Фирдус Тямаев: «Самое главное — народ за меня заступился. Нет ничего выше этой оценки»

0
215

Отмена концертов Фирдуса Тямаева в Башкортостане обострила тему татаро-башкирских отношений. Как себя чувствует популярный певец после этих событий? Об этом, о последовавшем после отмены концертов в Башкирии конфликте с Элвином Греем (Радиком Юльякшиным) и многом другом Тямаев рассказал в интервью ИА «Татар-информ».

Фирдус, многие твои песни созданы в результате глубоких переживаний из-за разных событий в твоей жизни. Может быть, появится новая песня?

Для меня эта тема сейчас особенно актуальна. Радик (Юльякшин. — Ред.) мой друг, я его всегда братом называл, и очень удивило, что он вот так задел меня. Песня рождается как в радостные, так и в трудные моменты. Больше из-за трудностей. Напишем, даст бог. Раз я сам всегда к людям с открытой душой, без корысти, без зависти — думал, что и остальные такие. Если увижу что-то у другого человека и хочу это иметь у себя, я просто ставлю цель и работаю над этим. Никогда не завидую. Если суждено, это все равно будет моим. Если мне суждено дать концерты, Всевышний все равно сделает так, что они будут.

Если человек разочаровал, предал, как ты к этому человеку потом относишься? Можешь дальше поддерживать добрые отношения или рвешь с ними навсегда?

Я обычно вычеркиваю таких людей из своей жизни. Наверное, это не очень хорошо, я борюсь с этой своей привычкой, и религия не одобряет. Но такие люди перестают для меня существовать, я с ними даже не здороваюсь. В душе хочу их простить, но осадок все равно остается. Может быть, в будущем я изменюсь.

Меня очень пугает, что сегодня люди не боятся оскорбить другого человека. Им никто не судья — ни Аллаха не стесняются, ни людей. Оклеветать другого ничего не стоит. Я не имею в виду только мой случай. Надо жить правильно. Не стоит нам забывать, что за все содеянное придется отвечать.

Вспомнил случай из молодости. Папа у нас выпивал. Как-то пришел домой чуть поддатый, и мы с ним посидели, поговорили. Папа работал электриком, поэтому в гараже накопились всякие отработавшие двигатели, старые провода. Тогда люди, чтобы хоть как-то выжить, сдавали цветной металл. Я тоже попытался уговорить папу сдать то, что у нас есть. Он мне сказал: «Улым, придет время, я умру. У меня два сына. Не хочу, чтобы на вас пальцем показывали как на сыновей вора Фарита». Только сейчас дошло до меня, что тогда хотел сказать отец.

У меня сейчас растут два сына. Обоим конкретно сказал: «Без спроса даже сахар нельзя с чужого стола брать». Стараюсь жить правильно. Все, что я хочу, — чтобы после меня сыновьям говорили: «Фирдус был таким человеком!»


«Главное — люди заступились за меня»

Мне кажется, среди артистов эстрады нет настоящей дружбы, все показное. Делают совместные фото, называют друг друга «брат», а при появлении какой-то конфликтной ситуации особой поддержки нет. Тебя тоже почти никто не поддержал, кроме Ильсии Бадретдиновой. Тебя удивило это? Ожидал, что так будет?

Нет, я не удивился. Это же моя проблема, зачем в нее встревать еще кому-то. Своему другу Ришату (Тухватуллину. — Ред.) тоже сказал — не вмешивайся. Мы с ним постоянно общаемся. У нас есть артисты — выходцы из Башкортостана, которые сейчас живут в Татарстане. Им очень неудобно ввязываться в этот конфликт, мы это понимаем. А я из Татарстана, местный. Что бы обо мне ни говорили, я все равно свой для Татарстана.

И еще — не все сильны духом. Кто-то смело может высказаться, а для кого-то это сложно. Поэтому нельзя думать о человеке плохо. Своих коллег я люблю, уважаю. В трудных ситуациях мы помогаем друг другу. Многие звонили, выражали свою поддержку.

Знаете, самое главное — народ за меня заступился. Нет ничего выше этой оценки. Я девять лет на сцене, но себя до этого большим артистом не считал. Когда за меня заступился народ Татарстана и весь татарский мир, я почувствовал себя любимым человеком своего народа. Поддержка людей чувствовалась очень сильно. Это невозможно до конца объяснить.

«Никогда ни у кого ничего не просил»

Салават Фатхетдинов интересовался твоей ситуацией? Он же тоже выходец из Башкортостана, его знают в руководстве Татарстана, к тому же недавно стал советником министра культуры РТ.

Я никогда ни у кого ничего не просил. Правда, меня к себе вызвала министр культуры Ирада Аюпова. Поговорили с ней по-доброму. Я сначала подумал, что она будет меня ругать, а получилось наоборот, она тоже за меня переживала, оказывается. Депутаты Госсовета Ильшат Аминов, Рамиль Тухватуллин поддержали. Эта тема ведь касается не только меня. Из-за нашей излишней скромности нас бьют по голове. А мы все это пропускаем, не реагируем. Раньше терпели, а теперь уже слишком, уже не смешно. Если бы издевались только надо мной — одно дело. Концерты перенесли — ну и ладно, я не сильно переживаю из-за этого. В Уфу не пустили — поехали в Оренбург. Но тут ведь пытаются посмеяться над всем татарским народом. По этому поводу общались с Рамилем хазратом Юнусовым. Он тоже говорит, что религия также выступает за то, чтобы защищать свой народ.

В Киргиз-Мияках ваш концерт запретили якобы из-за маршрутного листа, которого у тебя не было. Вы просили у башкирского Минкульта маршрутный лист?

