Фоат Комаров: «Банкротами станут 50 процентов компаний, у населения сгорит много денег»

0
70

Коронавирус и бизнес: владелец «СМП-Нефтегаз» о том, почему «не должно быть страха» и как пройти через предстоящие испытания

«Если раньше денежная выручка в месяц составляла 800 миллионов рублей, то в марте и апреле — около 100 миллионов, то есть в 8 раз уменьшилась», — говорит создатель АО «СМП-Нефтегаз» Фоат Комаров. Обедневшая нефтедобыча все же продолжает поддерживать его предприятия. О том, почему нефтедобытчика не коснулось соглашение ОПЕК+, как бизнес стригут «ножницы Кудрина» и почему строительство платной автодороги и производство носков не будут остановлены ни при каких кризисах, — в новой «коронаистории» «БИЗНЕС Online».

«Фоат Комаров — соучредитель компании АО «СМП-Нефтегаз». В прошлом он был главой администрации Альметьевского района и Альметьевска, депутатом Госдумы РФ, депутатом Госсовета»Фоат Комаров — соучредитель АО «СМП-Нефтегаз». В прошлом он был главой администрации Альметьевского района и Альметьевска, депутатом Госдумы РФ, депутатом Госсовета. Фото: «БИЗНЕС Online»

О ГЕРОЕ

61-летний Фоат Комаров — соучредитель АО «СМП-Нефтегаз». В прошлом он был главой администрации Альметьевского района и Альметьевска, депутатом Госдумы РФ, депутатом Госсовета Татарстана II, III и V созывов. В настоящее время работает на скромной должности консультанта «СМП-Нефтегаз»: непосредственное управление предприятием передал своим сыновьям, но по-прежнему остается его наставником и куратором. Делом всей жизни нашего героя стало проектирование и строительство российского участка международного транспортного коридора Европа — Западный Китай. Свой кусочек нового «Шелкового пути», не дожидаясь бюджетной поддержки, Комаров возводит с 2003 года (АО «Автострада»). В этот проект уже вложено более 23 млрд рублей. Помимо того, в 2002-м он приобрел Альметьевскую чулочно-носочную фабрику (ООО «АЧНФ „Алсу“»), которая выпускает продукцию под торговой маркой «Носкофф», а в 2003 году — сельскохозяйственное предприятие АО им. Токарликова, которое занимается производством зерновых, молока, мяса. В состав группы компаний экс-депутата также входит АвтоКредитБанк, ООО «Уралстройщебень» (карьер на Урале) и ООО «СМП-Механика» в Лаишевском районе РТ (производство базальтовой ваты и нити). 

«Выручка от нефти очень интересная. Больше половины — это сразу налоги. То есть из 800 млн выручки 500 миллионов — это сразу чистые налоги»«Выручка от нефти очень интересная. Больше половины — это сразу налоги. То есть из 800 миллионов выручки 500 миллионов — сразу чистые налоги». Фото: «БИЗНЕС Online»

