«Какой смысл сохранять язык, если он не описывает всё и вся в этом мире?»

0
108

Авторитетный википедист и лидер татароязычной «Википедии» Фархад Фаткуллин в интервью KazanFirst рассказывает о последних трендах в глобальной свободной энциклопедии.

В первый раз Фархад Фаткуллин давал интервью KazanFirst в конце декабря 2017 года. С того времени прошло относительно много времени. Он стал «Википедистом-2018». Этого звания до Фаткуллина не удостаивался не только ни один житель Татарстана, но и России. За эти три года на популяризатора татарского языка и знаний на татарском языке в глобальной свободной энциклопедии обратили внимание власти республики. В новом интервью KazanFirst Фаткуллин рассказывает, как встречался с Минтимером Шаймиевым, как татарскую «Википедию» развивают «башкирские бабушки» и о многих других тенденциях последних трёх лет.

– С прошлого нашего интервью прошло три года. Как за то время изменилось вики-сообщество? Татароязычная «Википедия»? Как контент поменялся?

– За эти три года татароязычное вики-сообщество стало увереннее в себе, значительно более зрелым. Возросло общее количество авторов, пишущих в течение месяца. Количество статей увеличилось. Мы недавно за 150 тысяч статей перевалили. А когда три года назад общались, было только с половину от этого. Показатели посещаемости татароязычной «Википедии» увеличились. Сегодня мы в топ-5 Татнета уже хорошо сидим и периодически в топ-3 выскакиваем. Сейчас есть такие амбиции, чтобы через три года быть лидером и желательно с отрывом.

– Благодаря чему такая положительная динамика? Люди открыли для себя «Википедию»?

– Да. Мы всё-таки не бездельничаем, общаемся, СМИ нам тоже помогают. Разные проекты и конкурсы организуем с разными партнёрами, сообщаем о них с помощью баннера в «Википедии». Мы стали рассказывать о тех или иных сторонах нашей деятельности микросообществам. Плюс активнее стали использовать возможности интеграции в машиночитаемую базу «Вики-данные», что используется инструментами искусственного интеллекта. Нам помогают в продвижении ссылки на нас. Также мы улучшаем читаемость и подачу заглавных страниц на мобильных устройствах. 

– Почему авторов стало больше?           

– Во-первых, нужно отметить, что появились новые авторы. Приведу пример. В июне проводили Тюркский марафон вместе с коллегами из Азербайджана, Грузии, Индии, Италии, Казахстана, Румынии, Турции, Узбекистана и Украины (в России кроме русского и татарского также были активны башкирский, саха-якутский и тувинский языковые разделы). Некоторые СМИ в этих странах и регионах рассказывали о проекте, плюс сообщества отдельных языковых разделов свои баннеры об этом вывешивали. В рамках таких проектов у нас появляются индивидуальные волонтёры. Ну и мы регулярно проводим конкурсы или проекты с местными партнёрами – тогда уже они рассказывают своим аудиториям самостоятельно.

– Что за партнёры? 

– Весной с фондом «Сәләт» конкурс был. С ними в 2016-м проект «Вики-школа» начали. А когда мы с тобой интервью записывали осенью 2017-го, я как раз это дело передал следующему поколению «руководителей». На сегодня у «Вики-школы» уже 3-й лидер. Со Всемирным форумом татарской молодёжи уже два года проводили совместный проект на татарские тематики. С «Фондом развития Татнета» уже второй год проводим проекты. 

– То есть всё благодаря активности в режиме офлайн?

– Это всё скорее в онлайне было. Просто у каждой аудитории есть свои интересы. Более того, по мере накопления уверенности в своих силах наше сообщество всё активнее выходит на международную арену. Так, в этом году на «Вики-конференции» по многоязычию участвовали (проходила в Ирландии и из-за COVID-19 была дистанционной) – сайт конференции перевели на русский и татарский, отдельные материалы. 

– Количество статей увеличилось в два раза. А что по поводу их качества? 

– Качественная сторона этого увеличения – это больше заготовки статей, что написаны по шаблону. Например, открываешь какой-нибудь город регионального значения в Германии или во Франции и перед тобой нормально написанный текст на стандартном татарском. Из общей базы знаний «Вики-данные» подставляется статистика: кто мэр, когда были последние выборы, когда была перепись населения и так далее, а текст сам – созданный человеком шаблон. Тем же у статей много, про астероиды, например, реки, разные административные единицы и т.д.  

