Янки и комми — братья на миг

0
142

75 лет назад состоялась встреча советских и американских войск на Эльбе

В истории отношений нашей страны с США 25 апреля 1945 года — один из лучших дней. День встречи бойцов двух союзных армий в районе города Торгау на реке Эльба. День, когда остатки вооруженных сил гитлеровского рейха были разрезаны пополам, и до конца войны оставалось совсем чуть-чуть. День, когда и в СССР, и в США вряд ли кто-то мог подумать, что на протяжении последующих 75 лет отношения двух стран чаще всего будут не самыми лучшими.

Место встречи Запада с Востоком изменить нельзя

Согласно договоренности, достигнутой верховным главнокомандующим cоюзными силами генералом Дуйатом Эйзенхауэром и начальником Генштаба генералом армии Алексеем Антоновым, рубеж встречи союзных армий проходил для Красной армии по реке Эльба, а для американских войск — по реке Мульде, протекающей немного западнее.

23 апреля 1945 года моторизованный батальон автоматчиков 12-й бригады 4-го гвардейского Кантемировского танкового корпуса под командованием майора Григория Добрунова достиг правого берега Эльбы в районе города Торгау. На рассвете 25 апреля майор Добрунов предложил командиру танко-десантной роты старшему лейтенанту Январю Еремееву сплавать на другой берег реки, что тот и сделал. Январь Еремеев был первым советским солдатом, который пересек Эльбу, но официальная советская пропаганда в дальнейшем его не замечала.

Майор Григорий Добрунов командовал батальоном, который первым достиг линии разграничения, проходившей по реке Эльба. В отставку Добрунов вышел в 1962 году в звании полковника
Майор Григорий Добрунов командовал батальоном, который первым достиг линии разграничения, проходившей по реке Эльба. В отставку Добрунов вышел в 1962 году в звании полковника

Первые, не ставшие первыми

Хотя в истории укоренился термин «встреча на Эльбе» в единственном числе, в исторический день 25 апреля 1945 года в разных местах и в разное время три патруля 273-го полка 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии встретились с частями 58-й гвардейской стрелковой дивизии 34-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева.По приказу высшего командования американским патрулям не разрешалось отдаляться от линии разграничения на реке Мульде далее, чем на 5 миль (8 км). Все три патруля этот приказ нарушили.

Первым патрулем командовал первый лейтенант Альберт «Бак» Котцебу. Американец немецкого происхождения, судьбы предков которого были связаны с Российской Империей.

Вот как Котцебу вспоминал утро 25 апреля 1945 года: «Когда холодным апрельским утром я покидал Кюрен, у меня не было приказа ехать дальше на восток. Поэтому я и истолковал первоначальную инструкцию “установить контакт с русскими” несколько расширительно. Так как в районе между Мульде и Эльбой немцы не оказывали никакого сопротивления, я посчитал, что мы можем спокойно двигаться дальше».

На пяти джипах группа Бака Котцебу въехала в деревушку Леквиц (примерно в 3 км от города Торгау). Там и произошел первый контакт двух союзных армий. Котцебу заметил всадника в необычной форме. Через технического специалиста пятого класса Стивена Ковальски, знавшего русский язык, он задал кавалеристу вопрос: где находятся его командиры.

«Бак Л. Котцебу происходит из города Юстен штата Техас. Перед мобилизацией он учился в университете. В действующей армии лейтенант Котцебу с 12 февраля 1945 года. Он прошел весь путь весеннего наступления. Вчера на машинах «Виллис» он во главе разведки вышел на западный берег Эльбы и узнал, что противоположный берег на широком фронте уже очищен от противника русскими. – Олл райт! - восклицает лейтенант». 
(С. Крушинский, «Встреча у Торгау», «Известия», 28 апреля 1945 года)
«Бак Л. Котцебу происходит из города Юстен штата Техас. Перед мобилизацией он учился в университете. В действующей армии лейтенант Котцебу с 12 февраля 1945 года. Он прошел весь путь весеннего наступления. Вчера на машинах «Виллис» он во главе разведки вышел на западный берег Эльбы и узнал, что противоположный берег на широком фронте уже очищен от противника русскими. – Олл райт! – восклицает лейтенант».  (С. Крушинский, «Встреча у Торгау», «Известия», 28 апреля 1945 года)

