Бир и Халеф: японские приключения татарских нелегалов

0
62

Чета наших разведчиков блестяще продолжила дело Рихарда Зорге

100 лет службе внешней разведки России исполняется 20 декабря. О том, как легендарные Бир и Халеф — татарская семья разведчиков-нелегалов Шамиль Хамзин и Ирина Алимова — почти 14 лет действовали в Японии, используя втемную резидентов ЦРУ, турецкого посла и даже местную императрицу, рассказывает «БИЗНЕС Online».

В начале 1950-х годов руководство советской разведки принимает решение восстановить агентурную сеть в Японии. На нелегальную работу туда направили семейную пару — Шамиля Хамзина и Ирину (Бибииран) Алимову. Автор: неизвестен – infoabad.com, Добросовестное использование, ru.wikipedia.org

МОСКВА И ТОКИО ОСТАЛИСЬ В СОСТОЯНИИ ВОЙНЫ

В 1951 году в Сан-Франциско состоялось подписание мирного договора между странами антигитлеровской коалиции и Японией. Документ был составлен под диктовку американцев и фактически не учитывал интересы Советского Союза и Китая. Поэтому визировать его советская делегация отказалась. США сохранили контроль над Японией, а Москва и Токио формально остались в состоянии войны…

Игорь Разумовский, специалист по истории российско-японских отношений, рассказывал на телеканале «Звезда»: «Нам удалось договориться с японцами о том, чтобы на их территории осталось наше представительство. Но японцы отказались признавать его дипломатический статус, неоднократно предпринимались попытки выслать наших сотрудников за пределы страны, поскольку официальных отношений между Советским Союзом и Японией не было».

После Второй мировой войны Японию называли «государством по доверенности». Победители запретили Стране восходящего солнца иметь не только собственные армию и флот, но и политику. Формально Японией вроде бы по-прежнему управляли император и национальное правительство, но фактически американский генерал Дуглас Макартур. Это его штаб проводил вестернизацию страны, приобщал японцев к достижениям западной демократии. Император перестал быть Сыном Бога, японцам запретили бастовать и критиковать новые порядки. Зато разрешили смотреть голливудские бестселлеры.

«Япония фактически была оккупирована американцами, — рассказывает телеканалу „Звезда“ Сергей Яковлев, ветеран службы внешней разведки России. — Бо́льшая часть населения и сегодня против этого возражает. Но в тот период подобное выглядело особенно серьезно».

После окончания Второй мировой войны были известны планы наших бывших союзников по нападению на Советский Союз, Японии в них отводилась определенная, чуть ли не ведущая роль в качестве военного плацдарма Вашингтона. США называли Японию своим «непотопляемым авианосцем». На островах разместили основные военные базы в Юго-Восточной Азии. Именно оттуда американские самолеты во время корейской войны летали бомбить Пхеньян. Из Токио велась разведывательная и дипломатическая работа, направленная на формирование проамериканского военно-политического блока в регионе.

ЕСТЬ ПРИКАЗ: ПРОДОЛЖИТЬ ДЕЛО ЗОРГЕ

До и во время Второй мировой войны в Японии работал легендарный резидент советской разведки Рихард Зорге, агентурный псевдоним Рамзай. С 1930 года под видом немецкого журналиста он эффективно действовал на территории Китая, затем и Японии, где создал агентурную сеть. 20 июня 1941-го сообщил в Москву о скором нападении гитлеровской Германии. В октябре 1941 года Зорге и членов его группы арестовала японская полиция. Большинство из них были казнены или погибли в тюрьме.

Но со времен провала группы Зорге информации из Японии в Москву почти не поступало. Для безопасности СССР ситуация была недопустимой: слишком важным являлось это направление. Например, подлетное время американского стратегического бомбардировщика B-29, стартующего с острова Хоккайдо до ближайших баз советского Тихоокеанского флота, составляло меньше часа. По тем временам почти ничего…

Авторы документального фильма «Бир и Халеф. Меч самурая» о легендах советской разведки сообщают: «В условиях начавшейся холодной войны мы прежде всего были заинтересованы в получении информации о планах политических кругов Японии на нормализацию отношений с Советским Союзом, об американских Вооруженных силах, которые находились на территории Японии, мы также были заинтересованы в получении информации и о технических новинках, которые появлялись в американских ВС, расположенных на японской территории. Поэтому в начале 1950-х годов руководство советской разведки принимает решение восстановить агентурную сеть в Японии. На нелегальную работу туда направили семейную пару. Ей работать проще и легче, тем более в Японии, восточной стране, где „ячейка общества“ пользуется особым почитанием. Этой „ячейкой“ стала татарская чета Шамиль Хамзин и Ирина (Бибииран) Алимова, известная в центре очень немногим как Бир и Халеф».

