“Почему родной язык — русский? У нас уже есть русский”. В двух самарских школах дети посещают факультатив по татарскому языку

0
113
Татарская группа в школе микрорайона Юг-1 в Самаре

29 ноября исполняется четыре года, как Госсовет Татарстана проголосовал за учебные планы, предложенные Минобрнауки РФ о преподавании татарского. С 2017 года татарский в Татарстане преподается не больше двух часов в неделю и по заявлению родителей. За четыре года произошло немало изменений в сфере преподавания татарского в Татарстане и за его пределами. В Самаре татарский теперь изучают в двух общеобразовательных школах. Пока — в рамках внеурочной деятельности, однако авторы инициативы надеются, что в итоге татарский в качестве варианта предмета “родной язык” удастся ввести в основную программу. О том, что уже удалось реализовать, а что только предстоит сделать — в материале “Idel.Реалии”.

МАМА, КОТОРОЙ БЫЛО НЕ ВСЁ РАВНО

Создание условий для обучения детей татарскому языку в МБОУ школа №7 имени героя РФ М.Т. Калашникова Самары (микрорайон Крутые ключи) началось с инициативы одной многодетной мамы. Гульназ Хасаншина, детям которой сейчас 6, 10 и 14 лет, около двух лет назад плотно занялась вопросом, можно ли сделать так, чтобы её две дочери и сын не только разговаривали на татарском языке дома, но и изучали его в школе. В скором времени появились и другие активные родители, желающие, чтобы их дети не забывали свои корни.

— Если даже мы говорим на татарском языке дома, письменность и грамматику невозможно преподавать так. Нужен учитель, сама я троих детей обучать не могу. Сначала мы хотели пойти в школу “Яктылык”, но нам тяжело и далеко туда ездить, — рассказывает Хасаншина.

Пообщавшись с родителями, Хасаншина насчитала 30 детей, родители которых поддерживали её инициативу. Получился целый класс. С этим она пришла в Дом дружбы народов и рассказала о проблеме изучения татарского языка. В тот же день проходило собрание общественников и активистов.

— После собрания я стала искать пути решения вопроса, хотела выйти на результат. Родители обещали поддержать и поддержали. Я даже ночами не спала, настолько было интересно! Укладывала детей, а сама искала, как бы решить нам эту проблему, — делится эмоциями Хасаншина.

Женщина обращалась в Самарскую городскую татарскую национально-культурную автономию, Самарскую областную татарскую национально-культурную автономию. Общественники встречались с директором школы Галиной Путинцевой, однако тогда никаких договорённостей достичь не удалось. После череды писем в разные инстанции история, наконец, сдвинулась с мёртвой точки. Хасаншина дошла до Самарской региональной творческой общественной организации “Дуслык”.

— Гульназ — очень хорошая женщина и замечательная мать. Она не только воспитала своих детей хорошо, но и стала той, кто торопила и мотивировала нас. Говорила: у меня дети сейчас учатся, мне нужно сейчас! — рассказывает вице-президент СРТОО “Дуслык” Минахмет Халлиулов.

В начале 2020-2021 учебного года детям в школе №7 раздали заявления на изучение русского языка в качестве родного. “Что это такое, почему родной язык — русский? У нас уже есть русский! Почему мы не можем написать свой родной язык?” — возмутилась Гульназ Хасаншина. За юридической консультацией по этому вопросу многодетная мама обратилась в “Дуслык”.

ПРЕДМЕТ “РОДНОЙ ЯЗЫК”

Изучая возможности введения татарского языка в школьную программу за пределами национальной республики, юристы общественной организации “Дуслык” обратили внимание на принятые в 2018 году поправки к федеральному закону “Об образовании в РФ”. По ним появился предмет “родной язык”, который предполагает изучение по выбору любого языка из числа языков народов России (в том числе — русского). В большинстве школ детям и их родителям выбора фактически не дают, прописывая в заявлениях государственный русский язык.