Из воспоминаний Котцебу: «Солдат вел себя спокойно и сдержанно, не высказывая особого энтузиазма… он махнул рукой на восток и сказал, что его КП находится дальше, на юго-востоке. Солдат посоветовал нам взять в проводники бывшего при нем освобожденного польского пленного».

Этим кавалеристом был рядовой Айткали Алибеков, казах по национальности. Встреча с Алибековым произошла в 11:30. В 12:05 патруль Котцебу подъехал к Эльбе.

Между союзными армиями существовала договоренность: во избежание вооруженного столкновения при встрече американцы должны обозначать себя зелеными ракетами, а советские войска — красными.

Американцы запустили зеленые ракеты. Ответного запуска красных ракет не последовало (так утверждали американцы, по данным советской стороны — ответный запуск ракет был). Из воспоминаний Котцебу: «Поляк закричал во все горло: “Американцы!”. Русские в ответ прокричали, чтобы мы перебирались через реку… понтонный мост был взорван… переправиться можно было только на лодке. Неподалеку к берегу были привязаны цепью две баржи и две парусные лодки. Отвязать их не удалось». Цепь взорвали гранатой, после чего прыгнули в одну из лодок и переплыли реку. Это были: Котцебу, Стивен Ковальски, рядовые Джон Уилер, Эдвард Рафф, Ларри Хамлин и Джозеф Половски.

Из воспоминаний Котцебу: «На… восточном берегу показались трое русских. Это были старший лейтенант Григорий Голобородько, сержант Александр Ольшанский и фотокорресподент в чине капитана.

Чтобы подойти друг к другу, нам пришлось пробраться буквально через завалы из трупов немецких беженцев, убитых, по-видимому, при взрыве моста или бомбардировке транспортных средств, или же неправильно скоординированным артиллерийским огнем, обрушившимся на берег».

Фотокорреспондент в чине капитана — Григорий Маркович Хомутов, фотокор «Красной звезды», известный под псевдонимом Хомзор (работая до войны ретушером, он подписывал обработанные фотографии — «Хом.30.р.», то есть Хомутов, 30 рублей за фото). Как гласит приказ о награждении капитана Хомутова орденом Красного Знамени: «На реке Эльба фотографировал историческую встречу 1-го Украинского фронта с американской армией».

«Мы разыскали старшего лейтенанта Голобородько. Его зовут Григорий Степанович, родом он из Кременчугского района Полтавской области. По профессии слесарь и механик. Пошел на войну еще в 1941 году. Много испытал он с тех пор. А начинал с форсирования Нейсе и до последнего дня он участвовал в боях, не зная ни минуты отдыха» (С. Крушинский, «Встреча у Торгау», «Известия», 28 апреля 1945 года)
«Мы разыскали старшего лейтенанта Голобородько. Его зовут Григорий Степанович, родом он из Кременчугского района Полтавской области. По профессии слесарь и механик. Пошел на войну еще в 1941 году. Много испытал он с тех пор. А начинал с форсирования Нейсе и до последнего дня он участвовал в боях, не зная ни минуты отдыха» (С. Крушинский, «Встреча у Торгау», «Известия», 28 апреля 1945 года) Фото: РИА Новости

Старший лейтенант Голобородько сообщил американцам, что об их прибытии уже уведомлен подполковник Александр Гордеев (командир 175-го гвардейского стрелкового полка 58-й гвардейской стрелковой дивизии), и он скоро подъедет.

