Как и почему умер Иосиф Сталин: по слухам и достоверно

0
80

Булат Султанбеков с 6 марта 1953-го был в оцеплении у Колонного зала Дома союзов, где прощались с вождем. Его похоронили ровно 67 лет назад

Смерть и даже похороны Иосифа Сталина обросли загадками и продолжают привлекать интерес как профессионалов-ученых, так и любителей исторических загадок.Очевидцем, а позже исследователем тех событий был известный казанский историк Булат Султанбеков. В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» он рассказывает о давке во время похорон, унесшей много жизней, о версиях «убийства» вождя и политической неразберихе в первые дни после его смерти.

На Красной площади в день похорон Иосифа Сталина 9 марта 1953 года

Красная площадь в Москве в день похорон Иосифа Сталина. 9 марта 1953 года. Фото: © РИА «Новости»

«В СМЕРТИ СТАЛИНА НЕВИНОВНЫ ТОЛЬКО ИНОПЛАНЕТЯНЕ…»

— Булат Файзрахманович, насколько известно, вы видели Сталина дважды?

— Да, в первый раз это было за несколько месяцев до его кончины. Тогда я служил в армии. Мы стояли в Подмосковье, в военном городке. На параде в Москве я видел вождя на трибуне мавзолея на Красной площади среди других руководителей. Насколько возможно было тогда рассмотреть кого-нибудь из правительства… Толком ничего и увидеть нельзя, даже голову повернуть: нас провезли по площади в военной машине. Сейчас точно не помню, но, скорее всего, это был военный парад в честь годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции, в ноябре 1952-го.

А когда в марте 1953-го Сталин скончался, наш командир полка собрал офицеров. На этой встрече присутствовал и я как секретарь парторганизации, хоть и был тогда сержантом. Командир просто сказал, что Сталин умер, отвернулся и заплакал… Боевой офицер, участник войны…


А потом я стоял в Москве в оцеплении в районе Манежной площади, около Колонного зала Дома союзов, в котором находилось тело вождя. Видел и знаменитую давку.


Журнал Life так описывает эти события: «Серьезная давка в районе Трубной площади стала неотъемлемой частью похорон. Она случилась во время церемонии прощания, 6 марта. В первый день, когда было объявлено о смерти Сталина, толпы людей хаотично устремились к Дому союзов.

Они пытались пройти на Большую Дмитровку и решили, что проще всего туда будет попасть через Трубную площадь, однако она была заранее перекрыта грузовиками. Давка случилась на спуске с Рождественского бульвара на площадь, передние ряды были остановлены грузовиками, а сзади со спуска на них продолжали накатываться одна за другой человеческие волны. В итоге те, кто стоял впереди, оказались буквально раздавлены и растоптаны напиравшими сзади. Точное количество жертв давки до сих пор так и не установлено. В различных источниках они оцениваются в диапазоне от нескольких десятков до нескольких тысяч человек…»


— Кто-нибудь погиб на ваших глазах?

— Нет, та самая большая трагедия происходила не около нас. Рядом стояли автобусы, нас чуть прижали к ним, и одну девчонку нам пришлось-таки из толпы выхватить… Но там, где мы расположились, насколько я знаю, не было жертв. Чуть позже нас провели через зал, где лежал Иосиф Виссарионович. Конечно, ничего толком я снова не разглядел, хотя и прошел от него всего в 3 метрах — сподобился. Но одно могу сказать: переживания действительно были всенародные. Я помню, одна женщина говорила: «Вот сейчас медицина сильная, возьмите мое сердце, пересадите вождю!» И это было вполне искренне, никакой рекламы и пропаганды.

Похороны Сталина. Слева направо: Вячеслав Молотов, Николай Булганин, Лазарь Каганович, Климент Ворошилов, Георгий Маленков, Николай Шверник, Чжоу Эньлай, Лаврентий Берия, Анастас Микоян, Никита Хрущев

На похоронах Сталина (слева направо): Вячеслав Молотов, Николай Булганин, Лазарь Каганович, Климент Ворошилов, Георгий Маленков, Николай Шверник, Чжоу Эньлай, Лаврентий Берия, Анастас Микоян, Никита Хрущев. Фото: © РИА «Новости»

— И по стране поползли слухи, что вождь якобы умер не своей смертью.

