«Я поняла, что очень торопилась жить»: первое интервью вдовы Рената Ибрагимова

0
409
Фото:© Anatoly Lomokhov / Global Look Press / www.globallookpress.com

О 40-летней разнице в возрасте, роли Равиля Гайнутдина, причине смерти мужа и будущем своей семьи

«Аллах меня не оставит, верю, что мы с матурым обязательно встретимся», — говорит Светлана Ибрагимова, которая неделю назад потеряла любимого мужа. Сейчас, по ее словам, главная задача — поставить на ноги своих четверых родившихся в браке со знаменитым певцом несовершеннолетних детей. Также вдова артиста рассказала в интервью «БИЗНЕС Online», как она познакомилась с будущим мужем, кто привел Рената Ибрагимова в ислам и чем народный артист РФ и РТ занимался до последнего дня.

Светлана Ибрагимова: «Он рассказывал, что  понял, как в мультфильме, «такая корова нужна самому». Таким образом мы прочитали никах»Светлана Ибрагимова: «Он рассказывал, что понял, как в мультфильме, «такая корова нужна самому». Таким образом, мы прочитали никах»
Фото:© Anatoly Lomokhov / Global Look Press / www.globallookpress.com

«Ренат решил представиться: «Я Ренат Ибрагимов». А я ответила: «Я Светлана Миннеханова»

— Светлана, в день выхода нашего интервью исполнится 7 дней со дня похорон вашего супруга. Понимаем, как вам непросто сегодня, спасибо, что согласились на этот разговор. Это еще и повод, чтобы вспомнить радостные моменты вашей жизни вместе с выдающимся артистом. Расскажите, как вы познакомились с Ренатом Ибрагимовым? Когда поняли, что он и есть ваша «вторая половинка»?

— У меня сразу же это произошло, да и у Рената, видимо, были аналогичные чувства. Нас познакомил его друг, они пришли в ресторан, где я работала. Потом Ренат говорил, что я произвела на него впечатление, улыбалась, была такой солнечной, так что он сразу приметил меня. Они приходили после бани попить черный чай с молоком…

Потом я пошла учиться — поступила в Государственный университет управления. Из-за учебы не могла работать в ресторане, и Ренат пригласил меня к себе на работу. Он знакомил меня с молодыми людьми, вспоминаю это сейчас с улыбкой, взял надо мной шефство. Хотя потом муж говорил, что у него были ко мне чувства, но понимал, что большая разница в возрасте и так далее. Сам любил, но знакомил с другими мужчинами, чтобы потом перед Аллахом не было у него долга. А затем, как рассказывал Ренат, он понял, как в мультфильме: «Такая корова нужна самому». После этого мы прочитали никах.

— А вас саму не пугала разница в возрасте — 39 лет и 9 месяцев?

— Вы знаете, во-первых, Ренат никогда не выглядел на свой возраст. А во-вторых, это была большая любовь. Я об этом вообще не задумывалась, были сильные чувства и все прочее. У нас такая жизнь была яркая, насыщенная… (Плачет.) Я поняла, что очень торопилась жить, мы очень быстро жили.

— Кстати, а до знакомства с Ренатом Исламовичем вы интересовались его музыкальным творчеством?

— Я помнила, что вроде в детстве видела какие-то выступления, но родители знали о нем гораздо больше. Друг моего мужа вспоминает, что, когда мы знакомились, Ренат решил представиться: «Я Ренат Ибрагимов». А я ответила: «Я Светлана Миннеханова». (Смеется.) У нас Ренатом настолько много было общего. Все, о чем я ему рассказывала, он знал об этом, читал, интересовался. Потом еще выяснилось, что он является моим родственником со стороны мамы. Мы четвероюродные брат и сестра.

«Равиль Гайнутдин на какой-то встрече разговорился с Ренатом. Тогда Ренат интересовался бахаизмом, Раиль абый спросил у него, а ты изучал ислам, Ренат ответил нет»«Равиль Гайнутдин на какой-то встрече разговорился с Ренатом. Тогда Ренат интересовался бахаизмом, Раиль-абый спросил у него: «А ты изучал ислам?» Ренат ответил: «Нет»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«Он уже тогда был к исламу близок, его привел сюда Равиль Гайнутдин»

— Вы уже тогда были практикующей мусульманкой? Или пришли в ислам под влиянием Ибрагимова?