Президент СРТОО “Дуслык” (“Дружба”) Фахрутдин Канюкаев дал поручение работавшему на тот момент главным редактором сайта tatar-duslyk.ru Искандару Саитову съездить в школу №7, встретиться с руководством и постараться найти пути решения данной проблемы.

— Меня пригласил к себе Канюкаев. Сказал, что обратились родители с Крутых ключей, попросил съездить пообщаться с директором, и если руководство всё-таки будет категорически против — уточнить, что дети по закону имеют право на занятие родным татарским языком. Я предложил Фахрутдину Бадретдиновичу постараться найти решение, не апеллируя к закону и правам, то есть полюбовно, на что он мне ответил: ну, решай. Созвонившись с Гульназ Хасаншиной, мы вместе пошли к директору на прием. При нашей беседе я ни разу не употреблял слова “закон”. Просто сказал: помогите нам, народу, являющемуся вторым по численности в Российской Федерации, сохранить наш родной, богатый и мелодичный язык. Ни в одном другом языке нет такого понятия “моң” (непереводимое свойство татарского пения, называемое “моң” — “Idel.Реалии”), а у нас, татар есть. Наверное, мое обращение прозвучало убедительно, на что директор школы сказала: хорошо, давайте попробуем что-то придумать, — поясняет Саитов.

Халиуллов делится результатами этой встречи.

— Руководитель, директор, завуч школы пошли навстречу. Мы понимаем прекрасно, если люди не захотят, чтобы дети занимались изучением родного языка, они скажут: нет учителя, нет соответствующей литературы. Ещё на что-то сошлются. Причины всегда можно найти, но тут в школе нам пошли навстречу, — рассказывает Халиуллов.

КВАЛИФИКАЦИЯ ПЕДАГОГА

В настоящее время татарский язык в школе №7, как и в Южном городе, преподается факультативно, однако, по словам Халиуллова, есть некая принципиальная договоренность, что с нового учебного года его уже включат в основную программу. В общей сложности дети будут заниматься по восемь часов в месяц или два урока в неделю.

В процессе реализации инициативы родители и общественники столкнулись с несколькими серьезными проблемами. Первая касается квалификации педагога. Так, изначально преподавать язык в школу №7 пригласили преподавателя с необходимой квалификацией. Какое-то время она вела занятия, однако позже, к концу 2020-2021 учебного года, отказалась от этой работы.

В этом 2021-2022 учебном, уже работая заместителем председателя правления Самарской областной татарской национально-культурной автономии (СОТНКА) по вопросам культуры и языка, Искандар Саитов по просьбе родителей нашёл другого педагога — она только в этом учебном году устроилась в школу учителем начальных классов. Татарка, родом из татарского села, носитель языка. Из-за отсутствия у неё квалификации “учитель татарского языка”, предмет не смогли добавить в школьную программу.

Педагогу предстоит пройти профессиональную переподготовку, таким образом, полноценное включение татарского как родного языка в программу школы №7 может состоятся не ранее, чем в 2022-2023 учебном году.

— Во время визита в Самару руководителя исполкома Всемирного конгресса татар Даниса Шакирова мы выяснили, что в Минобре Татарстана есть специальные онлайн-курсы повышения квалификации. Конгресс обещал, что окажет максимальное содействие, чтобы педагог отучилась и получила квалификацию, — рассказывает Минахмет Халиуллов.

“Idel.Реалии” направили запрос в конгресс, однако там не ответили ко времени публикации данной статьи.

КНИГИ И КОВИД

Другая большая проблема — нехватка необходимой литературы. В настоящее время ни в школе №7, ни в Южном городе нет всей необходимой литературы. Со слов Искандара Саитова, Всемирный Конгресс татар обещал снабдить педагогов и детей учебниками Хайдаровой “Интересный татарский язык”, одобренными федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОС), но до сих пор проблема остается открытой. Саитов также утверждает, что рабочие тетради и учебные пособия для учителей ему пришлось лично искать в Казани на средства Халиуллова.

К настоящему моменту в распоряжении учащихся школы №7 есть Әлифба (татарский букварь). Также Всемирный конгресс татар предоставил порядка 200 книг, среди которых, правда, нет основных учебников по программе 1-3 классов школы. В основном это художественная литература.

