР было после известного заявления Жириновского про изучение национальных языков, которые не нужны за 50 км от территории национальных республик. Вы знаете, я очень расстроен от того, что не знаю татарского языка. Лишних знаний не бывает, будь то уроки татарского или передачи «Что? Где? Когда?» и «Брэйн-ринг». И, вообще, знание татарского языка помогает общаться в тюркоязычном мире, и в Турции, и в Средней Азии. Даже в Германии где-нибудь в турецком квартале вас поймут, если будете говорить по-татарски.

Третье возмущение поведением Жириновского пошло уже после этих выборов. Мне вообще кажется, что русскому тяжелее быть президентом Татарстана! Посмотрите на наших лидеров татарстанских. Шаймиев, Минниханов, Халиков и т.д. Они чаяния бабушки из Ютазинского района поймут, а я нет, потому что не знаю до глубин татарского менталитета.

— Но есть же и бабушки из русских деревень.

— Но они-то, наши лидеры, татары по национальности, русский знают с детства, они двуязычные. Может, они и думают по-русски.

«Владимир Вольфович истерит по поводу своих проигрышей, понимая, что в его партии глубокий кризис»
«Владимир Вольфович истерит по поводу своих проигрышей, понимая, что в его партии глубокий кризис»

— Как бы вы оценили свежую выходку Жириновского — оскорбления в адрес Ирины Родниной в стенах Госдумы?

— Думаю, что Владимир Вольфович истерит по поводу своих проигрышей, понимая, что в его партии глубокий кризис. И Жириновскому стоит больше думать о том, что происходит в ЛДПР, чем о том, как «опухли» наш город и республика.

РУСЛАНУ ЮСУПОВУ УДАЛОСЬ ПОКАЗАТЬ ДРУГОЕ ЛИЦО ЛДПР

— С таким количеством претензий к лидеру ЛДПР, что же вас привело в эту партию?

— В свое время мой старый товарищ Евгений Драгунов, возглавляющий союз десантников, стал руководителем местного отделения ЛДПР, сейчас он уже в партии «Родина» и мой помощник депутата. Говорит, мне надо партию расширять. Я согласился.

Затем подоспели выборы в Казгордуму 2010 года. Ими «рулил» от ЛДПР Руслан Юсупов, нынешний кандидат в президенты РТ, единственный харизматичный лидер в татарстанском отделении партии. Он — человек мудрый, и искал людей, которые помогут партии пройти в Казанскую городскую думу и наладить контакт с властью. А я много практикую, и, так или иначе, знаком со многими представителями политической элиты Татарстана. И, вообще, сейчас во многом у власти в республике то поколение выпускников КГУ, к которому и я принадлежу. Меня и самого не раз приглашали вернуться и в правоохранительные органы, где начинал карьеру, и в другие госструктуры. Но я отказывался, потому что очень дорожу личной и внутренней свободой, которую дает адвокатура. Этим мне и понравилось депутатство от ЛДПР — свободой, отсутствием необходимости думать над партийной дисциплиной, как в «Единой России». На заседаниях Казгордумы мы даже иногда голосовали внутри фракции по-разному. И я благодарен Юсупову, что он на меня не давил.

— В результате, тогда в 2010-м вы вошли в первую тройку партийного списка, а ЛДПР показала на казанских выборах неожиданные 11% и три кресла в городском парламенте. За счет чего удалось пять лет назад добиться такого впечатляющего для ЛДПР в Татарстане результата?

— Тогда полностью был включен ресурс как финансовый, так и человеческий. Так мы и попали в Казгордуму. Как у нас говорилось раньше: партия — это Ленин. Но к Жириновскому это относится в еще большей степени. Это во многом заслуга Юсупова, что тогда удалось показать другое лицо ЛДПР. Что в партии есть много ярких и талантливых людей. Я тогда везде на встречах с избирателями говорил, что у нас в ЛДПР достаточно умных кандидатов, посмотрите хотя бы на меня (смеется).

