«Из-за коронавируса мы можем вернуться к геополитической схеме времен СССР»

0
71

Автор книги «Кланы и политические группы КНР» о политической и экономической подоплеке «раздутой эпидемии»

«Россия будет играть не пятую, шестую или седьмую скрипку в отношениях с Китаем, а вторую или даже первую», — говорит известный китаевед Николай Вавилов о влиянии коронавируса на глобальную политику. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, как китайские комсомольцы воюют с компартией на стороне США и чем эта схватка грозит Поднебесной и всему миру.

«Вирус действительно оказался очень удобным. В масштабах Китая это почти как обычный грипп, но ситуацию вокруг него намеренно раздули»

«Вирус действительно оказался очень удобным. В масштабах Китая это почти как обычный грипп, но ситуацию вокруг него намеренно раздули». Фото: © Мигель Кандела, РИА «Новости»

«БЫЛА РАЗДУТА ПАНИКА, КАК БУДТО ИДЕТ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА»

— Николай, коронавирус так страшен, как его малюют?

— Я считаю, что медицинская сторона проблемы коронавируса изначально была чрезвычайно раздута. Прежде всего действиями китайских властей. В частности, благодаря мэру Уханя Чжоу Сяньвана. Он закрыл 10-миллионный город без согласования с ЦК компартии и вопреки логике принятия крупномасштабных решений, которые в КНР основаны на строгой иерархии. Для принятия таких решений, влияющих на национальную безопасность в Китае, сначала собираются члены политбюро или на крайний случай комитета государственной безопасности ЦК, они обсуждают ситуацию, принимают решение и спускают его вниз. А мэр Уханя заблокировал аэропорты, железнодорожное и речное сообщение без санкции ЦК, на что не имел права, потому что Ухань — транспортный центр Китая, который соединяет север и юг КНР, запад и восток, связывает Пекин и Гуанчжоу, Шанхай и Сычуань. Каждый день блокады этого мегаполиса обходится китайской экономике очень дорого. Уже спустя несколько дней после его закрытия перевозки упали на 40 процентов, встала вся страна.

К тому же в результате карантина и неадекватной реакции властей на коронавирус была искусственно раздута паника среди населения — до такой степени, как будто идет биологическая война. Но во время такой войны грузовики реально собирают трупы по улицам. В КНР же подобного не было. Но китайцы видели, что принимаются чрезвычайные меры, не сопоставимые с тем, как случалось во время других заболеваний, и делали выводы, что происходит, наверное, что-то страшное.

Хочу подчеркнуть, что паника населения (а именно она тормозит сегодня восстановление экономики Китая) началась не из-за более чем «скромных» по китайским меркам чисел заболевших и погибших, но из-за закрытия Уханя. Именно этот факт вызвал оторопь прежде всего среди самого китайского населения.

Хотя за два дня до распоряжения мэра Уханя председатель КНР Си Цзиньпин и премьер страны Ли Кэцян официально заявляли, что болезнь развивается, необходимо усилить мониторинг и контроль, пожелали всем китайцам счастливого Нового года. Но речи об экстраординарных мерах не было. Политбюро Компартии Китая собралось уже после закрытия Уханя, 25 января. И только тогда была создана группа по реагированию. То есть сразу наблюдалась абсолютная нескоординированность властей, попытка центра реагировать на самодеятельность Уханя.

Кстати, информация о вирусе поступила в ВОЗ 31 декабря 2019 года, однако это не остановило мэра Уханя от проведения предновогодней ярмарки в городе, в которой участвовали 40 тысяч человек, а меры по закрытию города были приняты только после того, как все мигранты разъехались по домам. Не вижу в таких странных поступках какой-либо логики борьбы с распространением заболевания.

«Власти Китая будут до последнего стараться не применять вооруженные силы. Чтобы не допустить Таньаньмэнь-2. Этот пример у Си Цзиньпина был на глазах»

«Власти Китая станут до последнего стараться не применять вооруженные силы, чтобы не допустить Тяньаньмэнь-2. Этот пример у Си Цзиньпина был на глазах». Фото: kremlin.ru

«МЕСТНЫЕ ВЛАСТИ ПОКРЫВАЛИ РЕАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ЭКОНОМИКЕ»

— По-вашему, реакция властей КНР на коронавирус не соответствовала масштабу бедствия. Чем тогда ее можно объяснить?

— Местные власти покрывали реальные проблемы в экономике. В Китае как минимум за месяц до вспышки коронавируса начал разворачиваться кризис. Об этом можно судить по данным таможенной статистики. Например, товарооборот с Вьетнамом по итогам января 2020 года упал на 25 процентов. Хотя обычно все торговые операции перед китайским Новым годом заканчиваются на максимуме. Этот месяц в Китае самый урожайный, так как подводятся итоги года, спешно закрываются сделки, отгружаются последние контейнеры. Нынешний январь тоже должен был продемонстрировать рост, а он показал серьезное падение! Даже несмотря на то что две декады до Нового года и коронавируса были в Китае рабочими.

