Глава 2. Булгарская цивилизация: ислам и народная культура. 6.Научные знания

0
164

Нау­ка на му­суль­манс­ком Вос­то­ке раз­ви­ва­лась на ос­но­ве бо­га­тых мест­ных тра­ди­ций и дос­ти­же­ний дру­гих на­ро­дов. В VIII–IX веках крупные го­ро­да прев­ра­щаются в науч­ные цент­ры. Соз­дан­ные в этих центрах научные ака­де­мии, та­кие как «Дом нау­ки», «Сок­ро­вищ­ни­ца муд­рос­ти», при­тя­ги­ва­ли уче­ных из раз­ных кон­цов му­суль­манс­ко­го ми­ра.

Проч­ные свя­зи Волжс­кой Булгарии с эти­ми ра­йо­на­ми за­ло­жи­ли осно­ву для тес­ных кон­так­тов в об­лас­ти нау­ки и куль­ту­ры. Булгарс­кие ученые, возв­ра­тив­шись на ро­ди­ну пос­ле обу­че­ния в науч­ных и куль­тур­ных цент­рах Вос­то­ка, пи­са­ли свои тру­ды по об­раз­цу со­чи­не­ний сво­их восточных учи­те­лей, сос­тав­ля­ли ком­мен­та­рии к их тру­дам, распространяли их науч­ные идеи. Мно­гог­ран­ность, эн­цик­ло­пе­дич­ность зна­ний сред­не­ве­ко­вых вос­точ­ных уче­ных бы­ла ха­рак­тер­на и для уче­ных Волжс­кой Болгарии.  Так, Бур­ханеддин ал-Булгари был из­вес­тен сво­и­ми тру­да­ми по фар­ма­ко­ло­гии, ри­то­ри­ке, бо­гос­ло­вию. «Ве­ли­ким уче­ным, которо­му нет рав­ных в раз­лич­ных нау­ках», счи­тал­ся  Абу-л-Аля Ха­мид ибн Ид­ри­с ал-Булгари. Из­вест­ны бы­ли в свое вре­мя тру­ды Су­лей­ма­на ибн Дау­да ас-Сак­си­ни-Су­ва­ри, ко­то­рый на­пи­сал на арабском и пер­сидс­ком язы­ках со­чи­не­ние ди­дак­ти­чес­ко­го ха­рак­те­ра под названием  «Ц­ве­ток са­да, по­ра­ду­ю­щий боль­ные ду­ши». Тру­ды Сак­си­ни-Су­ва­ри вош­ли во мно­гие труды других ученых, которые охотно ци­ти­ро­ва­ли его.

Булгарс­кие уче­ные, в том числе и бо­гос­ло­вы, пи­сав­шие свои сочинения на арабс­ком язы­ке, пользовались признанием и за пре­де­ла­ми стра­ны. Они бы­ли из­вест­ны в вос­точ­ных ст­ра­нах под име­нем «ал-Булгари». Этим та­хал­лу­сом (псев­до­ни­мом), оче­вид­но, они хо­те­ли подчеркнуть значимость и по­пу­ляр­ность булгарс­ких мед­ре­се и преподавав­ших в них учи­те­лей.

Ма­те­ма­ти­ка. Древнейшая система счета у булгар носила двенадцатеричный характер, т.е.  число 12 в то время означало своего рода привычную нам десятку. Первоначально подобного рода счис­ление возникло в связи с циклично повторяющимися при­родными явлениями, например, в году 12 месяцев. Это был, несомненно, определенный этап исторического развития системы счета. Люди не сразу приш­ли к понятию бесконечности чисел. Какое-то число опреде­лялось как предельное. Наиболее древним из них было чис­ло три. Так что с древнейших времен у многих народов, в том числе и у тюркских, существовала троичная система сче­та. Это подтверждается первоначальным значением тюркских чисел.  Например, слова «өч» (три) и «уч» (ладонь, горсть) – однокорневые. Действительно, три пальца образуют ма­ленькую горсть – само по себе одно целое, предельное. «Биш» (пять) означает руку, ла­донь. «Җиде» от слова «җитте» (хватает, хватиn), т.е. предельный, полный, в этой системе счета – предельное число. Эти числа в древности представлялись волшебными, таинственными, что отражалось, например, в троекратных повторениях магических действий или слов. Как вы знаете, сказочные герои всегда повторяют свои действия, поступки три раза. Когда булгарский хан Алмыш во время обеда, устроенного в честь багдадского посольства встал, как рассказывает Ибн Фадлан, «то встали и четыре царя, и его сыновья, и встали мы также, пока он делал это три раза».

