«Хан Батый объединил Россию, поэтому его назвали Русский Царь Батый»

0
137

В новой книге Фатих Сибагатуллин отрицает пресловутое «иго», а «завоеватель Руси» представлен как иностранный военный менеджер на контракте

Накануне 70-летия депутата Госдумы от РТ Фатиха Сибагатуллина вышла его очередная историческая книга «Тартария и татары». «Она посвящена изучению сложнейших этнических процессов на территории Евразии, а также предпосылок и особенностей формирования российской цивилизации», — пишет во введении замдиректора Института истории им. Марджани Радик Салихов. С любезного разрешения автора «БИЗНЕС Online» публикует с сокращениями главу с провокационным на первый взгляд заголовком «Русский царь Батый» (орфография и пунктуация первоисточника сохранены).

Накануне 70-летия депутата Госдумы от РТ Фатиха Сибагатуллина вышла его очередная историческая книга «Тартария и татары»Накануне 70-летия депутата Госдумы от РТ Фатиха Сибагатуллина вышла его очередная историческая книга «Тартария и татары»

«А УЗАКОНИЛ ОБЪЕДИНЕНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА ИВАН IV»

Что вообще из себя представляла Европа в средние века? Да ничего хорошего. Это сейчас, когда Запад лидирует в сфере технологий и науки, мы заимствуем у них и определенно им подражаем, а в средние века этот самый Запад ничего из себя не представлял. Невежественный, завшивленный и нищий — вот характеристика тогдашнего западноевропейца. Не верите? Читайте литературу. Ренессанс (Возрождение) Западной и Центральной Европы начался в Италии в XIV–XVI веках, в других странах этого региона в конце XV — начале XVI веков. Нам нечего было заимствовать у европейцев в средние века, и тем более нечего было заимствовать в военной сфере. Восток являлся несравненно более богатым, культурным и сильным регионом, чем Европа.

А вот в учебнике «История России» под редакцией академика, директора Института российской истории РАН, А. Н. Сахарова выделено курсивом: «нашествие и иго отбросили русские земли назад в их развитии». Однако не с Сахарова все это началось, об этой отсталости уже вовсю трубил в начале XIX века Карамзин, почетный член Петербургской Академии, в своей «Истории государства Российского». С одной стороны, все эти академики и писатели твердят об извечной неразвитости Востока, с другой же стороны, пишут о том, что «Восток манил европейцев своими несметными богатствами».

И как же нам все это понимать? Восток — богат и неразвит, Запад — развит, но беден. Очевидно, в силу своей необычайной прогрессивности Европа громила богатейшую культуру Индии, стреляла из пушек по сфинксам в Египте, запрещала письменность майя и ацтеков, торговала опиумом в Китае… далее везде. В чем вообще Европу можно считать передовой? В оружии и военной технике? Но не далее как в 1941–1945 гг. СССР вдребезги разнес эту Европу, несмотря на европейский перевес в людях и промышленном потенциале.

В наше время Азия вырывается в технологические и индустриальные лидеры, а Китай имеет все возможности к середине XXI века стать военным гегемоном, если не всего мира, то Евразии наверняка, и вполне вероятно, что вскоре в наш лексикон войдут многие китайские слова, как вошли когда-то тюркские…

Какова была численность населения монголов, проживавших в XIII веке на территории современной Монголии? Страшно сказать, но едва ли она превышала 160 тыс. человек. О каких полчищах монголов в армии Чингисхана можно говорить? Судите сами: до 1917 года население Монголии не превышало 689 тыс. человек.

Батый получается, по российским источникам, после взятия в сентябре месяце Волжской Булгарии пошел по просьбе Ярослава Вячеславовича укоротить на одну голову Рязань (не хочет объединяться с Владимирским княжеством). И Батый пошел на Рязань. 15 декабря Каргалов пишет: «140-тысячное войско». А в армии Батыя по две лошади на одного воина как минимум приходилось. Получается от Татарстана до Рязани кто им приведет на 300 тыс. лошадей? сколько нужно корма, сколько требуется подков для лошадей: где найти столько кузнецов для подковки этих лошадей?

Городом назывался город с численностью 1000 жителей и где имеется деревянное ограждение, крепость. И Рязань была таким городом. Крепость Рязани по периметру была около 800 метров.

Почему Чингизиды не ввели свой порядок, не уничтожали под корень ту власть, которую победили, как в Китае, где поменяли власть на новую. Багдад — центр халифата, были Аббасиды, во главе с Мустасимом, никого не оставляли во власти. Гитлер, если бы завоевал Россию, окончательно бы также уничтожил власть. А вот татары в России во главе с Батыем из рода «черных» татар из Сибири никого не трогали, ни князей, они просто выписывали ярлыки, не уничтожали ни православие, наоборот построили монастыри, чтобы изолировать нетрадиционных мужчин и женщин.

В чем секрет? Секрет прост: на территории России было 300 городов, почти столько же удельных князей, не было объединенной государственности, вечно враждующие между сбой княжества, то есть получается хан Батый объединил Россию, поэтому его назвали Русский Царь Батый, свои назвали — хан, русские — царь, от греческого слова «кесарь». А узаконил объединение российского государства Иван IV, Иван Грозный, объединив Казанское ханство, Астраханское, Сибирское ханство и считался русским царем Москвы и Казани первое время. Был очень грамотным человеком, была у него очень богатая библиотека, то, что рисуют в картине, что убил сына палкой, такого и в помине не было, это выдумка, а вот генетически может не понравиться всем русским по одной причине: он был татарин (¾ по крови, в роду по линии отца, бабушка была гречанкой).

Естественно, почти все они были заняты в кочевом животноводстве, кормили сами себя, а излишки обменивали на продукты земледелия и ремесленно-промышленного производства, торгуя с Китаем и Россией. В 1974 году в сельском хозяйстве вообще, в том числе и в земледелии, работает немногим больше, а именно — 774 тыс. человек. Кормят они население в 1378 тыс. человек. Однако для того, чтобы увеличить продовольственную базу, потребовались техника, обводнение пастбищ, внедрение земледелия и т. д.

Очевидно, что территория современной Монголии, все ее 1565 тыс. квадратных километров, не могут прокормить более 700 тыс. человек при кочевом животноводстве, при этом следует помнить, что часть продукта использовалась для обмена.

Рост населения часто толкает народы на экспансию. Каким же образом Монголия могла эффективно восполнять военные потери большого масштаба, имея столь малый абсолютный прирост населения? Вот еще один интересный факт. В XV веке два раза, при Эсен-хане и Даян-хане, предпринимались попытки объединить монгольское государство, и оба раза они проваливались после их смерти. БСЭ объясняет провал этих попыток тем, что «отсутствовали необходимые для единства страны социальные и экономические предпосылки». Однако возникает вопрос: а присутствовали ли они при Чингисхане? Чем объективно отличалась жизнь в XIII веке от жизни в XV по социальным и экономическим показателям? Ничем. Поэтому после смерти Чингисхана Монгол-улус не должен был долго просуществовать в виде централизованного государства из-за отсутствия этих самых «социальных и экономических предпосылок». Он и не просуществовал.

«В Монгольском улусе с 1259 г. полыхала жестокая гражданская война узурпатора Хубилая с ревнителями традиций кочевой старины — западными монголами, которых поддерживали ханы Золотой Орды. Война закончилась в 1304 г. вследствие предельного утомления обеих сторон» (Л. Н. Гумилев. «Древняя Русь и Великая степь»).

Несомненно, что время от времени монголы объединялись под начальством какого-нибудь хана и совершали походы на соседние государства, однако завоевательный пыл быстро угасал, возможно, из-за гибели активной (пассионарной) части населения, или после гибели очень немногочисленного избыточного населения. Затем Монгол-улус возвращался на долгие годы к привычному состоянию стагнации. Монголия объективно не имела возможности вести завоевательные мероприятия в течение длительного времени и в широких масштабах. Мешала низкая численность и плотность населения, разбросанного на большой территории, невозможность быстрого восполнения человеческих потерь и слабые экономические возможности.