В 13:30 лейтенант Котцебу отправил радиосообщение «Задание выполнено. Договариваемся о встрече между командующими. Потерь нет», но дал ошибочные координаты, перепутав города на карте. В штабе 175 полка американцев ждал праздничный стол. Звучали тосты за Ленина, Сталина, Черчилля, недавно скончавшегося президента Рузвельта, за президента Трумэна, за американо-советскую дружбу. И, как потом вспоминал один из солдат, «чуть ли не за всех присутствующих за столом».

По указанным в радиосообщении координатам американское командование направило на разведку два самолета. Оба попали под обстрел с земли.

Тем временем на поиски первого патруля был послан еще один патруль под командованием майора Фреда Крейга. В составе патруля находился прикомандированный военный историк капитан Уильям Фокс, на которого не распространялся приказ не нарушать пятимильную зону. Это дало майору Крейгу основание поехать дальше. В 16:45 его группа встретилась с советскими военнослужащими, а около 18:00 Крейг и его подчиненные уже были в штабе 175-го полка.

Впрочем, главными героями встречи на Эльбе суждено было стать не Котцебу с его подчиненными и не Ольшанскому с Голобородько (последнего в донесении командующему армией о встрече с американцами ошибочно назвали Белобородько). Хотя первые репортажи советских газет были посвящены именно им.

Символом встречи на Эльбе и советско-американского воинского братства, героями фотографии, облетевшей весь мир и попавшей в школьные учебники и книги по истории Второй мировой войны, стали второй лейтенант армии США Уильям Робертсон и советский лейтенант Александр Сильвашко.

Первый второй

Лейтенанты Робертсон (США) и Сильвашко (СССР), 1945 год
Лейтенанты Робертсон (США) и Сильвашко (СССР), 1945 год Фото: Corbis / Getty Images

Второй лейтенант Уильям Робертсон командовал вторым (если считать по времени встречи с советскими войсками) американским патрулем.

Ему был дан приказ проверить дороги, ведущие в Вурцен, чтобы оценить количество беженцев, направляющихся в этот город. В джипе, в котором лейтенант Робертсон выехал на задание, находились также капрал Джеймс Макдоннелл и рядовые Фрэнк Хафф и Пол Стауб. Последний говорил по-немецки и должен был при необходимости выполнять роль переводчика.

Как и остальные патрули, команда Робертсона нарушила приказ не отдаляться от реки Мульде более чем на пять миль. Это произошло после того, как от встречных военнопленных американцы узнали, что в лагере для военнопленных в Торгау находятся двое их соотечественников. Лейтенант Робертсон принял решение пробраться в Торгау, разделенный Эльбой на две части. Там патруль узнал от местного жителя, что на другом берегу реки находится Красная армия. Робертсон решил попробовать встретиться с русскими. К патрулю присоединились двое освобожденных американских военнопленных.

У патруля не было ни ракетницы, ни ракет, чтобы обозначить себя при встрече с красноармейцами и не попасть под дружеский огонь.

Из воспоминаний Уильяма Робертсона: «У встретившегося по дороге немецкого беженца конфисковали белую простыню. Вырезав из нее кусок пять на восемь футов, привязали его к палке, свернули и бросили в машину…

Мы ворвались в первую попавшуюся аптеку и взяли там цветные порошки, красный и голубой. Смешав порошки с водой, нарисовали на нашей простыне пять горизонтальных полос красным и закрасили верхний левый угол голубым.

Было 15:00. Мы осторожно двинулись к реке. Я хотел найти какое-нибудь высокое здание или башню, чтобы оттуда помахать флагом. Замок Хартенефельс попался нам как раз кстати. Тем более что стоял он почти на самом берегу, и у него была высокая башня».

Два человека остались в джипе, остальные зашли в башню. Лейтенант Робертсон вылез на крышу и стал махать самодельным флагом находившимся на другом берегу реки советским солдатам.

