Муса Джалиль: татарский герой навсегда

0
89

Известный московский журналист Радик Амиров — о героическом символе сопротивления фашизму для проекта «Миллиард.Татар».

Очередной февраль напомнит нам о предстоящем дне рождения Героя Советского Союза Мусы Джалиля. О нем написано-переписано тысячи материалов, сняты фильмы, как документальные, так и художественные (правда, все они, как правило, советского периода выпуска, к сожалению).

И лично мне задают много вопросов: нужно ли героизировать Джалиля, ведь столько воды утекло со времен Великой Отечественной? Еще спрашивают: а вот зачем тебе это надо?

«Мы храним о нем память чуть больше»


Давайте по порядку. Воды утекло немало, с этим я согласен. И время течет, и вода. А как относится к памяти — как и чем ее измерить? Можно ли память соизмерить с совестью? Особенно, если это касается тех героев, кому мы обязаны исторической памятью. Много ли внимания мы уделяем им? Не только героям — семьям героев.

Муса Джалиль для оренбургских (и не только татар!) — это символ героизма. Мы, степные жители, очень упрямые, мы выносливые. Летом у нас плюс 40, зимой — минус сорок. Выживший в столь непростых условиях — почти что герой. А выживший в гитлеровских застенках поэт Муса Джалиль — герой вдвойне. Поэтому, очевидно, мы храним о нем память чуть больше, чуть бережней, чувствительней.

Дом, где жил Муса Джалиль, улица Карла Маркса, 19, Орск, Оренбургская область


Рассказываю все это без пафоса. Моя прабабушка (эти истории я рассказываю сто раз и буду рассказывать еще больше) училась в «Хусаинии» вместе с Джалилем. Прабабушка до глубокой старости сохраняли твердую память и столь же твердый характер. Она никого не слушала: садилась в автобус и уезжала к родне в поселок Чебеньки, что под Оренбургом. На наши просьбы этого не делать — может же потеряться, лишь кивала головой: «Садишься в автобус и говоришь шОферу „Ырынбур?“ и едешь. А если не „Ырынбур“, тогда садишься в другой автобус, который в Ырынбур!»

«Она рассказывала о Джалиле с любовью» 


Будучи дочкой зажиточного кулака, прабабушка смогла выбраться из передряг коллективизации. Но признавалась — новая власть дала ей образование, чего власть царская не смогла бы сделать. Ее как передовую колхозницу отправили учиться в Оренбург. Что не помешало ей спалить колхозный амбар, когда-то принадлежавший ее отцу. Я же говорю, прабабушка была еще с тем характером.

Она рассказывала о Джалиле с любовью. А уметь рассказывать в долгие зимние посиделки с деревенскими женщинами, вязавшим оренбургские платки и шали, — большое мастерство. Деревенский люд — суровый и недоверчивый. Но никто не осмеливался поднять на смех мою прабабушку. Она была великолепный рассказчик.

Муса был душой любой компании, сочинял эпиграммы (но не колкие!) на коллег и друзей, ставил пьесы, сценки.

«Я понимала, да и все понимали, что путь Джалиля — прямиком в Казань, а то и Москву. В Оренбурге он бы не задержался: в его голове всегда был рой идей и он стремился их воплотить в жизнь, вот тут — на сцене театра или в „Хусаинии“. Славный был человек!» — говаривала прабабушка.

Муса с матерью Рахимой и сестрой Хадичей. 1926


«Следователи сами не верили, что Джалиль мог работать на Гитлера»


После войны прабабушка ни одного худого слова не сказала о Мусе Джалиле, а вызовы всей группы учившихся с поэтом в органы были частыми.

«Ну, соберут нас, задают вопросы: мог ли Джалиль работать на фашистов? А мы, будто сговорившись, хором: „Нет!“ Но задавали вопросы уважительно, тепло относясь к нашему товарищу, следователи сами не верили, что Джалиль мог работать на Гитлера», — вспоминала она.

А когда послевоенная советская печать впервые ознакомила граждан с «Моабитской тетрадью», прабабушка и все, кто с ней учился, кто выжил в войне, собирались и читали его стихи. Все, что они могли, — читать его стихи.