— Кому сейчас только ни приписывают смерть Сталина, разве что инопланетян-терминаторов пока оставляют в покое. Но чаще всего вспоминают слова Лаврентия Берии, якобы сказанные им Вячеславу Молотову: «Я его убрал, я вас всех спас».

Речь шла не только о Молотове, но и о другом партийном вожде. В накаленной политической обстановке член ЦК РКП, секретарь Юго-Восточного бюро ЦК Анастас Микоян, в ведении которого находились все северокавказские республики, выступил с заявлением, прозвучавшим совершенным диссонансом со сталинской линией: «Здесь я должен заявить, что чересчур вошло в моду считать национализм первопричиной всех зол. Я считаю, что нельзя использовать слово „национализм“ как какое-то пугало». В истории было еще несколько случаев, когда мнения Микояна и Сталина расходились, включая и возражения первого против массовой депортации чеченцев и ингушей в феврале 1944 года, которое он мотивировал опасностью осуждения данной акции со стороны союзников.

Очевидно, все это по совокупности и определило столь жесткую критику «старослужащих» из политбюро. Правда, Сталин, критикуя, добавил, что оба — люди мужественные, готовые отдать жизнь за дело партии. Но такой комплимент прозвучал весьма двусмысленно. Прошлое показывало, что способы доказать свою верность делу партии и отдать за это жизнь могли быть самыми разными, включая и признание ради «ее интересов» своей вины в несуществующих преступлениях, что и было ярко продемонстрировано на некоторых процессах середины 1930-х годов. После 16 октября 1952-го Молотова и Микояна не приглашали ни в кремлевский кабинет Сталина, ни на Ближнюю дачу, а их приезд с поздравлением по случаю его дня рождения 21 декабря вызвал у вождя только раздражение. Оба и увидели его уже только 2 марта 1953 года во время агонии…

Георгий Маленков

Георгий Маленков. Фото: By Anefo, CC0, commons.wikimedia.org

«ПОСЛЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ ВОЖДЯ ЗАЛ «НАХОДИЛСЯ В ОЦЕПЕНЕНИИ»

— Почему именно в тот момент Сталин набросился на «старослужащих» вождей?

— Судя по воспоминаниям политических деятелей того времени и работам современных исследователей, он снова «вступил на тропу войны» и начал готовить «кадровую революцию». Она, очевидно, включала бы устранение старых соратников, опору на молодые кадры и, возможно, проведение открытых политических судебных процессов по образцу середины 1930-х годов. Для понимания складывавшейся в партии обстановки и ряда последовавших после съезда событий следует подробнее остановиться на новой структуре ее руководящего органа и целях, которые, очевидно, ставил перед ним Сталин. После ряда изменений, вызванных смертью Михаила Калинина, Андрея Жданова, осуждением и расстрелом Николая Вознесенского, в состав высшего органа партии перед XIX съездом входили 9 членов и 2 кандидата в члены политбюро.

Пленум ЦК КПСС состоялся после окончания съезда, утром 16 октября 1952 года. На заседании рассматривался только один вопрос — избрание руководящих органов партии. Судя по воспоминаниям присутствовавших на пленуме, он проходил в нервозной обстановке. Сталин в начале заседания неожиданно дважды обратился к членам ЦК с просьбой освободить его от поста генерального секретаря, мотивируя это плохим состоянием здоровья и необходимостью уступить дорогу молодым. Вопрос об освобождении от обязанностей главы правительства не ставился. Зная историю подобных «просьб» и судьбу тех, кто принимал их всерьез, присутствующие, особенно из числа руководителей, расценили это как «контрольную проверку» настроений и лояльности. После эмоционального выступления Георгия Маленкова, буквально умолявшего вождя не оставлять свой пост, дружно поддержанного залом, Сталин продолжил заседание. О чрезвычайно напряженной атмосфере, царившей в зале, и поведении руководителей партии ярко написал в очерке «Сталин глазами моего поколения» Константин Симонов, участвовавший в работе пленума в качестве кандидата в члены ЦК. Он вспоминал, что зал после выступления вождя с уничтожающей критикой двух соратников «находился в оцепенении».

