Перепись-2021: главные вызовы для татарского мира

0
130

Общественный деятель Римзиль Валеев и политолог Руслан Айсин оценивают, к чему пришли татары за последнее десятилетие и как изменилось их гражданское сознание.

В этом году в России проведут Всероссийскую перепись населения. По международным стандартам, в государствах рекомендуется организовывать ее 1 раз в 10 лет. Более менее такой темп в России удаётся выдерживать. Последняя перепись населения в СССР была проведена в 1989 году. Следующая должна была быть в 1999 году, но из-за неблагоприятных экономических обстоятельства, было принято решение перенести перепись на 2002 год. Потом последовала перепись в 2010 году.

Каждая перепись для татар значит важное событие 10-летия. Именно во время этой процедуры, по результатам анализа данных можно сделать вывод, в каком состоянии пребывает в целом татарская нация в России, как поддерживаются связи между татарами из разных регионов страны, что происходит с их этнической и языковой идентичностью.

Общественный деятель и журналист Римзиль Валеев, а также политолог Руслан Айсин рассуждают, к каким вызовам татарам стоит готовиться.

– Сложно предсказать результаты предстоящей переписи. Это многослойная операция, поскольку здесь должны сойтись и социальные, и экономические показатели жизни общества. Что касается национальной позиции, то она наиболее зыбкая. Сами понимаете, в паспортах нет отметки национальность. Некоторые люди не могут сейчас самоопределиться с национальностью. Особенно это проблема для межнациональных семей, число которых растёт. Поэтому исход переписи зависит от воли родителей и от тех, кто организовывает на местах саму эту перепись населения. Возможно, что мы увидим некие устремления, чтобы достичь контрольные цифры по татарам предыдущей переписи от 2010 года, – считает Валеев.

По его словам, за прошедшие годы на татар могла повлиять и реальная демография, в том числе падение рождаемости. Вина этому демографическая яма, которая сейчас до нас доносится из 90-ых годов. Также наблюдаем и исход людей заграницу. Есть тренд на малодетность семей, тренд на избегание брачных отношений.

– Но в тоже время мы наблюдаем увеличение продолжительности жизни. Думаю, это позволит несколько нам компенсировать теряемую часть населения. Но боюсь, что случившаяся пандемия ещё подкорректирует этот параметр продолжительности жизни. Скорее всего, примерные пропорции прошлой переписи будут выдержаны. Будет небольшое снижение, – предполагает Валеев.

Собеседник обращается к некоторым регионам, где компактно проживают татары.

– Скажем, если взять Московскую область, то она стабильно даёт высокие показатели. Потому что Москва и Московская область стягивает на себя экономику, финансы страны. Татары и Волго-Уральского региона охотно туда едут, переезжают. Стабильно-высокие цифры может дать Ханты-Мансийский автономный округ. Ямало-Ненецкий автономный округ. Правда там в последние годы стала развиваться идентичность «сибиряки», хотя у них прописка либо в Татарстане, либо в Башкортостане. Основные татарские регионы, типа Ульяновская область, Оренбургская – там довольно высокая рождаемость сохраняется. А вот, например, Дальний Восток, там происходит исход населения. в последней переписи в 2010 году в Магадане численность татар уменьшилась в 5-6 раз, – указывает общественный деятель.

Многое, конечно, будет зависеть от администраций, от местных органов власти. Если они реально захотят посчитать татар, то цифры будут высокими, даже выше по сравнению с предыдущими результатами переписи. Так было в 1989 году. По словам собеседника, тогда была относительная демократия, особого подавления личности при Горбачеве не было. Поэтому практически во всех регионах татары дали прибавление в численности.

– В переписи 2002 года административный ресурс некоторые данные по татарам уже подправил. В основном это смешанные семьи, которые можно записывать и туда, и сюда. Сейчас органы власти и государственная бюрократия усилились. Информационная среда, интернет за собой определённую свободу мышления, конечно, имеют. В тоже время видны тенденции переписать татар в ногайцы, сибирскими татарами, башкирами. Это значит, что мечту об отстранении татар со второй позиции по численности народа в России не забыли. Татар не так просто скинуть со второй позиции на самом деле. Я думаю, что татары останутся вторыми по численности, – говорит Валеев.

За последние 10 лет продолжалась урбанизация, усиливался этнический нигилизм, у молодёжи. Следующее десятилетие для татар будет ещё сложнее. Продолжатся демографические процессы, исход населения за рубеж, миграция. У татар этот процесс будет сопоставим с общероссийскими цифрами. Но Валеев не исключает вероятность, что будет действовать фактор татарской семьи, высокой рождаемости, трезвость продлит здоровый образ жизни.