Из воспоминаний Робертсона: «Они начали кричать, но я ничего не понимал. Я закричал, но они меня тоже не понимали. Потом они пустили две зеленые ракеты (а вовсе не красные). Я не мог ответить, так как у нас вообще не было ракет. Они опять открыли огонь, но уже не только по башне, а по всему городу…

Я опять замахал американским флагом, пытаясь не высовываться из укрытия. Без устали кричал то “американцы”, то “товарищ”, а то объяснял по-английски, что мы американский патруль…»

Лейтенант Александр Сильвашко, герой легендарной фотографии, вспоминал, как наблюдатель сообщил ему о странном флаге над зданием на другом берегу реки: «Врать не буду: никогда прежде ни мне, ни моим бойцам не доводилось видеть звездно-полосатый американский флаг, и потому в голове сразу же родилась мысль об очередной провокации немцев. По моей просьбе командир артиллерийской батареи лейтенант Девяткин выпустил по церкви два сорокапятимиллиметровых снаряда. Флаг исчез, и над нашими позициями снова установилась тишина. Продержалась она минут 10–15».

Чтобы установить контакт, Робертсон послал джип в лагерь военнопленных, чтобы найти там русского военнопленного, говорящего по-немецки.

Из воспоминаний Сильвашко: «Вскоре на противоположной стороне я увидел людей в незнакомой форме. Они махали нам касками и что-то кричали на непонятном языке. Догадка, что это американцы, пришла только после того, как в гуще военных появился человек в робе узника концлагеря. Охрипшим голосом он сообщил, что сам москвич, бывший военнопленный, и что совсем недавно его освободили союзники. Еще не веря услышанному, я предложил встретиться со старшим этой группы».

Американские и советские военнослужащие одновременно двинулись к реке. Поблизости был взорванный мост. Первым по нему полез освобожденный советский военнопленный. Вслед за ним — Робертсон, Пек и Хафф. С другой стороны навстречу американцам пробирался сержант Николай Андреев.

Из воспоминаний Робертсона: «Мы пожали друг другу руки и похлопали друг друга по плечу, стараясь не упасть в быстрые воды бегущей под нами реки. Было 16 часов. Русский продолжил свой путь на западный берег, а мы двинулись на восточный, где нас радостными криками приветствовали советские солдаты. Их подходило все больше и больше…

Нейрохирург Робертсон (США) и директор сельской школы Сильвашко (СССР), 1987 год
Нейрохирург Робертсон (США) и директор сельской школы Сильвашко (СССР), 1987 год Фото: Лизунов Юрий, Чумичев Александр / ТАСС

Мы не понимали друг друга, но единство чувств было очевидно. Мы были солдатами, братьями по оружию, разгромившими общего врага. Война кончилась, и мир был уже совсем близко…

Русские все подходили и подходили. Один из них выставил ящик трофейного провианта — сардины, консервированное мясо, печенье, шоколад. Появились шнапс и вино. Мы произносили тосты в честь друг друга. Выпили за окончание войны, за США, за Советский Союз и за наших союзников. Провозгласили тосты за наших командиров и руководителей государств…

Некоторые были в бинтах — несмотря на ранения, они продолжали воевать. Мне было радостно смотреть на эту пеструю толпу веселых ребят с приятными лицами. Мы обменялись сувенирами — нашивками, знаками отличия. Я обменялся наручными часами с русским капитаном, который после Сталинграда был пять раз ранен. Какой-то солдат отдал мне свое золотое обручальное кольцо».

Потом подъехал заместитель командира 173-го гвардейского полка майор Анфим Ларионов, говоривший по-английски. Робертсон сказал ему, что нужно договориться о встрече командиров полков и дивизий в Торгау на следующий день.

«Первым» патрулем, встретившимся с Красной армией, группе Робертсона удалось стать потому, что она вернулась в расположение своего полка в тот же день. Вместе с ними в гости к американцам приехали четверо красноармейцев: Ларионов, Сильвашко, Андреев и командир батальона капитан Василий Неда.