Двенадцатеричная система была более удобной, чем деся­теричная, с чисто математической точки зрения, так как ее основание делится на 3 и 4 – числа, часто употребляющиеся для деления окружности и времени.

Вместе с исламом у булгар утвердилась арабская десяте­ричная система счета. Она, в частности, отражается в подат­ной системе болгар в IX–X вв.: в пользу правителя взима­лась каждая десятая часть продаваемых товаров.

Булгары обладали высокоразвитой метрологической культурой. Метрология выделилась в особую систему знаний. Наличие вещественных мер в виде гирей, линеек и т.д. позволяло производить большое количество одинаковых измерений (дольных, кратных и т.д.). Это обстоятельство открывало путь к использованию математических действий. При дроблении мер на соразмерные части измерение тел принимало математический характер. Основанием единиц измерения длины были части тела мужчины среднего телосложения: ширина пальца, расстояние от большого до указательного пальца или до мизинца (большая и малая пядь). Различные «локти»: от локтя до пясти рук в27 смили включая кулак в38 сми т.д. Булгарский строительный кирпич так же с размером 27 х27 см. Сажень – расстояние между двумя горизонтально вытянутыми руками. Они между собой состояли в арифметических и геометрических соотношениях. Например, локоть в38 смравен малой локти  27√2. Геометрически это соотношение стороны квадрата к его диагонали.

Большие расстояния, как и у многих средневековых на­родов, измеряли временем, пройденным в пути: часом, днем, месяцем. Алмыш хан говорит: «они (народ вису) от нас на расстоянии трех месяцев пути».

Продукция булгарских ремесленников в целом характе­ризуется соразмерностью, симметричностью, учетом каждого грамма ценных металлов и камней, для чего требовались спе­циальные измерительные приборы и, прежде всего, весы и разновесы к ним.  Разные мелкие и крупные гирьки, а также коромыслообразные весы для взвешивания объем­ных сыпучих тел и маленькие шарнирно-сборные весы с чашами в 4–5 см в диаметре, предназначенные для взвешива­ния драгоценных металлов, монет, серебряных слитков – частая находка среди болгарских археологических материалов. На булгарских монетах  стоимость не указыва­лась. Стоимость монет, отчеканенных из драгоценного ме­талла, определялась их весом. Примечательно, что данный факт отражен и в татарском фольклоре. В этом отношении представляет интерес народная сказка «Захир и Шакир», в которой рассказывается о том, что сосед у одного своего знакомого попросил на время весы. Тот, чтобы узнать, что взвешивается, намазал на весы мед. Когда сосед вернул весы, на чаше  оказалась  золотая монета.

Сложных математических расчетов требовала архитектура. Вскрытые в Биляре и Суваре фундаменты зданий, остатки стен показывают, что здания и сооружения имеют довольно сложную конструкцию, четкие пропорции, продуманную соразмерность и строгую логику архитектурного замысла, немыслимые без сложных математических расчетов, включая геометрические и тригонометрические.

Булгарские зодчие приглашались для строительства каменных зданий на Руси, в том числе некоторых известных православных соборов. В строительстве подобных зданий применялись разные  сложные математические расчеты.

