«Жалкие моральные уродцы, ничтожества!»: как Камиль Самигуллин осадил Макрона

0
74

Новая «карикатурная» война: Charlie Hebdo защищает Макрон, Эрдоган называет его ненормальным, а муфтий Татарстана припоминает Европе аборигенов Австралии

«Если бы в Казани увидели эту картинку, то посмеялись бы, и не более того. Никто бы ее всерьез не воспринял», — комментируют эксперты «БИЗНЕС Online» новый скандал с карикатурами Charlie Hebdo. Главы Франции и Турции стали «жертвами» карикатуристов: один набирает популярность как защитник ислама, а другой — свободы слова. О том, как европейский и исламский мир сталкивают с помощью рисунков, — в материале «БИЗНЕС Online».

Сегодня утром многострадальный парижский журнал «Шарли Эбдо» выпустил анонсированный накануне номер с карикатурой на президента Турции Реджепа ЭрдоганаСегодня утром многострадальный парижский журнал Charlie Hebdo выпустил анонсированный накануне номер с карикатурой на президента Турции Реджепа Эрдогана. Фото: © Depo Photos/Keystone Press Agency / globallookpress.com

«МЫ ПРОТИВ ТЕРРОРИЗМА ВО ИМЯ ИСЛАМА, НО НЕ БУДЕМ МОЛЧАТЬ ПЕРЕД ЛИЦОМ АТАК НА НАШУ КУЛЬТУРУ И РЕЛИГИЮ»

Сегодня утром многострадальный парижский журнал Charlie Hebdo выпустил анонсированный накануне номер с карикатурой на президента Турции Реджепа Эрдогана. Утонченным юмором изображение не блещет: турецкий лидер сидит в кресле в трусах с алюминиевой банкой в одной руке, а другой задирает платье женщине в хиджабе. Нижнего белья под ним нет, а в руках женщина держит поднос с бокалами. Судя по выражению лица, происходящее ей нравится, как и «Эрдогану». «О, пророк!» — восклицает он, высунув язык.

Несмотря на всю незамысловатость карикатуры, на нее вполне серьезно отреагировал глава управления по связям с общественностью администрации президента Турции Фахреттин Алтун. Он призвал «разумных друзей в Европе» дать отпор такому «примитивному культурному расизму». И напомнил, что Эрдоган принял в стране миллионы беженцев, а те, кто «не поднял даже палец», чтобы помочь детям и женщинам, нападают на него с непристойностями.

«Мы ясно заявили свою позицию, что мы против любого насилия в отношении гражданских лиц и любых актов терроризма во имя ислама. Однако мы не будем молчать перед лицом отвратительных атак на нашу культуру и религию, откуда бы они ни приходили», — написал Алтун.

Осудил карикатуру на президента и его пресс-секретарь Ибрахим Калын. «В Charlie Hebdo лишь вновь показали свою безнравственность, доказав, что являются орудием в руках определенных кругов. Действия редакции журнала не имеют ничего общего с понятиями свободы слова и юмора. Единственной целью изданий, подобных Charlie Hebdo, является раскручивание волны ненависти и вражды», — написал Калын.

А в полдень стало известно, что в Турции начато расследование в отношении руководства Charlie Hebdo по обвинению в оскорблении президента Турции. По турецкому Уголовному кодексу это ст. 299 («Публичное оскорбление президента»), за что грозит штраф или тюремное заключение на срок от 1 года до 4 лет. В сентябре Эрдоган уже выдвигал подобные иски к ненормативно оскорбившей его на турецком языке греческой газете. В иске президент апеллировал также к вердиктам Европейского суда по правам человека в сфере защиты свободы слова. В самой Турции за оскорбление Эрдогана с 2014 года было заведено почти 2 тыс. уголовных дел. Справедливости ради следует заметить, что наказание за оскорбление главы государства прописано и во многих европейских странах, например в УК Германии: за это полагается штраф или лишение свободы на срок от 3 месяцев до 5 лет. А в самой Франции статью за оскорбление президента отменили только в 2013 году.