За нарушение приказа о пятимильной зоне патруль Робертсона посадили под арест, но о встрече двух армий сумели пронюхать американские журналисты, весть дошла до командования армии. Робертсон и его подчиненные были прощены, а красноармейцам был устроен теплый прием. Банкет с коньяком и виски длился до утра.

Впоследствии всех четверых красноармейцев, «братавшихся» с американцами, допрашивала военная контрразведка СМЕРШ. Комбат Неда был снят с должности, майор Ларионов — исключен из партии.

Сильвашко и Андреев отделались легким испугом, так как контрразведчики посчитали, что они лишь выполняли приказ командиров.

В дружественной атмосфере

Больше всего фото- и киносъемок встречи советских и американских войск было сделано в Торгау 26 апреля. Там встретились командиры дивизий — генерал-майор Эмиль Рейнхардт и генерал-майор Владимир Русаков. На ней присутствовало около 70 корреспондентов американских, британских, французских и советских газет, писатель Константин Симонов, представитель ТАСС при 1-й американской армии майор Жданов, несколько фоторепортеров и кинооператоров.

«Мы пили за встречу, звучали аккордеон и балалайка, все танцевали. Русские пели американские песни» (из воспоминаний Джо Половски)
«Мы пили за встречу, звучали аккордеон и балалайка, все танцевали. Русские пели американские песни» (из воспоминаний Джо Половски)Фото: Wickmann / DPA / dpa Picture-Alliance via AFP
Американцев удивляло, что советский пистолет-пулемет Шпагина (ППШ-41) внешне очень похож на любимое оружие чикагских гангстеров – пистолет-пулемет Томпсона («Томми-ган»)
Американцев удивляло, что советский пистолет-пулемет Шпагина (ППШ-41) внешне очень похож на любимое оружие чикагских гангстеров – пистолет-пулемет Томпсона («Томми-ган»)Фото: William C. Allen / AP

На следующий день в деревне Вердау в пяти километрах от переправы через Эльбу состоялась встреча командиров корпусов — генерал-майора Кларенса Хюбнера с генерал-майором Глебом Баклановым.

Из донесения начальника политического отдела 5-й гвардейской армии генерал-майора Каткова начальнику политического управления 1-го Украинского фронта №0424:

«Беседы за столом протекали в дружественной атмосфере. Все происходящее советские и американские кинорепортеры снимали на кинопленку. Американские кинорепортеры сняли рядом висящие портреты Сталина и Рузвельта. Портрет Рузвельта был обтянут черным крепом. Они также сняли приветственный лозунг, написанный на красном материале на английском языке. Американская корреспондентка взяла интервью у санитарки медсанбата 58 гв. cд. старшего сержанта Лизы Парняковой. Парнякова — 1925 года рождения, уроженка города Симферополя. В армии служит два года, все время в этой дивизии. До последнего времени была санинструктором стрелковой роты 175 гв. сп. Награждена медалью “За отвагу”. На правой щеке — глубокий след касательного пулевого ранения. Корреспондентка задала ей несколько вопросов:

  1. Фамилия, имя, отчество?
  2. Откуда родом?
  3. Год рождения?
  4. Сколько служит в армии и в качестве кого?
  5. Где ее отец, чем он занимается? (Парнякова ответила, что отец ее на фронте и является офицером Красной армии).
  6. В составе делегации какой части она прибыла на встречу с американцами? (Парнякова ответила, что прибыла из санитарного учреждения).

Затем на Парнякову надели автомат и сфотографировали.

Американские офицеры поднимали тосты за различные виды советского оружия. Помощник начальника разведотдела генерального штаба американской армии капитан Фридель выкрикнул на русском языке: “Да здравствует советская пехота!”».