По предложению Сталина вместо политбюро создается новый орган — президиум ЦК. В него вошли 25 членов и 11 кандидатов в члены, их фамилии вождь зачитал лично. В существенно расширенном составе руководящего органа появилась группа новых работников не только из государственного и партийного аппарата. В новом составе ЦК значительно возросло число писателей и ученых-гуманитариев. Такого «десанта» ученых и писателей в ЦК в истории партии еще не было. До XVIII съезда в его состав не входил ни один писатель и ученый, а на нем избрали только писателя Александра Фадеева и философа Марка Митина. Как видим, пополнение рядов ЦК интеллектуалами произошло за счет «лириков», время «физиков» наступит после XX съезда.

Органы госбезопасности в президиуме представляли Берия, формально не занимавший в них официального поста, но в качестве заместителя председателя Совета министров СССР курировавший их по некоторым направлениям работы, и министр госбезопасности Семен Игнатьев.

Одновременно в обход устава партии по предложению Сталина «для оперативного решения вопросов» формируется бюро президиума из 9 человек, в нем нет Молотова и Микояна. Особая роль отводилась еще одному неуставному новообразованию — «руководящей пятерке», в которую вошли Берия, Булганин, Маленков, Сталин, Хрущев. Она стала высшим неофициальным органом власти в стране и партии. Всего через четыре с небольшим месяца четверо из этой пятерки станут «похоронной командой» для пятого — Сталина.

Семен Игнатьев

Семен Игнатьев. Фото: ФСБ РФ, Общественное достояние, ru.wikipedia.org

ПРЕСЛОВУТЫЙ СОСУД С РТУТЬЮ

— Популярный историк и публицист Юрий Мухин выдвинул самую неожиданную и, на мой взгляд, не соответствующую действительности версию о событиях марта 1953 года, обозначивших начало новой эпохи в жизни страны. В сенсационных книгах «Убийство Сталина и Берия» и «За что убит Сталин?» он назвал Семена Игнатьева вместе с Маленковым и Хрущевым главными организаторами убийства вождя, указывая и причины, по которым они якобы участвовали в его ликвидации. Фигурирует в описании «убийства» и не названный по фамилии врач, который якобы выполнял задание Игнатьева. Конечно, это только одна из многочисленных версий. Ее повторил в еще более категоричной форме в книге «Великий Берия. Лучший менеджер XX века» Сергей Кремлев. Под данным псевдонимом публикуется Сергей Брезкун, инженер-ядерщик, детский поэт, пишущий также в жанре исторической публицистики. Его работы являются своеобразным гимном Сталину и Берии и, несмотря на ряд фактических ошибок, весьма полезны для понимания причин появления и живучести феномена «реанимированного сталинизма» в современном общественном сознании. В книге называется зловещая «триада», якобы осуществившая убийство вождя. Вдохновитель — пятая колонна. По мнению автора, это сионисты. Покровитель — Хрущев. Ответственный исполнитель — Игнатьев. Причем, по утверждению Брезкуна, именно Хрущев, а не Маленков, как считают многие исследователи, является человеком, выдвинувшим Игнатьева на высшие посты. В этой книге «появилось» и новое средство, использованное для убийства Сталина, — сосуд с ртутью, спрятанный на чердаке дачи. Впрочем, такая версия подготовки политического убийства в советской истории не нова: Брезкун, очевидно, не знает, что на процессе 1938 года уже фигурировала ртуть, которой, по указанию Ягоды и с ведома Бухарина и Рыкова, якобы опрыскивали портьеры в кабинете Ежова. Но надо отдать должное Брезкуну: в его книге есть и вполне разумные аналитические размышления о советской эпохе, приводятся документальные сведения, опровергающие ряд измышлений о Берии, вроде того, что он «английский шпион» или «сексуальный маньяк». Отражена и его позитивная роль в развитии оборонной промышленности в годы войны, и огромный вклад в создание ракетно-ядерного щита страны, предотвратившего новую мировую войну. Но еще раз повторю, что и обвинения Брезкуна, предъявляемые Игнатьеву как исполнителю «убийства» Сталина, из того же ряда домыслов, против которых он выступает, говоря о Берии.

