Иван Грачев: «На поддержку малого бизнеса надо $15 миллиардов – цифра копеечная»

0
97

Путем проб и ошибок страна подходит к единственно правильному режиму карантина: работу — разрешить, все тусовки — запретить

В московском Кремле появилось понимание, что эпидемия продлится еще не менее трех месяцев, считает экс-депутат Госдумы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев. Пережить этот период в режиме жесткого карантина не получится, нужны более гибкие стратегии.

Владимир Путин потихоньку выруливает на оптимальную с точки зрения экономики стратегию борьбы с эпидемией коронавируса Фото: kremlin.ru

В КРЕМЛЕ ПОЯВИЛОСЬ ПОНИМАНИЕ, ЧТО ЭПИДЕМИЯ ПРОДЛИТСЯ ЕЩЕ НЕ МЕНЕЕ ТРЕХ МЕСЯЦЕВ

Почти все графики, которые я публикую в «БИЗНЕС Online», и по которым некоторые читатели высказывали сомнения, дальше идут в научные журналы после, может быть, некоторых уточнений, часть из которых мне подсказали как раз читатели, за что я им очень благодарен. Например, вот этот график, на котором показаны экономические последствия жесткого одномесячного карантина, опубликован в научном журнале «Экономика и предпринимательство». 

По традиции в наше тяжелое время начну с положительных новостей. Для меня на этой неделе положительной новостью стало выступление президента России Владимира Путина. Из речи главы государства следует, что сам президент потихоньку выруливает на оптимальную с точки зрения экономики стратегию борьбы с эпидемией коронавируса. Я так думаю, что хорошие расчеты, типа моих, своевременно ему не положили на стол, поэтому методом проб и ошибок он потихоньку приходит к тому, что просчитывалось еще полтора месяца назад, и уже понимает, что месячная «самоизоляция» неверна. Даже на неделю уходить на «всеобщие выходные» было неправильно и уж тем более на месяц. Надо работать. Об этом я постоянно говорил во всех своих расчетах и оценках — не надо поджимать работу, а надо другими методами добиваться снижения интенсивности контактов. 

Также существенно, на мой взгляд, то, что по времени, на которое рассчитана выдача пособий материям с детьми, а это апрель – май – июнь. Видно, что в московском Кремле появилось понимание, что эпидемия продлится еще не менее трех месяцев.

И еще — экс-министр здравоохранения России, руководитель федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова констатировала, что мы идем по неплохому сценарию, при котором среднесуточный рост числа заболевших — порядка 18–20%. Напомню, что в качестве начальных условий я еще месяца полтора назад в «БИЗНЕС Online» брал именно эту цифру. Уже тогда было видно, что все страны мира в результате полумер типа «самоизоляции» и «социального дистанцирования» доходят примерно до этого уровня — 20-процентного прироста в сутки, который, на самом деле, от эпидемического взрыва не спасает. То есть полумеры везде оказываются чуть-чуть снижающими темпы прироста, но абсолютно не меняющими взрывного характера эпидемии.

«О самоизоляции: сразу было совершенно очевидно, что это пустые слова. Как только жизнь припекла, стало понятно, что нужны патрули и штрафы» Фото: «БИЗНЕС Online»

ТРИ МЕСЯЦА ПОДЖИМАТЬ РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР НЕЛЬЗЯ, ПОДАВЛЯЮЩЕЕ ЧИСЛО ПРЕДПРИЯТИЙ ДОЛЖНО РАБОТАТЬ

В России сейчас картина стала чуть лучше: 20% у нас было немного раньше, сегодня немного меньше — в основном, думаю, за счет регионов, которые эффективнее, чем Москва, осуществляют противоэпидемические мероприятия. Но ключевая вещь во всей этой истории, и об этом я тоже писал в «БИЗНЕС Online», — что стратегия борьбы с эпидемией должна быть оптимальной экономически. В этом смысле, когда Путин призывает ученых предоставить форму и оптимальное время выхода из периода самоизоляции и сообщить, нельзя ли быстрее выйти, президент ошибается адресом. На самом деле эпидемиологи в принципе не могут оценить экономически оптимальные стратегии, и говорить с ними на эту тему бесполезно: они могут задать некоторые ограничения, но не более.