Как докладывал генерал-майор Катков, «Викения Урвин… корреспондентка городской сен-луизской газеты “Пост диспач” (по-русски — “Почтовый курьер”)… побыв немного на встрече, уехала в направлении нашего тыла. Но принятыми мерами была задержана и переправлена на западный берег Эльбы».

В один день со встречей командиров корпусов состоялась фотосъемка знаменитого рукопожатия лейтенантов Робертсона и Сильвашко.

Вечером того же дня в Москве в честь встречи в Торгау был произведен салют 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.

Уже в мае встретились командующий 1-м Украинским фронтом маршал Иван Конев и командующий 12-й группы армий генерал Омар Брэдли.

Из особо секретной шифртелеграммы №258 начальника политуправления 1-го Украинского фронта генерал-майора Яшечкина в ГлавПУРРККА: «Помещение, где происходила встреча, было хорошо оформлено: у входа на фасаде вывешены государственные флаги США, СССР и Великобритании. Ниже — лозунг на английском и русском языках – Да здравствует победа англо-советско-американского боевого союза над немецко-фашистскими захватчиками! Внутри здания развешены портреты Рузвельта, Сталина, Черчилля, а затем большое панно: Черчилль, Рузвельт и Сталин на Крымской конференции… Был дан обед, перед началом которого т. Конев выступил с краткой речью…

Генерал Брэдли подарил маршалу Коневу автомобиль «Виллис». Ходили слухи, что багажник машины был набит блоками американских сигарет
Генерал Брэдли подарил маршалу Коневу автомобиль «Виллис». Ходили слухи, что багажник машины был набит блоками американских сигарет Фото: Interfoto / ТАСС

Тов. Конев пригласил участников встречи в зал для просмотра концерта. Выступал фронтовой красноармейский ансамбль, исполнивший в начале государственные гимны США и Советского Союза… Выступление ансамбля пользовалось исключительным успехом у гостей, особенно восторженно встречены такие номера, как шуточная американская песенка “Кабачек”, английская “Тепэрэри” и красноармейская пляска, которую смотрели стоя, аплодировали, одобрительно свистели…

Генерал Брэдли, поблагодарив за концерт, объявил решение правительства США о награждении маршала Конева высшим американским орденом и тут же вручил ему этот орден, обнял и поцеловал…

Генералу Брэдли были вручены маршалом Коневым ценные подарки: знамя с надписью “От воинов Красной армии 1-го Украинского фронта”, боевая лошадь.

После выражения благодарности генерал Брэдли подарил тов. Коневу легковую машину с надписью “Командиру 1-й Украинской группы армий от солдат американских войск 12-й группы армий”, вручил знамя, американский автомат».

Как заверил маршал Конев генерала Брэдли, на концерте выступали «простые солдаты». Ответный визит маршала Конева в ставку американских войск в Висбадене состоялся 17 мая. В ходе визита генерал Брэдли был награжден орденом Суворова первой степени, а после торжественного обеда для советских гостей сыграли два «простых солдата», как заметил генерал Брэдли. Это были всемирно известный скрипач Яша Хейфец и его сын.

Дух Эльбы

Рядовой Джо Половски из Чикаго, сын иммигрировавших в Америку из Киевской губернии евреев, вспоминал о клятве, прозвучавшей на берегах Эльбы 25 апреля 1945 года:

Патруль лейтенанта Котцебу на советской стороне Эльбы. Стоит в джипе – рядовой Джо Половски
Патруль лейтенанта Котцебу на советской стороне Эльбы. Стоит в джипе – рядовой Джо Половски Фото: Ullstein bild / Getty Images

Тела погибших мешали русским подойти к нам. Мы рвались друг к другу, возбужденные, радостные, и вдруг мертвые тела. Котцебу, человек религиозный, был потрясен этой сценой. Он не знал русского, а русские не знали английского. Котцебу сказал мне: “Давай скажем русским — пусть этот день станет важным днем в жизни наших стран, днем памяти обо всех невинно погибших”…

Я переводил Котцебу на немецкий, а один из русских, знавший немецкий, переводил остальным на русский. В тот исторический момент встречи представителей двух народов простые американские и русские солдаты торжественно поклялись сделать все, чтобы ужасы войны никогда больше не повторились, чтобы народы нашей планеты жили в мире. Такова была наша Клятва на Эльбе».