– То есть в «Википедии» есть информация на татарском языке об астероидах? 

– Цель движения «Вики-медиа» – это открытые знания. Цель «Википедии» – это энциклопедические знания обо всём на родном языке каждого народа. И это надо делать. Иначе какой смысл язык сохранять и развивать, если он не описывает всё и вся в этом мире? Без этого язык – некудышный инструмент.

– Как работают шаблоны в «Википедии»? 

– Если ты открываешь статью и там есть базовая канва, но ты видишь, что важной для тебя информации нет, то жмёшь кнопку править, вводишь текст. Если это какое-то фактическое утверждение, но оно пока не подкреплено каким-то адекватным авторитетным источником, то ставишь известную тебе ссылку. И жмёшь сохранить. 

– В этот процесс включен искусственный интеллект?  

– Есть проекты, связанные с созданием абстрактной «Википедии», когда искусственный интеллект на базе какой-то грамматики пишет тексты. Это результат развития последних двух лет. Ученые мира проводят такие эксперименты обычно на английском языке. Но в «татарской» Википедии мы настолько ещё не работаем. В татароязычном разделе искусственный интеллект проявляется в вычислении вандалов, восстановлении статей после их правок, когда некий человек регулярно, в разных разделах «Википедии» что-то безосновательно удаляет или что-то непристойное пишет. Тут система на базе нейронной сети вычисляет IP-адрес или учетку этого вандала и её блокирует. В татарской Википедии обычно используются решения попроще – это программный бот, который на базе шаблона и таблицы данных, существующих в таблице или в базе знаний, создаёт стандартные статьи-заготовки. 

– Опиши темп развития татарской «Википедии»? Быстро, медленно? 

– С одной стороны, по статистическому показателю три года назад у нас было чуть больше 80 тысяч статей. А сейчас это число удвоилось.

– Может, у казахов «Википедия» вообще утроилась?           

– За этот период в три года утроение произошло, наверно, только у чеченцев. Нам, например, инженер-чеченец помогает создавать статьи-заготовки – на языках народов России мы все друг другу помогаем. Тут я говорю о конкретном человеке из Чечни – его зовут Умар. Он любит свой язык, активен потому, что хорошо понимает, что без своей активной «Википедии» ни одному языку будущее не обеспечить. Свои знания он активно применяет, и в чеченской «Википедии» на сегодня более 300 тысяч статей. Он автоматизировал процесс создания статей-заготовок. А далее Умар пришел в татарскую «Википедию» и помогает обеспечить будущее татарского языка. 

Сегодня в среде редакторов «Википедии» происходит процесс качественных изменений и количественное развитие не очень заметно. По цифрам же – в татароязычной среде изменения за последние годы заметны невооружённым глазом ещё и потому, что мы начинали с более низкого старта, чем русская или английская «Википедия». 

В 2017 году, когда мы с тобой общались, нельзя было писать, что газета или какое-то СМИ, ныне выходящее в Татарстане, имеет корни в Советском Союзе. За это меня тогда даже блокировали. Было такое напряжение у некоторых представителей сообщества. Было принято писать о Татарстане, о татарском языке, о татароязычной среде как о чем-то оторванном от всего остального, что когда-то имело место быть. Было этакое состояние закукливания. А теперь это всё открылось. Более того, у нас сейчас башкирские «вики-бабушки» пишут на татарском языке статьи, переводят с русского языка какие-то статьи, участвуют в разных российских и международных статейных конкурсах. Представь себе – башкирские «вики-бабушки» за счет вклада в татароязычную вики-среду выигрывают призы, и всем хорошо!  

– Татарские вики-бабушки за последние три года всё ещё не появились?

– Нет, татарских вики-бабушек за три года не появилось. Осенью 2019-го была попытка наладить сотрудничество с КФУ – на их базе реализуется программа «Университет третьего возраста». Но дело не пошло. Видимо, у них были какие-то другие краткосрочные приоритеты. Я один раз к ним сходил, предварительно договорились, но они мне так и не перезвонили. 

– Мы что-нибудь знаем о депутатах Госсовета на страницах «Википедии»? Они вообще есть в энциклопедии?

– В 6-м созыве Госсовета из 100 депутатов в «Википедии» описан только 21 человек. В основном это те, кто были в прошлом министрами, журналистами, деятелями культуры, писателями. Есть депутат Рамиль Тухватуллин, Ркаил Зайдулла. Есть глава парламента Фарид Мухаметшин и его вице-спикеры. 