Долгое время оставалась неясной семантика и назначение чертежей на пластинах, хранящихся среди археологических коллекций и относящихся к булгарскому времени. Один из таких загадочных чертежей  нанесен на прямоугольный (37.2 х29 мм) фрагмент глиняного сосуда. Что же означают эти вписанные прямоугольники, для чего они служили? Их называют «вавилонами». Здесь имеется в виду знаменитая «вавилонская башня», план которой представляет собой систему вписанных квадратов. Линии и части линий этих прямоугольников состояли во многих соотношениях, на основе чего можно было производить многочисленные математические расчеты и геометрические построения.  Они заключали в себе, говоря образно, мудрость древнего зодчего.

Ширина первого прямоугольника соответствует длине второго, ширина второго – длине третьего и т.д. Кроме того, стороны каждого «вавилона» (обозначим их условно буквой А) состоят в отношении стороны квадрата диагонали как (А х А√2).

Ширина прямоугольника равна половине длины последующих больших прямоугольников (А√2 : 2). Некоторые линии «вавилона» являются долями длинных сторон большого внешнего прямоугольника. Так, короткие стороны вписанного второго прямоугольника и длинные стороны третьего равны половине длинных сторон внешнего (первого) прямоугольника. Линии, соединяющие посередине короткие стороны, составляют четвертую часть длинной и половину короткой стороны внешнего прямоугольника. Короткие стороны последнего и равные им длинные стороны следующего прямоугольника соответствуют половине длины внешнего прямоугольника, умноженной на √2 и т. д.

 Таких соотношений можно было бы перечислить много. Действительно, подобные «вавилоны» для булгарских зодчих были своего рода универсальными, логарифмическими линейками, до недавнего времени используемые учениками на уроках математики. Перенос геометрических сопряжений, гармонии в линиях «вавилонов» на строящиеся архитектурные памятники делали последние симметричными, пропорциональными, превращали их в «застывшую музыку». Но как это осуществить? Ведь эти геометрические соотношения линий «вавилонов» надо расшифровать. Без этого они остались бы никому непонятными  линиями. Для перенесения этих символических линий в практическую геометрию необходима понятная всем общедоступная система. Эту роль выполняли метрические системы того времени. Как мы видели выше, у булгар бытовало несколько систем единиц измерений, основанные на размерах частей тела мужчины среднего телосложения и совпадающие с соотношениями между «вавилонскими» линиями.

Булгарская система мер основывалась на двухчисленном делении, т.е. меры длины последовательно делилась на 2, 4, 8. В основе линии «вавилонов» также лежит последовательное деление на два. Эти измерения геометрически сопряжены друг с другом (27√2=38; 38√2=53).

Таким образом, булгарские зодчие, используя несколько таких геометрических сопряженных мер, достигали гармонии, пропорциональности будущих сооружений. Конкретное геометрическое сопряжение между единицами измерений они могли выбирать из линий моделей «вавилонов».

«Вавилоны», их формы и пропорции воспроизводятся не только в зданиях, даже укрепления самого города в целом представляют квадратный «вавилон» (вписанные  прямоугольники)

(рис.76).

Первой линией этого гигантского «вавилона» являются внешние укрепления, второй – внутренние, третьей – запечатленные на аэрофотосъемках и выявленные археологически стены укрепленного центра города. Углы этих вписанных прямоугольников расположены точно по направлению сторон света. В Дунайской Болгарии такая фигура помещена на надгробной плите знатного вельможи Мостича (середина Х в.). Одна фигура – квадратный «вавилон» – составлена из обработанных камней в Плиске (конец VII–IX вв.). Более того, в столицах Первого Болгарского царства на Дунае – Плиске и Преславе, а также в Мадаре, священные сооружения, храмы, белые дворцы в плане образуют вписанные прямоугольники, квадраты. Размеры их вполне отвечают свойствам «вавилонов». Укрепления древней Плиски, как и Билярского городища, в плане напоминают  собой «вавилон».