Но будет происходить и естественная ассимиляция. Она и в прошлом десятилетии была.

– Мы это видим на примере смешанных семей. Так как татары всё больше и больше перебираются в города, значит с точки зрения смешанных семей они будут более уязвимыми, чем другие народы России, например, южные, кавказские. В следующем десятилетии мы также продолжим видеть и искусственную ассимиляцию в виде фальсификации переписей, агитации, пропаганды и так далее, – считает Валеев.

А вот политолог Руслан Айсин высказывает точку зрения, что за прошедшие с последней переписи 10 лет татары очень сильно изменились качественно и структурно. Стали более гражданско зрелыми. 

– Мы прошли этот путь по направлению становления общетатарской гражданской нации. Может мы придём к общеполитический татарской нации. Для нас этот путь в целом сложен, тернист, было много проблем. Понятно, что татарский мир очень большой, он не равномерен, где-то есть глубинные проблемы, где-то – не очень. В целом мы говорим о Волго-Уральском регионе, где есть компактное проживание татар, сильное влияние Татарстана. Это всё способствует тому, чтобы татары консолидировались, и имели ресурсы и возможности для реализации своих культурных запросов, – сказал он.

По словам Айсина, есть также отдельные ойкумены, где проживают татары. Это Сибирь, Центральная Азия, Украина. Там, к сожалению, после 2014 года просто забыли о татарах. Хотя там живёт большой массив именно казанских татар и крымских татар. Что же с ними происходит? А они часть большого татарского мира и должны взаимодействовать с другими татарами, прежде всего, с российскими.

– Сейчас очень необходима общая картина татарской жизни, татарских проблем. Нужно как-то каталогизировать эти проблемы, описать их, сделать их регистр. Здесь, конечно, встаёт вопрос о Стратегии татарского народа, которая в этом году были принята как рамочная Конвенция. До полноценной Стратегии она, безусловно, не дотягивает. Но это уже заявка на то, что татары как зрелая нация хочет двигаться стратегически и системно. Татарская интеллектуальная элита и политическая элита Татарстана обратили внимание на этот запрос стратегии. Двигаться хаотично – это обрекать себя на какие-то такие неожиданности, которые могут привести не очень хорошим результатам, – рассуждает собеседник.

Также Айсин обращает внимание на то, что комплексных выводов с последней переписи всё ещё не сделано. Есть небольшая группа наших ученых, тот же казанский историк Дамир Исхаков, который участвовал в переписях 2002 года, в 2010 году. Он знает динамику, подводные камни при проведении переписи, он знает внутренние механизмы этой процедуры.

– Мы видим, что оказывается переписные кампании для нас – большие проблемы. Потому что тут же возникают как черти из табакерки какие-то силы, которые хотят разделить единые татарский народ. Эти силы вбрасывают провокации, науськивают какие-то другие горячие головы, маргинальные силы, чтобы какие-то локальные группы откололись от татар. Противопоставляются одни субэтнические группы другим. Это всё вызывает у нас большие вопросы. Что вообще у нас происходит в государстве, когда у нас есть силы, которые действуют на раскол других наций? Это к вопросу о том, что татары всегда должны быть начеку, всегда они должны доказывать не только себе, но и внешним игрокам и персонажам, что они единый народ, что они имеют право, такое же, как и русский народ, на развитие своей идентичности, самобытности, культуры и языка, – перечислил Айсин. 

Собеседник сетует, что такой запрос у татар почему-то воспринимается как политический месседж, как политический демарш. Это, конечно, же не так, потому что татары по своей сути являются становым хребтом в России. И вот как раз они и заинтересованы, чтобы в стране процветала правовая система, демократические ценности, чтобы все имели возможности для развития.

– Эта переписная кампания для татар будет более организованной, потому что за нашими плечами уже есть опыт предыдущих переписных кампаний. Уже заблаговременно было понятно, что будут отдельные проблемы и по этим проблемам точечно будут работать. Поэтому татарский интеллектуальный мир, татарский интеллектуальный истеблишмент заранее подготовился и информационно, и идеологически. Чтобы выстроить полноценную стратегию, оборону, нужны ресурсы – информационные, организационные, в том числе и финансовые. Важно, чтобы весь татарский мир между собой взаимодействовал очень четко и в едином темпе, – подытожил Айсин.

Ильнур Ярхамов

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here