Очередным произведением подобной «бериады» стала книга Елены Прудниковой «Берия. Последний рыцарь Сталина», название которой вроде бы делает излишними комментарии. Но вместе с тем автор весьма достоверно излагает историю советской национальной политики периода Гражданской войны и в первые годы после нее, а также приводит заслуживающие доверия факты о плодотворной деятельности Берии в области развития народного хозяйства, его попытках «либерализации» национальной и внешней политики после смерти Сталина. С некоторыми выводами этой части книги можно согласиться. Что же касается роли Игнатьева в смерти вождя, ее позиция полностью совпадает с версиями Мухина и Брезкуна, да еще дополняется живописными подробностями, из которых следует, что Игнатьев вместе с Хрущевым чуть ли не стоял рядом с исполнителем убийства.

Слева направо: Л.П.Берия, И.В.Сталин, Г.М.Маленков, Л.М.Каганович, Н.С.Хрущев, А.И.Микоян, В.М.Молотов, Н.А.Булганин, И.Г.Первухин

Слева направо: Л.П. Берия, И.В. Сталин, Г.М. Маленков, Л.М. Каганович, Н.С. Хрущев, А.И. Микоян, В.М. Молотов, Н.А. Булганин, И.Г. Первухин. Фото: © Юрий Абрамочкин, РИА «Новости»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ СОСТОЯЛСЯ ЕЩЕ ПРИ ЖИВОМ ХОЗЯИНЕ»

— Так как же, на ваш взгляд, все происходило на самом деле?

— Неожиданная смерть Сталина круто изменила ситуацию в стране, события развивались стремительно. Охранники, обнаружив 1 марта 1953 года лежавшего без сознания вождя, сразу же позвонили Игнатьеву (с 19 мая 1952-го на министра МГБ Игнатьева были возложены и обязанности начальника личной охраны вождя, такого доверия не удостаивался еще ни один из руководителей спецслужб). Последний немедленно сообщил о случившемся Маленкову, Берии и Хрущеву. Дальнейшее неоднократно описано со многими подробностями, включая и самые фантастические.

Вечером 5 марта Игнатьев, его заместитель Рясной, командующий Московским военным округом Артемьев, комендант Кремля Спиридонов, министр здравоохранения СССР Третьяков были в числе лиц, приглашенных в кремлевский кабинет Сталина. Заседание началось в 20 часов и продлилось около 40 минут. В то время известие о смерти Сталина от находившихся около него Булганина и Микояна еще не пришло, и практически это был «государственный переворот» при живом главе Советского государства.

Находившиеся там шестеро членов президиума и несколько членов ЦК обсуждали создавшуюся в результате болезни Сталина политическую ситуацию и распределяли руководящие посты. Сталин был еще жив, но присутствовавший там министр здравоохранения Третьяков сказал, что надежды на выздоровление практически нет, можно уповать только на чудо. В эти дни вся страна с замиранием сердца читала и слушала сводки о состоянии здоровья вождя, именно тогда мы узнали, что означала зловещая фраза, что у него наблюдается дыхание Чейна — Стокса, в просторечии именовавшееся агонией.

После того как прибывшие после полуночи Булганин и Микоян, дежурившие на Ближней даче, рассказали о последних минутах жизни вождя, собравшиеся занялись определением порядка проведения траурных мероприятий и церемоний. Однако в части, входившей в компетенцию органов госбезопасности, они поручаются уже только Рясному. Он же руководил и обеспечением безопасности траурной церемонии в центре города. Весь комплекс проблем, связанных с организацией всенародного прощания с вождем, взял на себя по согласованию с другими членами руководства Берия.

В обстановке неразберихи, создавшейся в период ухода из жизни вождя, некоторые кадровые решения принимались лидерами в спешке, с грубыми нарушениями устава партии и законов. Вечером на упомянутом уже совещании 5 марта 1953 года с весьма узким кругом участников, не имевшим кворума, но названным в печати «совместным заседанием пленума ЦК КПСС, Совета министров СССР и президиума Верховного Совета СССР», были приняты следующие решения: Маленков становится председателем Совета министров, Хрущев «сосредоточивается» на работе в ЦК КПСС в качестве секретаря (никакие прилагательные в виде «ведущего», «первого» и тем более «генерального» к этой должности тогда не предусматривались). Берия стал первым заместителем Маленкова и возглавил министерство внутренних дел, в которое вошло и министерство госбезопасности, военным министром остался Булганин. Находившийся в последний год жизни Сталина «в тени» Ворошилов стал председателем президиума Верховного Совета СССР. В состав партийного руководства были возвращены опальные заместители председателя Совета министров: Молотов, ставший одновременно и министром иностранных дел, и Микоян. На этом же заседании по предложению Маленкова секретарем ЦК КПСС, куратором органов госбезопасности был назначен Игнатьев. По словам последнего, вспоминавшего об этом во время работы в Казани, Берия хотя и не возражал против назначения, но прокомментировал его «какой-то ехидной репликой».

