Рафаэль Хакимов: «Сегодня нужны модели умных деревень – «Смарт-аул»

0
51

Если в стране даже сознание людей «централизовано», и все думают, что их судьба зависит от «царя-батюшки», как можно выстроить самоуправление?

Президент России Владимир Путин на этой неделе лестно отозвался о местном самоуправлении в Татарстане. По его словам, «с самого начала еще Минтимер Шарипович там отстаивал тогда оригинальную, казалось, точку зрения. Но во многом он оказался прав, мы к этому частично и возвращаемся». В очередной своей статье, специально подготовленной для «БИЗНЕС Online», вице-президент академии наук РТ Рафаэль Хакимов развивает эту тему. Он считает, что практикуемый сейчас в России подход к централизации всего и вся приводит лишь к перекачке финансовых ресурсов из регионов в Москву, в результате чего коррупция растет, а возможности регионов сокращаются. По мнению академика, самоуправление не нуждается ни в том, ни в другом, ему нужны самостоятельные граждане, чувствующие ответственность за судьбу территории и имеющие возможность обеспечивать лучшую жизнь.

ТЕМУ САМОУПРАВЛЕНИЯ РАЗЫГРЫВАЛИ В ПЕРИОД «ПАРАДА СУВЕРЕНИТЕТОВ»

В России все важные вопросы начинают обсуждать с достижений спорта. Поэтому и к самоуправлению подходят через хоккей. Так, видимо, проще найти общий язык.

Истоки многих сегодняшних достижений Татарстана, которые на слуху у всей России, нередко уходят корнями в бурные 90-е годы. Тему самоуправления, выражаясь спортивным термином, разыгрывали в период «парада суверенитетов». Центр, насаждая самоуправление, преследовал цель не столько укрепления гражданского общества, сколько ослабления суверенитета субъектов. Татарстан шел своим путем и не проиграл, хотя заработал немало шишек.

Самоуправление обычно рассматривают с точки зрения законодательства, разграничения полномочий и финансирования. Однако эту тему нельзя отрывать от процессов федерализации страны, экономического развития и характера мышления руководителей.

В любом федеративном государстве вопросы самоуправления — компетенция субъекта. В России же все пытаются централизовать, мол, для лучшего контроля над регионами, борьбы с коррупцией, нецелевым использованием средств, местничества. Одно время в Татарстане судей назначали указом президента РФ. Как-то в Москве замешкались, и пока решение о назначении судей пришло в Казань, один из судей покинул этот бренный мир, а президент страны, оказывается, не был в курсе. В чем тогда смысл централизации? Видимо, в перекачке финансовых ресурсов из регионов в Москву, в результате чего коррупция только растет, а возможности регионов из года в год сокращаются.

Сосредоточение полномочий в одних руках вовсе не означает повышение управляемости. Даже в Татарстане, пока мост через Каму не построили, не было надлежащего контроля над районами. А как контролировать из Москвы жизнь в сибирской тайге? Там в некоторых населенных пунктах нет даже милиционера, а доехать до них можно, когда реки открываются летом. Любую идею можно довести до абсурда, если забыть, ради чего нужна централизация власти, в чем смысл федерализации и самоуправления.

МУНИЦИПАЛИТЕТЫ СТАНОВЯТСЯ ПРОСИТЕЛЯМИ, «НАХЛЕБНИКАМИ»

Для перехода к реальному самоуправлению важен общий контекст, а не только законодательство. Когда экономическая политика ориентируется на укрепление сырьевой составляющей, тогда федеральному центру мелкий налогоплательщик становится неинтересен, он не озабочен расширением налоговой базы на местах. Судьба муниципалитетов оказывается зависящей от дотаций субъекта и федерального центра, они становятся просителями, «нахлебниками». В такой ситуации пирамида власти переворачивается основанием наверх. Конечно, и в такой позиции можно балансировать, однако зависимость от конъюнктуры сырьевого рынка — не лучшая стратегия для страны. Для стабильности лучше опираться на органы самоуправления и самостоятельные субъекты. Прочная власть подобна могучему дубу с сильной корневой системой, крепким стволом и цветущей кроной.