После гибели Пати Макрон произнес речь о «борьбе с сепаратизмом», заявив, что ислам — «религия, находящаяся в кризисе по всему миру»После гибели Пати Макрон произнес речь о «борьбе с сепаратизмом», заявив, что ислам — «религия, находящаяся в кризисе по всему миру». Фото: © Ashraf Amra / Keystone Press Agency / globallookpress.com

КОНФЛИКТ МАКРОНА И ЭРДОГАНА ПОСЛЕ УБИЙСТВА САМЮЭЛЯ ПАТИ

Поводом для очередного карикатурного скандала стало убийство учителя истории Самюэля Пати 18-летним Абдуллахом Анзоровым 16 октября в пригороде Парижа. Поводом для мести стали карикатуры Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда, которые преподаватель показывал на уроке свободы слова. Анзоров напал на педагога возле школы, зарезал его ножом, а затем обезглавил. Прибывшие на место полицейские догнали нападавшего в соседнем городе и застрелили при задержании. Анзоров, согласно заявлению французских властей, родился в Москве и по национальности чеченец. Во Францию его родители переехали в 2008 году.

После гибели Пати Макрон произнес речь о «борьбе с сепаратизмом», заявив, что ислам — «религия, находящаяся в кризисе по всему миру» и французские власти обратят особое внимание на обучение детей. Президент высказал идею о необходимости создать вместе с советом мусульман Франции организацию, которая позволит построить в стране «просвещенный ислам» и «освободить ислам во Франции от иностранного влияния». В ответ на это Эрдоган выступил на съезде Партии справедливости и развития с речью, в которой предрек Европе скорый конец как следствие политики исламофобии. «Что мы можем сказать о главе государства, который ведет себя так по отношению к миллионам исповедующих другую религию в его стране? В первую очередь [Макрону надо] проверить голову», — заявил президент Турции. Он также сказал, что атаками на мусульман европейский фашизм переходит на новый этап.

На следующий день Эрдоган еще раз повторил, что французскому президенту «действительно надо провериться». В ответ на это Франция отозвала из Анкары своего посла, о неприемлемости слов турецкого лидера в адрес Макрона заявил верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Борель

Макрон и сам стал жертвой карикатуристов. Газета «Ватане Эмруз» (Исламская Республика Иран) опубликовала на первой полосе его портрет под заголовком «Иблис Парис», что значит «парижский дьявол». Действительно, без подсказки президента Франции здесь можно и не узнать: таких зомби-людоедов обычно рисовали на обложках дешевых фантастических романов. У французского лидера красный цвет лица, зелено-желтые глаза, огромные заостренные уши и такие же острые неровные зубы. Но при этом одет он в синий костюм, на лацкане которого прикреплен значок в виде флага Франции. Ранее французского посла вызывали в иранский МИД, где выразили протест в связи с оскорбительными карикатурами на пророка. 

Камиль хазрат Самигуллин: «Действия против ислама в отдельных странах Европы оставили глубокий след в сердцах каждого мусульманина мира»Камиль хазрат Самигуллин: «Действия против ислама в отдельных странах Европы оставили глубокий след в сердцах каждого мусульманина мира». Фото: «БИЗНЕС Online»

 «ОБОБЩЕНИЕ, ЧТО МУСУЛЬМАНЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИ НАСТРОЕНЫ, НЕДОСТОЙНО СЛОВ ПРЕЗИДЕНТА»

Разгорающееся противостояние Макрона практически со всем исламским миром не осталось незамеченным и в России. С осуждением французского президента выступили многие видные российские политические и духовные лидеры, в том числе и Татарстана.

«Действия против ислама в отдельных странах Европы оставили глубокий след в сердцах каждого мусульманина мира», — прокомментировал конфликт муфтий Татарстана Камиль хазрат Самигуллин. На своей странице в «Инстаграме» он опубликовал довольно подробный пост на данную тему на татарском языке. «Эти люди считают себя представителями культуры, считающимися передовыми в мире, и в то же время производят раздор между людьми разных религий. Обвиняя братьев в терроризме и экстремизме, эти исламофобы забывают, что те, кто совершает самые ужасные преступления против человечества, не являются мусульманами», — отметил Самигуллин, напомнив, что это не мусульмане начали Первую и Вторую мировые войны и истребили 20 млн аборигенов Австралии, 100 млн индейцев в Северной Америке и сбросили ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. «Нет, они не были мусульманами! Слава богу, что российское общество гораздо более цивилизованное, передовое и сплоченное, чем в некоторых странах Запада. В нашей стране мы умеем вести переговоры с взаимным уважением», — подчеркнул муфтий РТ.

К посланию на татарском муфтий присовокупил выступление на русском языке, и оно было значительно эмоциональнее. «Те, кто осмелился осквернить имя величайшего человека пророка Мухаммада и Книгу Всевышнего, — жалкие моральные уродцы, ничтожества, стремительно деградирующие от собственной бездуховности, — окрестил их Самигуллин. — Подобным образом вели себя многобожники еще во времена джахилии много веков назад. И, поступая ровно так же, эти люди называют себя носителями одной из самых цивилизованных культур в мире и в то же время разжигают межрелигиозную и межнациональную рознь». Данный пост в соцсети собрал десятки одобрительных комментариев и отзывов.