В Монголии не существовало хоть сколько-нибудь значимого ремесленного производства, «множество самостоятельных ханств и княжеств остро нуждались в рынках для обмена скота и продуктов скотоводства на земледельческие и ремесленные товары оседлых народов. Таким рынком в то время мог быть только Китай. Но он был мало заинтересован в этом обмене. Экономика Монголии оказалась в кризисном состоянии. Монгольские правители пытались силой оружия навязать китайским властям меновую торговлю».

Батый единственный завоеватель, который вторгся на Русь зимой и при этом, по утверждению историков, ее еще и завоевал, а не сгинул со своими бойцами, околев от холода и бескормицы«Батый же единственный завоеватель, который вторгся на Русь зимой и при этом, по утверждению историков, ее еще и завоевал, а не сгинул со своими бойцами, околев от холода и бескормицы»

МИФ О «ПОРАЗИТЕЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЯХ МОНГОЛЬСКИХ ЛОШАДЕЙ»

Одной из особенностей монгольского климата является то, что зимы в Монголии малоснежные. Это способствует круглогодичному табунному содержанию лошадей и скота, в частности, овец. Что мы знаем о монгольской лошади? «Монгольская лошадь — верхово-вьючная и упряжная местная. Выведена и издавна разводится на территории Монголии. Животные низкорослые, выносливые, неприхотливые, приспособлены к круглогодовому табунному содержанию и тебеневке. Используют также для получения мяса и молока». «Тебеневка — (от тюрк. тебин — зимнее пастбище под снегом, от тебу — ударить ногой), пастьба с.-х. животных на пастбищах, покрытых снегом. Применяют в районах отгонного животноводства, где практикуется круглогодовое пастбищное содержание животных. Хорошо приспособлены к тебеневке олени, лошади, овцы, хуже — крупный рогатый скот. Животные откапывают корм из-под снега (лошади из-под снежного покрова глубиной до 50 см, овцы — до 25 см, крупный рогатый скот — до 10 см). Тебеневку лучше переносят животные местных выносливых пород и их помеси. Лучшие пастбища для зимней пастьбы — степные, имеющие в травостое многолетние плотнокустовые злаки (ковыли, типчаки), полыни, солянки. В некоторых районах с ограниченными естественными пастбищами для зимней пастьбы отводят участки с посевами овса, суданки, сорго и др. На случай непогоды (буранов, гололедицы) создают страховые запасы кормов. Для борьбы с обледенением пастбищ используются тяжёлые бороны, тракторные снегопахи и др.» (БСЭ).

В исторической литературе все время говорится о том, что монгольские лошади умеют долбить копытами снег и добывать из-под этого снега корм. Очевидно, имеется в виду, что все другие лошади долбить снег копытами не умеют. Тем не менее к тебеневке, т. е. к пастьбе на заснеженных пастбищах, приспособлены не только монгольские лошади, но и овцы, олени и крупный рогатый скот. Предположим, монголы научили своих лошадей, заодно и овец и крупный рогатый скот, откапывать корм из-под снега. Хорошо, а кто научил это делать оленей? Может быть, чукчи?

Так или иначе, есть монгольская чудо-лошадь, добывающая корм копытами. Есть еще и монгольские чудо-овцы, вообще у монголов не скотина, а чудо-скотина и все как одна умеют добывать корм из-под снега. Однако вот вопрос: это монгольские чудо-овцы такие умные, или просто степные монгольские пастбища такие малоснежные?

Именно малоснежность степных пастбищ позволяет животным откапывать корм из-под снега своими натруженными копытами. И если обычную русскую овцу пустить на монгольское степное пастбище, то и она быстренько начнет копытами долбить снег в поисках пищи. Другое дело, что в лесной России долби не долби — ничего толком не получится, поскольку снега по пояс и травостой, увы, не степной.

Следовательно, дело совершенно не в том, что монгольские лошади отличаются особыми умениями, а в толщине снежного покрова и в обильном травостое. А посему, как прикажете понимать следующие слова Плано Карпини? «Отсюда, по споспешествующей милости божией и избавившись от врагов креста Христова, мы прибыли в Киев, который служит столицею Руссии; прибыв туда, мы имели совещание о нашем путешествии с тысячником и другими знатными лицами, бывшими там же. Они нам ответили, что если мы поведем в Татарию тех лошадей, которые у нас были, то они все могут умереть, так как лежали глубокие снега, и они не умели добывать копытами траву под снегом, подобно лошадям Татар, а найти им для еды что-нибудь другое нельзя, потому что у Татар нет ни соломы, ни сена, ни корму. Поэтому мы после совещания решили оставить их там с двумя слугами, которые должны были охранять их» (Д. дель Плано Карпини, «История Монголов» М., 1957, http://www. hist. msu.ru).

Получается, что лежали глубокие снега, а татары не запасали ни сена, ни соломы… Но Карпини едет к татарам в Половецкую степь. Половцы там в свое время сеном запасались. Гумилев пишет («Древняя Русь и Великая степь»). «… часть войска (Батыя. — К. П.), под командованием Монкэ, вела войну в Половецкой степи, отбивая у половцев зимовники с запасами сена». То есть выходит, что половецкие кони не умели добывать корм из-под снега, то есть не были приспособлены к тебеневке? Интересно. Овцы это умеют, крупный рогатый скот это умеет, олени это умеют, монгольские лошади это умеют, и только русские, половецкие, а также примкнувшие к ним европейские кони этому не учились.

Может быть, у монгольских лошадей имеется особое устройство копыт, навроде лопат для уборки снега? Да нет. Копыта у всех лошадей устроены одинаково. Значит, у монгольских лошадей имеется такой врожденный рефлекс по откапыванию корма из-под снега, а русские и половецкие лошади этот рефлекс утратили или не приобретали вовсе и поэтому вместо того, чтобы постучать копытом по снегу, они стоят в скорбном молчании и ждут, когда им подадут овса.

Совсем уже непонятно, зачем тогда Монкэ отбивал половецкие зимники с сеном? Ведь у монголов такие замечательные лошади и пасутся прямо на марше, как пишет Э. Хара-Даван, и корм добывают из-под снега.

Монгольские лошади имеют небольшую массу (например, по сравнению с першеронами), отличаются повышенной мохнатостью, им требуется меньше корма и они лучше переносят низкие температуры. В остальном это есть все те же кони, что и русские, и половецкие. И обмен веществ у них такой же, и анатомия ничем не отличается принципиально. А степи, хоть монгольские, хоть половецкие, вообще-то характерны обильным травостоем, поэтому в данных условиях и возможна тебеневка. В степях еще и ветры задувают, что соответственно препятствует образованию глубокого снежного покрова.

Если же в степи, после оттепели, образуется ледяная корка, то никакая, хоть трижды монгольская, лошадь не пробьет копытом эту корку, не будучи подкованной. Это очень опасная ситуация, когда поголовье может просто погибнуть. Для предотвращения падежа лошадей в таких случаях, а также для подкормки лошадей в условиях сильной непогоды в наличии должен находиться определенный запас сена. Половцы об этом знали и устраивали зимники, а татары, согласно записям Плано Карпини, якобы не ведали о том ни сном, ни духом, что весьма странно.

Почему вопрос о лошадях так важен? Да потому, например, что в 1812 году Наполеон потерпел поражение в России не в малой степени из-за того, что не смог решить вопрос с фуражом. Батый же единственный завоеватель, который вторгся на Русь зимой и при этом, по утверждению историков, ее еще и завоевал, а не сгинул со своими бойцами, околев от холода и бескормицы.

Поскольку не в последнюю очередь, вопрос о завоевании Руси Батыем упирается в «поразительные способности монгольских лошадей» обходиться без запасов кормов, придется разобрать вопрос конского питания и различия в породах подробнее, с привлечением специалистов. Если принять цифру В. В. Каргалова в 120–140 тысяч, то какая-такая десятина? Бессмысленность сопротивления очевидна: размажут копытами по земле, малахаями закидают, один раз из лука пальнут — и вся Рязань будет похожа на ежа. Так отдать им эту десятину, а затем на рысях двигать к Великому князю и объединяться! Только объединяться.А пока любой ценой сохранять людей и ресурсы для дальнейшей борьбы.