КИНОЗВЕЗДА УШЛА НА ФРОНТ ДОБРОВОЛЬЦЕМ

Ирина (по паспорту БибиираАлимова родилась 16 июня 1920 года в городе Мары в татарской семье красноармейца, выходца из Буинского района Татреспублики. По окончании гражданской войны его семья осела в Туркмении. В школе Ирина участвовала в художественной самодеятельности, мечтая стать актрисой. В 1937 году она дебютировала в большом кинематографе в 16 лет. Издание «Звезда Поволжья» сообщает, что «на красивую девушку обратили внимание работники студии „Туркменфильм“ и пригласили сняться в полнометражном фильме „Умбар“ режиссера Александра Маковского, где она сыграла возлюбленную Умбара. Этот фильм шел на экранах до войны. Ирина стала знаменитой. Учиться актерскому мастерству Алимову послали в Ленинград, в мастерскую Григория Козинцева. В 1939 году Ирина окончила обучение и получила распределение в Ташкент на киностудию „Узбекфильм“. Ее как актрису высоко оценивали Козинцев, Герасимов, Трауберг. Ей предложили главную роль в узбекском фильме».

Но с началом Великой Отечественной войны она ушла добровольцем на фронт. По некоторым данным, служила радисткой в разведотделе, по другим — в военной цензуре переводчиком. От Сталинграда дошла до польского Кракова. По окончании войны осталась в органах госбезопасности. После удачной командировки в Иран Алимову взяли на особый контроль. Когда потребовался нелегал для работы в Японии, выбор пал именно на нее.

ЧЕМ КАЗАНЬ ПОМОГЛА КАРЬЕРЕ РАЗВЕДЧИКА-НЕЛЕГАЛА

В разведке часто бывает, когда мужем и женой приходится стать по указанию начальства. О каких-то личных предпочтениях, а тем более чувствах речи не идет, все определяет целесообразность. Пару подбирает руководство исходя из тех задач, которые необходимо решать за рубежом. История с Шамилем и Ириной — именно такая. На роль мужа Ирине Каримовне подобрали Шамиля Хамзина, к тому времени уже опытного разведчика-нелегала.

Шамиль Абдуллазянович родился в 1915 году в татарской семье, проживавший в Архангельске. Еще до войны он окончил Ленинградский электротехнический институт. Работал на военном заводе в Москве. В 1943-м получил предложение служить в разведке. К окончанию разведшколы в совершенстве владел татарским, уйгурский, турецким, арабским, английским и румынским языками.

«Школьные годы Шамиль провел в Казани, которая уже тогда была многонациональным и мультикультурным центром, местом на карте России, где долгие годы мирно уживались все религиозные конфессии, — рассказывает в серии документальных фильмов из цикла „Легенды разведки“ Евгений Долгушин, сотрудник пресс-бюро СВР России. — Еще в составе Российской империи этому городу придавалось большое значение. Ведь он лежал на пересечении сухопутных и водных путей из Средней Азии в Европу. То, что Хамзин воспитывался в этой мультикультурной среде, наложило отпечаток на его личность. Поэтому ему легко давалось освоение новых, особенно восточных, языков и он в любой социальной среде чувствовал себя достаточно уверенно. Воспитанный в атмосфере терпимости к иному мировоззрению, образу жизни и обычаям Хамзин умело использовал это в своей работе разведчика».

Позже в Китае он стал Энвером Садыком, сыном уйгурского муллы. Уровень его подготовки был такой, что давал возможность компетентно общаться на уровне священнослужителей. Это впоследствии помогло в установлении контактов с нужными источниками информации в мусульманской среде.

Ирина Каримовна вспоминала, что «была направлена ему в помощь как человек, который будет принимать радиограммы, расшифровывать и писать сообщения, помогать в установлении контактов, связей, создавать образ благополучной семьи, которая всегда лучше выглядит, чем одиночка».

Ирину вводили в операцию больше года. Она приехала в Японию через Германию, Турцию в Китай. Такой «зигзаг» усложнил будущее проверки. Во-вторых, он давал время вжиться в роль дочери богатого уйгура, после революции бежавшего из Советского Туркестана.

«ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧЕГО БОЯЛАСЬ ИРИНА, — НЕ УЗНАТЬ СВОЕГО ЖЕНИХА»

Рассказывает Сергей Яковлев: «Это была уникальная операция. У каждого из них был свой путь, хотя по легенде вроде бы прослеживалось, что их родители когда-то могли быть знакомы. Ведь они оба уйгуры, выходцы с территории бывшей Российской империи. Уйгуры — тюркоязычный народ, который живет на северо-западе Китая. За 250 лет под владычеством Поднебесной они так и не стали китайцами, но сохранили свою религию мусульман, стремление к независимости. Напряженные отношения с Пекином только усугублялись. В 1955 году самые крупные зарубежные диаспоры размещались в республиках советской Средней Азии и Турции. Это было очень удобно для создания легенды разведчика для работы в Японии. Кому как не жертвам дискриминации мечтать о новой родине?»

Встреча будущих супругов состоялась в январе 1954 года. Прибрежный китайский город Тяньцзинь стал для них трамплином в Японию. Единственное, чего тогда боялась Ирина, — это не узнать своего жениха!

Первый раз они посмотрели друг на друга, когда Алимова получила задание выехать в служебную командировку. Ее должен был встречать будущий муж, фотографии которого ей показали заранее. К этому времени Хамзин, он же Садык, приобрел репутацию солидного бизнесмена. Он вполне успешно торговал мехами и ювелирными изделиями. Так что никого не удивило, когда он решил привести в дом жену из хорошей мусульманской семьи.

Ирина позже рассказывала, что свадьба у них получилась хорошая, «было очень много народу, мы отпраздновали и начали работать». На свадьбе никто из гостей так и не догадался, что влюбленные жених и невеста знают друг друга всего несколько дней.

Удачная возможность перебраться в Японию появилась в 1954 году. Одна из постоянных клиентов мехового салона супругов Садык, подданная императора Японии, решила переехать в Китай. Хамзин предложил ей выгодную сделку, и еще до того, как они перебрались в Японию, супруги-разведчики купили там довольно солидный участок земли, затем эту землю выгодно продали и приобрели себе двухэтажный дом. Так муж и жена Садык стали респектабельными владельцами особняка в пригороде Токио. Второй этаж своего дома они сдавали в аренду. Одну из квартир в этом доме в июне 1959 года сняла семейная пара из США. Эта пара по неимоверной случайности тоже была разведчиками, только из ЦРУ…

КРАХ ОПЕРАЦИИ «МЕЧ САМУРАЯ»

Резидент ЦРУ прибыл с женой в Токио, когда его предшественника убрали за постоянную утечку информации о положении на Корейском полуострове после войны. Снять постоянную квартиру в Японии для иностранцев из Старого или Нового света — всегда проблема. Представление гостей о жизни страны и ее коммунальных удобствах сильно отличается от того, что привычно японцам. Но американцам повезло. Их знакомый из американского клуба при посольстве США рекомендовал гостеприимных и понимающих хозяев квартиры, вполне достойной по американским стандартам. Да и сами владельцы апартаментов — супружеская пара эмигрантов откуда-то из Средней Азии — им понравилась сразу. Супруги Садык не только организовали гостям переезд из отеля, но и охотно помогли распаковать вещи, накормили прекрасным обедом.

Американцы настолько сдружились с семьей хозяев особняка, настолько им доверяли, что проводили даже в этом доме без особой опаски встречи со своей японской агентурой. Во время одной из таких оперативных встреч Хамзин узнал посетителя — известного японского генерала морской авиации. Благодаря личному заступничеству Макартура тот смог избежать обвинений в военных преступлениях. Генерал участвовал в испытаниях американских реактивных истребителей.

Улучив момент, когда четы американских нелегалов не было дома, Хамзин вскрыл сейф и сделал копии документов, оставленных японским генералом. Это был отчет о проведении операции под условным названием «Меч самурая». В сейфе лежали аэрофотоснимки новых американских военных баз, которые являлись прямым доказательством нарушения обязательств как Японии, так и ее покровителя — США. Хамзин потратил не один месяц, чтобы выйти на ее хотя бы косвенный источник. А тут такая удача! Эту информацию необходимо было как можно быстрее передать в Москву.

Обычно связь с курьером шла через тайник. Так было безопаснее и для резидента, и для курьера. Но сейчас это могло обернуться провалом. За день до того Хамзин попал в аварию. Казалось бы, обычное, бытовое ДТП, но только не для Японии. В такой ситуации едва не провалился его предшественник Зорге после того, как чуть не разбился на мотоцикле и японская полиция для профилактики, на всякий случай, устроила у него обыск на квартире. Вот и Хамзин на следующее утро после аварии заметил, что за его домом установлено наблюдение. Ситуация стала угрожающей.