«Владимир Путин правильно говорит, что полномочия надо передавать вместе с финансированием» (Путин в Казани на праздновании 1000-летия города)
«Владимир Путин правильно говорит, что полномочия надо передавать вместе с финансированием» (Путин в Казани на праздновании 1000-летия города)

Владимир Путин правильно говорит, что полномочия надо передавать вместе с финансированием. Так ведь и субъектам надо передавать полномочия с деньгами, а не только ответственность без финансирования. По бюджетному кодексу РФ, который заморожен, деньги должны делиться по принципу 50 на 50%. В реальности звучат совсем другие цифры. Самоуправление, конечно, не является элементом государственной структуры, но оно составляет единый организм с субъектом федерации. Без финансового обеспечения субъекта невозможно выстроить инфраструктуру для ведения малого и крупного бизнеса в республике, а значит и у органов самоуправления не будет налоговой базы.

ПРО МИНТИМЕРА ШАЙМИЕВА ГОВОРИЛИ, ЧТО ОН УСТАНОВИЛ «ВЕРТИКАЛЬ ВЛАСТИ»

В Татарстане самоуправление строилось, исходя из реальных возможностей районов, их способности выполнять возложенные полномочия. Про Минтимера Шаймиева говорили, что он установил «вертикаль власти», он, мол, противник демократии и рыночных отношений. На самом деле он всегда был реалистом. Если в деревне отсутствует газ, вода в доме, хорошая телефонная связь, интернет и современное телевещание, то о какой цивилизации может идти речь? На какое самоуправление там можно рассчитывать? Видимо, на натуральное хозяйство в крестьянской общине. Президент, фигурально выражаясь, должен ходить по земле с тем, чтобы понимать людей, без чего немыслимо самоуправление.

Перестройка подняла волну демократии, которая хотела за 500 дней (программа Явлинского) переделать страну: перейти к рыночной экономике, ликвидировать колхозы, ввести самоуправление, оборонку перевести на мирные рельсы, создать многопартийность и т.д. Это была чистая утопия конструктивистов, убежденных, что хорошую идею можно реализовать с помощью сильной власти. За 500 дней невозможно было объяснить ни народу, ни руководителям, что означает сама программа «500 дней». Разработчики этой программы сидели в Гарварде (мне довелось с ними пообщаться), а в Бостоне, должен сказать, отличные дороги, прекрасная банковская система, на улице толпятся нобелевские лауреаты, а у содружества Массачусетс (так называется штат) полномочий столько, что Татарстану такой суверенитет и не снился.

С тем, чтобы ускорить переход к рынку и демократии в России ввели «шоковую терапию». За образец взяли удачный опыт Польши. Но в Польше практически не было колхозов, земля в основном была в частных руках даже при социализме. В СССР о частной собственности знали по книжкам, причем частник считался мироедом, а спекулянт — уголовником. В результате «шока» приватизация стала не терапией, а просто разграблением социалистической собственности. Помню, в одном районе республики глава приватизировал заводик, а импортное оборудование вместо его эксплуатации сдал на металлолом, на вырученные деньги построил коттедж. Этот пример не был исключительным, он отражает массовое поведение в те годы. Благодаря «шоковой терапии» ликвидировали многие отрасли, колхозы, а финансовую систему довели до дефолта. Именно в это время я встречался в Зальцбурге с канцлером Австрии Враницким, который заметил, что вместо «шоковой терапии» лучше бы построили автобан «Берлин-Москва».

Дома, построенные по программе ликвидации ветхого жилья
Дома, построенные по программе ликвидации ветхого жилья

САМА ПО СЕБЕ ДЕМОКРАТИЯ НЕ МОЖЕТ ПОСТРОИТЬ ДОРОГИ ИЛИ СОВРЕМЕННОЕ ЖИЛЬЕ

В Татарстане избрали другой путь — политику мягкого вхождения в рынок. Республика пошла своим путем не потому, что руководство было против демократии, рынка и самоуправления, а в силу желания сохранить пристойный уровень жизни. Сама по себе демократия не может построить дороги или современное жилье. Один из кандидатов в депутаты парламента Татарстана пообещал ликвидировать трущобы. Замечательно! Народ обрадовался, поверил и избрал его депутатом. Так ведь и власть не была против. Весь вопрос состоял в том, как это сделать. Благодаря суверенитету в Татарстане ввели 1% налога на прибыль, за что нас по всей стране осуждали, как душителей бизнеса. Этот 1% помог провести в жизнь программу ликвидации ветхого жилья, что, в свою очередь, как «маленький мотор» включило «большой мотор» всей экономики республики. Москва всеми правдами и неправдами запретила взимать 1%. Но мы успели завершить программу. Кто от этого пострадал? Федеральный бюджет? Нет. Он получил прибавку за счет оживления экономики республики. Бизнесмены? Но они заработали на реализации этой программы. Население республики? Нисколько, более 300 тыс. человек получили новые квартиры и стали горячими сторонниками самостоятельности республики.