Возникает вопрос: кто же воевал в войске Батыя на Руси, если монголам в то же время приходилось удерживать фронт в Китае, в Средней Азии, да при этом еще «отбивать зимовки у половцев»?«Возникает вопрос: кто же воевал в войске Батыя на Руси, если монголам в то же время приходилось удерживать фронт в Китае, в Средней Азии, да при этом еще «отбивать зимовки у половцев»?»

«СКОРЕЕ ВСЕГО, И ЦИФРА В 30 ТЫСЯЧ БОЙЦОВ СОВЕРШЕННО ЗАВЫШЕНА»

Гумилев пишет («Древняя Русь и Великая степь»): «Реальна цифра Н. Веселовского — 30 тыс. воинов и значит, около 100 тыс. лошадей. Но даже это количество прокормить было трудно. Поэтому часть войска, под командованием Монкэ, вела войну в Половецкой степи, отбивая у половцев зимовники с запасами сена». (Кстати, а что делала другая часть? Ждала, пока сено отобьют?)

Скорее всего, и цифра в 30 тыс. бойцов совершенно завышена. Если бы у Батыя было 30 тыс., то сопротивление было бы таким же бессмысленным, как и сопротивление 140 тысячам. Откуда вообще такие жуткие цифры? К середине XI века на Руси согласно учебнику «История России под редакцией А. Н. Сахарова проживало 4 млн человек. Во время усобицы 1016 года Ярослав Владимирович, князь Новгородский, собрал войско со всего севера Руси, пригласил варягов и пошел на Киев с 40-тысячной ратью. А вся Монголия, при большом напряжении сил, могла выставить, при норме мобилизации в 10%, всего 40 тысяч воинов.

Возникает вопрос: кто же воевал в войске Батыя на Руси, если монголам в то же время приходилось удерживать фронт в Китае, в Средней Азии, да при этом еще «отбивать зимовки у половцев»? Самым логичным было бы привлечь китайцев. Или, может быть у монголов воевали разгромленные ими же в клочья булгары, мордва, черемисы или преследуемые половцы? Но, как справедливо заметил Гумилев, «…использовать покоренных в качестве боевых товарищей — это лучший способ самоубийства». К тому же на войне первыми кладут головы профессиональные воины, а оставшийся после битвы народ по своим боевым качествам только и годится, что коров пасти. Использовать сдавшихся в плен — все равно, что принимать в войско заведомых пораженцев, да еще пораженцев враждебно настроенных.

«Монголия вела войну на три фронта в течение 80 лет. Главным ее противником был Северный Китай, перед тем завоеванный чжурчжэнями. Победа над ними далась монголам лишь в 1234 г., когда пала последняя чжурчжэньская крепость — Кайфын, и тогда уже началась война с Южным Китаем — империей Сун, после того как китайцы убили монгольских послов. Вторым по значению был юго-западный фронт, где в 1219 г. монголы вели войну с мусульманами. Там они держали постоянно действующий корпус численностью от 30 до 60 тыс. всадников против туркменовсельджуков. Северо-западный (восточноевропейский) фронт стоял на третьем месте, причем основным объектом ярости монголов были не русские, а половцы, союзные с русскими князьями. Кроме того, монголы были вынуждены то и дело совершать отдельные походы то в Тибет, то в Сибирь, то против камских болгар, то на мордву. Монголы нигде не могли иметь численного перевеса, а равно и перевеса в технике, потому что своего производства железа у них не было» (Л. Н. Гумилев «Древняя Русь и Великая степь»). Но при таком распылении сил монголам бы и миллиона китайцев не хватило.

Но все-таки, как же с китайцами в монгольской армии? Да никак. «В 1275 г. на Руси прошла новая общая перепись и набор рекрутов. Вероятно, приказ об этом исходил в 1273 или 1274 гг. от великого хана Хубилая, который нуждался в пополнении войск для кампаний в Южном Китае и Индокитае. Поскольку хан Менгу-Тимур, со своей стороны, намеревался укрепить свою власть на Кавказе, ему также был бы очень полезен свежий контингент войск. На этот раз наряду с Восточной Русью, перепись была проведена и на Смоленской земле» (Г. В. Вернадский. «Монголы и Русь»). Так что в монгольской армии служили не китайцы, а русские.

«НЕПОНЯТНО МОНГОЛЬСКОЕ ЖЕЛАНИЕ СДЕЛАТЬ ПЛЕМЯННИКА УБИТОГО КНЯЗЯ ЮРИЯ СВОИМ ОДНОПОЛЧАНИНОМ»

Однако вернемся к Батыеву нашествию. Согласно «Истории России» под ред. А. Н. Сахарова рязанские полки сначала дали сражение монголам на реке Воронеж, но потерпели поражение из-за неравенства сил, затем, после пяти дней осады, пала Рязань. Так каково было неравенство сил под Рязанью? И. Б. Греков и Ф. Ф. Шахмагонов в книге «Мир истории (Русские земли в XIII–XV веках)» пишут: «Столь же неясным остался и вопрос о возможной численности русских войск, которые могли противостоять нашествию. Вплоть до исследований М. Н. Тихомирова о русских городах XIII века из одной исторической монографии в другую перекочевывали столь же легендарные числа, как и при определении численности войск Батыя. М. Н. Тихомиров пришел к выводу, что такие города, как Новгород, Киев, Владимир-Суздальский насчитывали от 3 до 5 тысяч воинов. Города Северо-Восточной Руси, такие как Ростов, Переяславль Суздаль, Рязань по числу жителей не шли ни в какое сравнение с Новгородом и Киевом, и, по подсчетам М. Н. Тихомирова, число их жителей редко превышало 1000 человек». Т. е. рязанцев, возможно, числом было эдак в 1000 душ. И старых и малых. Есть о чем подумать. Если выставить всех, кто может носить оружие, то человек 300 набрать можно. А тут Батый и его 30-тысячное войска. Безусловно, если учесть, что на тот момент в Рязани (очевидно, чисто случайно) находилась целая бригада князей, то следует предполагать, что они не одни пришли, а еще людей привели. Но привести много они не могли, поскольку по «Истории России» А. Н. Сахарова, например, у киевского великого князя в XI веке дружина насчитывала от 500 до 800 человек. С XI века на Руси немногое поменялось. К тому же то был киевский великий князь, а не рязанский.

Итак, следует принять, что князья могли выставить объединенное войско числом от 3 до 5 тыс. человек. С такой армией на 30 000 татар Батыя они бы не выступили, тем более за стены. Это было бы возможным при относительном равенстве сил. Например, если войско Батыя находилось в пределах коэффициента 1,5 от численности рязанцев. А иначе — только народ губить понапрасну. Возможности провести разведку у рязанцев были, поскольку Батый стал лагерем, а не сразу навалился на город. Едва ли Батыево войско насчитывало больше 10 тыс. человек. (А больше и не надо было, поскольку Батыем операция проводилась не военная, а полицейская.)

Это подтверждается тем, что сражение, в котором участвовали рязанские, муромские и пронские дружины, было упорным и кровопролитным. «Едва одолеша их сильныеполки татарскиа», — отмечает автор «Повести о разорении Рязани Батыем» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»). Надо учесть и то, что большая часть населения на Руси жила не в городах. Это сегодня в городах живет почти вся Россия. А тогда, увы, многие по деревенькам маялись, по слободам и погостам. Очень важно заметить, что у всех этих слобод и погостов, безусловно, и мысли не возникало организовать вооруженный отпор экспедиции Батыя. Это все равно, что самому зарезаться и своих детей зарезать, а следовательно — большинство населения не пострадало, поскольку сопротивления не оказывало. Конечно, определенный убыток (в 10%) был понесен, наверняка случались некоторые эксцессы, связанные с нравами грубой солдатни, однако погрома не было. Была экспроприация.