Конечно, просили. Мы ведь уже девять лет гастролируем. Наш администратор знает все порядки. Наше письмо до сих пор там висит. Не дают маршрутный лист, говорят, решайте на месте.

После всей этой истории наверняка были угрозы в твой адрес?

Угрозы всегда будут. Я знаю, что будут писать всякое, но в этот раз таких недоброжелателей было меньше. Прямых угроз не получал. Я же не нарушал ни одного закона.

Даст Аллах, дадим бесплатный концерт на открытом воздухе — стадион будет это или площадь… Одно только пожелание к зрителю — будьте в национальной одежде.

В то же время, как говорится, «нет худа без добра» — наверняка из-за этого скандала твоя популярность выросла еще больше. Подписчиков в Инстаграме прибавилось?

В прошлом месяце их было около 497 тысяч, а сейчас стало больше 505 тысяч. Но у популярности есть и другая сторона. Ответственность тоже растет. Стоит мне где-то сделать ошибку — люди сразу заметят, будут осуждать. А я люблю иногда пошутить.

У меня же были грандиозные планы: хотел к лету записать песню «Татарлар» в стиле гимна. Только мы начали снимать клип к песне, в «Интертате» вышла статья, где меня обвинили в разделении татар и мишар. Мне стало так обидно, что решил за два дня сделать клип и выпустить. Песня «Татарлар» вышла на фоне вот такого скандала.

И люди его восприняли как достойный, сильный ответ.

Видимо, так решил Всевышний. Я же объявил флешмоб — на мои концерты зрители приходили в национальной татарской одежде. В селе Киргиз-Мияки был мальчик, который особенно постарался, очень красивый был у него костюм. Увидел его — аж слезы навернулись, так было обидно, что концерт не состоялся. Он же верил, что все будет — конкурс, призы, он верил мне.

Мне кажется, этой песней мне удалось что-то пробудить в татарском мире. Может, ошибаюсь.

Но фраза «Мишари, вперед!» — моя. Я все равно ее буду говорить. И буду петь песни «Татарлар», «Туган тел» тоже. «Туган тел» — неофициальный гимн татарского народа, и мы поем ее со всеми зрителями в зале, потому что мы единый народ.

«Никто не болеет за судьбу сельской молодежи»

Хотел бы стать депутатом?

Нет.

Но если бы захотел, каким был бы главный пункт в твоей программе?

Сегодня у нас не налажена работа с молодежью, не идет борьба за сохранение нации. Выделяются на это деньги или нет — не знаю. Для сельской молодежи сегодня ничего нет. Никто не болеет за судьбу сельской молодежи, чтобы ее жизнь была интереснее, полезнее, чтобы у них были возможности чем-то заниматься и развиваться. Вы не берите Казань. Это город-миллионник.

Почему люди ходят на концерты Тямаева и Бадретдиновой? Они здесь потанцуют, попоют, поплачут, получают эмоциональную разрядку, и им становится легче на душе. Но нет же обычных бесплатных дискотек в селах, нет каких-то сборов, мероприятий, которые могли бы заинтересовать молодежь. Это очень большая проблема.

Руководителям срочно надо собраться и, пока не поздно, сделать масштабный проект. Надо организовать конкурсы для взращивания активистов, патриотов из молодежи. На наш даже маленький флешмоб в «Пирамиде» пришли более ста участников. Молодые девушки в коротких юбках, но калфачки надеть не забыли. Мы всем конкурсантам дали подарки. Это ведь всего одно такое мероприятие. Таких надо сделать миллион.

Татарский конгресс спит. Чем эта организация сейчас занимается? Я работу конгресса не вижу. Почему того же Тямаева, например, не направляет к соплеменникам в Якутию? Приглашают выступить на Сабантуе, называешь цену — отказывают. Если даже это не можете организовать, что вы там делаете? В некоторых городах татарский конгресс работает мощно, ничего не скажу. Например, в Сургуте. У них есть авторитет в городе. Все, что я говорю, — это просто мое личное мнение. Если кого-то задел, прошу не обижаться.

В прошлом году позвали на форум татарской молодежи. Сказали, что денег у них немного, смогу ли я приехать? Без проблем — сходили с группой, спели, станцевали. Было очень весело. Была молодежь из разных регионов.

Как-то проходил мимо «Пирамиды», смотрю, парень открыл дверь машины и громко поставил татарскую песню. Остановился возле него, говорю: «Браво, пусть в центре вот так всегда звучит татарская музыка». Мы должны всегда поддерживать, вдохновлять друг друга.

«Кто знает свою историю — счастливый»

Ты принял участие в презентации книги в Институте истории. Понравилось? Хотел бы участвовать в подобных проектах?

Понравилось. Они молодцы. Мне особенно приятно, что представители науки обратили внимание на песню «Татарлар». Сказали, что пригласят еще. Мне и денег от них не нужно. Действительно хорошо получилось.

До этого историей интересовался?

Не могу сказать, что как-то серьезно интересовался. Мне дали три сумки книг, хочу их почитать. Хочу знать свою историю. С маминой стороны родословная у нас составлена, хочу создать такое же семейное древо со стороны отца.

Книга по истории татарского народа должна быть в каждом доме. Человек, который знает свою историю, — это счастливый человек. Он не предаст свою нацию, свой народ, будет следить, ухаживать за могилами предков.

В этом году, если ограничений не будет, собираюсь провести в своем родном селе фестиваль «Тямаев FEST». Неважно, во сколько это мне обойдется. За национальные костюмы будем вручать ценные призы, буду для этого искать спонсоров.

Источник: Рифат Каюмов (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)

tatar-inform

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here