Если бы не ликвидировали ветхое жилье, мы бы имели органы самоуправления, представленные людьми из трущоб, озабоченных отсутствием квартир, не знающих, как провести капитальный ремонт, а их дети не имели бы своих комнат с тем, чтобы нормально учиться в школе и университете. Каким бы в этом случае выглядел центр Казани? Туда бы ни один турист не заходил. Депрессивный муниципалитет может упиваться уровнем демократии, но людям, прежде всего, нужно нормально жить и иметь средства к существованию. Из бомжей не выстроить либеральную демократию.

В противовес Татарстану в Нижнем Новгороде, других областях начали показывать преимущества демократии. Ликвидировали колхозы, учредили передовые модели самоуправления. В результате фермерство не смогло наладить товарное производство, с трудом кормило себя. Из-за рубежа начали завозить дешевые продукты питания. Тем самым подорвали экономическую базу самоуправления на селе. Чем же закончилась эта эпопея? Постепенно поля в Нижегородской области заросли подлеском…

Если в стране не только структура управления, но и сознание людей «централизованы» как можно выстроить самоуправление?»
Если в стране не только структура управления, но и сознание людей «централизованы», как можно выстроить самоуправление?»

ЕСЛИ ВСЕ ДУМАЮТ, ЧТО ИХ СУДЬБА ЗАВИСИТ ОТ «ЦАРЯ-БАТЮШКИ», КАК МОЖНО ВЫСТРОИТЬ САМОУПРАВЛЕНИЕ?

Нет абстрактной модели самоуправления, и, к сожалению, самый хороший опыт невозможно непосредственно перенести на российскую почву. Европейская Хартия самоуправления, принятая Россией, «срисована» с муниципалитета Берна. Будучи в министерстве юстиции Швейцарии, я обратил внимание, что федеральное правительство охраняется муниципальной полицией. В ее дела «федералы» не имеют права вмешиваться, ибо городские полицейские лучше знают местную обстановку. У нас же каждый постовой считает себя «федералом». Если в стране не только структура управления, но и сознание людей «централизованы», и все думают, что их судьба зависит от «царя-батюшки», как можно выстроить самоуправление? Самоуправление не сводится к перечислению полномочий, это степень ответственности за местные дела, грубо говоря, «суверенитет» в рамках своих полномочий на своем рабочем месте. Суверенитет, как бы его ни ругали, это самостоятельное мышление, с которым выросло целое поколение молодых людей, готовых управлять на современном уровне. Идея суверенитета жива, просто она сейчас формулируется в экономических терминах. Без носителей нового самостоятельного мышления не появится ответственность, а значит и эффективное самоуправление.

В бюджете Берна на первом месте стоят расходы на образование. Их первый вопрос ко мне был связан именно с финансированием образования. Когда они узнали, что у нас образованием ведает Москва, они стали убеждать, что это громадная ошибка, нельзя, мол, передавать эти полномочия центру, это исключительное дело местных органов. Люди воспитываются и получают навыки с учетом местных особенностей, значит, и система образования должна быть привязана к Татарстану, Уралу, Сибири и т.д. Трудно угнаться за Берном. Трудно сравнивать нашу ситуацию со швейцарской, ведь коммуна Берна обладает даже собственным гражданством, наряду со швейцарским и кантональным.