Ис­поль­зо­ва­ние ма­те­ма­ти­чес­ко­го мыш­ле­ния в раз­лич­ных иг­рах, магии, про­ник­но­ве­ние его в ду­хов­ную жизнь, в ши­ро­кие слои на­се­ле­ния го­во­рят о ши­ро­ком расп­рост­ра­не­нии ма­те­ма­ти­чес­ких зна­ний в булгарс­ком об­щест­ве. Об этом же сви­де­тельст­ву­ют и  све­де­ния о ма­те­ма­ти­чес­ких зна­ни­ях, со­дер­жа­щих­ся в про­из­ве­де­ни­ях ху­до­жест­вен­ной ли­те­ра­ту­ры.

Булгарам была известна игра в шахматы. Иг­раль­ные фишки, фи­гу­ры шах­мат, ша­шек – обыч­ное яв­ле­ние при рас­коп­ках го­ро­дищ. Найдены шахматные фигуры: ладья (ал-рох- араб.) из слоновой кости, слон или конь (араб. ал-фил – слон; ал-фарас – всадник), пешка (ал-беизак).

Аст­ро­но­мия – са­мая по­пу­ляр­ная в му­суль­манс­ком ми­ре нау­ка. Ее раз­ви­тие опять же бы­ло свя­за­но с ис­ла­мом, его об­ря­да­ми и тре­бо­ва­ни­я­ми. Верующий должен был знать местонахождение священного города для всех мусульман – Мекки, родины пророка Мухаммада, куда он обращался лицом при совершении молитвы (намаза). Мечети и символы ислама на них – полумесяц – также должны были быть обращены строго в сторону Мекки. Изучение погребений булгар-мусульман показали, что они соблюдали это требование с точностью до одного градуса. Как же достигли булгары такой точности ориентировки? Конечно, достичь этого без определенных приборов очень затруднительно. Таким прибором, своеобразным компасом, был так называемый гномон.

Гномон – древнейший астрономический инструмент, состоящий из вертикального стержня на горизонтальной площадке.  Как известно, в ясный солнечный день в зависимости от времени наши тени постепенно делают круг вокруг нас. Утром тень от гномона обращена к западу, в полдень в северном полушарии – к северу, а вечером – к востоку. Несмотря на простоту конструкции, гномон использовался и в булгарское время для определения широты местности, наклона эклиптики к экватору; сравнивая длину тени от шеста с его длиною, определяли высоту и азимут солнца над горизонтом, направление полуденной линии и т.д. Гномон служил также в качестве приспособления для измерения времени, т.е. выполнял роль солнечных часов.  Поз­же булгары на­ча­ли при­ме­нять бо­лее слож­ные аст­ро­но­ми­чес­кие и землемерные при­бо­ры, та­кие как аст­ро­ля­бия, секс­тант.

 Эти зна­ния и приборы они ус­пеш­но ис­поль­зо­ва­ли при круп­ных строи­тельст­вах.

Необходимость ориентировки по сторонам света, разработка нескольких типов календарей, основанных на законах движения Солнца, Луны, и звезд требовали разносторонних астрономических знаний. Булгарские ученые проводили самостоятельные астрономические наблюдения, например, далеко на севере – в более чем 700 кмк северу от нас. Заранее они посредством различных инструментов, математических и астрономических исчислений выясняли, где можно было наблюдать за предстоящими редкими астрономическими явлениями: движением комет, затмением солнца и луны, наблюдали их с помощью астрономических инструментов.

В г. Болгаре жил человек, в обязанность которого входил контроль за точностью времени. Называли его Масгудом.

