«Я понял, здесь не пахнет татарским фильмом»: как казахи поссорили Рахимбая с Айтугановой

0
44

Талантливого режиссера отодвинули от «самого важного проекта жизни» — картины по рассказу Галимджана Ибрагимова «Алмачуар»

Накануне выхода в прокат мюзикла «Әпипә» стало известно, что в следующем проекте пути его авторов — режиссера Ильшата Рахимбая и продюсера Миляушы Айтугановой — разошлись. После победы на питчинге в Казахстане директор «Татаркино» решила вести проект «Алмачуар» без автора идеи. Как узнал «БИЗНЕС Online», Рахимбай не уверен, что новый написанный казахами сценарий — самостоятельное произведение, а его коллеги думают, как получить деньги, вложенные в тизер.

Ильшат Рахимбай: «Продюсеры поставили такие условия, с которыми ни я, как режиссер, ни сценарист, ни оператор не согласились. В итоге, как оказалось, все-таки снимают фильм, но по другому сценарию»Ильшат Рахимбай: «Продюсеры поставили такие условия, с которыми ни я, как режиссер, ни сценарист, ни оператор не согласились. В итоге, как оказалось, все-таки снимают фильм, но по другому сценарию». Фото: «БИЗНЕС Online»

«НЕ МОГУ С УВЕРЕННОСТЬЮ УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО У НАС НЕ УКРАЛИ ПРОЕКТ»

Сегодня в Казани на пресс-конференции авторы представят первый татарский мюзикл «Әпипә» — фильм, который со следующей недели окажется в репертуаре республиканских кинотеатров, а также еще в нескольких регионах страны. Презентуют картину режиссер Ильшат Рахимбай и продюсер, директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова. Однако ситуация вокруг другого проекта, возможно, ставит крест на дальнейших перспективах этого творческого тандема. Речь о фильме по рассказу «Алмачуар» татарского классика Галимджана Ибрагимова.

Еще пару лет назад Рахимбай рассказывал в интервью «БИЗНЕС Online» об «Алмачуар» как проекте своей жизни: «Самый важный проект — фильм „Алмачуар“. Это то, чем я живу последние года два, то, что мы недавно презентовали в „Артхабе“ для Константина Хабенского. Он заинтересовался, посмотрим, во что выльется… Когда я был в Лейпциге, в Германии, меня „проперло“ около могилы Баха. Что-то такое случилось. На самом деле идея была уже давно, я просто дошел до того, в какой форме и как должен выглядеть этот фильм. Картина „Алмачуар“ по одноименному рассказу татарского писателя Галимджана Ибрагимова — произведение из школьной программы, история про мальчика и коня, которая происходит в деревне. У Ибрагимова все просто: мальчик, скачки и смерть коня». Тогда же режиссер сказал, что вместе с Айтугановой обсуждает вопрос о том, чтобы у фильма были татарстанские деньги.

В итоге финансовая поддержка пришла из соседнего дружественного государства. «Мы выиграли грант в размере 20 миллионов рублей в Казахстане на съемки фильма „Алмачуар“, — рассказывает сегодня Рахимбай. — Сначала продюсер из Казахстана Алмагуль приезжала в Казань, ей понравился этот проект. Потом мы с Миляушой Айтугановой ездили в Казахстан, питчинговались, им тоже понравился проект, и мы выиграли грант. Начали готовиться и через две недели должны были вылетать в Казахстан для подготовки съемок. Но продюсеры поставили такие условия, с которыми ни я, как режиссер, ни сценарист, ни оператор не согласились. В итоге, как оказалось, все-таки снимают фильм, но по другому сценарию — казахов. А Айтуганова осталась в проекте, и фильм идет как копродукция». Режиссером выступила начинавшая в театре, а теперь довольно много работающая с «Татаркино» Юлия Захарова.

«До этого мы жили в полной уверенности, что проект „Алмачуар“ полностью закрыт, но через два месяца я внезапно узнал, что татарстанский проект „Алмачуар“ продолжает жить в Казахстане, но мне об этом никто не посчитал нужным сообщить. Узнал я обо всем из уст актрисы, которая сказала мне, что едет в Казахстан на съемки фильма», — говорит наш собеседник. Что касается неприемлемых условий, выставленных казахстанской стороной, то, по словам Рахимбая, во-первых, они не разрешили брать в качестве оператора Айдара Шарипова (нашего земляка, но уже с серьезным послужным списком). А во-вторых, предложили режиссеру гонорар в миллион тенге (меньше 200 тыс. рублей) «за фильм, к которому я готовился три года и еще год планировал над ним работать».

Режиссером выступила начинавшая в театре, а теперь довольно много работающая с «Татаркино» Юлия ЗахароваРежиссером выступила начинавшая в театре, а теперь довольно много работающая с «Татаркино» Юлия Захарова

«Я понял, что здесь не пахнет татарским фильмом, моим фильмом и вообще фильмом — здесь уже началась простая продюсерская история, где режиссером может быть Ильшат или не Ильшат, просто есть деньги, которые нужно освоить, — говорит Рахимбай. — И они сказали: если ты не согласен с нашими условиями, то мы будем снимать другой проект. Я ответил: хорошо, и мы подписали договор о расторжении сотрудничества».

