Рустам Батыр: «Почему над двуглавым орлом российского герба три короны?»

0
124

На следующей неделе Татарстан и весь татарский мир будут отмечать День принятия ислама Волжской Булгарией

Идущий Рамадан сдвинет массовые торжества, которые традиционно проходили в Болгаре, а всемирная пандемия коронавируса, возможно, вообще их отменит. Но важность самой даты отменить нельзя. Вместе с тем 21 мая до сих пор остается преимущественно внутритатарским праздником, хотя по логике вещей подобное событие должно отмечаться на федеральном уровне, ведь смыслы, которые оно транслирует, важны для всех россиян без исключения, ибо помогают ответить на фундаментальный вопрос России «Кто мы?».

Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

Александр Блок

«Идущий Рамадан сдвинет массовые торжества, которые традиционно проходили в Болгарах, а всемирная пандемия коронавируса, возможно, вообще их отменит»«Идущий Рамадан сдвинет массовые торжества, которые традиционно проходили в Болгаре, а всемирная пандемия коронавируса, возможно, вообще их отменит»

НАПРЯЖЕНИЕ МЕЖДУ ДВУМЯ ПОЛЮСАМИ СТОЛЕТИЯМИ ДВИГАЛО РОССИЙСКУЮ ИСТОРИЮ

Фразу «Поскреби любого русского, татарина найдешь», возводимую к Александру Пушкину, все мы хорошо знаем, однако по большому счету дальше шуток на данную тему идти не принято. Российская историческая, да и в целом гуманитарная наука, если говорить о ее мейнстриме, как стояла несколько веков на догматических позициях европоцентризма, так и продолжает в этом смысле топтаться на месте. Вследствие подобных методологических шор большая часть российского общества остается в неведении касательно своей подлинной истории и, значит, самих себя, а, как известно, народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего.

Осмысление российской Традиции, как правило, раскладывается по двум осям: временной и пространственной. В первом случае отечественная Традиция осмыслялась в рамках координат прошлого и будущего. Одни мыслители, коих принято называть консерваторами, или идеализировали прошлое, или считали, что его надо уважать, ибо оно обеспечивает преемственность поколений и стабильность общества. Другие, напротив, негативно относились к Традиции, считая ее в духе Петра I тормозом на пути прогресса. Во втором случае Традиция осмыслялась также в рамках координат «свой – чужой». Именно на этой оси расположились западники и славянофилы. Первые ориентировались на те идеалы и образцы общественного устройства, которые сформировались на Западе. Вторые развитие России мыслили в рамках той самобытности, которая была присуща русскому народу.

Ничуть не умаляя справедливости таких подходов, все же нельзя не сказать, что они не способны схватить всю полноту российской действительности, ибо внутри нее протянута еще одна ось: между полюсами «плюральности» и «унитаризма». Напряжение между этими двумя полюсами столетиями двигало российскую историю, было топливом для многих общественных процессов. Потому на данной оси расположилось огромное количество фактов, которые мы сегодня либо забываем, либо просто не желаем знать.

«Три короны по сей день венчают двуглавого орла в гербе нашей страны, но видим ли мы за ними то, что так отчетливо видели русские самодержцы: «великие» и «славные» Казанское, Астраханское и Сибирское царства?»«Три короны по сей день венчают двуглавого орла в гербе нашей страны, но видим ли мы за ними то, что так отчетливо видели русские самодержцы: «великие» и «славные» Казанское, Астраханское и Сибирское царства?»

В ПОДАВЛЯЮЩЕМ БОЛЬШИНСТВЕ РОССИЯНЕ ОБ ЭТОЙ СЕМАНТИКЕ ДАЖЕ НЕ ПОДОЗРЕВАЮТ

Недавно я провел небольшой соцопрос среди знакомых на тему смыслов, которые исторически закладывались в символику российского двуглавого орла. О том, что необычная птица прилетела в наши края из греческой Византии, мои респонденты более-менее помнят, а вот вопрос, почему две головы орла увенчаны тремя коронами, многих из них (хотя и не всех) ставил в тупик.

А между тем перед нами не просто любопытная историческая данность, но деталь, которая служит отголоском несколько иной исторической картины, нежели та, что нынче преподают в школах на уроках истории. Читаем «описание печати Российского государства» в именном указе 1667 года царя Алексея Михайловича «О титуле Царском и о Государственной печати». Этот указ, если не ошибаюсь, был первой официальной трактовкой семантики российского герба: «Орел двоеглавный есть герб державный, Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, Его Царского Величества Российского Царствия, на котором три короны изображены, знаменующие три великие, Казанское, Астраханское, Сибирское, славные Царства».

Три короны по сей день венчают двуглавого орла в гербе нашей страны, но видим ли мы за ними то, что так отчетливо видели русские самодержцы: «великие» и «славные» Казанское, Астраханское и Сибирское царства? Полагаю, что в подавляющем большинстве россияне об этой семантике даже не подозревают.