Экономически оптимальная стратегия для начала сводится к тому, кто должен работать и кто не должен — подсказать это эпидемиологи в принципе не могут. В этом смысле оценки, которые я давал и в блогах на сайте «БИЗНЕС Online», и в научных статьях, очень простые: для стартового условия в 20% роста числа заболевших оптимальной стратегией является сокращение интенсивности контактов вдвое, то есть до уровня 10-процентного суточного роста числа инфицированных. С учетом того, что выздоравливают в среднем 9%, это гарантия от эпидемического взрыва, и тогда система спокойно работает в стационарном режиме, врачей и аппаратов искусственной вентиляции легких вполне хватает.

Второе, что важно в экономически оптимальной стратегии, — четкое понимание структуры подавления до 10% посуточного роста числа инфицированных. Почти все, кто работают в реальном секторе и около него, могут продолжать работать, здесь сокращать интенсивность контактов просто нельзя. Как только мы признали, что ни недели, ни месяца самоизоляции не хватит, что это история длинная, приходит понимание, что три месяца поджимать реальный сектор экономики нельзя. Это означает, что подавляющее число предприятий должны работать.

А снижение интенсивности контактов до нужного уровня достигается прежде всего снижением контактов в общественном транспорте в три-четыре раза, чего легко добиться, в том числе в больших городах. Дальше надо полностью прекратить тусовочные контакты. Кроме того, у нас примерно половина населения не работает — это пенсионеры, дошкольники, школьники, студенты. И надо на три месяца их контакты, которые не связаны с рабочей деятельностью страны, приблизить к нулю. Так что абсолютно правильное решение — уже сейчас завершить учебный год.

Понятно, что добиться всего этого непросто. Но совокупность этих мероприятий гарантирует работу страны примерно в нормальном режиме. А достижение оптимального уровня контактов спасет страну от эпидемического взрыва. Это то, о чем я в разных вариантах пишу уже полтора месяца.

О самоизоляции: сразу было совершенно очевидно, что это пустые слова. Как только жизнь припекла, стало понятно, что нужны патрули и штрафы. Их реально вводят сегодня, а надо было вводить сразу, не маскируясь под эти все самоизоляции. Раз патрули и штрафы — это карантин. Правила этого карантина должны быть оптимальными с точки зрения функционирования хозяйства страны.

«По торговым сетям отдельная история — я бы все их заставил на ближайшие три месяца перейти в режим онлайн, они это могут, если им чуть-чуть помочь из бюджета при организации доставки» Фото: «БИЗНЕС Online»

СНЯТИЕ СЕРЬЕЗНЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ НАС ЖДЕТ ГДЕ-ТО ЛЕТОМ

В чисто специальной области, моей, в части малых предприятий, достаточно очевидно, что принцип здесь такой же — они должны в основном работать. Это все предприятия реального сектора, стройки, сельского хозяйства… Селяне работают, и магазины на селе продолжают функционировать, в режиме доставки продукции. Ясно, что хайтековые предприятия, которые в основном и раньше работали из дома, тоже должны работать. По торговым сетям отдельная история — я бы все их заставил на ближайшие три месяца перейти в режим онлайн, они это могут, если им чуть-чуть помочь из бюджета при организации доставки. А малые торговые предприятия можно перевести в режим работы по ограниченному списку лиц — тем, кто может здесь покупать. Организационно это вполне решаемая задача. Полагаю, потихоньку именно на такую стратегию страна и выруливает.

В принципе оправдались мои прогнозы о том, как будет влиять на мировую экономику пандемия — никакого длинного многолетнего снижения объемов производства не будет. Китай фактически уже прошел самое трудное, при этом надо иметь в виду, что он не может полностью выйти из ограничений, да и никто не сможет после трехмесячных относительно жестких противоэпидемических мероприятий, ибо все равно потом будут какие-то ограничения.

Ясно, что Европа уже в целом приближается к пику пандемии, европейским странам осталось уже где-то месяц-полтора до сильного ослабления карантинных ограничений и последующего экономического роста. Россия от Европы чуть-чуть отстает по фазе, идет примерно как Германия, по среднеевропейскому графику. Там есть страны, которые получше России прошли пандемию, а есть и те, которые сильно хуже… Россию снятие серьезных ограничений ждет где-то летом.