Еще один интересный факт. «4 марта значительное монголо-татарское войско обошло стан князя Юрия Всеволодовича на р. Сити. Окруженная вражескими вооруженными силами русская рать была разбита в «злой сече». Много русских воинов было уничтожено. Погиб и князь Юрий. Рашид ад-дин так описывает его конец: «Эмир этой области Вике — Юрку бежал и ушел в лес; его поймали и убили». Племянник Юрия князь Василько Константинович был взят в плен. Татары принуждали его «быти» в их воле и воевати с ними», а когда он отказался, убили его» (Л. В. Черепнин, «Татаро-монголы в Азии и Европе»).

Непонятно монгольское желание сделать племянника убитого князя Юрия своим однополчанином. Командирских кадров разве что не хватало? Вероятно да, если требовали не только «десятины во всем: и в людях, и в конех, и в доспесех», но «и во князех». Кстати, как убеждали? По-русски или по-монгольски? Или на пальцах? А если бы князь Василько согласился «воевати с ними», он бы, конечно, не простым бойцом служил, и как бы тогда он командовал своими подчиненными, по-монгольски или по-тюркски? Или все же по-русски?

«ЧТО КАСАЕТСЯ БУЛГАРИИ, ТО РУССКИМ ПРИХОДИЛОСЬ С НЕЙ ДОВОЛЬНО ЧАСТО ВОЕВАТЬ»

Выше уже говорилось, что через тридцать лет после начала Чингисханом внешних завоеваний, монголы сильно подросли во всех отношениях. Вот еще один пример. «В 1229–1230 гг. «вспыхнуло пламя войны между татарами и кыпчаками». Оно особенно разгорелось в 1237 г., когда монгольские войска двинулись «облавой» с берегов Каспия к Дону. И здесь захватчики встречали отпор со стороны местного (кыпчакского и аланского) населения. Особенно проявил себя в борьбе с нашествием отряд «кыпчакских удальцов» во главе с Бачманом. Джувейни говорит про него, что он был бесстрашен и неуловим. Где бы войска [монгольские] ни искали следов [его], нигде не находили его, потому что он уходил в другое место и оставался невредимым». Узнав, что Бачман скрывается где-то у р. Итиля, против него двинули большое войско на 200 судах. Отряд Бачмана был обнаружен на одном из островов и уничтожен, а сам предводитель захвачен в плен и умерщвлен» (Л. В. Черепнин. «Татаро-монголы в Азии и Европе»).

Использование флота, хотя бы и речного, говорит о многом. Вы можете сказать: «Ну чего там, сели за весла и вперед…» Попробуйте, сядьте за те весла. Возьмите с компанией друзей в прокат шестивесельный ял и покатайтесь. Здесь нужно, прежде всего, умение. А хождение под парусом? И где монголы взяли 200 судов? Конфисковали у местной рыболовецкой артели? Или сами построили? «Так как убежищем и притоном ему (Бачману. — К. П.) большею частью служили берега Итиля, он укрывался и прятался в лесах их, наподобие шакала, выходил, забирал что-нибудь и опять скрывался, то повелитель Менгукаан (Мункэ. — К. П.) велел изготовить 200 судов и на каждое судно посадил сотню вполне вооруженных монголов (Ала-ад-дин Ата-мелик Джувейни, «История завоевателя мира», пер. В. Г. Тизенгаузена «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды» (http://www.vostlit.info).

Монголы — люди, безусловно, незаурядные. Но, «из окружающих Дешти-Кыпчак народов никто не мог в ремеслах по дереву сравниться с русскими мастерами. Едва ли мы ошибемся, если выскажем предположение, что суда на Волге строили русские. …В конце XIV и XV в. судоходство на Волге было в руках русских» (Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский. «Золотая Орда и ее падение»). Если в конце XIV века суда для передвижения по Волге строили

русские, то они, однозначно, их строили и в ХIII веке. Между тем обратите внимание на дату. 1237 год, до похода по Руси. Монголы зачищают от половцев степь в районе нижнего течения Волги. Какие русские могли быть в то время на нижнем течении Волги? И еще вопрос: а откуда Батый приходит на Русь? В 1237 году монголы действуют против кыпчаков в районе нижнего течения Волги. Туда Батый пришел после разгрома Булгарии в 1236 году. А вот на Булгарию, если верить учебнику «История России» для 10-го класса, монголы шли из Монголии. Одна только проблема: учебник не объясняет, каким образом конница монголов смогла преодолеть такое гигантское расстояние. И зачем? Вряд ли это кто-то сможет объяснить. Представляете, собрались воины со всей Монголии и пошли на несколько лет походом на Русь, оставив на родине практически беззащитные семьи. А чжурчжени, тангуты и прочие племена так и не догадались пойти рейдом на Монголию. Вероятно, все были жутко парализованы страхом перед монголами.

Что касается Булгарии, то русским приходилось с ней довольно часто воевать. «Булгария — государство булгар волжско-камских, финно-угорских народов и других в Среднем Поволжье и Прикамье в X — нач. XV в. Столицы: г. Булгар, с XII в. г. Биляр. Торговля с Арабским халифатом, Византией, восточными славянами и др. Военное и торговое соперничество с Киевской Русью, позднее — Владимиро-Суздальским княжеством». Владимиро-Суздальское княжество?! Это там еще, где Москва? Любопытно, любопытно. Поговорим об этом поподробнее, но позже.

«ЧТОБЫ ПОДКОВАТЬ 60 000 ЛОШАДЕЙ, ТРЕБУЕТСЯ НЕ МЕНЕЕ 240 ТОНН ЖЕЛЕЗА»

Изучая «Батыево нашествие» важно учитывать тот факт, что в степной зоне, на мягком грунте, лошадь можно и не подковывать. Но в России, да еще зимой, лошадь должна быть обязательно подкована. Э. Хара-Даван справедливо указывает, что монгольская армия была полностью кавалерийской, тогда как европейские армии состояли в основном из пехоты. Но пехота являлась основной боевой силой в Европе и на Руси вовсе не потому, что русские и европейские военачальники были людьми недалекими и не понимали преимуществ кавалерийских подразделений. В Европе и на Руси конницу необходимо к зиме подковать и заготовить для нее фураж, что ограничивает применение конных войск. Соответственно, при европейских кавалерийских частях были две службы — фуражиры и ремонтеры.

Если принять утверждение, что супостат Батый вторгся на Русь зимой с тридцатитысячным кавалерийским корпусом, то следует задаться вопросом: каким образом Батый планировал снабжать конский состав своей армии сеном или овсом? Батый полагался на доброту русских крестьян или на чудесные способности своих лошадей? Очевидно, что снабжение армии сеном шло в зачет десятины, т. е. налогообложения, а иначе крестьяне, не мудрствуя лукаво, начали бы запасы фуража попросту жечь, а сами уходить в леса при приближении врага, спасаясь от смерти.

Не менее серьезный вопрос связан с применением осадной техники. Изготовлялась на местах или транспортировалась вслед за войском? Каким образом транспортировалась? И чему равнялась в этом случае скорость передвижения Батыевых войск? И, наконец, Батый должен был перед походом подковать лошадей. Если они шли хотя бы о «двуконь» — это шестьдесят тысяч лошадей, двести сорок тысяч подков и 1 920 000 подковных гвоздей. То есть на нижней Волге у Батыя уже в 1237 году существовала мощная «производственная база»: добыча железной руды, угля, кузницы, кадры и все прочее.