Татарстанская модель самоуправления появилась не из тиши гарвардских кабинетов и не навеяна красотой вылизанных переулков Берна. Легко сказать: мы даем муниципалитету свободу, а вы уж сами зарабатывайте, как можете. Самоуправление в Татарстане работает не только потому, что отыскали удачную модель, но одновременно создавали условия для экономического развития. Условия для самоуправления появляются вместе с развитой инфраструктурой. Не может территория жить натуральным хозяйством, а современный бизнес требует развитых средств коммуникации. Основы инфраструктуры республики закладывались в самые трудные 90-е годы, когда была выработана собственная политика, а экономическая отдача ощущается только сегодня. Насколько это важно теперь поняли многие. Смысл слов Враницкого только теперь, через четверть века, дошел до общественного сознания. Уже идет речь о строительстве скоростной магистрали Москва – Казань, строится транспортный коридор Европа – Западный Китай, расширяются дороги в республике. Значит, будет развиваться экономика, а вместе с ней и налоговая база для муниципалитетов.

«Наше мышление ориентировано на то, что деревня должна заниматься только агропромышленным сектором»
«Наше мышление ориентировано на то, что деревня должна заниматься только агропромышленным сектором»

РОССИЙСКОЕ СОЗНАНИЕ КИДАЕТСЯ ИЗ КРАЙНОСТИ В КРАЙНОСТЬ: ИЛИ АРМЕЙСКОЕ КОМАНДОВАНИЕ, ИЛИ КАЗАЧЬЯ ВОЛЬНИЦА

Трудно найти страну, где бы существовали столь противоречивые тенденции, как в России. Они наложили отпечаток на характер мышления населения и руководителей. В России, с одной стороны, всегда довлела крепостная зависимость, с другой — стремление к самостийности, вотчинам, анархической вольнице. Время от времени центральная власть закручивала гайки, на что крестьянство отвечало бегством на Дон, Волгу, в степь, «украйны» страны. Начиналась казацкая вольница с разбойными нападениями, после чего наступала смута. Все это с вариациями повторялось из века в век. Земства, возникшие в России к началу ХХ столетия, так и не успели стать институтом гражданского общества. Пришла революционная пора с выборными советами, но и им не суждено было стать органами самоуправления. Сталин вернул крепостное право, создав колхозы и заменив избранные советы партийной структурой под руководством ЦК ВКП(б). Исторически сформированное российское сознание кидается из крайности в крайность: или давай армейское командование на всех уровнях, или же казачью вольницу. Самоуправление не нуждается ни в том, ни в другом, ему нужны самостоятельные граждане, чувствующие ответственность за судьбу территории и имеющие возможность обеспечивать лучшую жизнь.

Крупные города почувствовали свою мощь и выстраивают экономические агломерации вокруг Казани, Набережных Челнов и Альметьевска. Их возможности растут с каждым днем. Они занимаются повышением своей инвестиционной привлекательности, для чего подключают брендинг, туристический бизнес, конференции, интернет и т.д. В этой гонке село все больше отстает, в результате кое-кто стал его рассматривать как обузу. А тут еще появились разные «Вамины», вернувшие в деревню элементы крепостного права. Экономисты утверждают, что сельское население избыточно, предсказывая его значительное сокращение. Видимо, это так, но, к сожалению, сокращение сельчан ведет к их старению. Молодежь уезжает в город, и скоро страну кормить будет некому.

Деревня — не только производитель хлеба, молока и мяса, это еще культура, обустроенность территории, экологические оазисы. Деревня, кроме всего прочего, это еще и микрокосм, в котором формируется личность, готовая к великим свершениям. Как бы ни превозносили город, но многие выдающиеся люди республики вышли именно из деревни, где, казалось бы, нет университетов. Но там, несмотря на все исторические перипетии, всегда было место для самоорганизации, а значит воспитания самостоятельной личности.

129452-(1).jpg
«Нужны модели умных деревень…» (проект реконструкции рыбацкой деревни на острове Хайнань (Китай)

Важно понять, что Татарстан стоит на земле в буквальном и фигуральном смысле. Это не значит, что село надо брать на прицеп, хотя без дотаций не обойтись. Надо изменить понимание места села в нашей жизни. В Татарстане стало модным строить IT-парки, «Смарт сити», Иннополисы. Это, по сути дела, новый тип умных городов. Село тоже нуждается в изменении парадигмы. Наше мышление ориентировано на то, что деревня должна заниматься только агропромышленным сектором. Из истории известно, что лучше всего выживали и развивались села с элементами свободы и диверсификацией своей деятельности, занимавшиеся торговлей и отходничеством. Сегодня невозможно селу выжить без многообразия форм деятельности, нужна модель умных деревень — «Смарт-аул».

http://www.business-gazeta.ru/article/105652/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here