Но есть и еще одна пикантная деталь. Казахи и Айтуганова, отказавшись от услуг автора идеи «Алмачуар», были вынуждены заказывать новый сценарий для картины, автором которого выступил главный редактор «Казахфильма» Бекболат Шекеров. Но тот же Рахимбай его не видел: «Казахстанская сторона сказала мне, что они снимают фильм по первоисточнику и новому сценарию. Однако, несмотря на мои многочисленные запросы, новый сценарий мне никто посмотреть не дал. И я до сих пор не уверен, что фильм не снимается по нашему сценарию. Казахская сторона говорит про экспертную комиссию, которая сделает вывод, на сколько процентов их сценарий отличается от нашего, но мы этого заключения так и не дождались. И пока я не могу с уверенностью утверждать, что фильм снят не по нашему сценарию, что у нас не украли проект. Мне никто не доказал обратного».

По его словам, он объяснил ситуацию министру культуры РТ Ираде Аюповой, поскольку, если речь идет о копродукции, то, «возможно, при съемках фильма использовались также и татарстанские деньги, а в эту программу мы входили еще год назад, когда я был режиссером проекта». «Я, наверное, должен снять с себя ответственность перед теми людьми, которые выделяли средства на этот фильм со стороны Татарстана. Поскольку я оказался непричастен к проекту, то не могу отвечать за качество фильма и за деньги, которые были потрачены с использованием моего имени», — резюмирует режиссер.

Миляуша Айтуганова: «Съемочную группу нанимала казахская сторона проекта. Договор был заключен между «Татаркино» и AlmapicturesМиляуша Айтуганова: «Съемочную группу нанимала казахская сторона проекта. Договор был заключен между «Татаркино» и Almapictures

ВЕРНУТ ЛИ ДЕНЬГИ?

Реализация проекта оказалась возможна после того, как экранизация рассказа «Алмачуар» стала одним из победителей питчинга, который в марте 2020 года проводился государственным центром поддержки национального кино Казахстана. Казахско-татарстанский проект получил финансирование министерства культуры этой страны в категории «Международная копродукция». Фильм — совместное производство CEO Almapictures (Казахстан) и ГБУК РТ «Татаркино».

Айтуганова комментирует ситуацию так: «Съемочную группу нанимала казахская сторона проекта. Договор был заключен между „Татаркино“ и Almapictures, так что речь шла о двух субъектах, которые заключили между собой соглашение после победы на питчинге. Выбирать команду — право руководителей, получивших субсидию из центра поддержки нацкино Казахстана. Ильшата Рахимбая не устроила стоимость, которую предложил Казахстан. После переговоров он сказал: „Нет, я за такие деньги работать не буду“. С Юлией Захаровой они прекрасно отработали весь съемочный период».

По словам директора «Татаркино», на данный момент прошел съемочный период в Казахстане, в конце мая – начале июня состоятся съемки в Татарстане. «На съемках в Казахстане была замечательная команда — очень сильная операторская группа, хорошее техническое обеспечение, камера, замечательные казахские актеры», — рассказала Айтуганова «БИЗНЕС Online». Она говорит, что рассчитывает на показ фильма по всему «тюркскому миру». «Конь — символ тюркского мира, культуры, — напоминает руководитель „Татаркино“. — Есть предложения показать фильм в Узбекистане, Турции, Азербайджане — это уже следующий этап. По разрешительным документам в Казахстане работает казахский продюсер, а мы, когда будет готова полная версия, будем заниматься российским прокатом — получением прокатного удостоверения в России».

При этом еще до начала основных съемок Рахимбай и привлеченные им специалисты уже вложили в проект некоторые средства. Например, по словам режиссера, на роль исполнителя главного героя уже был выбран актер. Это 14-летний Даниль Зинатуллин, уже успевший сняться в таких картинах, как «Яна+Янко» с Олесей Судзиловской в главной роли и сериале «Девушка средних лет». Более того, летом этого года он начал брать частные уроки по конному спорту. «Мы оплатили обучение верховой езде. В Казань приезжала очень крутой специалист, цирковая наездница из Крыма. Она давала ему частные уроки», — рассказал Рахимбай. На обучение было потрачено 1,5 месяца и 50 тыс. рублей частных средств. Кроме того, еще два года назад были вложены средства в тизер картины, который как раз и показывали на разнообразных питчингах и презентациях. «Меня беспокоит, что у нас уже вложены средства в тизер, и это были такие джентльменские договоренности с Ильшатом, что мы станем участвовать в продакшене этой картины, — сообщил „БИЗНЕС Online“ гендиректор „Сноу Продакшн“ Искандер Ганеев. — На этих условиях наша компания решила вложиться в проект. Хотелось бы ясности, но пока у меня есть предположение, что Айтуганова не знала о наших с Ильшатом договоренностях и о том, что нами были вложены частные средства, возможно, это не проговоривалось».