Кроме этого, в организацию учебного процесса вносит свои сложности пандемия коронавируса. В качестве противоэпидемической меры действует правило, согласно которому за каждым классом закреплен свой кабинет, чтобы дети меньше перемещались и взаимодействовали друг с другом. Но в классе татарского языка обучаются дети разных возрастов и из разных классов. В связи с этим в учебном процессе пришлось сделать перерыв: учащиеся и учительница ждут, пока ограничение на смешивание классов снимут.

ЮЖНЫЙ ГОРОД

После того, как в школе №7 процесс преподавания татарского языка в формате факультатива был запущен, Искандар Саитов предложил Фахрутдину Канюкаеву попробовать ввести аналогичные занятия в одной из школ образовательного центра “Южный город”.

— Я сказал ему, что есть ещё одна большая школа в Южном городе, и там было бы неплохо тоже поднять вопрос изучения татарского языка, тем более, что педагог там уже был. Канюкаев сказал, что нужно сначала полностью запустить процесс в школе №7. Но я всё-таки решил параллельно начать работать с ОЦ “Южный город”. Встретились мы с Владимиром Михайловичем Кильдюшкиным. Полтора часа общались, долго обсуждали эту тему и решили: почему бы не попробовать? Я довёл до Канюкаева, что Южный город согласен. Фахрутдин Бадретдинович встретился с директором, но на этом всё и закончилось. Позже на базе ОЦ “Южный город” был проведен конкурс, посвященный творчеству татарских поэтов Габдуллы Тукая и Мусы Джалиля, юбилеи которых широко отмечались по всей стране в этом году. Сейчас проходит ещё один онлайн-конкурс “В мире поэзии” (“Шигърият дөньясында”), в котором ученики из Южного города принимают активное участие — подано более 40 заявок, — рассказывает Саитов.

В настоящее время на базе образовательного центра в микрорайоне Южный город-1 продолжают проводиться факультативные занятия по татарскому языку. В школе в ЮГ-2 внеурочных часов на проведение аналогичных занятий пока не хватает.

“ЯКТЫЛЫК” И ДРУГИЕ ШКОЛЫ

К сегодняшнему дню татары остаются единственной национальной группой (помимо русских) в Самарской области, которая пытается реализовать право детей изучать родной язык. Связано это, прежде всего, с численностью.

— Нужно понимать, как это работает. Мы не можем лезть с этим в каждую школу, потому что требовать от всех исполнения права на изучение родного языка невозможно. В школе №7 обучается более трёх тысяч детей, и к моменту, когда инициативная группа собирала заявки на обучение, таких набралось более ста. Если мы зайдем в школу, где всего двести учеников, там просто не наберется класс, — рассказывает Халиуллов.

Других народов — чувашей, марийцев, эрзян и мокшан — в Самаре и того меньше.

Если национальным организациям в конечном счёте удастся ввести татарский язык в нескольких школах в основную программу, предмет будет отражён в аттестате. Однако амбиций организовывать выпускные экзамены, вроде ЕГЭ по татарскому, у общественников нет — по их словам, для подобных форм проверки знаний существуют школы с углубленным изучением отдельных предметов.

— В Самаре есть уникальная школа — “Яктылык”, там на протяжении многих лет изучают татарский язык на литературном уровне, на уровне творчества наших великих поэтов Мусы Джалиля и Габдуллы Тукая, проводят олимпиады. На основании этого определяется, насколько дети готовы поступать в Казань для дальнейшего изучения литературного татарского языка, если есть такое желание. У занятий родным языком в непрофильных школах задача другая, — поясняет Халиуллов.

В настоящее время школа “Яктылык” перегружена: при вместимости в 440 учеников там числятся 650 детей. В свою очередь, введение татарского языка в качестве родного в крупных общеобразовательных школах Самары позволит детям регулярно изучать татарский пусть не на литературном, но по крайней мере на бытовом уровне за пределами единственной татарской школы региона.

КАТЕРИНА МАЯКОВСКАЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here