Ге­ог­ра­фи­чес­кие предс­тав­ле­ния. Волжс­кая Булгария  являлась неотъ­ем­ле­мой час­тью обширного му­суль­манс­ко­го ми­ра, что способствовало рас­ши­ре­нию географических представлений ее жителей. Главная книга мусульман поощряла путешествия. Мухаммад – главный пророк в исламе – сам был погонщиком караванных верблюдов, т.е. путешествовать приходилось ему много. Мусульманский мир простирался от Испании на западе до Индии на востоке, от Египта на юге и до Волжской Булгарии на севере. Для путешествия в торговых целях в любых точках мусульманского мира никаких препятствий не было. Главное – чтобы ты был мусульманином. Даже один из месяцев официального лунного календаря назывался «месяцем путешествия» –  «Сәфәр ае». В мусульманской географической науке гла­венст­во­ва­ла так на­зы­ва­е­мая «теория кли­ма­тов» («ак­лим»), по­ло­же­ния ко­то­рой бы­ли расп­рост­ра­не­ны и в Волжс­кой Булгарии. Согласно этому учению, мир делился на семь географических зон (от арабского слово «аклим» произошло слово «климат», но сейчас мы употребляем его в несколько ином значении). В центральной, четвертой географической зоне располагался центр мусульманского мира – арабские государства, где находились священные города мусульман. Четвертая зона считалась самой благоприятной для жизни человека. Государства и народы, которые располагались в четвертом климате, считались самыми культурными в мире.

Остальные географические зоны (климаты) располагались  к югу и северу от четвертой зоны. Чем дальше был климат от серединного, т.е. четвертого, тем больше его население было оторвано от цивилизации, а народы, жившие за этими семью климатами, вообще считались варварами, дикарями. Народы и места их обитания представляются часто устрашающими. Считалось, что там вообще никогда не восходит солнце, всегда холод, зима.  Бытовали фантастические рассказы о быконогих людоедах, живущих на севере, о бессмертном великане и о страшных зверях, нападающих на людей.

Распространению подобных легенд о севере способствовали и другие причины. Волжская Булгария была одним из признанных центров торговли в Восточной Европе. Она имела полную монополию на торговлю с северными народами. Булгары не пускали туда восточных купцов. С этой целью распускали фантастические слухи о многих неприятностях, ожидающих пришельцев в северных землях, или о несчастьях, которые могут быть принесены северными людьми в более южные земли. Булгары и северным народам запрещали появляться в своей стране, говоря, что, они, якобы, приносят сюда холод.

Во всем этом не трудно видеть влияние мусульманской географической науки, основанной на теории климатов. Эти географические воззрения булгары прекрасно использовали в своих целях, обогащая их еще более устрашающими деталями. Таким образом, представления булгар о северных народах были весьма сложными по происхождению.

Южнее, т.е. в соседнем седьмом климате жили булгары. Именно они обогатили мусульманскую географию рассказами о чужестранцах-северянах, внося оп­ре­де­лен­ный вклад в раз­ви­тие ге­ог­ра­фи­чес­ких зна­ний то­го вре­ме­ни. Они, нап­ри­мер, луч­ше дру­гих зна­ли тер­ри­то­рию сво­е­го место­по­ло­же­ния – об­ласть «седь­мо­го кли­ма­та» – и все, что рас­по­ло­же­но за ней к се­ве­ру, за­па­ду и вос­то­ку. Со­дер­жа­щи­е­ся в сред­не­ве­ко­вой мусульманс­кой ге­ог­ра­фи­чес­кой ли­те­ра­ту­ре све­де­ния о раз­лич­ных на­ро­дах и зем­лях Се­ве­ра, Ру­си, Ура­ла и За­пад­ной Си­би­ри, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни яв­ля­ют­ся булгаро-та­тарс­кой ин­фор­ма­ци­ей. Кро­ме ре­аль­но­го со­дер­жа­ния, они обо­га­ще­ны мест­ны­ми ми­фо­ло­ги­чес­ки­ми предс­тав­ле­ни­я­ми и ко­ра­ничес­ки­ми сю­же­та­ми.