А вот еще один интересный факт из той же серии. В 1785–1786 годах Екатерина II отпечатывает новые денежные купюры. Если посмотреть на просвет 25-рублевую «депозитку» тех лет, то несложно заметить четыре водяных знака, которые образуют гербы четырех царств: Московского и снова Казанского, Астраханского и Сибирского. Любопытно, что при этом гербы расположены по углам, то есть ни один из них не занимает центрального положения. Когда мы сегодня, как мантру, повторяем, что должны чтить предков и учиться на их мудрости, имеем ли мы в виду подобного рода символические жесты?

«Часто приходится слышать фразу «Русь православная». Возможно, Киевская Русь и была исключительно православной, но вот современная Российская Федерация является многосоставным поликонфессиональным государством»«Часто приходится слышать фразу «Русь православная». Возможно, Киевская Русь и была исключительно православной, но вот современная Российская Федерация является многосоставным поликонфессиональным государством»

ДВУЯЗЫЧИЕ В XII ВЕКЕ БЫЛО ЕСТЕСТВЕННЫМ

В данном контексте нельзя не вспомнить и книгу «Аз и Я», которую в 1975 году опубликовал казахский исследователь и писатель Олжас Сулейменов. В ней автор изложил свои наблюдения о содержании и смысле отдельных образов и фраз «Слова о полку Игореве», ставивших прежде в тупик не одно поколение исследователей. Сулейменов наглядно показал, что автор «Слова» в равной степени свободно владел древнерусским и древнетюркским языками и спонтанно переходил с одного на другой либо напрямую, либо калькируя слова и речевые обороты, в свете чего и нужно воспринимать текст.

Так, в «Слове» есть строки «Сыпахуть ми тъщии тулы поганых тлъковинъ великий женчюгь на лоно и негуютъ мя», которые были переведены Сулейменовым как «Сыплют мне тощие вдовы поганых язычников крупный жемчуг на грудь и нежат меня». Строка, согласно переводу исследователя, кишит тюркизмами: тлъковин — калька с «язычник», женчюгь — кипчакская передача китайского «йен-чу», тул — «вдова». Птица «горазда», над которой ломали голову многие толмачи всех времен, переводя ее как очень быструю птицу, благодаря Сулейменову стала «қораз», т. е. по-тюркски петухом. Во фразе «Дорискаша до кур Тьмутороканя» слово «кур» раскрылось как тюркское «құра». В древности этим словом тюрки обозначали памятники X–XI веков. Построение данного слова прозрачно — от слова «құр» (строй, воздвигай). Сочетание «дебрь Кисаню» в свою очередь разными филологами толковалось по-разному. Звучали варианты «овраг Кисаней», «дебри Кисаней», предлагались толкования из сербского лексикона. Сулейменов же утверждал, что так автор называл железные кандалы («темір қисан»).

Подобные примеры говорят об обилии тюркских слов, которые прочно засели в древний русский лексикон, ведь грамотная элита Киевской Руси находилась в многовековом культурно-хозяйственно-политическом взаимодействии со Степью, потому двуязычие этой среды в XII веке было естественным. Тюркизмы ушли из русского языка много позже, в следующие столетия. Как следствие, читатели XIX века — Мусин-Пушкин, издавший рукопись, и другие — приняли их за русские термины, что сделало невозможным адекватную дешифровку туманного текста. В результате возникла не только смысловая путаница, но и искажение общей идейной направленности произведения: главный герой «Слова» князь Игорь стал рисоваться «прямодушным и честным», он-де отправился в свой «безумно смелый поход» «во имя служения Русской земле». Однако Сулейменов убедительно показал: «Игорю приписываются чувства и мысли ему не свойственные. Его вели не патриотические чувства, а непомерное честолюбие. Корыстолюбивый, вероломный, в воинском деле „несведомый“, нечестный по отношению и к Руси, и к Степи — таким характеризуют Игоря его деяния, отраженные в русских летописях».

И такого рода примеров в исторической науке — тьма и маленькая тележка.

Сегодня часто приходится слышать фразу «Русь православная». Возможно, Киевская Русь и была исключительно православной, но вот современная Российская Федерация является многосоставным поликонфессиональным государством. Причем принцип федерализма закреплен в нашей стране на уровне Основного Закона. 21 мая, напоминающее нам о мировоззренческом выборе древних болгар, который они сделали на родных просторах Поволжья в 922 году, — праздник, важный не столько для татар, сколько для людей, в силу разных причин уже смутно представляющих всю богатую на национально-религиозную полифонию историю нашего государства. Вот почему так значимо добиться звучания этих торжеств на общероссийском уровне.

Рустам Батыр
Фото: «БИЗНЕС Online»

Фото на анонсе: © Максим Блинов, РИА «Новости»
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here