— Нет, каждый сам по себе пришел к исламу. Моя мама верующая, с детства так воспитала, но тогда мы не были соблюдающими мусульманами. А когда стала жить с Ренатом, то первой выучила первую суру Корана «Аль-Фатиха». Я ему читала, он тоже выучил. Мы вместе узнавали, как совершать намаз, помню, выписывали все, вместе читали. Потом поехали в умру, это было еще до первого нашего ребенка. Затем я забеременела, родила, Ренат один поехал в хадж, потом второй ребенок, третий, четвертый. У меня не было возможности отправиться с ним, хотя мы мечтали всей семьей поехать в Святые места, хотя бы для начала в умру…

— Значит, такого не было, чтобы супруг вас приобщил к исламу, не было?

— Нет, мы вместе шли. Он уже тогда был к исламу близок, его привел сюда Равиль Гайнутдин.

— Как это происходило?

— Равиль Гайнутдин на какой-то встрече разговорился с Ренатом. Тогда Ибрагимов интересовался бахаизмом (монотеистическая религия, возникшая в Иране в XIX веке. Ее основатель Бахаулла (1817–1892) почитается как последний в ряду «явлений Бога», который помимо Бахауллы включает Будду, Заратустру, Кришну, Баба. Всемирный центр находится в Хайфе — прим. ред.). Равиль-абый спросил у него: «А ты изучал ислам?» Ренат ответил, что нет. Тогда Гайнутдин ему сказал, чтобы тот прочитал одну книгу.

— Сам шейх Гайнутдин об этом помнит?

— Да, я уже потом у него спрашивала: «Равиль хазрат, помните ли, как приобщили Рената к религии?» Он ответил: «Я хорошо помню, как рекомендовал Ренату прочитать книгу о пророках, которую написала моя дочь (Аделя Гайнутдинова — доцент кафедры арабской филологии в Институте стран Азии и Африки МГУ им. Ломоносова, кандидат филологических наук, автор книги „Образы пророков в Коране“ (2002) — прим. ред.)». Ренат ему сказал, что завтра же пойдет в книжный магазин и купит данный труд.

Мой муж всегда очень тепло относился к Равилю Гайнутдину, очень его любил. Ренат уже тогда шел к исламу, да и я тоже, а когда мы вместе соединились, то вместе начали намаз читать, в умру поехали… 

— Когда в 2016 году мы брали у него интервью, то Ибрагимов рассказывал о своем отношении к религии, что даже во время концертов находит возможность, чтобы не пропустить намаз…

—АльхамдулиЛлях (хвала Аллаху), он перед смертью (не смертью, а перед тем, как уйти к Всевышнему), ему ночью было нехорошо, мне говорил, что так переживает, что намаз пропустил. Поэтому, как станет лучше, встанет, так и прочитает. Мы с ним вместе держали посты, когда я была беременной и родила, мне нельзя было держать, но я его всячески поддерживала, вставала на сухур, готовила еду на ифтар, вот так мы жили очень красиво.

«Он сам, наверное, больше говорил на татарском, чем я, даже, если ломал язык, все равно разговаривал»«Он сам, наверное, больше говорил на татарском, чем я, даже если ломал язык, все равно разговаривал»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«У Рената всего 8 детей, остальное журналисты привирают»

— Как-то интересовался у одного из татарских продюсеров, почему многие певцы, обладающие хорошим голосом и яркой внешностью, не такие популярные, на что импресарио ответил, что у артиста должны быть еще и мозги. Ренат Ибрагимов был как раз такой фигурой.

— Он был интеллектуалом, настолько с ним было интересно. Я всегда его с открытым ртом слушала, когда он мне рассказывал о прочитанном или о чем-то, что знал до этого. Ренат очень хорошо знал историю, именно благодаря мужу полюбила историю как науку. До этого даже запоминать не получалось какие-то факты, но Ренат мне все объяснил, по полочкам разложил, кто мы, что мы…

— Он сильно тянулся к своим корням, особенно в последнее время рассказывал, что хочет воспитать своих детей истинными татарами.

— Ренат сам, наверное, больше меня говорил на татарском, даже если ломал язык, все равно говорил на родном. Он вообще очень хорошо его подтянул, когда со мной начал жить. У меня ведь родители из деревни, с ними он только по-татарски разговаривал. Ему очень нравилось.

— Задним числом все мы любим вспоминать какие-то сигналы свыше. Перед уходом к Всевышнему вашего супруга вспоминаете ли вы таковые?

— Вы знаете, столько на самом деле знаков было. Я только потом поняла, к чему это. В последние дни у меня не было сил, желания, хотя я всегда с удовольствием готовила, сыры я для него делала, йогурты… Мы специально даже коз завели, чтобы он был здоровым, потому что очень любил молочные продукты, а потом выяснилось, что у Рената на коровье молоко аллергия. Он подкашливал от этого, оказывается. Муж ни разу не садился за стол без моего сыра, как только заканчивался йогурт, говорил: «Давай, поставь сегодня».