Ме­ди­ци­на. Осо­бен­но за­мет­ны ус­пе­хи булгар в ме­ди­ци­не. Первоначаль­но зна­ния по ме­ди­ци­не тес­но бы­ли свя­за­ны с ма­ги­ей, тотемисти­чес­ки­ми предс­тав­ле­ни­я­ми (в данном случае имеется в виду использование в целебных целях органов тотемного животного), фетишизмом (верой в чудодейственных возможностях неодушевленных предметов). С древ­ней­ших вре­мен ле­карст­во у булгар на­зы­ва­лось «от, ут» («т­ра­ва»), а вра­че­ва­тель «от­чы, ут­чы» («т­рав­ник»). Медицинские знания основывались на прогрессивных традициях народной медицины. Булгарам были известны природные лекарства (мед, березовый веник, бобровая струя, мясо различных животных и птиц, белемниты и т.д.). Ал-Гарнати пишет, что когда заболели булгарский хан и его жена, «лечили их лекарствами, которые у них приняты». Следовательно, булгарами использовался определенный, в некоторой степени уже испытанный веками круг природных лекарств (растительные, минеральные, биологические животного происхождения). Широко было распространено употребление меда для исцеления от простуды,  использование для удаления камней в почках и мочевом пузыре вяленых кусочков мяса птицы с перекрещивающимся клювом (клест). Эти птицы обитали в сосновых лесах, питались семенами шишек, поэтому их тела были напитаны смолой и  долгое время не разлагались и после гибели.

Использовалась также так называемая бобровая струя – ценное лекарственное средство, получаемое из мускусной железы речного бобра-самца, которое помогало от паралича, дрожания рук и ног, временной потери памяти, женских болезней.

В качестве биологических лекарств от разных болезней использовались также белемниты (окаменевшие останки) беспозвоночных морских моллюсков, которые в народе назывались «чертов палец». Белемниты применялись в виде порошка, его пили, предварительно смешав с дождевой водой, им присыпали раны.

 В Афганистане, Северной Индии и некоторых районах Ирана с давних времен использовалась в лечебной практике мазь «чарме-и булгхар» («булгарская кожа») против кожных болезней и, главным образом, при тяжелых ранениях. Она приготовлялась на основе золы, полученной при сжигании старой кожи. Зольный порошок смешивали с костным мозгом свежезаколотого животного или, в крайнем случае, с каким-нибудь органическим веществом.

 До нас дошла легенда о дочери булгарского правителя Айдара – красавице Туйбике, которая долгие годы болела параличом. Никто не мог вылечить ее. Однажды на булгарской земле появились трое молодых мужчин из Бухары – современники самого пророка Мухаммада, которые  были проповедниками ислама и еще славились искусными целителями.   Их привели во дворец. Хан рассказал им о своем горе, и они вылечили его дочь. Целители просили свежего березового веника. Но дело было зимой. Они волшебством тотчас же вырастили молодую березу. Она распустила листья, из веток сделали свежий березовый веник. Туйбике попарили березовым веником  в горячей бане, и она выздоровела, на своих ногах побежала домой…

Все это говорит о важной роли в народной медицине биологических стимуляторов. Большинство из них нашли свое место и в профессиональной медицине.

Сре­ди ар­хе­о­ло­ги­чес­ких ма­те­ри­а­лов вст­ре­ча­ют­ся хи­рур­ги­чес­кие инст­ру­мен­ты (лан­це­ты, пин­це­ты). Аламбики – стеклянные посуды с большими носиками практиковались в химических опытах  (Аламбики. Биляр. Валиулина).

Они практиковались и в области медицины. Этот прибор широко применялся и в фармакологии как приспособление, очищающее лекарства от примесей, а также  собирающее и сохраняющее целебные пары.

Как уни­вер­саль­ное, т.е. для лечения от раз­лич­ных бо­лез­ней при­ме­нялось средст­во, на­зы­вав­ше­е­ся «с­та­вить рог» – ти­па сов­ре­мен­но­го «ставить ме­ди­цинс­кие бан­ки». У булгарских врачевателей одним из основных способов диагностирования было прощупывание пульса больного.