О ВЛИЯНИИ КРИЗИСА НА ПРОИЗВОДСТВО

  • Мы никого не сокращали, деятельность по всем направлениям идет: фабрика, сельское хозяйство работают, дорога строится, нефть добывается. Единственное — часть сотрудников мы перевели на «удаленку». Детально я в деятельность компании не вникаю, я же пенсионер, но как основатель предприятия осуществляю внешний контроль.
  • Мы отмечаем резкое снижение поступления денежных средств. Если раньше выручка в месяц составляла 800 млн рублей, то в марте и апреле этого года — около 100 млн, то есть в 8 раз уменьшилась!
  • В основном просела, конечно, нефтянка — из-за снижения цен на нефть. Но выручка от нее очень интересная. Больше половины — это сразу налоги. То есть из 800 млн выручки 500 млн — сразу чистые налоги. Но при снижении стоимости нефти налогов, акцизов, НДПИ придется заплатить тоже меньше. Поэтому я не могу сказать, что оперативный простор финансового обеспечения у нас сократился аналогичным образом, то есть в 8 раз. Но порядка 100–150–200 млн мы потеряли оперативного простора.
  • В мае, как ожидаем, выручка будет 200 млн, то есть снижение в 4 раза. Работают «ножницы Кудрина». Нефтяное налогообложение опаздывает — оно формируется на основании цен на нефть в предыдущие месяцы. Например, майский налог сформирован исходя из средней стоимости нефти с 15 марта по 15 апреля, апрельский налог — по ценам с 15 февраля по 15 марта, а мартовский — с 15 января по 15 февраля. В этот период нефть стоила около $60, потому и мартовский налог посчитали, как будто цена нефти — $60. Хотя реально после 5–8 марта она обрушилась и стала стоить $20. Вот так и получаются так называемые ножницы Кудрина, когда налог превышает выручку. Но потом, когда цена нефти растет, налог снова «опаздывает», то есть сумма налоговых отчислений становится меньше, таким образом прибыль в течение года выравнивается.
  • 1 мая вступило в силу новое соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти. Но я удивился: мы майские объемы добычи продали без сокращения, видимо, это касается только крупных компаний. А мы подписали контракт с тем же среднемесячным объемом, который у нас был ранее. Нефти мы добываем порядка 34 тыс. т в месяц.
  • Как воспринял информацию о резком снижении цен на нефть 21 апреля? Вокруг товарной нефти существует группа финансовых инструментов: фьючерсы, опционы, облигации и пр. И цена нефти ушла в минус только потому, что наступил срок закрытия фьючерсов. Людям было важно закрыться по любой цене, потому что после той даты фьючерс превращался бы в ноль. То есть получилось, что цена нефти составляет доллар, но это не так, товарная нефть имеет инерционность, ее невозможно по щучьему велению или по интернету передать. Нужно танкерами везти или трубопроводами переправлять. И когда говорится о резком росте добычи нефти Саудовской Аравией (после срыва первого соглашения в марте 2020 года — прим. ред.), так не бывает. Она заявила, что добудет такое количество нефти, но фактически не смогла. Нефтеперерабатывающие заводы не могут перерабатывать любую нефть. Технологическая цепочка НПЗ подстроена под определенный сорт, потому все это больше информационный обвал, психологическое давление на рынок.
  • Цены упали, потому что люди начинают паниковать и хвататься за соломинку. Если бы они были спокойны, то такого падения бы не случилось.

«Молочное производство (сельскохозяйственное предприятие АО им. Токарликова) у нас работает, ежедневно доим 20 с лишним тонн молока»«Молочное производство (сельскохозяйственное предприятие АО имени Токарликова) у нас работает, ежедневно доим 20 с лишним тонн молока». Фото: tatarstan.ru

ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

  • Строительство платной автодороги мы не прекращаем, наоборот, сейчас переходим на более сложные виды работ. Мы начали строить мост через реку Шешму. Земляные работы уже завершены. Сейчас количество техники сокращается, но мы начинаем работать с искусственными сооружениями. Стройка будет длиться года три-четыре.
  • Молочное производство (сельскохозяйственное предприятие АО им. Токарликова) у нас работает, ежедневно доим 20 с лишним тонн молока. В прошлом году производство показало убыток, потому что там был построен современный молочный комплекс, который стоит миллиард рублей. Ну и сельское хозяйство априори не может быть рентабельным. Вы представьте, что зерно стоит 8 тыс. рублей за тонну, топливо — 45 тыс. за тонну. Тонна зерна — это тонна хлеба, а она стоит в 5 раз дешевле дизельного топлива! Как сельское хозяйство может быть рентабельно? Во всем мире оно дотационное, за исключением Новой Зеландии. Для нас АО им. Токарликова — это социальная ответственность, мы взяли на себя ведение сельского хозяйства и сейчас стараемся уменьшить его убыточность. Прибыль появляется, только когда дотации дает государство — на удобрение, молоко, но это бухгалтерская прибыль.
  • На швейном производстве (чулочно-носочной фабрике «Алсу») мы организовали пошив масок для собственных нужд. Затем были планы закупить материал и шить [медицинские] костюмы под заказ, востребованность у них большая, так что швейное производство налаживает эту работу.
  • Из-за курсовой разницы у нас подорожала пряжа для нашего чулочно-носочного производства, по другим направлениям бизнеса из-за падения курса рубля мы не чувствуем затруднений.
  • Не могу сказать, что этот кризис для нас стал самым тяжелым. Мы и 90-е проходили, и 1998 год, и 2008-й. Морально и технологически мы подготовлены к таким событиям. Но настоящий кризис-то еще не наступил. Он будет к концу года — на будущий. Это пока первые отголоски, цветочки.