Когда он успел все это там создать? Кто ему в этом помогал? Где взял железо? Где брал уголь для кузниц? Для изготовления комплекта подков и гвоздей и подковки лошади требуется не менее трех часов работы. Шестьдесят тысяч лошадей требуют не менее ста восьмидесяти тысяч часов работы. Если кузнец работает двенадцать часов в день, то за день он подкует только четыре лошади. За месяц, работая без отдыха, — около 120 лошадей. Чтобы за месяц подковать шестидесятитысячный лошадиный корпус, требуется не менее 500 кузнецов и еще столько же подручных. В общем, пятьсот кузниц вынь да поставь. Много это или мало — пятьсот кузниц? По XIII веку сведения найти сложно, а по более позднему времени информация будет следующей: «К тому времени Мурашкино было очень крупным населенным пунктом городского типа. По данным Писцовой книги 1624–1626 годов, в нем насчитывалось 400 тяглых дворов, 131 торговое заведение, 5 харчевен, 15 кузниц, несколько мельниц и две церкви. В книге упоминаются кузнецы, серебреники, кожевники, горшечники, рукавичники, красильники, сапожники и другие мастера (всего 32 специальности), живущие в Мурашкине. В то же время мурашкинские крестьяне имели собственной запашки всего 114 десятин… Из Писцовой книги 1624–1626 годов следует, что Мурашкино превосходило свой уездный город Курмыш по числу тяглых крестьянских дворов в десять раз (И. А. Кирьянов. «Старинные крепости Нижегородского Поволжья», ttp://fortess.vif2.ru). Итак, в крупном русском городе в 1625 году насчитывается 15 кузниц. Пятьсот кузниц соответствуют тридцати трем крупным городам образца 1625 года. Такого ресурса у Батыя никак не могло быть в прикаспийских степях.

Комплект подков и гвоздей для лошади весит около 4 кг. Чтобы подковать 60 000 лошадей, требуется не менее 240 тонн железа. Откуда Батый взял эти 240 тонн, остается исторической загадкой. В Монголии своего производства железа не было. Если принять численность монгольских воинов в 120–140 тыс. бойцов, вторгшихся о «двуконь», то для того, чтобы подковать 240–280 тыс. лошадей, требуется от 960 до 1120 тонн железа. Если учесть, что нормальный степняк не ходил в поход без двух заводных лошадей (одной вьючной, одной сменной), то в этом случае железа потребовалось бы от 1440 до 1680 тонн. Чтобы в течение месяца подковать лошадей для 140 тыс. бойцов, идущих на Русь о трех конях, потребовалось бы минимум 3500 кузниц, что составляло бы возможности 233 крупных русских городов XVII века. Следовательно, цифры В. В. Каргалова взяты с потолка, а страсти описываемого им батыевского «нашествия» есть плод могучего воображения.

Никакая армия шпионов, даже в течение нескольких лет, в те времена не могла составить даже приблизительное представление о территории такого масштаба, по которой разгуливал царь Батый«Никакая армия шпионов, даже в течение нескольких лет, в те времена не могла составить даже приблизительное представление о территории такого масштаба, по которой разгуливал царь Батый»

«НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЕРЫ АРМИЙ БЫЛИ ОБУСЛОВЛЕНЫ НЕ СТОЛЬКО ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТЬЮ, СКОЛЬКО ЭЛЕМЕНТАРНЫМИ ПРИЧИНАМИ»

Можно с уверенностью предположить, что зимние войсковые операции Батыя на Руси проводились очень ограниченным контингентом войск и немалую (если не большую) часть этого контингента составляли пешие подразделения. «Поход главных сил Батыя от Рязани к Владимиру интересен в том отношении, что поддается датировке и позволяет выяснить среднюю скорость движения монголо-татарского войска с обозами и осадными машинами в условиях зимы и лесистой местности. Из Рязани монголо-татары двинулись на север 1 января 1238 г. и подошли к Москве примерно 15 января, преодолев расстояние в 250 км за 14–15 дней. От Москвы монголотатары 20–21 января направились к Владимиру и достигли столицы Владимирского княжества 4 февраля 1238 г. (расстояние около 200 км). Таким образом, средняя скорость движения главных сил Батыя с обозами и осадным парком равнялась примерно 15 км в сутки. Отдельные отряды татарской конницы делали в условиях зимы дневные переходы по 30–35 км» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»).

То, что отдельные отряды делали по 30–35 км, ни о чем не говорит. А вот то, что средняя скорость движения всей армии составляла 15 км в день, весьма показательно. Показательно в том смысле, что все преимущества монгольского войска, о которых так обстоятельно пишет Хара-Даван, сводятся практически к нулю. Какая разница — конный ты или пеший, если в среднем ты делаешь 15 км за день. Однако если ты пеший, то снимаются две большие проблемы: первая состоит в необходимости подковать или переподковать лошадей (каждая лошадь требует переподковки раз в полтора месяца); вторая — в необходимости обеспечивать лошадей фуражом. Зимой, на лесистой пересеченной местности, крупные кавалерийские соединения будут только обузой.

Никакого преимущества в данных условиях армия ордынцев, в том виде, как ее рисуют Хара-Даван и другие певцы монгольской мощи, не имеет и не может иметь. Маневренность кавалерии резко снижается. Глубокий снег скрывает всякого рода колдобины, камни и прочие неровности почвы. Пустите в таких условиях лошадь в галоп и она рискует сломать себе ноги. Русские войска вели боевые действия в таких условиях в основном силами пехотных подразделений вовсе не потому, что они недооценивали значение кавалерии. Кавалерией можно с успехом действовать в условиях степной войны. Если бы на Русь вторглась армия монголов в том виде, как ее описывают Хара-Даван и другие историки, да еще в количестве 120–140 тыс. конных воинов, да еще при двух-трех заводных лошадях, да еще зимой… то ее постигла бы катастрофа, причем без всяких боевых действий. Через две-три недели начался бы массовый падеж коней, а затем и массовая гибель людей. 140-тысячную массу людей (и даже 30-тысячную) в тех условиях невозможно было расквартировать. Тем более, что, по утверждениям историков, монголы все вокруг жгли и разоряли. Несмотря на то, что монголы одевались тепло, регулярные ночевки зимой под открытым небом, вскоре привели бы к массовым переохлаждениям и обморожениям, несмотря ни на какую выносливость войск. Предлагаю эксперимент. Наденьте тулуп, валенки, шапку-ушанку и поживите в лесу месяца два, согреваясь от костра. Затем пишите исторические книги.

Если В. В. Каргалов определяет численность Батыевской армии при «вторжении» зимой на Русь в 120–140 тыс. человек (порядка 300 тыс. лошадей, и то о «двуконь»), то это говорит только о том, что историк не соотносит свои рассуждения с реальностью. Плохо представляет себе, что коней перед зимним походом следует подковать, заранее позаботиться о фураже. И это для такой массы лошадей! Это вам не степная война! Неважно, ошибается В. В. Каргалов или лукавит, но все умопостроения о «монгольском завоевании» сразу ставятся под вопрос. Если мы, исходя из необходимого количества фуража, требований к подготовке ремонтерской и продовольственной базы, определяем, что в войске Батыя в 1237 году при «походе на Русь» не могло быть более 2–3 тыс. конников и порядка 5 тыс. пехоты, то это в корне меняет картину. Разорения Руси быть не могло.

Тот же В. В. Каргалов утверждает, что русские города брались штурмом, при помощи осадных орудий. Но каким образом Каргалов представляет себе транспортировку этих орудий? На воловьих упряжках по замерзшим рекам? «Разграбив и предав огню город и его окрестности („и села пожгоша“), монголо-татары по льду Москвы-реки двинулись дальше на север. Весь путь от Москвы до Владимира занял 13–14 дней. За это время татарская рать преодолела расстояние примерно в 200 км. Летописцы не сообщают, каким путем шел на Владимир Батый. Наиболее вероятным представляется, что татарское войско дошло до Клязьмы и по льду реки Клязьмы направилось на восток, к Владимиру. Движение по льду рек — единственно удобному пути в массивах лесов в условиях глубокого снежного покрова — было вообще характерно для нашествия Батыя на Северо-Восточную Русь» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»). Сами видите — шли по льду рек. Может быть, В. В. Каргалов еще думает, что и волов подковывают? Представляете себе корову на льду?