На этом основании можно предположить, что на аналогичные показатели упал и ВВП Китая. Речь идет как минимум о стагнации. Если же взять альтернативные данные (а это 1,5 процента роста ВВП в годовом выражении вместо официальных 6,5 процента), то нынешний обвал говорит о том, что в китайской экономике началась рецессия.

Также заранее эксперты прогнозировали падение потребления нефти в КНР на 25 процентов. Это 3 миллиона баррелей в день. Экспорт российской нефти в Китай в феврале уменьшился на 35 процентов, что в том числе приводит к падению нефтяных цен, которое мы сегодня наблюдаем. А дальше получим эффект домино. Речь идет об очень масштабных событиях. По сути, начинается мировой кризис.

— Но не коронавирус же оказался его причиной?

— Катализатором стало сворачивание торгово-экономических отношений Китая с Америкой. Падение составило 15 процентов. Плюс огромная эмиссионная масса юаней, огромный внутренний долг регионов и корпораций. Он обслуживался приходом прибыли из мировой экономики. Но сейчас внешний драйвер роста китайской экономики остановился. Проценты по долгам невозможно оплачивать. В начале января начали массово закрываться предприятия, и за первые два месяца года объем привлеченных средств составил около 180 миллиардов долларов, что на 70 процентов больше показателя аналогичного периода 2019-го.

Но если в основе кризисного пирога — экономика, то вишенка на торте — это политика, конфронтация между элитными группами, которые опираются на разные крупные корпорации.

Я изучил биографии руководителей, имеющих отношение к блокировке городов и объектов инфраструктуры из-за коронавируса. Все они так или иначе связаны с китайским комсомолом.

А комсомол в Китае, в отличие от Советского Союза, — самостоятельная политическая организация и альтернативная сила Компартии. Партиец не должен сначала быть комсомольцем. Он может сразу в партию вступать. Конечно, после событий на Тяньаньмэне в 1989 году, когда комсомольцы проявили себя как проамериканский лагерь, их позиции были сильно ослаблены. С тех пор они идут в фарватере Компартии, руководители комсомола должны быть одновременно членами партии. Но она не вмешивается в формирование комсомольских кадров. При этом выходцы из комсомола занимают многие важные посты в регионах — главы провинций, заместители мэров. Их «кормовая база» сосредоточена в секторе легкой, пищевой, алкогольной, табачной, медицинской промышленности и связана с торговлей с США. Но сейчас первая резко разрушается.

«Сейчас инфляция тоже подскочит. Из-за простоя производства, роста цен на бензин, транспортировку и прочие расходы вырастет и стоимость продукции»

«Сейчас инфляция тоже подскочит. Из-за простоя производства, роста цен на бензин, транспортировку и прочие расходы вырастет и стоимость продукции». Фото: pixabay.com

«КОРОНАВИРУС — ЭТО ОБЫЧНЫЙ ГРИПП, НО СИТУАЦИЮ ВОКРУГ НЕГО РАЗДУЛИ, ПРИЧЕМ ИМЕННО РЕБЯТА, СВЯЗАННЫЕ С США»

— Так что, коронавирус — это выдумка каких-то политических группировок в Китае?

— Сама болезнь — нет. Но шумиха вокруг нее во многом связана с внутренней политикой в КНР.  Комсомольцев с приходом к власти в КНР Си Цзиньпина начали вытеснять в рамках антикоррупционной борьбы. Во время беспрецедентной по масштабам кампании, когда арестовывали губернаторов, вице-губернаторов всех регионов, 90 процентов из них были комсомольскими лидерами, которые пришли к власти при предыдущем генсеке Ху Цзиньтао.

Сейчас политические позиции комсомольцев снова шатки. К тому же они понимают, что серьезный спад ВВП (а это один из показателей KPI для региональных властей в Китае) может быть использован для того, чтобы предъявить им обвинения в непрофессионализме, некомпетентности и срыве экономического развития. Потому, чтобы защитить себя перед центральным руководством, они начали устраивать шумиху вокруг коронавируса в надежде все списать на эпидемию.

— То есть коронавирус вовремя подоспел и стал выгодной ситуацией для части китайских элит?

— Он действительно оказался очень удобным. В масштабах Китая это почти как обычный грипп, но ситуацию вокруг него намеренно раздули, причем именно ребята, связанные с США, так как с помощью вируса они убивают двух зайцев. Во-первых, объясняют населению, почему так плохо стало жить. То есть говорят, что это не политика на интеграцию с США была неверной и не она привела страну в тупик, а коронавирус.