«Руслан Юсупов, нынешний кандидат в президенты РТ, единственный харизматичный лидер в татарстанском отделении партии [ЛДПР]»
«Руслан Юсупов, нынешний кандидат в президенты РТ, единственный харизматичный лидер в татарстанском отделении партии [ЛДПР]»

— Но, видимо, аппарат президента РТ и власти Казани на тот момент также не были против присутствия в Казгордуме ЛДПР?

— Они в тот момент не мешали, да они и сейчас не мешали. Просто партия не изменилась за эти пять лет, а общество ушло вперед. Юсупов занимался на этот раз президентскими выборами, ему это больше было надо как политику. А городскими выборами, видимо, занимался Габдрахманов, ну они и получили, чего хотели, доверив это все некомпетентным людям.

МЕНЯ БОЯЛИСЬ ПОКАЗАТЬ ЖИРИНОВСКОМУ

— В чем суть ваших претензий к координатору ЛДПР по РТ Марселю Габдрахманову?

— У меня к нему нет претензий, но он провалил выборы в Казгордуму. А это второй по значимости парламент в республике, это потеря авторитета партии. Жалко, что ЛДПР за эти пять лет так потеряла свои позиции. Меня же оттерли от партии. Я даже Жириновского ни разу не видел, меня не позвали даже не на один из партийных съездов. Видимо, боялись показать. Думали, что есть амбиции стать лидером ЛДПР в республике, хотя их не было.

Я ждал до последнего, что они меня позовут и на эти выборы своим «паровозом». Все-таки я достаточно известен в городе как адвокат, диктор матчей футбольного «Рубина», не являюсь раздражителем для властей. Я кучу народу известного перезащищал. Я имею к ЛДПР такое же отношение, как Кобзон к «Единой России». Он — пиар-личность. Я для татарстанского ЛДПР тоже. Могу не разделять все их взгляды. Хотя…спросите членов партии, знают ли они ее платформу?

Они меня не пригласили. Я заявился как самовыдвиженец.

«У меня к нему [Марселю Габдрахманову] нет претензий, но он провалил выборы в Казгордуму»
«У меня к нему [Марселю Габдрахманову] нет претензий, но он провалил выборы в Казгордуму»

— После этого у вас уже не было контактов с людьми из ЛДПР?

— У меня прекрасные человеческие отношения с Юсуповым, я ведь ему давал депутатский ценз, который был необходим, чтобы выдвинуться в президенты. Честно скажу — проголосовал за него на выборах 13 сентября. Было бы не по-мужски дать депутатский ценз Юсупову, а проголосовать за Минниханова, который более этого достоин. Так что Руслан пусть не обижается, но у него не 0,81% голосов, а 0,81% минус один голос. Мой голос. Кстати, мое мнение по результатам голосования на нынешних выборах президента РТ, — они являются достаточно объективными.

Тем временем, ЛДПР выдвинули в моем Декабристском округе своего кандидата. А я все ждал: когда же они его снимут? Юсупов меня попросил пока не выходить из партии, и я ждал, когда Габдрахманов снимет своего кандидата из округа, но он этого не сделал. Кстати, с Габдрахмановым за все это время мы не разговаривали ни разу. И, раз они заявили мне оппонента от ЛДПР, значит, мы полностью разошлись во мнениях с партией. И я пошел на выборы как самовыдвиженец.

— Может, вас не поддержали, потому что вы всерьез не считали себя членом партии? Было же много случаев, когда на региональном уровне депутаты избирались от ЛДПР, а потом из партии выходили.

— Но я же за пять лет никуда не вышел! Кстати, сам же лидер партии на «Эхо Москвы» тогда в 2010-м кричал: «У меня три депутата в Казанской городской думе! Впервые!». Так Владимир Вольфович превратил победу Юсупова в свою собственную.

— В итоге вы уверенно выиграли свои нынешние выборы как одномандатник. При этом в вашем округе серьезных конкурентов практически не было. Это плод ваших договоренностей с властями?

— У меня переговоры определенные были, и не только с властями. Может быть, у «Единой России» не нашлось харизматичного кандидата на этот, один из самых сложных в Татарстане, округ. А битву я мог устроить, я 18 лет работаю на этой территории. Мне достаточно болельщиков. «Рубин» идет в гордуму« — как вам такой лозунг. Я ведь один из старейших фанатов команды. И, если у меня когда-нибудь будет татуировка, то там будет изображена не эмблема Казгордумы, а эмблема «Рубина». Это можно вставить в интервью, я такой же красноречивый, как и Жириновский (смеется).