Высказались на антиисламскую риторику Макрона и в духовном управлении мусульман РФ. «Почему-то [французское общество] борется за права черных, борется за положение женщин, ЛГБТ-сообщества и других меньшинств. Но почему-то когда оскорбляются несколько миллиардов людей на всем земном шаре, это не считается оскорблением, — с недоумением отметил первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухаметдинов. — Если обобщать, что мусульмане экстремистски, террористически настроены, то, на мой взгляд, подобное недостойно слов президента. Потому что можно по таким вкусовым предпочтениям осудить любую группу населения, любую национальность, любую страну, которые разрушают по всему миру те или иные государственности, убивают мирных граждан».

Рамзан Кадыров: «Президент Франции сам сейчас становится похож на террориста. Поддерживая провокации, он завуалированно призывает мусульман совершать преступления»Рамзан Кадыров: «Президент Франции сам сейчас становится похож на террориста. Поддерживая провокации, он завуалированно призывает мусульман совершать преступления». Фото: © Komsomolskaya Pravda / Global Look Press / globallookpress.com

Наиболее резко отреагировали на заявление французского лидера в Чечне. «Я не знаю, в каком состоянии находился Макрон, делая это заявление, но последствия такой реакции могут быть очень трагическими. Президент Франции сам сейчас становится похож на террориста. Поддерживая провокации, он завуалированно призывает мусульман совершать преступления, — заявил глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров. — Вы своим поведением и поступками вынуждаете людей идти на преступления. И если вы не хотите понять простые истины, то будьте готовы к тому, что мусульмане всего мира не позволят оскорблять имя великого пророка Мухаммада».

В московском Кремле предпочитают пока сохранять нейтралитет. «Нашим законодательством предусмотрена главенствующая роль президента в определении внешней политики страны. Главы субъектов не могут заниматься внешней политикой, тем более не формируют ее, не принимают каких-либо решений. Поэтому ориентироваться надо именно на линию, которая формируется главой государства», — дал оценку высказыванию Кадырова пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, не поясняя, какова же эта самая линия Владимира Путина.

«Когда были карикатуры на христианских святых, мы свой голос возвышали и говорили об этом. Сейчас представители православной, католической церкви, вообще христианского мира, как мне кажется, должны представить свое мнение. Тут ведь вполне ожидаемо, что мусульманские деятели про это будут говорить с осуждением. Но важно, чтобы высказались и представители других традиционных религий», — призвал в свою очередь председатель ДУМ РФ, муфтий Альбир Крганов. По его мнению, заявления Макрона связаны с его стремлением отвлечь французское общество от экономических проблем в стране, в частности от проблемы «желтых жилетов».

Известная телеведущая Ксения Собчак назвала президента Франции своим героем. По ее словам, свобода, о которой говорил Макрон в своем выступлении, — это самое ценное, что есть у человекаИзвестная телеведущая Ксения Собчак назвала президента Франции своим героем. По ее словам, свобода, о которой говорил Макрон в своем выступлении, — это самое ценное, что есть у человека. Фото: «БИЗНЕС Online»

Нашлись в России и защитники Макрона. Известная телеведущая Ксения Собчак назвала президента Франции своим героем. По ее словам, свобода, о которой говорил французский лидер в своем выступлении, — это самое ценное, что есть у человека, и ее все мировые религии и государства сейчас пытаются отнять. В своем посте в «Инстаграме» Собчак осудила решительные заявления Кадырова. «Не хотите смотреть на рисунки пророка — не делайте этого. Свобода в том, чтобы покинуть класс, где их показывают. Хотите сидеть, закутавшись до самых глаз, на пляже в Ницце? Ваше право. А мое — ходить в бикини», — отметила Собчак. Для телеведущей разрешено все, что не запрещено уголовным кодексом. Она считает, что люди уже боятся пошутить про мусульман или про Мухаммеда, а это значит, что террористы добиваются своего. Вскоре Собчак дополнила свой пост сообщением, что ей уже названивают люди «с кавказским акцентом» и угрожают. «…Что и требовалось доказать», — заключила она.

Сторонников у телеведущей нашлось мало: пользователи обвинили ее в попытке хайпа, а многие стали оскорблять.  