Итак, небольшая группа членов президиума ЦК, отстранив других лиц, избранных пленумом в этот орган, начала радикальный передел власти, положив тем самым конец задуманной Сталиным реформе. Из президиума ЦК КПСС, состоявшего из 36 человек, лично предложенных вождем и избранных на октябрьском пленуме, исключили большинство «новичков». Посты секретарей потеряли Аристов, Брежнев, Игнатьев, Михайлов, Пегов, Пономаренко. Все они были понижены в должности, а Игнатьев и Аристов удалены из Москвы. Но особенно болезненным и унизительным стало перемещение на второстепенную должность заместителя начальника главного политического управления Советской армии и флота для генерал-майора Брежнева, где ему поручили заниматься флотскими делами. Это назначение было скептически воспринято моряками, в первую очередь главкомом ВМФ адмиралом флота Советского Союза Николаем Кузнецовым, весьма неуважительно отозвавшемся об умственных способностях нового «политморяка». Память у Брежнева была хорошей, и Кузнецов почувствовал это после того, как его бывший подчиненный стал генсеком.

На заседаниях президиума ЦК КПСС по предложению Берии были приняты решения о прекращении ряда следственных дел и освобождении уже осужденных, в том числе по делам артиллеристов и авиаторов. Особый резонанс вызвало сообщение в печати о полной реабилитации находившихся под следствием «врачей-вредителей». Все они были освобождены в первых числах апреля. В «Правде» и «Известиях» 4 апреля 1953 года было напечатано «Сообщение министерства внутренних дел СССР», из которого следовало, что привлеченные по обвинению «во вредительстве, шпионаже и других действиях в отношении активных деятелей Советского государства» 14 профессоров и один врач (им был личный врач Жданова) признаны невиновными. Освободили 13 человек, двое умерли во время следствия.

В настоящее время большинство исследователей считают, что смерть Сталина последовала в результате обострения длительной болезни, которая привела к инсульту. Фото: © Дмитрий Чернов, РИА «Новости»

«В ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ СВОЕЙ ЖИЗНИ ОН ОТКАЗАЛСЯ ОТ МЕДИКОВ»

— Так как и от чего скончался вождь?

— В настоящее время большинство исследователей считают, что смерть Сталина последовала в результате обострения длительной болезни, которая привела к инсульту. Трагическому исходу болезни также способствовали растерянность обслуживающего персонала и руководства страны и непринятие из-за этого срочных мер по оказанию медицинской помощи. Речь может идти, таким образом, о неумышленном, недостаточно добросовестном выполнении своих обязанностей целым рядом лиц — от охранников и до руководителей партии и государства. Трагический исход связан также с несовершенством системы обслуживания и оповещения, созданной самим Сталиным на Ближней даче, и тем, что в последние месяцы своей жизни он фактически отказался от консультаций высококвалифицированных медиков. К тому же лечивший его многие годы профессор Виноградов после того, как посоветовал вождю ввиду ухудшения здоровья временно прекратить работу или существенно ограничить ее объем, был арестован и якобы с напутствием пациента фразой «В кандалы его!» отправлен в тюрьму. Конечно, это «напутствие» относится к разряду апокрифов, а вот арест профессора — реальность.

Таков вывод о причинах смерти Сталина, которого придерживаются большинство профессиональных исследователей. А наиболее тщательный анализ почти всех версий причин смерти вождя содержится в книге Николая Зеньковича «Тайны уходящего века».

История ухода из жизни Сталина стала настоящим кладом для всех категорий пишущих — от профессиональных ученых, квалифицированных журналистов и до представителей желтой прессы. Обычно поток таких публикаций и передач в различных СМИ возрастает перед очередной датой рождения или смерти Сталина либо же перед предвыборными кампаниями.

Михаил Бирин

Фото на анонсе: © Дмитрий Чернов, РИА «Новости»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here