Ровно год назад по инициативе оренбуржцев стартовал флешмоб памяти Героя Советского Союза Мусы Джалиля. Его стихотворения прочитаны и зафиксированы на видео, размещены в соцсетях, в специальной группе в «Фейсбуке». Орск, Оренбург, Казань, Уфа, Москва, Санкт-Петербург, Симферополь, Донецк, Рим, Стамбул, Анкара, Бейрут, Берлин, Буэнос-Айрес, Тель-Авив — это не полный перечень городов, участвовавшим в этом проекте. А уж персонально я как организатор никого не могу выделить — кто читал хуже, кто лучше. Читали на татарском, башкирском, русском, украинском, турецком, немецком, арабском, испанском, итальянском, иврите. Опять же языков было куда больше.

Фрагмент “Моабитских тетрадей”


Причем это был не просто флэшмоб. Каждое чтение сопровождалось вечерами встреч с земляками. Как это прошло в Германии и Турции, где активная татарская молодежь проявила не только старание, но и великолепные организаторские способности.

В Ливане русскоязычная община под руководством Миры Насибовой провела детский утренник памяти Мусы Джалиля. В Нетании (Израиль) Валентина Кутовская не только организовала школьные уроки, посвященные Герою Советского Союза, уроженцу села Мустафина Оренбургской области, но и перевела со школьниками стихи татарского поэта на иврит. Но евреи были бы не евреями, если не сделали больше! Кутовская продемонстрировала собравшимся газетные публикации памяти Джалиля советского времени. Все это она привезла с собой с первой волной эмиграции. То есть наряду с семейными фотографиями, памятными вещами Валентина и ее родственники сохранили стихи татарского поэта.

«Я не раз читал и слышал нотки антипатриотических голосов»


Вы спросите — зачем? Зачем все это?!

Должен сказать, что героизация фашизма благодаря различного рода западным пропагандистам прослеживается несколько десятилетий. А сегодня идеи национал-шовинизма приняли другой, более изощренный характер и посыл. А ведь еще в советское время партийная газета «Правда» постоянно трубила о реваншистских настроениях Запада.

После распада Союза мало кто думал об этом. Но Россия как преемница СССР сразу и резко заявила о неприятии реваншизма, его идей, пособников, кто бы они ни были, в какой бы стране не жили.

Муса Джалиль и Назиб Жиганов во время работы над оперой “Алтынчеч”


Мало того, в прессе то и дело звучали голоса: а те ли хаты сжигала Зоя Космодемьянская? Правда ли герой Александр Матросов? Зачем Николай Гастелло (будучи советским немцем) направил свой самолет на фашистские танки? Почему легендарный Ковпак командовал партизанами, ведь мог спокойно поднять руки и выйти к фашистам? Зачем генерал Карбышев отказался работать на Третий рейх и его на ледяном морозе обливали водой — с его способностями, талантом и опытом мог бы стать знаменитым ученым Германии?

Я не раз читал и слышал нотки антипатриотических голосов. Вроде «Муса Джалиль сотрудничал с фашистами, он же спокойно передвигался и имел свободное хождение». И что такой человек, пленный не мог просто так разгуливать. Что Гайнан Курмашев, кстати, руководитель того самого татарского подполья, чуть ли не сподвижник тех, кто напал на нашу страну. Рахим Саттар, Ахмет Симаев и другие совсем не герои.

«Нечего героизировать тех, кто предал свою Родину» 


И как всему этому не противостоять, всему тому, что пытается разрушить нас?

Мне, земляку Мусы Джалиля, неприемлемы такие вещи, как шовинизм, национализм. Против всего этого и выступал наш поэт. И погиб. Вместе со своими товарищами. Но они успели сделать очень многое. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь — ни один батальон легиона «Идель — Урал», отправленный на Восточный фронт фашистами, не доехал до места назначения. Перебив охрану, татарские и башкирские солдаты уходили к советским партизанам.

Поэтому стыдно слышать о том, что некие персонажи исторического прошлого ныне пытаются становиться «героями». Вчера они были никчемными, а сегодня получается герои.

Барельеф-монумент группе Курмашева на площади 1 Мая в Казани


Однажды в Германии мне предложили встретиться с одним бабаем. Стало интересно, и я поинтересовался, кто он, откуда. «Да, мулла был. Наш, татарский. Служил у фашистов. После войны остался в Германии. Встретимся с ним?!»

Я отказался. Нечего героизировать тех, кто предал свою Родину. Такие предадут любого.

sntat

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here