На развитие медицинских знаний в Булгарии, бесспорно,  оказали влияние труды восточных медиков, достигших в то время больших успехов в данной области науки. Среди них следует особо отметить крупнейшего ученого Х – начала XI веков Абу-Али Ибн Сину. Об этом удивительно талантливом табибе- волшебнике, способном оживить даже умершего, сложено много легенд, которые знали и в Булгарии.

Под влиянием вос­точ­ной ме­ди­ци­ны по­яв­ля­ют­ся свои профессиональные вра­че­ва­те­ли и у са­мих бол­гар. Далеко за пределами своей страны были известны труды булгарских врачей- фармокологов.

 Бурхан ад-дин Ибрагим ибн Йусуф ал-Булгари написал книгу «О простых лекарствах».

Трактат  Таджеддина ал-Булгари  «Ат-Тирйак аль-кабир» («Большой Тирьяк»), написанный в городе Мосуле (Ирак) в 1223 году, посвящен изготовлению универсального лекарства и создан на стыке химии, медицины, фармацевтики и ряда иных наук.

  Булгарский врач Ходжа Ахмед ал-Булгари, жив­ший в пер­вой полови­не XII века, славился на весь исламский мир. Переехав на постоянное местожительство из Булгарии в Аф­ганистан, он врачевал в городе Газни и стал великим везиром знаменитого султана Махмуда I Газневи. Он находился во дворце среди выдающихся ученых всего мусульманского мира того времени. С помощью его чудодейст­венного лечения многие встали на ноги. Поэты восхваляли его в своих стихах. Имя его стало легендарным. Даже в наши дни мусульмане из разных уголков мира приезжают к могиле Ходжи ал-Булгари и к роднику у его могилы с надеждой на исцеление. В 1971 году над могилой великого врачевателя был построен мавзолей из белого мрамора.

История в то время была тесно связана с происхождением предков, легендарными событиями в жизни булгар, судьбой народа.

Сначала история народа излагалась в легендах, преданиях, исторических песнях. Не было еще историков-профессионалов. Народ передавал из поколения в поколение самое ценное, значимое в своей истории. Он хотел показать свою историю чрезвычайно важной, легендарной, необычной и очень гордился ей. История была важнейшим средством  воспитания молодого поколения.

  Интерес к истории проявлялся в разное время по-разному. Самые древние формы исторических знаний носили тотемистический характер. Первопредком считалось тотемное животное, которое впоследствии с первопредком- человеком стало прародителем людей рода, племени. Таковыми, судя по генеалогической легенде о происхождении десяти тюркских племен, были мальчик из дома Хунну по прозванию Ашина и Волчица. Волк был, как известно, общетюркским тотемом. С распадом этого сообщества племена, вышедшие из него, считали своим тотемом часть бывшего общего тотема или же отдельную его масть. Впоследствии  тотемом у предков татар становится Белый волк. Но древняя генеалогическая легенда продолжала бытовать у волжских булгар, что нашло свое отражение в легенде о так называемой ref  SHAPE  * MERGEFORMAT «маклашеевской всаднице (всаднике)». Так же зачинателем рода выступает  и рогатый барс, изображение которого стал символом булгарской земли. Его изображения помещены в русских гербовниках. Иметь свое происхождение от легендарных предков, связанных с тотемным животным, было в обычае высшего сословия древнетюркского общества. Представители их в обязательном порядке носили и животные (птичьи) имена.

Таким образом, первоначальные «исторические произведения» тюрко- татар были посвящены их этногониям, тотемным предкам и представляли собой тотемистические и генеалогические легенды, приключения тотема и человека-предка. В центре этих «историй» – отдельные личности и тотемистические герои. В них «история» тесно взаимосвязана с культом предков, характерных для булгар.

