Ленария Муслюмова: «Случилась паническая атака – не хотела принимать факт, что заразилась»

0
99

Председатель всемирного форума татарской молодежи о том, как перенесла COVID-19, консультируясь с друзьями-врачами по телефону

«БИЗНЕС Online» продолжает публиковать истории известных людей, переживших коронавирус. Сегодня о своем непростом опыте борьбы с новым коварным вирусом нашим читателям рассказывает председатель всемирного форума татарской молодежи Ленария Муслюмова. Что делать, если симптомы показывают одно, а результаты тестов — другое, какие меры профилактики принимают в ВКТ и чем переболевший COVID-19 может помочь новым пациентам?

Ленария Муслюмова: «Температуру ночью сбила при помощи аспирина и литра чая с душицей — главного лекарства от всех простуд у татар»Ленария Муслюмова: «Температуру ночью сбила при помощи аспирина и литра чая с душицей — главного лекарства от всех простуд у татар»

«ПОДУМАЛА, ЧТО ПРОСТО УТОМИЛАСЬ И НУЖНО ОТЛЕЖАТЬСЯ»

Я заболела в июле, уже после того, как были сняты ограничения, многие вышли на работу после локдауна и вернулись в свой привычный режим.

Первые два дня у меня болели все мышцы тела, в том числе глазное яблоко, которым было сложно двигать. На третий день я проснулась от приступа кашля, при этом никаких болей в горле не наблюдалось. К тому времени я никаких профилактических мероприятий не предпринимала, подумала, что просто утомилась и нужно отлежаться. Как раз в этот вечер у меня появился жар и поднялась температура до 38 градусов.

Температуру ночью сбила при помощи аспирина и литра чая с душицей — главного лекарства от всех простуд у татар. На четвертый день недомогания обратилась в поликлинику, но температура к этому моменту у меня уже спала. В поликлинику я пошла сама, не стала вызывать врача на дом, поскольку живу совсем рядом. Здесь мне открыли больничный и взяли мазок для теста на COVID-19. Выписали что-то вроде «Арбидола» и отправили домой. В этот же день начали приходить сообщения от коллег, с кем я непосредственно тесно контактировала, — у них появились такие же симптомы: у кого-то слабость в мышцах, у кого-то температура.

На утро пятого дня поняла, что потеряла обоняние, вкус и вообще перестала чувствовать все, что можно было. Самым сложным в такой ситуации оказалось держать себя в руках и не паниковать. Но у меня случилась паническая атака — не хотела принимать тот факт, что все-таки заразилась этим вирусом.

К вечеру у меня снова поднялась температура до 38 градусов. К тому времени знакомые, которые также болели коронавирусом, подсказали мне, что лучше начать принимать антибиотик «Азитромицин».

«После того, как начались затруднения в дыхании, я решила сделать компьютерную томографию легких. На КТ были видны признаки 5-процентного поражения обоих легких с уплотнениями по типу «матового стекла» с обеих сторон»«После того, как начались затруднения в дыхании, я решила сделать компьютерную томографию легких. На КТ были видны признаки 5-процентного поражения обоих легких с уплотнениями по типу «матового стекла» с обеих сторон»

«СИТУАЦИЯ, КОГДА ТЫ ФАКТИЧЕСКИ БОЛЕЕШЬ, А РЕЗУЛЬТАТ ОКАЗЫВАЕТСЯ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ, ВВОДИТ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ»

Через два дня после сдачи теста на COVID-19 пришли результаты, которые были отрицательными. При этом я лежала дома со всеми признаками нового вируса. Такая ситуация, когда ты фактически болеешь, а результат оказывается отрицательным, вводит в заблуждение: сначала, когда видишь отрицательный результат анализа на COVID-19, первые две минуты расслабляешься, сопровождая свои мысли словами «Хвала Всевышнему». Но когда смотришь на свое состояние, которое по всем признакам — новый вирус, да еще и в разгар жаркого лета, то только больше морально чувствуешь свою беспомощность. Тест не показал наличия вируса, а вдруг состояние ухудшится? Куда, в случае чего, меня как пациента будут госпитализировать?.. В такие моменты ты понимаешь, что вся ответственность за здоровье лежит только на тебе. Поэтому здесь важна связь с теми людьми, кому ты доверяешь, значим их опыт того, как они подобное преодолевают.

После того как я потеряла обоняние и чувство вкуса, у меня снова начало першить в горле, а по вечерам поднималась температура. И уже после того, как начались затруднения в дыхании, я решила сделать компьютерную томографию легких. На КТ были видны признаки 5-процентного поражения обоих легких с уплотнениями по типу «матового стекла» с обеих сторон.