Во-вторых, комсомольцы сохраняют свои позиции во власти в период ротации. Дело в том, что в Китае каждые два года меняются губернаторы всех провинций. Это неписаное правило. И как раз сейчас должны были происходить ротации, но они приостановились. Тоже из-за коронавируса. То есть региональные группы используют коллапс политико-экономической ситуации и стремятся добиться прекращения ротации губернаторов в принципе, что демонстрирует центробежные тенденции. Китайские комсомольцы жгут мосты, потому что позади у них ничего не осталось. Импичмент Дональда Трампа провалился, демократы к власти в США не придут еще как минимум четыре года. А про него мы знаем, на какие действия он способен. Комсомольцы понимают, что за время своего второго срока Трамп уничтожит китайско-американскую торговлю. То есть за океаном помощи нет. А тут еще свои силовики. Все. Круг замкнулся. Надо действовать. 

«Из разных источников мы видим, что протестные настроения в Китае растут и в первую очередь в рабочей и студенческой среде. Все больше трудовых конфликтов с участием мигрантов»

«Из разных источников мы видим, что протестные настроения в Китае растут и в первую очередь в рабочей и студенческой среде. Все больше трудовых конфликтов с участием мигрантов». Фото: © Мигель Кандела, РИА «Новости»

«НЕ ИСКЛЮЧАЮ, ЧТО МОГУТ БЫТЬ СОЦИАЛЬНЫЕ НЕДОВОЛЬСТВА, ЗАБАСТОВКИ, ПРОТЕСТНЫЕ АКЦИИ»

— И как будет развиваться ситуация с коронавирусом в политике и экономике?

— Я не исключаю, что в Китае могут начаться забастовки, протестные акции. Вероятность этого достаточно высокая. Конечно, статистика протестов в КНР не публикуется. Но из разных источников мы видим, что протестные настроения в Китае растут и в первую очередь в рабочей и студенческой среде. Все больше трудовых конфликтов с участием мигрантов.

В заблокированных из-за коронавируса городах сосредоточено не менее 60 процентов всех предприятий Китая. Тот же Ухань — четвертый по величине производитель автомобилей в Китае, а по грузовикам вообще номер один в мире. И если ранее китайцы подняли на 25 процентов пошлины на ввоз американских машин, то теперь импорт авто из США увеличится.

Не исключено, что на каких-то предприятиях сотрудникам могут перестать выплачивать зарплату или же их могут не принимать на работу. Еще одно основание для протестных выступлений — в Китае уже стало тепло. На улицы могут выйти студенческие массы. А энергии у молодежи много, им только дай клич, что кто-то в чем-то виноват. Гонконг рядом, показательный пример. Маски закуплены. Очки против слезоточивого газа — тоже. Население к протестным акциям готово на 100 процентов.

«АМЕРИКАНЦАМ ВЫГОДНО ОТСТРАНИТЬ ОТ ВЛАСТИ ТЕХ, КТО ВО ГЛАВЕ С СИ ЦЗИНЬПИНОМ СРЫВАЕТ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКУЮ СДЕЛКУ»

— Возможен ли в Китае госпереворот?

— Не исключено. Такое уже было. После того как в 1976 году умер Мао Цзэдун, в Китае началась очень жесткая борьба между разными группами. К 1981-му сложился баланс и произошел разворот в сторону Америки. Тогда во главе Китая формально стоял глава центрального военного комитета. А по линии комсомола начались многочисленные контакты с США. Именно комсомольские вожаки вывели молодежь на площадь Тяньаньмэнь в 1989 году. А триггером тех событий стал резкий рост инфляции.

Сейчас она тоже подскочит. Из-за простоя производства, роста цен на бензин, транспортировку и прочие расходы вырастет и стоимость продукции. Ситуация очень напоминает ту, что предваряла события на Тяньаньмэне. И может все полыхнуть с разных сторон. Вопрос только в том, насколько удачно состоятся внутренние политические процессы урегулирования и готовы ли комсомольцы пойти до конца.

— Как, по-вашему, будет действовать Си Цзиньпин?

— Очевидно, что власти Китая станут до последнего стараться не применять вооруженные силы, чтобы не допустить Тяньаньмэнь-2. Этот пример у Си Цзиньпина был на глазах. 

Не исключено и вмешательство третьей силы. В Китае очень сильная шанхайская группа. Ее представители занимают крупные посты в энергетическом секторе. Шанхайцы идут победным маршем по кадровым назначениям. Возможно, они захотят, даже если Си Цзиньпин не станет применять вооруженную силу против комсомола, спровоцировать армию и комсомол на конфликт, чтобы выйти из него победителями, потому что, когда двое дерутся, выигрывает третий.

— На кого в мире опираются шанхайцы?

— Они вечные друзья Республиканской партии США. А мы помним, что, например, госсекретарь США Майкл Помпео говорил в адрес лидера КНР, что тот враг мира и всего прогрессивного человечества, а Компартии Китая — главная угроза демократическому развитию США.