«То, что «Шарли Эбдо» что-то рисует — так это традиция французской прессы»«То, что Charlie Hebdo что-то рисует, — так это традиция французской прессы». Фото: © Michael Bunel / Keystone Press Agency / globallookpress.com

«НА ПОЛИТИКОВ ВСЕГДА МОЖНО БЫЛО РИСОВАТЬ КАРИКАТУРЫ. НА ПУТИНА, ТРАМПА, ЭРДОГАНА, МАКРОНА. НА КОГО УГОДНО!»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты оценили последствия карикатурной войны. 

Максим Шевченко — журналист:

— Убийство, совершенное маньяком и сумасшедшим, — ужасное преступление. Эпитетов, оправдывающих ублюдка, который отрезал голову учителю, у меня просто нет. Это преступник, совершивший жуткое злодеяние. Теперь о карикатурах. Я всегда говорил мусульманам: просто не обращайте на это внимания. Никто же не рисует карикатуры в мечетях, в местах скопления мусульман. То, что Charlie Hebdo что-то рисует, — так это традиция французской прессы. У них был такой карикатурист — Жан Эффель. И у него были целые альбомы — «Сотворение мира», «Сотворение Адама». Так что теперь, сжигать эти книги, что ли? Сжигать Вольтера, сжигать всю традицию либерально-светской культуры? Тем более почему это на Эрдогана нельзя рисовать карикатуры? На политиков всегда можно было. На Путина, на Трампа, на Эрдогана, на Макрона. На кого угодно! Это старая традиция — политической карикатуры. Потому странно, что карикатуры на Эрдогана становятся чем-то таким, что можно обсуждать. Другое дело, что французское руководство разжигает конфликт с Турцией. И вот это уже серьезное геополитическое событие.

Французы очень любят вспоминать геноцид старых времен. Они признали геноцид армян, но почему-то очень не любят говорить о геноциде населения Северной Африки, который им устроила французская колониальная империя. Демократическая, между прочим. Начали они его еще в эпоху Наполеона III, а завершили… Да, собственно, до сих пор. Ну взять хотя бы последнюю алжирскую войну, в ходе которой убиты миллионы людей, а население Алжира подвергалось пыткам. Был принят специальный закон, согласно которому любого, кто подозревается к причастности к подполью, которое они называли террористическим, могли арестовать и допрашивать любыми методами, без каких-либо юридических аспектов… Но что-то французский парламент не спешит обсуждать действия французских колониальных войск в Алжире, Тунисе и Марокко…

А все, что касается Charlie Hebdo, мне обсуждать не хочется. Я обращаюсь ко всем мусульманам (с призывом — прим. ред.) не обращать на это внимания. Не реагируют же мусульмане на сумасшедших, на детей, еще на кого-то. Пророка нельзя оскорбить карикатурой.

Следует ли ждать на этой волне новых террористических атак? Я полагаю, что подобные акции сумасшедших не могут быть инспирированы спецслужбами тех государств, которые заинтересованы в разжигании конфликта между Францией и исламским миром. Это атака не террористическая, а психопата, сумасшедшего. Какое она отношение имеет к исламу? Это чисто психопатическое преступление. Таких случаев полно по всему миру, и они не связаны с религиозным подтекстом.


Константин Калачев — руководитель политической экспертной группы:

— Это противостояние выгодно Эрдогану, который таким образом пытается показать себя защитником ислама и расположить к себе какое-то количество исламских деятелей. Хотя, например, в Индонезии, самой крупной по населению исламской стране, данная история прошла вообще незамеченной. Индонезийцы никак не отреагировали. А вот сторонники Турции, понятно, подобные вещи подхватывают.

Лично я сторонник секулярного государства и считаю, что свобода слова имеет право на существование не только во Франции, но и в России. И лично я думаю, что в данном случае речь идет о базовых гражданских правах и свободах и ценностях Франции как секулярного государства, основы которого заложены уже очень давно. Макрон совершенно прав, говоря мигрантам: хотите — живите по-французски, не хотите — возвращайтесь на родину. Я думаю, здесь все вполне логично и Россия должна предлагать то же самое, если речь идет о мигрантах. Так вот, Макрон, конечно, усилит свои позиции, потому что его поддержат правые, и Мари Ле Пен уже его поддержала — не как представителя партии, а как президента Франции, который подвергается нападкам. Эрдоган тоже консолидирует таким образом определенную часть турецкого общества. Так что с политической точки зрения проигравших нет, а с гуманитарной, человеческой, культурной проигрывают все те, кто верит в то, что свобода слова — это реальная ценность и что убивать людей даже не за нарисованные карикатуры, а за демонстрацию чужих, категорически нельзя.