А что кушали лошади «в условиях глубокого снежного покрова»? Очевидно, кору с деревьев. Каргалов прекрасно осведомлен о незначительных размерах армий в XIII в. и тут же допускает существование воинства в сотню тысяч человек. «В условиях XIII в., когда войско в несколько тысяч человек представляло значительную силу, больше которой не могли выставить отдельные феодальные княжества и города, более чем стотысячная армия монголов, объединенная единым командованием, обладавшая хорошими боевыми качествами и опытом военных действий большими конными массами, обеспечивала Батыю подавляющее превосходство над феодальными ополчениями и немногочисленными дружинами русских князей» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»).

Незначительные размеры армий были обусловлены не столько феодальной раздробленностью, сколько элементарными причинами, заключающимися в том, что армии следует кормить, обеспечивать амуницией, фуражом и только грабежом армию не обеспечишь и за счет завоеванных не укомплектуешь. Почему-то все люди в средние века это понимали, и только у монголов получались чудеса.

«ПРИШЕЛ НАПОЛЕОН — И НАСЕЛЕНИЕ СТАЛО РАЗБЕГАТЬСЯ КТО КУДА, А ПРИШЕЛ БАТЫЙ — И ВСЕ ОСТАЛИСЬ НА СВОИХ МЕСТАХ»

«Героическая борьба русского народа против монголо-татарских завоевателей имеет всемирно-историческое значение. Упорно, до последнего защитника, сопротивлялись монголо-татарским полчищам русские города. Горы татарских трупов остались у стен Рязани, Владимира, Торжка, Козельска, Чернигова, Киева. Не раз русские дружины выходили в „чистое поле“ встречать страшных степных завоевателей и в „сече злой“ на рубежах рязанской и владимирской земли наносили большой урон татарским ратям. Дорогой ценой заплатил Батый за разорение русских земель: его войска оказались ослабленными, обескровленными непрерывными боями в Северо-Восточной Руси, в половецких степях, на укрепленных линиях Южной Руси. После завоевания Руси монголо-татары уже не смогли собрать достаточно сил для дальнейшего похода на Запад. Именно героическое сопротивление русского народа и других народов нашей страны (булгар, половцев, аланов) сорвало планы монгольских ханов распространить свои владения „до моря Франков“ и спасло зарождавшуюся европейскую цивилизацию от разгрома монголо-татарскими полчищами» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»).

Если войско Батыя составляло 120–140 тыс. бойцов, согласно В. В. Каргалову, то вполне может быть, что Батый заплатил дорогой ценой, оставив горы «татарских трупов» у стен многочисленных русских городов. Если же его войско составляло согласно Н. И. Веселовскому 30 тыс. бойцов, то Батый замучился бы завоевывать Русь, судя по той картине сопротивления, которую дает В. В. Каргалов. Очень часто говорится об организации монгольской армии, о ее превосходных боевых качествах, особо подчеркивается, что она была полностью кавалерийской, однако в чем именно преимущество кавалерии перед пехотой при взятии городов, никто не говорит. А ведь «монгольское нашествие» на Русь состояло в основном из осад и штурмов, как о том пишет тот же Каргалов. При штурме крепости нападающие несут гораздо более серьезные потери, чем осажденные.

Еще одно замечание о Батыевом походе. «Направление походов монголо-татар при нашествии на Русь по удобным путям сообщения, хорошо спланированные обходы и фланговые удары, грандиозные „облавы“, захватывающие тысячекилометровые пространства и сходящиеся в одной точке — все это можно объяснить только хорошим знакомством завоевателей с театром военных действий» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»). Вы, очевидно, думаете, что это шпионы Батыевские хорошо поработали? Сколько же этих шпионов было и почему их не перерезали при выполнении их шпионского задания? Как они работали? Ездили по Руси и на чисто монгольском языке спрашивали у местных крестьян, как проехать к Рязани, к Владимиру, к Ярославлю и Торжку? Составляли карты?

Очень может быть, что Батыево войско было частично русским или по меньшей мере в его распоряжении были люди, которые прекрасно знали план громадной территории Владимиро-Суздальского и Рязанского княжества, т. е. лица из высшего административного звена. Потому что никакая армия шпионов, даже в течение нескольких лет, в те времена не могла составить даже приблизительное представление о территории такого масштаба, по которой разгуливал царь Батый. Проводники же из крестьян, которых можно захватить, знают местность только в пределах очень ограниченной местности.

Вопрос о разведке очень важен. Наполеон, к примеру, при вторжении в Россию его так и не смог решить. «Любою ценою он хотел добыть пленных; это было единственным средством получить какие-либо сведения о русской армии, так как их нельзя было получить через шпионов, сразу переставших приносить нам какую-либо пользу, как только мы очутились в России. Перспектива кнута и Сибири (перспективы XIII века были более жуткими. — К. П.) замораживала пыл наиболее искусных и наиболее бесстрашных из них; к этому присоединялась действительная трудность проникновения в страну, а в особенности в армию. Сведения получались только через Вильно. Прямым путем не доходило ничего. Наши переходы были слишком большими и быстрыми, а наша слишком истомленная кавалерия не могла высылать разведочные отряды и даже фланговые патрули. Таким образом, император чаще всего не знал, что происходит в двух лье от него. Но какую бы цену ни придавали захвату пленных, захватить их не удавалось… Чем больше мы продвигались вперед, тем более полным было бегство населения. Не оставались даже старики и инвалиды. Дело доходило до того, что даже авангард не мог раздобыть себе проводника, который был бы в состоянии назвать местность и дать какие-нибудь сведения о соответствующем районе. Возникали настоящая путаница и затруднения всякого рода» (Арман Луи де Коленкур. «Поход Наполеона в Россию»,http://militera.lib.ru).

То есть пришел Наполеон — и население стало разбегаться кто куда, а пришел Батый — и все остались на своих местах. Батый, конечно, был гуманист и вообще добрый малый, не то что Наполеон. Однако тот же Коленкур пишет, что Наполеон имел желание освободить русских крестьян от крепостного ига и вообще от рабства (во всяком случае декларировал), а вот Батый хотел всех перерезать и всех перерезал, как пишут В. В. Каргалов и прочие историки. Но почему-то от «освободителя» Наполеона крестьяне бегали, а Батыю, видимо, дружно предоставляли разведданные. Забавно.

Батый взял город и не пощадил никого, от подростков до грудных младенцев, а о князе Василии неизвестно, иные говорили, что он в крови утонул, потому что был очень мал«Батый же взял город и не пощадил никого, от подростков до грудных младенцев, а о князе Василии неизвестно, иные говорили, что он в крови утонул, потому что был очень мал»

«ЕЩЕ ЗАБАВНЕЕ ТОТ ФАКТ, ЧТО БАТЫЙ — ЕДИНСТВЕННЫЙ, КТО ДОДУМАЛСЯ ПРИЙТИ ЗАВОЕВЫВАТЬ РУСЬ ЗИМОЙ»

Еще забавнее тот факт, что Батый — единственный, кто додумался прийти завоевывать Русь зимой. Совсем уже забавно, что, по уверениям русских же историков, это у него получилось. В. В. Каргалов пишет: «После многолетней разведки монголо-татары хорошо знали положение в русских княжествах и особенности театра военных действий в Северо-Восточной Руси. Именно этим можно объяснить выбор зимы как наиболее подходящего времени для нападения на Северо-Восточную Русь». Какими же источниками пользовались монголы для составления своих военных планов? Ответ есть. «Разведка будущего театра военных действий велась самыми различными методами и часто задолго до начала войны. Очень действенным методом разведки были рекогносцировочные походы. За 14 лет до нашествия Батыя далеко на запад проникло войско Субедея и Джебэ, которое, по существу, прошло будущей дорогой завоевания и собрало сведения о странах Восточной Европы. Весьма важным источником информации о соседних странах были посольства. Нам известно о татарском посольстве, проходившем через Русь как раз накануне нашествия: венгерский миссионер XIII в. Юлиан сообщает, что татарские послы пытались пройти через Русь к венгерскому королю Беле IV, но были задержаны великим князем Юрием Всеволодовичем в Суздале. Из послания, отобранного у татарских послов и переведенного Юлианом, известно, что это было далеко не первое посольство татар на запад. «В тридцатый раз отправляю к тебе послов», — писал Батый королю Беле. Еще одним источником военной информации были купцы, посещавшие интересующие монголов страны с торговыми караванами. Известно, что в Средней Азии и странах Закавказья монголы стремились привлечь на свою сторону купечество, связанное с транзитной торговлей. Караваны из Средней Азии постоянно ходили в Волжскую Булгарию и далее в русские княжества, доставляя монголам ценные сведения. Среди монголов были люди, отлично знавшие языки, неоднократно ездившие с поручениями в соседние страны. Юлиан сообщает, например, что во время поездки по Восточной Европе он лично встретил «посла татарского вождя, который знал венгерский, русский, тевтонский, куманский, серацинский и татарский языки» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»).