Сейчас американцам очень выгодно отстранить от власти тех, кто во глава с Си Цзиньпином срывает торгово-экономическую сделку США и Китая. Это соглашение состоит из двух частей. Первая касается сельхозпродукции, так как Трамп очень хочет повернуть в свою сторону сельхозпроизводителей Среднего Запада, чтобы они за него голосовали (а это огромное число избирателей). Вторая часть затрагивает нефтегазовый сектор, интересы углеводородного лобби, которое привело Трампа к власти. Всего же в соответствии с данной сделкой китайцы должны в течение двух лет закупить у США товаров на 200 миллиардов долларов, в том числе сжиженного газа на несколько десятков миллиардов долларов ежегодно.

Сейчас она срывается. Например, Китайская шельфовая корпорация, третья по объемам добычи нефти на шельфе Желтого моря, Бискайского залива и Южно-Китайского моря, заявила о прекращении поставок сжиженного газа в связи с форс-мажорными обстоятельствами. К тому же Си Цзиньпин является сторонником российско-китайской интеграции и, в частности, поставок газа по трубопроводу «Сила Сибири».

«Наша выгода от поставок газа в Китай вырастет многократно. И «Сила Сибири» не только себя окупит, но «Газпром» еще и дополнительно сможет заработать»

«Наша выгода от поставок газа в Китай вырастет многократно. И «Сила Сибири» не только себя окупит, но и «Газпром» еще дополнительно сможет заработать». Фото: kremlin.ru

«У НАС ТРУБА ПОСТРОЕНА. КАКОЙ В НЕЙ ВИРУС?»

— Коронавирус не грозит России потерей китайского рынка?

— Если американские поставки газа в Китай из-за коронавируса прекратились, то наши — нет. У нас труба построена. В ней какой может быть коронавирус? Мы будем поставлять в Китай газа на 3,5 миллиарда долларов ежегодно. Если китайцы договорятся между собой, в чем я очень сомневаюсь, потому что паника, то все стабилизируется и рынки будут поделены. А если не договорятся, то существует вероятность, что цена за газ взлетит. Она может достичь показателей 2010 года, то есть увеличится многократно: от 100 до 300 или даже 400 долларов за кубометр. Соответственно, и наша выгода от поставок газа в Китай вырастет многократно. И «Сила Сибири» не только себя окупит, но и «Газпром» еще дополнительно сможет заработать.

— Опять противоборство пророссийских и проамериканских групп?

— Вообще, в экономическом пространстве действует две силы: изоляционисты и глобалисты. Первые опираются на внутренний рынок и прибыли своих компаний. Вторых в советской школе называли буржуазными компрадорами за то, что они наживаются на торговом посредничестве. Си Цзиньпин, Трамп, Эрдоган — изоляционисты. Владимир Путин тоже все больше опирается на изоляцию. Нет никакой партии служения, как пишут в телеграм-каналах. Есть партия внутренних производителей, которые вытесняют прибыли транснациональных корпораций и стимулируют экспорт. Сейчас они играют первые роли в российском правительстве.

Партии, которые поддерживают своих производителей, приходят к власти в разных странах. Они переключаются на торговлю в национальных валютах и помогают своим игрокам вытеснять глобальных. То есть идет борьба за рынки, экономика США теряет роль мирового интегратора, и глобальное долларовое пространство разрушается.

Американские демократы выступают за мировую интеграцию, но они проигрывают. Их сторонники в Китае, комсомольцы, — тоже. А лидеры изоляционистского толка являются союзниками по духу в плане борьбы с глобальной интеграцией. Но это не значит, что они между собой не будут воевать, потому что на первом этапе вытесняют чужаков, а затем идут войной на соседей, чтобы расширить свое производство и поддержать своих рабочих.

— Какие выводы из всей этой ситуации можно сделать?

— Если говорить о российско-китайском взаимодействии, то оно останется на прежнем уровне, испытав небольшой кризис в первом-втором кварталах 2020 года. Особенно в условиях стагнации Европы. А учитывая разрушение американских связей с Пекином, Россия будет играть не пятую, шестую или седьмую скрипку в отношениях с Китаем, а вторую или даже первую. Из-за коронавируса мы можем вернуться к геополитической схеме времен Советского Союза. 

Николай Николаевич Вавилов — китаевед, эксперт Российского экспортного центра, автор популярного телеграм-канала «Южный Китай», автор книги «Кланы и политические группы КНР».

Родился в 1985 году.

Выпускник восточного факультета СПбГУ.

С 2006 по 2016 год учился и работал в КНР (в том числе в государственном информационном агентстве «Синьхуа»). Жил в Пекине, провинциях Аньхой, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун.

Ольга Вандышева

Фото на анонсе: pixabay.com

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here