Ганеев указывает, что фактически в этой ситуации он юридически должен требовать деньги с Рахимбая: «Подробно изучил все, я понимаю, в какой ситуации оказался Ильшат, и мне в принципе хотелось бы получить ответ на свой вопрос от производителей фильма — возможно ли нам компенсировать эти затраты? А если нет, то каким образом мы можем поступить? Прекрасно понимаю, что этим самым тизером, в который мы вложили свои собственные средства, скорее всего, и была одержана победа в питчинге. То есть наш тизер — один из факторов, который помог получить данный грант. Деньги были вложены года два назад, это небольшая сумма, но тут дело не в средствах. Суть в самой ситуации. Для меня и Миляуша Лябибовна, и Ильшат — это люди, с которыми я работаю давно, ни к одному из них у меня нет претензий, я не хочу становиться зерном конфликта в подобной ситуации. Просто мне нужна ясность, что будет дальше. Но с такой ситуацией в нашей отрасли я встречаюсь в первый раз». По нашим данным, в создание тизера было вложено около 100 тыс. рублей.

«По разрешительным документам в Казахстане работает казахский продюсер, а мы, когда будет готова полная версия, будем заниматься российским прокатом — получением прокатного удостоверения в России»«По разрешительным документам в Казахстане работает казахский продюсер, а мы, когда будет готова полная версия, станем заниматься российским прокатом — получением прокатного удостоверения в России»

«ДАЖЕ ЕСЛИ СЦЕНАРИЙ ПЕРЕПИСАН, ОН АВТОР ИДЕИ»

Эксперты «БИЗНЕС Onlie» комментируют ситуацию.

Альбина Нафигова — руководитель дирекции по поддержке кинопроектов и организации киномероприятий «Время кино»:

— Это неэтичная, но типичная история для кино в общем-то. Надо быть финансово и юридически грамотным, входя в индустрию. И то, что такое случилось, говорит не только о качестве личностей, вовлеченных в конфликт, но и о существовании предмета спора. Интеллектуальную собственность надо уметь отстаивать. Ильшату сочувствую, даже если там и переписан сценарий, он автор идеи, которую питчинговал и у нас, и в «АртХабе». Это его проект, все знают.

Особенно осторожно следовало быть в тандеме с продюсером проекта — это ее излюбленная тактика. И подобное тоже все знают. Чего уж скрывать: и взрослые сопродюсеры консультировались, как защитить авторство и права, и молодежь откровенно жаловалась на вторжения в замысел. У нас тоже есть похожая история. Задолго до прихода Айтугановой в кинематограф мы придумали форум «Время кино». Потом внедрили туда питчинг, увеличили количество сессий. Каково же было наше удивление, когда мы столкнулись с попыткой присвоить наши наработки и саму идею. Мы хоть и моложе структурно, но опыта в кино у нашей команды оказалось достаточно, чтобы отстоять свой проект.


Дан Дамаскин — сценарист:

— Эту ситуацию хочется прокомментировать фразой «нужно было читать мануал». Возможно, в изначальных договоренностях что-то было мелким шрифтом. У каждого гранта есть ограничения. Даже на банальных питчингах, которые люди выигрывают, довольно много различных ограничений. Когда мы выигрываем питчинг дебютантов, кажется, что выигрыш можно потратить на то, чтобы отпраздновать победу, хотя он тратится только на производство. Думаю, были какие-то подводные камни — в этой ситуации надо разбираться с самого начала. Наверное, в данном сложном положении оказались все — как Ильшат, который мне глубоко импонирует как кинематографист со своими безумными и безудержными идеями, которые у него фонтанируют, так и Миляуша Лябибовна. Она официальное лицо, и возможно, в силу того, что отступные при подписании договоренностей в случае несогласия творческой команды довольно сильно бьют и по бюджету, и по договоренностям двух сторон, это и вынудило поменять коней на переправе. Я высказываю свои предположения, потому что в кино всякое бывает. Я знаю, что Ильшат очень сильно болел этим проектом, даже появились шутки, что нужно было снять мюзикл, чтобы заработать право снимать данную экранизацию. Действительно, это большой труд — написать сценарий.

У меня с Миляушой Айтугановой сложилось сотрудничество исключительно делового характера. У нас были рабочие моменты, как это случается в любой киношной среде — мы жарко обсуждали сцены, снимая «Неотосланные письма», могли спорить по поводу музыки и так далее. Но в споре рождается истина, и поэтому я рабочие моменты никогда не переношу на личные связи с человеком. Она нам действительно очень помогла, когда мы снимали наш первый полный метр, ее помощь была очень весомой.

Гульназ БадретдинВалерия Завьялова


Фото: «БИЗНЕС Online»


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here