Макрон говорит то, что многие у нас тоже думают и хотели бы сказать. Что мы хотели бы иметь дело с цивилизованным исламом. Не с радикальным, не с политическим, а с просвещенным. С тем, который мы знали по Татарстану, например. Где православные жили вместе с мусульманами и проблем не знали. А сейчас все происходящее льет воду на мельницу радикалов, которые искусственно раздувают из мухи слона, потому что абсолютно ничего страшного в Charlie Hebdo я не вижу. И это очень длинная история. В свое время, когда я еще являлся вице-мэром Волгограда, у нас редактор муниципальной газеты опубликовал безобидный шарж, где были нарисованы представители трех мировых религий, наблюдающие за политическими дебатами на Земле. И знаете, чем кончилось дело? По звонку из Москвы газету закрыли, а редактора уволили. Потому что, видите ли, к нам собиралась делегация «Талибана». И чтобы не расстраивать его, предложили газету закрыть. Вы считаете это нормальным? Я — нет. И я думаю, что если бы в Казани увидели такую картинку, то посмеялись бы, и не более того. Никто бы ее всерьез не воспринял. Но все это раздувается, и это не более чем повод, чтобы один мир предъявил претензии другому. Понятна нелюбовь к секулярным, демократическим странам. И ясно, что ищутся поводы [чтобы выдвинуть претензии к ним], но это даже не причины.


Рустам Батров — бывший заместитель председателя ДУМ РТ:

— В этом конфликте неправы обе стороны. Ислам не призывает отстаивать наши ценности насилием, для этого нам служит пример пророка. Когда он молился возле священной Каабы в эпоху владычества язычников, те над ним всячески издевались. И когда он совершал земной поклон, кидали ему на спину кишки животных. А когда он пошел с проповедью, местные язычники надоумили глупцов и детей, чтобы те бросали по ногам пророка камнями. И он, истекая кровью, укрылся в саду, куда бог прислал ангела и спросил, что нужно сделать с этим неблагодарным народом? Может быть, обрушить на них горы, вылить море, землю перевернуть? А пророк говорит: «Нет, я пришел с миром. И если не они услышат слово истины, то их дети. А если не дети — то дети их детей». И он отказался мстить за издевательства над ним самим. Это тот пример, который нам показал пророк. И потому, когда ценности ислама отстаиваются убийствами, подобное полностью не соответствует тому пути, по которому нам заповедовал идти посланник Всевышнего.

В то же время неправ, мне кажется, и этот журнал (Charlie Hebdo — прим. ред.). Есть ценности, над которыми нельзя насмехаться и издеваться. Религиозные ценности, холокост, трагедия Великой Отечественной войны. У каждого народа есть какие-то струны, болевые точки, какие-то темы, которые нельзя трогать вот так, походя, что называется «грязными лапами». Это вопрос не свободы слова, а этики. Так что тут обе стороны неправы.

Все эти вопросы лежат в плоскости цивилизационного противостояния. Европа вообще сама себя осознала в противостоянии с мусульманским миром. Ее самосознание кристаллизовалось именно в поле данного противостояния. Это цивилизационный конфликт, история которого уходит еще во времена крестовых походов. И несмотря на то, что цивилизация идет вперед гигантскими шагами, все равно где-то в коллективном подсознании живет страх перед инаковостью другого, страх перед другой культурой, перед иной системой ценностей. И мне кажется, хотя современные европейцы оделись в костюмы и в галстуки и ходят по мощеным улицам, они стали соблюдать средства гигиены, но внутри каждого из них, и не только из них, и нас тоже, все равно живет дикарь, который боится всего другого, всего иного. Поэтому я думаю, что у таких вещей есть цивилизационная подоплека, уходящая корнями в века. 

Я бы не назвал все происходящее конфликтом, это отголоски конфликта, некая инерционная волна, тянущаяся из прошлого. Не знаю, к чему все это приведет, мне сложно гадать о будущем. Но я думаю, что цивилизация все равно научила людей усмирять свои животные позывы. Все равно мы как-то более или менее обходимся без войн, без каких-то прямых кровопролитных столкновений. Я думаю, что, даже если такие позывы и возникают у носителя одной культуры — проявить враждебность по отношению к представителям другой культуры, — все равно мы умеем это сублимировать, направлять в более-менее мирное русло. Мне все-таки хотелось бы верить, что не зря старались просветители в Европе, не зря гуманизм процветает в этих странах, что мы все-таки сможем научиться мирным путем находить выход своим страхам.

Линар ФархутдиновМаксим КириловАлександр Гавриленко

Фото на анонсе: © Ashraf Amra / Keystone Press Agency / globallookpress.com


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here