Мои родители всячески старались для него, сажали огород, в этом году столько помидоров посадили, он любил ходить, срывать это, приносить, чтобы есть. А тут было не до этого, сначала у одной дочки мизинец сломался, у второй мизинец на ноге сломался. Выяснилось за пять дней до его ухода, что у его сына сломался мизинец на ноге. Какие-то такие знаки были.

— Надо же, сразу у троих детей.

— Да, и у наших общих, и у детей от предыдущего брака Рената. Потом дети как-то по-другому себя начали вести. А еще у мужа песни другими стали, репертуар поменялся, я это чувствовала. Говорю: «Ренат, у тебя такой репертуар, песни хорошие», но никак не понимала, что это реквием… Он там записал, например, на музыку Баха в современной обработке и стихи поэта, с которым в последнее время работал, песню о Боге. О том, что Бог все простит, если ты раскаялся. Это же реквием, я так считаю. Но тогда я этого не понимала, и он этого не понимал.

У Арно Бабаджаняна есть песня «Ноктюрн», Ренат не хотел ее исполнять, но перед смертью стал на мероприятиях это делать, хотя эта песня ему не подходила. Но Ренату вдруг хотелось. Он все время людей спрашивал: «Почему они не на намазе?» То есть успевал и призывать встать на верный путь. Он был, альхамдулиЛля, очень искренен. Искренне верил, говорил, что мы будем вместе молодыми, одного возраста в раю, иншалла.

Но сам был каким-то грустным, мы, например, перед смертью успели собаку купить, и он примерно за три дня до ухода, помню, смотрел ей в глаза. И у Рената были такие грустные глаза. Я ему сказала: «Она так на тебя похожа, матурым». Она не лает, такая спокойная, алабай-девочка, сейчас нужно ее куда-то пристроить, ведь тяжело воспитывать собаку, необходима мужская рука… Они садились и смотрели друг на друга, он сам говорил: «Вот этот четырехмесячный щенок такой умный». Когда Ренат ушел, она так скулила сильно весь день.

А еще я видела сон, как сын мне улыбается, у него зуба нет, а там кровь у десны…

— Кстати, сколько все же у Рената Ибрагимова было детей от разных браков и сколько у вас совместных детей? В прессе можно на этот счет встретить разночтения.

— У Рената всего 8 детей, остальное журналисты привирают. Две дочери от первого брака, дочка и сын от второго брака, и у нас четверо. Один сын — Атилла. Его так Ренат назвал в честь великого воина, полководца, первого царя Великой Булгарии (Атилла — правитель гуннов в 434–453 годах, объединивший под своей властью тюркские, германские и другие племена, создавший державу, простиравшуюся от Рейна до Волги, — прим. ред.).

«Одно время я ему говорила, матурым, ты должен свою школу передать ученикам, а он отвечал: «Ты знаешь, я не преподаватель»«Одно время я ему говорила: «Матурым, ты должен свою школу передать ученикам», а он отвечал: «Ты знаешь, я не преподаватель»
Фото:© Anatoly Lomokhov / Global Look Press / www.globallookpress.com

 «Мы в декабре 2020 года все переболели ковидом»

— А музыкальным премудростям он вас не обучал?

— Вы знаете, так интересно, одно время я ему говорила: «Матурым, ты должен свою школу передать ученикам». А он отвечал: «Ты знаешь, я не преподаватель». Он очень хотел свою школу иметь, очень хотел, и всяческие попытки делал, и буквально перед уходом занимался созданием школы Рената Ибрагимова для детей. Но сам преподавать не хотел. У нас одна дочь очень красиво поет, я просила: «Ну пожалуйста, позанимайся с ней, передай свои знания». А муж отвечал, что этим должны профессионалы заниматься.

— То есть у него не было своих учеников?

— Нет, вообще не было. Когда о нем фильм снимали в Казани, он поехал к Зиле Сунгатуллиной в консерваторию и попал к ней на урок. Там он какому-то студенту устроил мастер-класс. И когда артисты спрашивали у него советы, он никому не отказывал. Во время пандемии, когда было сложно с деньгами, концерты не проводили, ему предлагали преподавать. Муж отказывался. Ему предлагали и вернуться, чтобы преподавать, в Казанскую консерваторию. Он не хотел.

— Ходят разговоры, что в последние годы Ренат-абый испытывал финансовые трудности.

— Да, это было. Его друзья, например, Шамиль-абый Агеев (глава ТПП РТ — прим. ред.) помогал, какие-то концерты организовывал. Да, было очень трудно финансово, не устраивалось концертов, мы жили на пенсию мамы, папы и его. Даже перед самым уходом я сказала ему: «Матурым, наверное, мне надо выйти на работу, чтобы ты мог спокойно восстанавливаться». Он говорил, что нет, не нужно, он занимается проектами, и все равно что-то должно выстрелить.