Вскоре после окончания Второй мировой войны началась Холодная война. Бывшие союзники стали врагами. В 1949 году в СССР вышел откровенно антиамериканский пропагандистский кинофильм «Встреча на Эльбе».

После смерти Сталина, в 1955 году, возникла идея к десятилетию встречи на Эльбе собрать участников этого события. Джо Половски послал приглашение советским ветеранам. Но в американском посольстве в Москве у них потребовали сдать отпечатки пальцев для оформления виз. Советские ветераны возмутились, что с ними обращаются как с преступниками, и отказались от поездки. Советское посольство в Вашингтоне заявило, что СССР готов принять американских ветеранов и даже оплатить им проезд и пребывание в Москве. Американцы решили, что это для них неприемлемо, хотя бы половину поездки они должны оплатить сами. Деньги были собраны за счет выигрыша в телевикторине «Стань богачом» (аналог «Поля чудес») и сбора пожертвований в телеэфире. Делегация из девяти американских участников встречи на Эльбе во главе с Джо Половски приехала в Москву в мае 1955 года.

В 1958-м советские ветераны все-таки побывали в США (неизвестно, как решился вопрос с отпечатками пальцев для получения виз), а в 1959-м очередная американская делегация посетила Советский Союз.

Джо Половски у себя дома в Чикаго, 1981 год
Джо Половски у себя дома в Чикаго, 1981 год Фото: Пахомова Людмила / ТАСС

В последующие годы ветераны двух стран встречались нерегулярно, в зависимости от состояния отношений между СССР и США.

В 1965 году, на 20-ю годовщину встречи на Эльбе в Торгау приехал только один американский ветеран — Джо Половски. Город Торгау находился на территории ГДР, в Америке Половски многие обвиняли в том, что он советский или восточногерманский шпион.

В 1985 году, на 40-ю годовщину встречи на Эльбе, на праздничные торжества в Торгау приехали американские участники исторических событий, но отказались приехать официальные представители США. Незадолго до этого сержант советской армии Александр Рябцев застрелил офицера американской военной миссии связи Артура Николсона рядом с советской военной частью в ГДР. Американские власти отказались от участия во всех совместных торжествах, связанных с 40-летием Победы.

В 1995 году, в честь 50-летия Победы, на Поклонной горе в Москве был установлен памятник «Дух Эльбы». В том же году на Арлингтонском национальном кладбище под Вашингтоном был открыт памятный знак «Дух Эльбы». И там, и там ежегодно проходит церемония возложения венков.

Могила Джо Половски в Торгау
Могила Джо Половски в ТоргауФото: S. John, Elsterwerda / Wikipedia
К 50-летию встречи на Эльбе была выпущена партия юбилейных монет. На некоторых ошибочно указан год – 1994 вместо 1995. За неправильную монету нумизматы могут заплатить несколько тысяч долларов
К 50-летию встречи на Эльбе была выпущена партия юбилейных монет. На некоторых ошибочно указан год – 1994 вместо 1995. За неправильную монету нумизматы могут заплатить несколько тысяч долларовФото: “Монеты России”

В Германии есть три памятника, посвященных исторической встрече советских и американских войск,— громадный обелиск в Торгау и памятные знаки в Лоренцкирхе и Бад-Либенверде. В Торгау «День Эльбы» отмечается ежегодно. В этом году по понятным причинам праздничные мероприятия перенесены на октябрь.

Алексей Алексеев

kommersant

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here