«Если бы в феврале ОПЕК+ и Россия договорились, тех сокращений, скорее всего, хватило бы, чтобы стабилизировать цены на уровне $50. А сегодня кризис уже углубился, и сокращения нужны существенно большие» Фото: pixabay.com

РЕШЕНИЕ РОССИИ ВЫЙТИ ИЗ СДЕЛКИ С ОПЕК АБСОЛЮТНО НЕОБОСНОВАННОЕ, БЕЗОТВЕТСТВЕННОЕ

Моя точка зрения — сама коронавирусная эпидемия не станет причиной глубокого мирового экономического кризиса, это довольно короткая история. Но значительно повлияло на глубину кризиса и на его время, конечно, решение России — еще раз подчеркиваю, абсолютно необоснованное, безответственное — выйти из сделки с ОПЕК. Можно уже сейчас примерно оценивать, что для нашей страны это уже стоило на данный момент как минимум. $100 миллиардов. Если бы Россия не договорилась с ОПЕК, можно оценить, какие это имело бы последствия, поскольку экономика РФ как сырьевой страны полностью зависима от каких-то глобальных экономических вещей. Но это отдельная история. А сейчас была конкретная задача — договориться с ОПЕК о снижении объемов производства нефти, а следовательно, об установлении цен выше $45–50 за «бочку», вполне приемлемых на этот год для России.

Ясно, что условия, которые сауды предложили России 9 апреля, существенно хуже тех, что были предложены в феврале, на предварительной стадии. Тогда эксперты ОПЕК+ предлагали нашей стране сократить объемы добычи нефти на 600 тыс. баррелей в сутки. Теперь Россия взяла на себя обязательство сократить уже 2 млн баррелей в сутки. Кстати, если бы в феврале ОПЕК+ и Россия договорились, тех сокращений, скорее всего, хватило бы, чтобы стабилизировать цены на уровне $50. А сегодня кризис уже углубился, и сокращения нужны существенно большие.

Россия настаивала на том, чтобы обязательно к договору присоединились Соединенные Штаты. С моей точки зрения, это требование нелепое. Жизнь показала, что США варьируют объемы добычи в пределах плюс-минус два миллиона бочек в день гораздо легче, чем Россия, которая этого делать не может, следовательно, любую войну в этой части проиграет. Второе — США конкретных обязательств по сокращению добычи на себя не взяли. И мы знаем, что внутреннее законодательство Штатов выше международного. Как только им станет выгодно (когда цена нефти поднимется до $50 за бочку), Соединенные Штаты преспокойно выйдут из соглашения.

Что ж, выбор у России был очень простой — либо согласиться с саудитами, которые сами сокращают добычу от текущего значения на 4 млн баррелей в сутки, и в РФ также сократить на 2 млн, либо попасть в более долгий глобальный экономический кризис и серьезное ухудшение экономической ситуации в стране.

«В первую неделю падения рубля в РФ спекулянтам скинули примерно $30 млрд золотовалютных резервов. Просто по корысти и глупости» Фото: «БИЗНЕС Online»

$15 МЛРД НА ПОДДЕРЖКУ МСБ — ЦИФРА ДЛЯ РОССИИ КОПЕЕЧНАЯ

Кстати, про ухудшение. Оценки такие — если бы в России действительно был реализован месяц «самоизоляции» в его жестком варианте, когда все не работают, то годовой спад экономики был бы порядка 8% (это правая крайняя траектория верхнего цветного ресурса на графике 1). В варианте экономически оптимальной стратегии, когда контакты сокращаются, но не в сфере работы — порядка 2%, что вполне можно пережить.

Конечно, все равно останутся малые предприятия, которые не смогут работать. С ними масштабы проблемы какие? Малые предприятия дают в год примерно $200 млрд валового продукта. Если относительно жесткие противоэпидемические мероприятия будут в течение трех месяцев, причем, еще раз подчеркиваю, жесткость не касается сферы производства, то примерно треть малых предприятий может в этот период не вписаться, закрыться. На их поддержку надо направить за три месяца примерно $15 млрд, причем в основном на обеспечение спроса на их продукцию.

Эта цифра для России копеечная. Напомню, что в первую неделю падения рубля в РФ спекулянтам скинули примерно $30 млрд золотовалютных резервов. Просто по корысти и глупости! А затем 20 марта на официальном сайте ЦБ перестали публиковать еженедельную отчетность о золотовалютных резервах РФ. Для меня это означает, что там имели место какие-то катастрофические потери. Так что представить себе, что страна не может выделить на прямую поддержку малых предприятий в эти наиболее трудные три месяца $15 млрд, —по-моему, просто смешно.

Персоны: Грачев Иван Дмитриевич

Иван Грачев

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
График предоставлен Иваном Грачевым
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here