— Значит, он считал, что жена должна сидеть дома и не работать?

— Да, но что значит «не работать»? Я по дому все делала, у нас не было помощников, только я, папа и мама. Так как дом достаточно большой, очень трудно было.

— Все-таки какова причина смерти Ибрагимова? Пишут, что это инфаркт или другие проблемы с сердцем…

— Вы знаете, друг мужа сказал, что это оторвался тромб. Возможно, это последствия коронавируса, мы в декабре 2020 года все переболели ковидом. Моя мама в больнице лежала, и Ренат в больнице лежал, потом у него ишемический приступ был. После этого ему все время спать хотелось, но мы лечились, просто так не сидели, всем этим занимались, но, видимо, время пришло… Мы даже знали, что у него тромбы есть, как раз это было в месяц Рамазан, на левой и правой ноге. Нам прописали таблетки, мы считали, что все рассосется, были в этом уверены. Сейчас я думаю: «А почему не поставили ловушку, почему врачи не предложили?» Но мы же в этом не разбираемся. Его лучший друг — профессор Дмитрий Красильников, известный казанский хирург, они дружили с детского сада, вместе выросли. Ренат с ним всегда советовался. Вот и после смерти Красильников сказал мне: «Посмотри, пожалуйста, результаты вскрытия». Его же вскрывали, хотя мы были категорически против, всё о здоровье Рената знали, его же как раз во время месяца Рамазан от и до проверили.

«Надеюсь, Аллах меня не оставит, верю, что мы с матурым обязательно встретимся, Аллах ведь обещал, что мы будем в раю вместе с теми, кого мы любили»«Надеюсь, Аллах меня не оставит, верю, что мы с матурым обязательно встретимся, Аллах ведь обещал, что мы будем в раю вместе с теми, кого мы любили»
Фото:© Anatoly Lomokhov / Global Look Press / www.globallookpress.com

«Направление муж мне дал, чего бы он хотел, я знаю»

— Последнюю уразу в этом году он успел соблюсти?

— Да, знаете, с какой жадностью он ее держал? Когда в больнице лежал на обследовании, ему надо было пить воду, он отказывался. Когда я спрашивала, ест ли он, Ренат отвечал, что держит пост. Правда, последние пять дней он не додержал, ему лекарство приходилось пить. Он в прошлые годы уразу всегда держал, даже когда летал на гастроли, не пропускал. Обязательно он держал и добровольную уразу каждый понедельник и четверг.

— Что думаете делать дальше? Все-таки четверо детей на руках.

— Надеюсь, Аллах меня не оставит, верю, что мы с матурым обязательно встретимся. Аллах ведь обещал, что мы будем в раю вместе с теми, кого любили. У меня сейчас много задач, самая главная — детей на ноги поставить, дать им образование. Ренат хотел, чтобы они всему обучались, чтобы все получили музыкальное образование, наша старшая дочь уже оканчивает музыкальную школу, а вторая дочка — через два года. Сын учится игре на баяне, муж очень хотел, чтобы он стал баянистом. Младшая дочь тоже, иншалла, пойдет в музыкальную школу, она уже ходила на подготовительные курсы. Дать им образование, выдать замуж за верующих мужей, женить на верующей девушке… Направление муж мне дал, чего бы он хотел, я знаю.

Знаете, что он мне в последнее время говорил? Постоянно на протяжении, наверное, двух-трех лет: «Знаешь ли ты, матурым, что у пророка Идриса на кольце было написано: „Терпение и вера во Всевышнего ведут к успеху“». То есть даже здесь он мне задал направление, оставил наставление — терпеть и верить во Всевышнего.

— А со старшими детьми Рената Исламовича как складываются ваши отношения?

— Да, они к нам в гости приходили, у нас все отлично, они и сейчас меня очень поддерживают, звонят каждый день, пишут мне в течение дня: «Как ты, как ты?» Сейчас очень тяжело из этого состояния выходить, конечно, в доме все о муже напоминает. Потому что все это были его идеи, мы просто помогали ему их воплотить, как ему хотелось. Он в этом году, знаете, всю зиму кормил птиц. Обычно это делали мой папа или я, а тут Ренат занялся. Каждый день, не пропускал. Выходил и клал птицам семечки, даже этим собирал саваб (вознаграждение от Всевышнего, то, что приписывается верующим при совершении благодеяний, — прим. ред.) себе.



Альфред Мухаметрахимов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here