Неминуемо возникает один вопрос: все эти ценные источники, заслуживающие самого высокого доверия, услугами которых пользовался Батый, и порекомендовали ему идти на Русь зимой? Чтобы этот Батый там и околел? Интересно, что Юрий Всеволодович задерживает татарское посольство к венгерскому королю Беле IV аж в Суздале. Посмотрите, пожалуйста, по карте, где Суздаль, а где Венгрия? Перед походом на Русь Батый находился в степях на нижней Волге. Чего это послов понесло в Суздаль, а не прямо в Венгрию?

Стоит между тем заметить, что многие историки дальше своего университета и носа не казали. Один только Л. Н. Гумилев имел возможность походить зимой в телогреечке по земле нашей холодной и бескрайней, посему, видать, и не склонен он был верить во всякие завоевания. Вот так несчастья рождают великих ученых и великих людей.

«ПОЧЕМУ ТОГДА ДОШЕДШИЕ ДО НАС ЛЕТОПИСНЫЕ ИСТОЧНИКИ ТАК КРИТИЧЕСКИ ОТНОСЯТСЯ К БАТЫЮ?»

Нельзя не задаться вопросом: а почему тогда дошедшие до нас летописные источники так критически относятся к Батыю? Но многие летописи носят следы позднейших правок. Например, в Лаврентьевской летописи обнаружена вставка-подлог. Тут есть о чем задуматься. Кроме того, люди знакомятся с историей большей частью по трудам историков, а не изучая непосредственно первоисточники. Историки же вольны их интерпретировать.

Рассмотрим, как описывает поход Батыя 1237–1238 гг. летопись по Ипатьевскому списку (пер. М. Н. Тихомирова, http://www/hronos.km.ru). «В лето 1237. Пришли безбожные измаильтяне, раньше бившиеся с русскими князьями на Калке. Это был первый приход их на землю Рязанскую. И взяли они город Рязань приступом, обманом выманив князя Юрия, и привели его к Пронску, потому что в то время была его княгиня в Пронске; обманом выманили его княгиню, убили Юрия князя и княгиню его и всю землю его разорили, не пощадили детей и до грудных младенцев. Кир Михайлович же убежал со своими людьми к Суздали и поведал великому князю Юрию о приходе и нашествии нечестивых татар. Услыхав об этом, великий князь Юрий послал сына своего Всеволода со всеми людьми и с ними Кира Михайловича. Батый же устремился на землю Суздальскую, а Всеволод встретил его на Колодне, и бились они, и пали многие с обеих сторон. Всеволод же был побежден и рассказал отцу о происшедшей битве с быстро устремившимися на землю и города его врагами. Князь же Юрий оставил сына своего во Владимире и княгиню, а сам вышел из города. Когда же он стал собирать вокруг себя воинов и не поставил сторожевых отрядов, то был захвачен беззаконным Бурувдаем, и князя Юрия убили. Батый же осадил город, но горожане сильно боролись за город; тогда татары сказали обманом горожанам: «Где князья рязанские, ваш город и ваш князь великий Юрий? Не наша ли рука схватила их и предала смерти?»

И услышав об этом, епископ Митрофан начал со слезами говорить всем: «Дети, не побоимся соблазна от нечестивых, не будем думать о тленной этой и скоро минующей жизни». Услышали эти слова все люди, начали крепко сражаться. Татары же разбивали городские стены стенобитными орудиями и стреляли без числа стрелами. Князь же Всеволод увидел, что надвигается еще сильнейший бой, испугался, потому что он был молод, сам вышел из города с небольшой дружиной, неся с собой многие дары, надеясь получить от татар пощады. Батый же, словно дикий зверь, не пощадил юности его, велел его перед собою зарезать и весь город разорил. Епископ же с княгиней и детьми убежали в церковь, а нечестивый Батый велел ее зажечь огнем, и так все бежавшие в церковь отдали свои души богу.

Так Батый разорил город Владимир, попленил города суздальские и пришел к городу Козельску, а в нем был молодой князь, именем Василий. И нечестивые узнали, что у людей в городе крепкий дух, и нельзя обманными словами взять города. Козляне же совещались и решили не сдаваться Батыю, сказав: «Хотя наш князь и молод, положив жизнь за него, и здесь примем славу этого мира и там небесные венцы от бога получим». Татары же бились около города, желая захватить его, разбили стену у города и взошли на вал. Козляне же на ножах резались с ними и постановили выйти на полки татарские, и вышли из города, и порубили их стенобитные орудия, напали на полки их, убили у татар четыре тысячи и сами были перебиты. Батый же взял город и не пощадил никого, от подростков до грудных младенцев, а о князе Василии неизвестно, иные говорили, что он в крови утонул, потому что был очень мал.

С тех пор татары не смеют называть этот город Козельском, но называют его город злой, потому что бились около него семь недель, и убили у татар под ним трех сыновей темниковых. Татары искали их и не могли найти их среди множества трупов. Батый же взял Козельск и пошел в землю Половецкую…»

«НЕ БЫЛИ БАТЫЕВЦЫ КАКИМИ-ТО ИНОЗЕМНЫМИ ЗАВОЕВАТЕЛЯМИ»

Какие города упоминает летопись? Рязань, Пронск, Коломна, Владимир, Козельск. Батыевцы подходят к Козельску и узнают, «что у людей в городе крепкий дух, и нельзя обманными словами взять города». То есть Батый брал города «обманными словами»? Похоже, что так и есть, поскольку летопись сообщает: «И взяли они город Рязань приступом, обманом выманив князя Юрия, и привели его к Пронску, потому что в то время была его княгиня в Пронске; обманом выманили его княгиню…» В принципе это неплохой тактический ход — «обманом выманить князя», тем самым лишив гарнизон руководителя, а затем взять город приступом. Но возникает вопрос, а что, князь не видел, кто стоит перед городом? Лично пошел на встречу? Если он лично пошел на встречу, следовательно, в Батыевом войске находились хорошо знакомые ему люди, причем высокого положения, предложившие ему гарантии неприкосновенности. Или те люди, которых он до этого момента мог числить за союзников и друзей. Представьте себе, что князь видит за стенами явных иноплеменных головорезов, которые без толмача и общаться не могут и зовут его к себе в гости. Да князь носа за стены не высунет. Какие же «обманные слова» мог говорить Батый? Хотелось бы знать.

Что же касается Козельска, то Л. Н. Гумилев пишет: «Мой покойный друг профессор Н. В. Тимофеев-Ресовский рассказал мне по детским воспоминаниям, что около Козельска есть село Поганкино, жители которого снабжали провиантом монголов, осаждавших „злой город“. Память об этом была в XX в. настолько жива, что козляне не сватали поганкинских девиц и своих не отдавали замуж в Поганкино» («Древняя Русь и Великая степь»). Безусловно, поганкинцы отдавали провиант татарам не по доброте душевной, а большей частью по принуждению. Однако, если бы батыевцы поганкинцев откровенным образом грабили, то претензий у козлян, скорее всего, не было бы.