После я купила в аптеке вторую упаковку «Азитромицина», «Стрепсилс» и соду с солью для полоскания горла. После всех этих процедур, через 7 дней, ко мне вернулись вкусовые рецепторы.

Направление на КТ я взяла также у участкового врача в поликлинике. Вообще, за все это время я взаимодействовала с доктором три раза: первый случился, когда мне открыли больничный, второй — когда пошла за направлением на КТ, а третий — когда закрывала больничный. Меня консультировали мои друзья-медики по телефону. Но участковых врачей тоже можно понять — к этому вирусу очень много вопросов, тогда еще не было понятно, в какой момент и при каких симптомах ставить диагноз COVID-19.

В первую очередь нам самим нужно быть сознательными, начиная от соблюдения общепринятых норм гигиены, заканчивая тем, как ты станешь вести себя в случае появления признаков наличия вируса. К примеру, от меня никто не требовал, чтобы я самоизолировалась и сидела дома. Я сама себе поставила такое требование, поскольку это вопрос ответственности. В первый же день, когда у меня появились явные признаки новой коронавирусной инфекции, я самоизолировалась, собрала всю информацию о симптомах, о том, кто и как лечится, переписывалась с друзьями и знакомыми, которые к тому моменту уже столкнулись с болезнью.

Где я могла заразиться, точно сказать не могу. Это произошло летом, на тот момент общепит уже был открыт, возможно, что во время обеда где-то в кафе. Также ко мне приезжали из другого региона… Но среди них никто коронавирусом не болел ни до, ни после встречи. Возможно, в общественном транспорте — где угодно, одного конкретного источника назвать не могу. Но советую всем быть максимально бдительными и соблюдать все меры предосторожности, носить маски прежде всего.

«С началом осени у нас на работе всех обязывают проверяться на новую коронавирусную инфекцию, я уже сдавала повторные анализы в сентябре и октябре, результаты всех тестов оказались отрицательными»«С началом осени у нас на работе всех обязывают проверяться на новую коронавирусную инфекцию, я уже сдавала повторные анализы в сентябре и октябре, результаты всех тестов оказались отрицательными»

«МЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИ НУЖДАЛИСЬ В ПОДДЕРЖКЕ ДРУГ ДРУГА»

К тому времени исполком всемирного конгресса татар, где находится штаб-квартира нашего форума, уже вышел из самоизоляции, объявленной весной этого года, и начал работать в полную силу. Правда, в само здание никого, кроме сотрудников, не пускали, и даже в коридорах офиса мы носили маски. Но после того, как я заболела, всех вновь отправили на «удаленку».

В здание конгресса до сих пор не пускают посторонних, в офисе обязательно соблюдение масочного режима, кабинеты каждый день дезинфицируют, а сотрудники старше 65 лет отправлены на удаленную работу. Первая дезинфекция помещений была проведена еще в апреле, но после того, как заболели несколько сотрудников, дезинфицируют каждый день. Также с началом осени у нас на работе всех обязывают проверяться на новую коронавирусную инфекцию, я уже сдавала повторные анализы в сентябре и октябре, результаты всех тестов оказались отрицательными.

О том, что я переболела коронавирусом, родителям сообщила только месяц спустя. Не хотела наводить панику, поскольку в тот момент даже сама не знала, как реагировать на сложившуюся ситуацию.

О своем состоянии, о том, что заболела и как себя чувствую, в социальных сетях я также не писала, хотя очень активно веду свой аккаунт в «Инстаграме». Я не хотела, чтобы вокруг моей болезни собрались злорадствующие люди. В то время около этой темы появлялось очень много «знатоков», как тех, кто действительно владеет хоть какой-то информацией, так и хейтеров.

Если чувствовала у себя паническое состояние, то связывалась с теми, кто уже переболел коронавирусом, а также с друзьями и одноклассниками, которые работают в медицинской сфере. Я для себя выбрала такую модель поведения: каждый день держать связь с теми, кто уже переболел. Сама я, например, точно так же поддерживала своих коллег, у которых появлялись общепризнанные симптомы этой болезни.

Какой-то период после болезни, мы даже собирались отдельно только с теми, кто уже переболел COVID-19. Сейчас я понимаю, что мы психологически нуждались в поддержке друг друга. Мы — это те, кто смог пройти через эту коварную болезнь.

Ленария Муслюмова

Фото: «БИЗНЕС Online»


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here