– Зачем вообще депутатам нужна своя страничка в «Википедии»?     

– Давай по-другому зададим вопрос. Зачем вообще какому-либо человеку или организации или вообще какому-то историческому феномену страничка в «Википедии»? 

«Википедия» на сегодня де-факто учебник планеты. В результатах запросов поисковиков «Яндекс» или «Гугл» её страницы выходят в топе. Де-факто, во всяком случае, у молодежной среды планеты уже есть понимание, что если чего-то нет в «Википедии», значит, это не важно, не значимо и не заслуживающее внимания. 

Поэтому начинающие предприниматели и стартаперы готовы платить до 1 000 долларов, чтобы о них появилась статья в «Википедии». Особые экономические зоны, бизнесы и продвинутые люди в Татарстане уже хотят, чтобы о них были статьи в «Википедии», а те, кто немного оторван от экономических реалий планеты, могут не понимать, для чего им страница в «Википедии». 

Ну смотри – вот пройдёт этот 6-й созыв в Госсовете, настанет, скажем, 25-й. Есть вероятность, что на сайте Госсовета подчистят сведения о предыдущих созывах. А информация, однажды попавшая в «Википедию», там сохранится.

Допустим, в Казанском ханстве был свой сайт про каких-то местных депутатов. Знаем ли мы о них что-то сегодня? Сохранились какие-нибудь манускрипты о Казанском ханстве? А у «Википедии» задача – сохранить знания на веки вечные. Поэтому у энциклопедии серверные фермы есть на всех пяти континентах, копия в какой-то версии уже летает на орбите, а другая лежит на поверхности Луны. 

– У тебя было какое-то взаимодействие с органами власти Татарстана? У властей есть понимание, что им тоже нужно идти в «Википедию»?

– Было. С июля этого года я член Комиссии по сохранению и развитию татарского языка при президенте Татарстана. Я каждую неделю как на работу хожу в Госсовет. Я там порядка 1 часа общаюсь по результатам выполненного с прошлой недели домашнего задания. Получаю какие-то новые вводные. И в течение недели, помимо своей частной, семейной жизни, помимо своей работы, вот этими делами занимаюсь. 

А началось это всё как раз в 2018 году летом. Когда мне присудили звание «Викимедиец года». Местные журналисты брали у меня интервью, какое-то из них было перепечатано в газете «Звезда Поволжья». И вот эта перепечатка оказалась в руках Минтимера Шаймиева. Он почитал статью, ему понравились какие-то идеи. Если я правильно понял, он набрал Романа Шайхутдинова (вице-премьер Татарстана. – Ред.) и попросил прозондировать меня, о чем же я на самом деле говорю. 

2 августа я встречался с Романом Шайхутдиновым и созданной им рабочей группой – порядка двух часов обсуждали разные возможности. Потом у меня были встречи с министром по делам молодёжи Дамиром Фаттаховым, были сигналы от Всемирного конгресса татар и Аппарата Правительства Татарстана. В октябре Минтимер Шарипович меня пригласил к себе, потом я общался с Александром Терентьевым из Аппарата президента РТ (замруководителя аппарата президента Татарстана – руководитель департамента президента Татарстана по вопросам внутренней политики. – Ред.). Посыл там был простой: «Есть некий международный и российский опыт. Собрать всё и показать понятным для государственных мужей языком так, как это возможно использовать на пользу Татарстану и татарского языка в наших реалиях». С тех пор размышляю над этим, объясняю, делаю и показываю разным представителям органов власти Татарстана.    

Просто когда вместо отдельного волонтёра об этих возможностях начинает рассказывать государственный уровень, показывая успешный пилотный проект, – это уже совсем по-другому выглядит. Поэтому Минтимер Шаймиев сказал, что лучше не говорить, а на конкретном примере Татарстана нужно показать пользу от «Википедии». В этом направлении уже есть определенные успехи – на свободную лицензию перешли домен tatarstan.ru, сайт Всемирного конгресса татар, ряд других. С Агентством инвестиционного развития Татарстана проект развиваем. Рассказали об этих возможностях Госкомитету по туризму. Направил письмо заместителю министра культуры Татарстана, озаглавив как «Все музеи Татарстана на одной доске с Лувром».

В то же самое время мне понятно, что сегодня коронавирус изменил условия жизни, министерства заняты другими срочными вещами. Поэтому никого не тороплю. У них все мои предложения и ссылки есть.

Ильнур Ярхамов

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here