  Весьма любопытным историческим памятником является «Именник болгарских князей», содержащий генеалогию правящего рода дунайских болгар. В нем имеется список болгарских ханов с указанием времени их правления, принадлежности к определенному роду. Годы правления указаны по тюрко-монгольскому «звериному циклу». Сведения начинаются с 153 года н.э. «Именник» состоит из двух частей. Первый был создан в VII веке во время правления хана Аспаруха. Здесь утверждается древность рода Дуло. Генеалогия начинается с Атиллы (в «Именнике» Авитохол) и его сына Эрнаха (Ирник). Во второй части «Именника» перечисляются  наследники Аспаруха до середины VIII в.

 Генеалогические и этнологические легенды продолжают бытовать и в последующем. В условиях принятия монотеистических религий они претерпели определенные изменения, исчезли тотемистические оттенки, на первый план выходят библейские сюжеты. Прародителем тюркских народов был Терек – внук пророка Ноя, сын Яфета.  В Хазарском каганате происхождение хазар связывалось с Тогармом – сыном Яфета (сыном Ноя). Из десяти сыновей Терека седьмой – Хазар, девятый – Болгар, десятый – Сувар.

 Важным сюжетом в исторических повествованиях является принятие религий. Для хазар это начало новой истории. Каганы перечисляются только с этого периода .

Генеалогические легенды, подобные хазарским,  бытовали и в Волжской Булгарии. Появляются новые звенья – Алып и его сыновья Булгар и Буртас. Различные варианты этих легенд известны в источниках XII и XV веков. Некоторые из них дошли до наших дней.

Интерес к истории у булгар, как и у других мусульманских народов, во многом определялся общей тенденцией, характерной для средневекового Востока, когда в X–XIII веках были широко распространены историко-этнографические трактаты и энциклопедии таких видных ученых, как Ибн Русте, ал-Масуди, ал-Марвази, ал-Бируни и др.

В период централизации Булгарии, формирования народности складываются и распространяются представления о происхождении булгар. Вначале они еще не выходили за пределы генеалогических и даже тотемистических культов, но уже вскоре приобретают историко-этнографические формы.

В XI–XII веках в Булгарии появляются свои историки. Одним из них был Йакуб ибн Нугман, написавший книгу «История Булгара», которая, к сожалению, не дошла до наших дней. Он был единомышленником знаменитого нишапурского богослова Абу-л-Масали Абу ал-Малика ибн Абу Мухаммад ал-Джувейни (1028–1086 гг.), автора многочисленных книг по толкованию Корана, хадисов и литературоведческих сочинений.

О Йакубе ибн  Нугмане мы больше знаем из сочинений Абу Хамида ал-Гарнати, побывавшего в Волжской Булгарии  в 1135–1136, 1153 годах.  Он встречался с Йакубом ибн Нугманом и приводит отдельные отрывки из его книги, например, принятие булгарами ислама, что воспринималось как чрезвычайно важное событие в истории тюрко-татар. По историческим книгам, распространенным в мусульманском мире, булгары были знакомы с историей других народов и стран. Особой популярностью пользовались рассказы о греческом полководце Александре Македонском Строителе.  Бытовали легенды о том, что Александр Македонский (на Востоке называли его Искандер или Зу-л-Карнайн), одержав победу над северными народами, возвел вокруг них непреодолимые стены, основал город Болгар. Даже родословие булгарских ханов связывалась с именем Искандера.

 Итак, профессиональные знания, наука в Волжской Булгарии были передовыми для своего времени.  Научные знания нередко были далеки от повседневной жизни, а профессиональные знания, наоборот, исходили, в первую очередь,  из потребностей общества.  Булгарские ученые писали на арабском языке. Поэтому их труды получили общемусульманское звучание. Развитие науки у булгар было своеобразным откликом на Восточное Возрождение.

«Булгарская цивилизация на Волге» (Г.М.Давлетшин, Ф. Ш. Хузин).   

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here