«В сельском хозяйстве мы закладывали более 50 килограмм действующего вещества на гектар, если денег не будет, то вложимся в 20-30 (кг д. в./га)»«В сельском хозяйстве мы закладывали более 50 килограммов действующего вещества на гектар, если денег не будет, то вложимся в 20–30». Фото: «БИЗНЕС Online»

  АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ  

  • Сейчас мы смотрим, где можем сократиться в расходной части. Правление сразу же приняло решение, бюджеты сократили. Поставлены дополнительные задачи, и далее ежемесячно обсуждаем бюджет, чтобы решать, как действовать. Бюджет апреля мы закрыли более или менее. В мае у нас проблема: нужно гасить кредит в 350 миллионов. Мы сейчас этот вопрос утрясаем, но у нас есть финансовая подушка, то есть компания была готова к возникшей критической ситуации.
  • Мы увеличиваем кредитную массу, доверие со стороны банков к нам есть, так что с этим проблем не возникает. Я не вижу колоссального дискомфорта в происходящих событиях, просто нужно правильно распределить финансирование разных видов деятельности.
  • Инвестиционные планы мы не пересматривали и не будем. Как дорогу строили, так и продолжим. Ежегодно мы осваивали порядка 1,5–2 млрд рублей, так и ведем эту работу.
  • Мы сделали расчет финансирования нашей деятельности, исходя из стоимости нефти в $15 за баррель. По моим расчетам, при цене нефти в $15 мы все равно можем вкладывать 200–300 млн, это позволяет нам сохранить производственный потенциал дорожного строительства. Дорога — самый емкий потребитель наших финансовых ресурсов.
  • В сельском хозяйстве мы закладывали более 50 кг действующего вещества на гектар, если денег не будет, то вложимся в 20–30. Вместо того, чтобы купить два комбайна, приобретем один, вместо нескольких тракторов — один. То есть уменьшим расходы, но деятельность не будет сокращаться.
  • Зарплаты мы посмотрели, я четко сказал: в выручке людей, которые продолжают работать на линейных объектах, не будем урезать. Если офисные сотрудники перешли на «удаленку» и сейчас выполняют меньший объем работы, то может быть снижение заработков.
  • До этого уровня ($15 за баррель — прим. ред.) мы абсолютно проблем не чувствуем. Производственную деятельность, объем выпускаемой продукции не сокращаем.
  • Вариант ниже $15 мы тоже рассматривали. Сложности могут начаться, если уровень ниже $15 за баррель станет держаться какой-то длительный период — полгода, например. Но, даже если $10 будет за баррель, все равно мы работать продолжим!  

«У вахтовиков смены увеличены. Раньше было 15 дней, сейчас первая смена проработала месяц, то есть люди не выезжали, жили прямо в городках»«У вахтовиков смены увеличены. Раньше было 15 дней, сейчас первая смена проработала месяц, то есть люди не выезжали, жили прямо в городках». Фото: «БИЗНЕС Online»

МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ

  • У вахтовиков смены увеличены. Раньше было 15 дней, сейчас первая смена проработала месяц, то есть люди не выезжали, жили прямо в городках. К минимуму сведены контакты персонала между собой, коммуникации сокращены даже внутри смены.
  • Ну и антисептические мероприятия. У нас работает служба техники безопасности. Есть свой фельдшерский пункт, медицинский персонал, на объектах постоянно находится медбрат или медсестра, так что вопросы противоэпидемической безопасности контролируются непрерывно. 