Можно принять слова летописца и говорить об «обманных словах», можно выразить суть дела словами «дипломатическая работа». Безусловно, дипломатия бывает разной. Следует признать, что перед тем, как браться за сабли, батыевцы вели переговоры. И переговоры большей частью заканчивались успешно, т. к. число разгромленных городов определено во много раз меньше уцелевших. Речь не идет о какой-то трусости защитников, не боялись же русские бить тевтонов, и в междоусобной войне не трусили. Дело в другом. Не были батыевцы какими-то иноземными завоевателями. Да, некоторая часть Батыева войска была, возможно, иноземной. Царевичи Чингизиды явно нерусского происхождения. Однако, по моему мнению, находились в этом войске и русские бойцы, и более того, находился кто-то из русских князей. А иначе никакие «обманные слова» никто и слушать бы не стал.

В общем, дело, большей частью, в политике, в самой обычной политике, которая продолжается по сей день. Почему люди верят, что пришел Батый, чего-то там спалил, кого-то зарезал и Русь на 240 лет попала в рабство?! Да люди просто не знают. Где идет выдача информации большинству населения о татарском иге? В школе, в учебнике истории (под редакцией А. Н. Сахарова) за 10-й класс, 15-летним подросткам. И вот в конце 20-го параграфа этого учебника «татаро-монгольское нашествие» резюмируется следующим образом: «нашествие и иго отбросили русские земли назад в их развитии», и курсивом выделено, чтобы молодые люди хорошенько запомнили. И никак, ровным счетом, никак, данное «резюме» не обосновывается. Какое развитие, как отбросили, какое иго, и было ли нашествие вообще? Главное, чтобы молодые люди вызубрили фразочку и получили за нее оценочку, и чтобы эта фразочка осталась в голове на всю дальнейшую жизнь. А если кто из молодых людей подрастет да начнет книги взрослые читать, так уже никто ему не поверит.

Ясное дело, не поверит, если знает, что нас «монголы завоевали», о чем всем и каждому известно. Еще в школе об этом говорили.

«БАТЫЙ — ЭТО НАЕМНЫЙ ИНОСТРАННЫЙ ВОЕННЫЙ СПЕЦИАЛИСТ ВЫСОКОГО УРОВНЯ»

<…> Никаких монголов, кроме Чингизидов и еще нескольких аристократических родов, на Руси не было. «Татарское иго» было. Но не в том смысле, что монголо-татары завоевали Русь. Татарами назывались воины Орды. А Орда была не что иное, как русская регулярная армия, разбавленная половцами и, возможно, булгарами. «Иго» же есть не более чем жесткая власть, говоря сегодняшним языком — диктатура. Таким образом, «татарское иго» можно определить как военную диктатуру.

Установление военной диктатуры на Руси было вызвано необходимостью противостоять военной и религиозной экспансии Запада. Южная Русь (Украина) была склонна переметнуться к папистам, как, впрочем, Новгород и Псков, например. Что делать? Ввести военные порядки и жестко карать отщепенцев. Кто стоял за этой русской «хунтой»? А тот, кому больше всех бы не поздоровилось, т. е. Русская Православная Церковь, поддержанная потрепанной крестоносцами Византией и некоторыми Рюриковичами. Средства у церкви были, и большие средства. Во главе Орды должны были стоять люди, равнодушные к католичеству или к религии вообще.

Где их взять? Взяли Чингизидов на Востоке, в той же Монголии. Почему в Монголии? А потому, что Монголия далеко и не могла реально повлиять на русские дела. Кроме того, в Монголии были сильны христиане. Поход Батыя на Русь, исходя из всего вышесказанного, является успешно осуществленным военным переворотом. «Примечательно, что монгольские войска были распылены на мелкие отряды, которые в случае активного сопротивления были бы легко уничтожены. Батый пошел на столь рискованный шаг, очевидно, зная, что этим отрядам серьезная опасность не грозит. Так оно и оказалось» (Л. Н. Гумилев «Древняя Русь и Великая степь»). Конечно, знал, более того, был уверен, поскольку за ним стояли Православная Церковь и антизападно настроенные князья.

Кто такой Батый в русской истории? Батый — это наемный иностранный военный специалист высокого уровня, с большим опытом, призванный на Русь для организации регулярной русской армии. Ставка Батыя согласно выделенному ему наследству находилась по нижнему течению реки Волги. Контакт и контракт с Батыем осуществлялись через агентов Русской Православной Церкви, которую Орда впоследствии всячески поддерживала.

Поход Батыя на Русь — это, в первую очередь, мобилизация рекрутов для организации армии, затем организация налогообложения на содержание армии. Безусловно, и Ярослав, и Александр Невский находились абсолютно в курсе батыевских планов и всячески им способствовали. Конечно, установление новых налогов («ордынского выхода») не прошло без вооруженного сопротивления. Но когда же новые налоги встречали с радостью?! А вот бунты при этом бывали очень часто.

Ничего удивительного в привлечении иностранных военных специалистов и кочевых воинских контингентов для службы в степи на окраинах Руси в XIII веке нет. «Большое значение для борьбы с половцами имело привлечение на службу отдельных отрядов кочевников, „своих поганых“, которых русские князья селили в пограничных областях и использовали для сторожевой службы. „Замиренные“ печенеги, торки, берендеи, коуи, турпеи, половцы и другие группы кочевников, известные русским летописцам под общим название „черные клобуки“, в XI–XII вв. были расселены в Поросье, Верхнем Побужье, по притокам Тясмина и Синюхи, по левой, „переяславской“ стороне Днепра и верно несли службу киевским князьям по охране границ от своих „диких“ собратьев. Под предводительством русских князей и воевод, а порой и самостоятельно „черные клобуки“ неоднократно отбивали набеги половецких орд на Киевскую и Переяславскую землю. Летопись сообщает о сражениях служилых „черных клобуков“ с „дикими“ половцами в 1125, 1151, 1155, 1161, 1162, 1171, 1173, 1174, 1190 гг.» (В. В. Каргалов. «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»).

Призванием Батыя русские князья непросто продолжили эту практику, но расширили ее и, так сказать, углубили. Поставили дело на широкую ногу и в соответствии с требованиями времени.

Я считаю, что основной линией сделки между русским государством (Ярослав, Александр) и церковью (митрополит Кирилл) и династией Чингизидов был взаимовыгодный обмен: с русской стороны предоставлялись люди и материальные ресурсы для организации войска Орды и в помощь военным действиям Чингизидов в Китае и Иране, со стороны Чингизидов выделялись политически надежные командные кадры для организации русской регулярной армии.

А где же монголы? А нет их. И никогда не было. Кстати сказать, Вернадский пишет, что-то совсем непонятное, когда утверждает, что «большей частью населения были тюрки». Тюрки — это язык, а не национальность. В принципе не вызывает возражений его утверждение, что «в западной части Золотой Орды тюркский элемент был представлен, главным образом, кипчаками (половцами), а также остаточной частью хазар и печенегов. К востоку от среднего течения Волги, в бассейне реки Кама, жили оставшиеся булгары и полутюркизированные угры (башкиры)» («Монголы и Русь»).

Все так и есть, и как они там все раньше жили, так по сию пору живут. Кто бы в этом сомневался? Действующие лица истории никуда практически не исчезли, и если кого-то Сталин переселял, так их потом и вернули на место. И следующее замечание не вызывает особых возражений: «К востоку от нижней Волги мангкыты (ногаи) и другие монгольские кланы правили рядом тюркских племен, таких, как кипчаки и огузы, большинство из которых смешалось с иранскими аборигенами» (Г. В. Вернадский. «Монголы и Русь»).

Все те же лица, только где сами монголы? Все это сильно напоминает мне легенды о Рюрике: дескать, пришел Рюрик и два его брата, и мигом все на Руси стало упорядочиваться, а до этого и порядка-то не существовало…

Фатих Сибагатуллин

Фото: Василий Иванов

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here