Я обошел весь округ ногами, провел массу встреч. Даже уговорил некоторых агитаторов «Единой России», которые ходили по домам, рекламировать меня. Или, например, начальник управляющей компании Московского района — десантник, как и мой помощник, а бывших десантников не бывает. Мелочные просьбы — срезать ветку у окна. Это политическая технология, но ее можно использовать. И это мне добавило голосов.

«ОН — КОРОЛЬ ЖИЗНИ, А ВЫ НИКТО»

— Почему же ЛДПР больше не смогла повторить казанский результат 2010 года на выборах в республике?

— А потому что Россия не может быть только для русских. Юсупов это понимает, а Габдрахманов этого не понимает. Но люди запоминают такие лозунги на десятилетия. Они что, думали, что по наследству достанутся места в Казгордуме? Повторюсь, казанские выборы в ЛДПР были отданы на откуп некомпетентным людям.

«Россия не может быть только для русских. Юсупов это понимает, а Габдрахманов этого не понимает»
«Россия не может быть только для русских. Юсупов это понимает, а Габдрахманов этого не понимает»

— Но годом ранее в Госсовет РТ по партийным спискам пройти тоже не удалось.

— У меня была возможность тогда возглавить список ЛДПР. Приезжал тогда такой депутат Госдумы Роман Худяков, ответственный на тот момент за Поволжье. Сидит в дорогом ресторане с зубочисткой во рту и говорит, что договорился с аппаратом Минниханова — у нас будет два места в Госсовете РТ по партийным спискам. А я смеюсь, как он может договориться, ничего не зная о местном менталитете. И, вообще, у нас народ решает. Навожу справки по своим каналам — все говорят, что Худяков несет ерунду, не было никаких договоренностей. А «популярность» партии в республике я видел.

Худяков — мне: я тебя поставлю первым в списке, но ты должен перечислить в бюджет партии на свою рекламную кампанию 6 млн. рублей. То есть, у них не партийная конференция решает эти вопросы, а «смотрящий» по региону. Причем эти 6 млн. я должен был не сам израсходовать, а просто внести. Я посмеялся, сказал, что подумаю. Потом через одного из своих знакомых сказал ему, что если он мне выдаст 6 млн. из партийной кассы — бюджет на выборы, тогда я на своем авторитете, возможно, смогу партию протащить в Госсовет РТ. Больше от Худякова, этого сомнительного парня из Приднестровья, вестей не было.

Меня тогда вообще поражало поведение гостей Татарстана из ЛДПР. Разговаривал с Кузнецовым, помощником Худякова. Тот был пьяный в хлам, беседовал так вальяжно и неуважительно. Они, видимо, учебу не проходят, что в каждом регионе надо по-особому разговаривать с людьми. Он — король жизни, а вы — никто. Жириновский это еще может себе позволить, а эти…

Да, в итоге Руслан Юсупов тогда прошел в парламент, когда власть отдала один округ, чтобы дать пободаться ЛДПР с КПРФ. Руслану на его выборах я оказывал моральную и консультационную поддержку.

— Вы вступите во фракцию «Единая Россия» в Казгордуме нового созыва?

— Нет, а зачем? Чтобы подчиняться партийному большинству? Я даже сейчас могу заявиться в Казгордуме как фракция ЛДПР, но я этого не сделаю, пока Жириновский не извинится перед татарским народом. Да и русским народом, живущим в Татарстане. Если Владимиру Вольфовичу это интересно. Он же умеет сначала что-то заявить, а потом красиво «съехать». Пусть извинится.

Пусть Владимир Вольфович извинит и меня, но, видимо, мой авторитет в Казани оказался выше авторитета всей его партии. Я показал, что можно избраться в Казгордуму, не имея за собой партийной поддержки и будучи самовыдвиженцем. И постараюсь в ближайшие пять лет не разочаровать своих избирателей.

 

http://www.business-gazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here