«К сожалению, государство не заинтересовано в развитии производства. Той финансовой поддержки, о которой говорится в прессе, в реальности нет»«К сожалению, государство не заинтересовано в развитии производства. Той финансовой поддержки, о которой говорится в прессе, в реальности нет»Фото: «БИЗНЕС Online»

О МЕРАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ  

  • Меры поддержки, которые были объявлены правительством России и Татарстана, на нас не распространяются. Мы попытались, заявились, но нет.
  • Все эти виды поддержки скорее декларации. Никакой реальной помощи нет. Я был депутатом Госдумы, когда в 2008 году приняли решение выдать деньги Сбербанку и другим крупным кредитным организациям на поддержку производств. В 2008-м ни одно предприятие Татарстана не получило ни рубля. Думаю, эта ситуация будет аналогичной. Декларация есть, а реальное получение средств отсутствует.
  • Все меры, которые необходимо было бы предпринять, уже продекларированы: налоговые каникулы и кредиты под 2–4%. Это стало бы великолепно для малого и среднего бизнеса. Но, к сожалению, государство не заинтересовано в развитии производства. Той финансовой поддержки, о которой говорится в прессе, в реальности нет.

«Даже после отмены коронавирусных ограничений прежний спрос уже не вернется. Уже сейчас, если у человека в кармане есть деньги, он очень расчетливо относится к их расходованию»«Даже после отмены коронавирусных ограничений прежний спрос не вернется. Уже сейчас, если у человека в кармане есть деньги, он очень расчетливо относится к их расходованию»Фото: «БИЗНЕС Online»

ПРОГНОЗЫ НА БУДУЩЕЕ

  • Кризис будет развиваться, идти по возрастающей до определенного предела. Даже после отмены коронавирусных ограничений прежний спрос не вернется. Уже сейчас, если у человека в кармане есть деньги, он очень расчетливо относится к их расходованию. Не покупает дорогостоящие продукты и товары длительного спроса. Люди же не знают, что будет завтра. На всякий случай они сократят все свои траты. Туризма не станет, покупка автомобиля окажется отложена, поездки — сокращены. А раз туризма нет, то и самолеты не летают, нет основания для развития потребления.
  • Такая ситуация будет нарастать постепенно, пока не начнут банкротиться банки. Думаю, это начнется ближе к концу 2020 года — в начале следующего. Когда сгорит «денежный навес», начнется уже явный, ощутимый кризис, он ударит по гражданам очень серьезно, потому что у населения сгорит много денег.
  • В перспективе года-двух лет банкротами станут порядка 50% компаний. Это не значит, что производства половины фирм остановятся. Заводы не исчезнут, автомобили — тоже. Как скважина была, так и продолжит работать, но если она принадлежала Комарову, то станет принадлежать Петрову или Ибрагимову. А вот банки, финансовые накопления исчезнут.
  • Но этот кризис необходим для снятия «финансового навеса». В мире существует около $50 трлн, которые не обеспечены товаром. Нас же как учили: товар — деньги — товар. А сегодня: деньги — деньги — деньги. Бизнес процветает за счет увеличения не производства товара, а финансовой массы. Но так не бывает, финансы — это эквивалент, они не являются товаром сами по себе.
  • Какой отходной путь? Скважины будут работать, чулочно-носочное производство — тоже: носки же изнашиваются, значит, мы их будем производить. Землю нам все равно каждую весну нужно пахать и сеять, осенью убирать урожай. Корову надо доить и кормить, если ты не будешь этого делать, она погибнет. У нас предпосылок останавливаться не существует.  

«Нельзя отчаиваться и опускать руки. Нужно трудиться, каждая копейка дорога, нужно ее ценить и аккуратно расходовать»«Нельзя отчаиваться и опускать руки. Нужно трудиться, каждая копейка дорога, надо ее ценить и аккуратно расходовать». Фото: «БИЗНЕС Online»

СОВЕТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМ, ПОПАВШИМ В ТРУДНУЮ СИТУАЦИЮ

  • Страха не должно быть, всегда же выживали, приспосабливались. Просто нужно резко сократить расходы, все, что можно убрать и продать, нужно реализовать. И максимально освободиться от кредитной массы. Людей станут губить кредиты. Те, у кого они есть, будут сильно страдать, а те, у кого их нет, смогут ужаться и с минимальными расходами жить на пропитание.
  • В 1998 году мы работали с минусом в 10%, потому что, если бы мы не трудились, у нас был бы минус 18%. Я рассчитал и сказал: «Пусть убыточно, но мы будем работать». Нельзя отчаиваться и опускать руки. Нужно трудиться, каждая копейка дорога, надо ее ценить и аккуратно расходовать.

Персоны: Комаров Фоат Фагимович

Наталья Голобурдова

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here