А тут еще незадолго до создания нелегальной резидентуры наша разведка столкнулась с очень печальным событием — предательством подполковника Растворова, который работал в нашем представительстве в Японии под прикрытием в должности второго секретаря. Он передал американцам очень серьезную информацию о нашей агентуре, которая была у него на связи.

Поэтому решили, что на встречу пойдет Ирина. Но для Шамиля она уже превратилась из коллеги-разведчика в любимую жену. А рисковать жизнью близкого человека всегда сложнее, чем собственной… Но другого выхода не было.

ФЕЙС-КОНТРОЛЬ АМЕРИКАНСКОМУ КЛУБУ НЕ ПОМОГ

Нашим разведчикам постоянно приходилось «контачить» с представителями разных общественных кругов, и не только японских. На территории Японии тогда находились также многочисленные представители стран НАТО. Японские законы не распространялись на военнослужащих Североатлантического блока. В конце 1950-х их военные базы существовали в Японии как государства в государстве. Излюбленным местом встреч американских граждан, живших в Японии, был американский клуб при посольстве США. В основном его посещали военнослужащие и гражданский персонал американских военных баз. Попасть в него могли и иностранцы, но только представители стран — союзниц США. Членство в американском клубе могло дать возможность получать богатейшую информацию из первых рук. В этой среде обретались какие-то устойчивые контакты, возникали связи. Попасть туда было одной из первоочередных задач Хамзина и Алимовой.

Их друзья-клиенты были в том числе и американские граждане, с которыми супруги Садык тесно общались. Они-то и поспособствовали проникновению советской разведки в эпицентр заокеанского досуга. Наших нелегалов порекомендовали руководству клуба, и они были приняты, довольно быстро став там уважаемыми людьми. Состав посетителей был многонациональным, и супругов с Востока часто просили помочь с переводом. Те охотно соглашались. Это давало возможность собрать максимум информации.

В Центр они сообщали о своих знакомствах и получали добро на продолжение контактов. Новые знакомства позволили Ирине попасть в престижный женский клуб «Паллада». Посетительницы этого клуба были женщины богатые, с положением в обществе и соответствующим статусом их мужей. В этой «Палладе» состоялась кульминация карьеры разведчика Алимовой. Туда, на ее персональную выставку икебаны, должна была приехать императрица Японии!

Ирина Каримовна отлично владела искусством рукоделия еще с детских лет. Эти навыки достались ей от родителей и были использованы в процессе ее подготовки к разведработе. Как они в тот момент пригодились!

Могила разведчиков на Даниловском мусульманском кладбищеАвтор: Hamzinns – собственная работа, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

ПОСОЛ ТУРЦИИ И ИМПЕРАТРИЦА ЯПОНИИ НА СЛУЖБЕ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ

От дома супругов Садык до центра Токио, до «Паллады», было 20 минут езды на машине. Но под наблюдением японской контрразведки выбрать место для передачи суперсекретной информации было невозможно. И тут неожиданно для агентов возле их дома останавливается автомобиль турецкого посла в Японии. А у них к этому времени были установлены с ним очень хорошие отношения. Сославшись на плохое состояние здоровья после аварии, супруг по-дружески попросил посла подбросить супругу на встречу с императрицей. Тот согласился.

Фотоаппарат с секретной пленкой находился в сумочке Ирины. Надо было сделать так, чтобы представитель турецкого посольства, сидевший с ней в машине, ничего не заподозрил. Ирина просит остановить автомобиль: надо соблюсти этикет и купить букет цветов. Турку это показалось вполне естественным. Цветочный магазин был одним из запасных путей передачи информации. Продавщицу использовали для связи с курьером. Так что в женский клуб Ирина приехала вовремя. И уже «налегке»!

Во время встречи императрица Японии вручила ей престижную государственную награду за организацию экспозиции. Августейшей особе было невдомек, что в этот день Алимова заслужила более дорогую и родную для нее награду, но уже другого государства. Руководство советской разведки высоко оценило операцию, в результате которой были переданы особо секретные данные о расположении военных баз в Японии.

Алимова и Хамзин отработали там почти 14 лет. Они отправили на родину более тысячи сообщений, среди которых было и предупреждение о подготовке к созданию антисоветского военного блока в Восточной Азии. Во многом благодаря этой информации СССР успел вмешаться в планы своих стратегических противников. За годы их работы накопилось огромное количество уникальной информации, которая исчисляется тысячами единиц хранения. Многое из этого до сих пор является государственной тайной…

Михаил Бирин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here